Читать онлайн Много шума вокруг волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Много шума вокруг волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Ближе к вечеру спустя неделю после встречи с Ником и Джорджем Трев зашел в оранжерею и остановился перед холстом, над которым работала Люси, пока он занимался поместьем. Крупные мазки тусклого цвета скрывали живой карандашный рисунок, который он видел в последний раз. При более ярком освещении он должен быть виден, но днем здесь находилась художница, а Трев предпочитал держаться в стороне. Последнее время он так много думал об этой женщине, что сон бежал от него.
Тревельян поискал на холсте кошку или котят, но в этой смеси темных красок не рассмотрел даже очертаний собак. Наверное, он круглый дурак, если смог хоть на минуту заподозрить в невозмутимой и увлеченной своей живописью Люси Джонс коварную леди Люсинду Пембрук, которую так и не нашли нанятые им люди.
Как ей удалось незамеченной проникнуть в дилижанс, который отправился в Суссекс? Скорее всего на пристани ее ждал возлюбленный, с которым она и сбежала. И все-таки он должен найти ее и выяснить, почему дочь герцога изобразила его убийцей своего кузена. Эта история наверняка не обошлась без участия его мстительного деда. А прежде всего ему необходимо окончательно убедиться в том, что Люси Джонс не имеет никакого отношения к Люсинде Пембрук.
Он вернулся со свечой в холл, где его ожидал дворецкий.
– Добрый вечер, Джеймс. Леди пообедали?
Хорошо еще, что старые слуги помнили Трева. А с новыми горничными одни хлопоты – завидев его в коридоре, они испуганно исчезали в ближайшей комнате. Джеймс же выглядел таким же высокомерным, каким он знал его в юности, когда тот был еще молодым парнем и служил лакеем. Сейчас Трев воспринял этот взгляд как знак признания.
– Добрый вечер, милорд.
Трев хотел указать ему, что он неверно обратился к нему, но прикусил язык. Очевидно, Джеймс уже перенес свою преданность с Лоренса на человека, которого считал новым виконтом.
– Мисс Черити просила вас, если можно, зайти к ней перед тем, как она уснет, милорд.
Видимо, Джеймс взял на себя обязанности посыльного, поскольку горничные избегали общаться с Тревом.
– Непременно зайду к ней, когда поднимусь, – кивнул довольный Трев.
Сердце его дрогнуло, согретое чувством отцовства. Проведя полжизни в обществе грубых матросов, он сейчас с радостью ждал момента посидеть у детской кроватки и почитать ребенку книжку.
Что толку сейчас копаться в причинах такого резкого изменения своих вкусов? Почти двадцать лет он отчаянно тосковал по дому, и если единственным способом обрести его была роль непрошеного гостя, который нянчится с чужим ребенком, то спасибо и на этом. Поднявшись по лестнице, он постучал в детскую. Ему открыла полная седовласая женщина, встретившая его недоброжелательным взглядом.
– Мисс Черити уже легла спать, – холодно сообщила она.
Чтобы его устрашила какая-то мисс Плам?! Глядя поверх нее, он окликнул:
– Черити, ты еще не спишь?
– Нет, дядя Трев. Ты мне почитаешь? Папа подарил мне книжку про корабли, а мама не хочет ее читать.
Разве мог он отвергнуть такую просьбу! Трев яростно уставился на мисс Плам, и та поспешила ретироваться. Торжествуя, он прошел со свечой через классную комнату в спальню, которая когда-то была детской для него и Лоренса.
Кровать со столбиками, заменившую их спартанские ложа, украшали белые кружева. На полках вместо моделей лодок и кораблей красовались куклы. Но у малышки, которая сидела в подушках, были светлые волосы и голубые глаза Лоренса, и Трев ни в чем не мог ей отказать.
– Папа подарил тебе самую интересную в мире книжку! – сказал он, и девочка радостно засмеялась.
– Папа сказал, что у тебя есть вот такой корабль. – У нее на коленях лежала развернутая книжка, на которую падал светлый круг от свечи, и она указала на шхуну с поднятыми парусами. – А где он сейчас? Я могу на нем покататься?
– Как раз сейчас он возвращается в Лондон. – Трев и сам с нетерпением ожидал сообщения о прибытии «Подружки». Он буквально разрывался между желанием отправиться со своим экипажем на розыски Лоренса и необходимостью оставаться здесь, чтобы приглядывать за хозяйством. О кораблях и о поиске он знал куда больше, чем об овцах и фермах, но то было прошлое, а это – будущее. – Как-нибудь, если мама разрешит, я буду рад проводить тебя на его борт.
– Ни один из моих детей и ногой не ступит на корабль, – произнес от дверей слабый женский голос.
– Мама! – закричала Черити и протянула к ней руки. Не глядя на него, в комнату вошла маленькая виконтесса. В бархатном платье, волочившемся за ней по полу, и с забранными под чепчик волосами она сама выглядела не старше ребенка, если бы не выступающий вперед живот.
До сих пор леди Рочестер ни разу по своей воле не появлялась в его присутствии. Трев чувствовал себя подобно боевому испанскому галеону в гавани, полной мелких рыбацких плоскодонок.
– А папа обещал, что возьмет меня покататься в море, – обиженно сказала Черити, и у нее задрожали губки.
– Корабли слишком опасны. – Виконтесса наконец подняла на Трева обведенные глубокой тенью глаза. – Вы не делаете мне добра, напоминая ей о вещах, которые она не сможет иметь.
– Корабли не более опасны, чем лошади. Я потерял родителей, когда их карету понесли лошади, – с застарелой горечью произнес Трев. – Что ж, теперь прикажете обходить поместье пешком?
Мелинда отвела взгляд в сторону.
– Если бы это было в моих силах, я приказала бы вам уйти отсюда.
Трева больно ранили эти резкие слова, но он не имел права позволить этой измученной слабой женщине заставить его отказаться от своих намерений.
– Когда-то этот дом был моим, мадам. Вы также не делаете мне добра, напоминая о том, чего я не могу иметь.
Бросив ей в лицо ее же собственные слова, он стремительно вышел из комнаты, сбежал вниз и вылетел на улицу.


Синда зажгла в маленькой гостиной все лампы и при ярком веселом освещении рассматривала холст на мольберте. Работа над натюрмортами не очень ей нравилась, но нужно было унять каким-то образом беспокойство, охватывавшее ее по вечерам. Она тосковала по живому общению с сестрами, ей недоставало шума от бесконечно снующих по дому кузин, которые в изобилии предоставляли ей сюжеты для картин. Она скучала даже по выходам в театр или на концерты камерной музыки, которые вдохновляли ее, хотя и вынуждали на время оставить мольберт.
Она еще не привыкла к новой жизни, решила Синда, внимательно всматриваясь в кувшин с осенними цветами и сосновыми ветками на покрытом синей скатертью столе. В композиции чего-то недоставало, нужно будет что-нибудь придумать, но это потом. А сейчас ей хотелось следить, как из-под карандаша появляется новый рисунок. Процесс рисования подчас интересовал ее больше, чем результат.
Заманчиво было изобразить на холсте вздутый белый парус и синее море, но она устояла. У ее отца есть яхта, и раза два она каталась на ней, но эта яхта не соответствовала тому образу, который возник у нее в голове. Нужно держаться тех предметов, которые она знает, уж очень опасно давать волю воображению.
Синда нанесла фон для цветов, но ей не понравились краски и освещение. Здесь необходимы синие краски и солнечный свет.
Оставив холст сохнуть, девушка стала рыться в коробке с цветными мелками. Мелки предназначались для детей и дилетантов, но сегодня ей нестерпимо захотелось рисовать именно ими. Она набросала в альбоме несколько эскизов собак, играющих в саду. Может, потом она сможет перенести их на большой лист. Не гася лампы, Синда уселась на стул и увлеклась игрой красок. На рисунке уже появлялось синее небо, когда в дверь неожиданно постучали. Кто мог прийти к ней в такой час? Неужели что-нибудь случилось с Кристиной? Она отбросила альбом и поспешила открыть дверь. За ней стоял сэр Тревельян Рочестер, точнее, привалился к стене. Он покачнулся, удивленный тем, что ему открыли дверь, затем ухватился за косяк, чтобы не потерять равновесие.
– Могу я войти? – вежливо осведомился он.
Сегодня его волосы не были напудрены и напомажены. Выбившиеся из косички длинные черные пряди падали на шейный платок. Бакенбарды лишь слегка затеняли его резкие скулы, не скрывая белый шрам на щеке. Жабо повисло на одной пуговке, камзол и жилет, как обычно, были расстегнуты.
Выражение боли и одиночества в его глазах смутили девушку, она отступила назад и позволила ему войти.
– Здоровы ли Черити и леди Рочестер? – спросила Синда, выдержав паузу, за которую успела полностью осознать все неприличие своего поведения.
Женщине не пристало жить одной, без компаньонки, поэтому она и назвалась миссис Джонс. Художницам и вдовам дозволена свобода, недоступная светским леди.
– Леди упряма, непримирима и держит себя как королева, но, слава Богу, здорова. – Трев говорил вполне отчетливо. Войдя в комнату, он принялся разглядывать обстановку.
Коттедж казался Синде просторным, пока в нем не появился сэр Тревельян. Головой он касался балок на потолке, а падавшая от него тень закрыла ее стул. От него сильно пахло ромом, сандаловым деревом и особым, мужским, запахом. Не иначе как этот запах и подтолкнул ее к безумствам.
Она захлопнула альбом.
– Присаживайтесь, сэр. Принести вам кофе?
– Меня зовут Тревельян, а лучше обращайтесь ко мне – Трев. А то меня никто не хочет так называть! – Он уставился на ее стул, как будто забыл, как он здесь оказался. – А у вас есть кофе?
– Да, садитесь же. А я разожгу огонь.
Он не стал садиться, а, закинув руки за спину, начал рассматривать ее работу. Синде хотелось чувствовать себя умной светской женщиной, но вместо этого она казалась себе юной и растерянной девицей.
Ее кузина наняла в деревне женщину, которая дважды в день готовила еду и прибиралась в коттедже. А в остальном Синда управлялась со своим небольшим хозяйством самостоятельно. Будучи наблюдательной по природе, она многому научилась у горничных: умела правильно сложить дрова в камине и разжечь огонь, умела заваривать чай и варить шоколад, но предпочитала кофе. И когда Синда занялась этими уже ставшими привычными для нее хлопотами, то постепенно успокоилась.
Сэр Тревельян стремительно заметался по маленькой гостиной, и она снова испугалась. Уж не узнал ли он ее? Если и так, то по его лицу не было видно, что он намерен сегодня же с ней рассчитаться. И при нем не было шпаги. Все это внушало надежду, что ей нечего его бояться.
Синда видела, что он пьян и явно от чего-то страдает. Ей стало любопытно, от чего именно мог мучиться этот сильный человек. Через минуту она принесла на подносе посуду и сахарницу и поставила их на стол, отодвинув натюрморт. Трев изучал незаконченный эскиз, который Синда прикрепила к стене. Ей захотелось узнать, что он о нем думает.
– Сейчас принесу кофе. – Она вернулась на кухню, где начал закипать кофе. Почему ни один мужчина в Лондоне не привлекал ее так, как этот? Может быть, оттого что всю прошлую зиму она писала его портрет и теперь ей кажется, что она его хорошо знает?
Все это глупо. Она знала об этом мужчине не больше, чем о короле… даже меньше, поскольку отец частенько баловал домашних рассказами о царствующей особе.
Синда налила кофе в оловянный кофейник, найденный на чердаке дома герцога, и понесла его мужчине, дожидавшемуся ее в гостиной. Девушку одолевало любопытство по поводу его неожиданного визита.
– Сэр… Трев, прощу вас, присаживайтесь, а то вы так мечетесь, что я боюсь, как бы вы снова не подхватили меня и не унесли из дома на ночь глядя! – Придерживая полотенцем горячий кофейник, она ждала, пока он поймет, что в комнате один-единственный стул и ему придется его занять.
– Вот уж не думал, мадам, что вы можете чего-нибудь бояться. – Он отобрал у нее кофейник и кивнул Синде на диван.
Вот так просто он завладел ситуацией. Она раздраженно подобрала платье и уселась на краешек дивана.
– Если мне придется называть вас Тревом, тогда я – Люси, – чопорно поправила она. – Но только когда мы с вами наедине. Вы пришли сюда так поздно потому, что сочли меня храброй?
Он налил кофе в чашку и передал Синде.
– Я пришел сюда под воздействием паров алкоголя, желая наконец выяснить – враг вы мне или друг?
Наполнив свою чашку, он попробовал крепкий черный напиток.
– Насколько я понимаю, я вам не враг и не друг, – ответила Синда. – Я просто художница, приглашенная написать ваш фамильный дом. Несмотря на ваши устрашающие манеры, я пытаюсь быть вежливой. И буду и дальше держаться корректно, поскольку это вы платите мне за мое время и работу. Так уж устроен мир.
Его густые брови сошлись на переносице в одну линию.
– Вы выражаетесь, как мужчина.
Синда громко засмеялась:
– Благодарю вас. Моей матери это не понравилось бы, но я говорю очень похоже на нее. Мы с ней люди практичные. – Со странными и зачастую чудесными способностями, но об этом Синда не упомянула. Ей нравилось оставаться неузнанной. Дома ухаживавшие за ней молодые люди посматривали на нее с опасением, как будто она могла превратить их в лягушек. А ей хотелось знать, как они оценивают ее женские качества.
Лицо Трева разгладилось, и он понимающе кивнул:
– Про мою мать можно было бы сказать то же самое, она была… как бы поточнее выразиться… нечто среднее между бригантиной и шхуной. Она умела подчинять себе мужчин силой воли, а когда было нужно, могла незаметно проскользнуть мимо. Я и забыл про эту ее способность.
– Я предпочитаю неуловимость шхуны. Если вы не садитесь рядом, то, может, возьмете подушечку и присядете на табурет у камина? Здесь очень тесно, я не могу пройти, потому что вы закрыли мне выход из гавани.
Трев посмотрел на низкий табурет у камина, затем на удобный диван, на котором она восседала. Синда тут же пожалела о своих словах. Может, он и был пьян, но его взгляд остановился на ней с явным восхищением. Она не осмеливалась взглянуть, не выбилась ли из декольте ее косынка.
Старательно удерживая равновесие, Трев медленно опустился рядом с ней на диван, не расплескав ни капли кофе.
– Сейчас вы сорветесь и удерете, да?
Это было скорее грустное утверждение, чем иронический вопрос. Синда сделала несколько глотков кофе и лишь потом ответила вопросом на вопрос:
– А что, обычно женщины вас избегают?
– Нет, во всяком случае, до недавнего времени. Очевидно, англичанки слабее, чем мне казалось.
– Или вы огрубели, – возразила она. – Англичанки, как и любые другие женщины, предпочитают видеть приятные лица и чарующие улыбки.
– Ну, про леди Рочестер я бы этого не сказал, – мрачно заметил Трев. – Она предпочла бы видеть мою гибель, даже если бы я рассыпал перед ней перлы мудрости и бриллианты вежливости.
– Мелинда считает, что вы убили ее мужа и задумали выжить их с дочерью из поместья. Радуйтесь, что она вообще впустила вас в дом.
– Это как посмотреть. – Трев расслабился, откинулся на спинку дивана и вытянул перед собой длинные ноги. – На прошлой неделе я узнал, что море так и не выбросило на берег тело моего кузена. У него нет могилы.
Чувство, с которым он это сказал, заставило Синду внимательно посмотреть на него. Лицо Трева было невозмутимым, но он не отрываясь смотрел на свою чашку, словно ожидал от нее ответа.
– Простите, я не знала об этом, – смущенно пролепетала Синда. – Должно быть, ужасно вернуться домой и узнать такое.
Он пожал плечами:
– Видите ли, я его не убивал. Ужасно, когда все вокруг верят худшему в человеке из-за какой-то глупой картины.
Уж не играет ли он с ней? Знает ли он, что это она написала тот портрет? Или только подозревает?
Взволнованная его близостью, Синда еще больше занервничала и выпрямилась, стараясь, чтобы их тела не соприкасались. При всей своей невинности она не была невежественной. Тревельян буквально притягивал ее своей мужественностью, и она мысленно представляла себе его сильное тело, скрытое одеждой. Никакие рисунки в анатомическом альбоме не способны были передать мощь и чувственную игру мускулов живого человека.
– Возможно, это оттого что люди не улавливают разницы между капером и убийцей, – сдержанно заметила она и только потом спохватилась, что допустила бестактность.
– Но существует огромная разница между убийством людей на войне и убийством из зависти и корысти, – мрачно пробурчал Трев. – Я убивал только в тех случаях, когда приходилось спасать жизнь себе или своим людям. Король не просто так посвятил меня в рыцари!
– Вы хоть сознаете все неприличие этой темы?
– Да, и мне не следовало приходить к вам, да еще в такое время, – согласился он. – Мне уйти?
Синда знала, что необходимо выставить его за дверь. Он был пьян и чувствовал себя оскорбленным, потому что его ненавидела вдова кузена и потому что большинство соотечественников считали его убийцей. Потому что таким изобразила его она!
– Мы с вами принадлежим разным мирам и не можем быть друзьями, – справедливо заметила Синда.
– Сомневаюсь, чтобы вы или я принадлежали к тому миру, который признают другие. – Трев встал, забрал у нее чашку и поставил посуду на стол.
Она вздрогнула и допустила ошибку, взглянув на него. В его чёрных глазах горело неукротимое желание.
Он взял ее за руки и помог встать, и Синда не остановила его. Сила его рук парализовала ее волю.
– Вот единственный мир, который нам сейчас нужен, – пробормотал он.
Не успела она разобраться в потоке нахлынувших чувств, как Трев мягко завел ей руки за спину и привлек к себе так близко, что она почувствовала биение его сердца.
Затем он опустил голову, коснулся ее губ своими, и мир перестал для нее существовать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция



Милый роман. Очень интересен ГГ. Есть и детективная линия. Но ничего сверх интересного.Можно почитат на досуге.
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияВ.З..64г.
28.12.2012, 13.37





Насыщенный сюжет плюс паранормальные явления - напрягает немного. Читайте.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициялена
27.06.2013, 20.15





читайте 9 балов.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициятату
25.04.2016, 17.12





7/10
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияТ.Ж.
27.04.2016, 4.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100