Читать онлайн Много шума вокруг волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Много шума вокруг волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Пойманная врасплох, Синда пыталась высвободиться, но все ее усилия причиняли сэру Тревельяну не больше вреда, чем попытки мухи отлупить слона своими лапками. Он был такого высокого роста, что, когда оторвал ее от пола, она даже до уха ему не доставала.
Тревельян перехватил ее поудобнее. Мускулы у него были как из железа. Вцепившись ему в руку, она укусила его в плечо через тонкую ткань рубашки. Это научит его одеваться тщательнее, если уж он намерен улаживать споры с помощью грубой силы. Кто-то должен научить его хорошим манерам!
– Прекратите! – Трев бросил на нее яростный взгляд и продолжал тащить ее через оранжерею в коридор к передним помещениям дома.
Что ж, укус на него не подействовал. Нужно применить новую тактику!
– Я и сама могу идти, – произнесла Люсинда со всем доступным в таком положении достоинством.
– Вам следовало сделать это, когда у вас была такая возможность. Я не терплю непослушания.
– Непослушания! Да вы мне не хозяин! И не можете мне приказывать.
В просторном холле он опустил ее на пол. Она поспешно оправила юбки, исподтишка касаясь своего тела, где остались следы его горячих рук.
– Я плачу вам гонорар, а значит, имею над вами власть. – Доставив ее, куда требовалось, Трев одернул камзол и повелительно взглянул на Синду сверху вниз, как будто стоял на капитанском мостике своего корабля. Его темные глаза зловеще сверкали над выразительным шрамом.
– Мне платит леди, а не вы, – стараясь не замечать смущавшей ее льняной рубашки, сказала Синда.
– Ни у леди, ни у ее семьи нет ни единого пенни. Лоренс жил на доходы с земли и на деньги, которые получал от деда. Его душеприказчиком является граф, а он сейчас находится в коматозном состоянии. Так что, кроме моих, денег нет.
Синда собиралась поставить его на место, но, увидев его суровое лицо, умолкла. Она не любила ссориться, но вместе с тем впервые подверглась жестокому обращению со стороны чужого человека.
– Вы и слугам платите? – поинтересовалась она. Показалось ей или действительно его шрам едва заметно дернулся под ее внимательным взглядом?
– Кто-то же должен им платить, а не то они начнут голодать и подыщут себе других хозяев. Теперь вы понимаете, почему мне необходимо поговорить с виконтессой? – В его черных глазах промелькнуло непонятное Синде чувство.
Пират, только что бесцеремонно обошедшийся с ней, вдруг оказался филантропом, и она не могла сразу освоиться с этой несовместимой двойственностью, когда от его присутствия у нее кружилась голова. От ее платья все еще исходил его запах – запах табака, кожи и еще чего-то острого и приятного, – который она всю жизнь будет помнить.
Видя, что она молчит, Трев сделал нетерпеливый жест и направился к лестнице.
– Попробую не повышать голоса, – проворчал он.
И он собирается предстать перед виконтессой в таком виде! От одного взгляда на него леди упадет в обморок. Опомнившись, Синда подбежала к подножию лестницы.
– Постойте! Вы не можете так идти.
Он остановился и недоуменно посмотрел на нее сверху.
– Как это – так?
Он указала ему на расстегнутый кафтан, на растрепанные волосы и на отросшую щетину на лице.
– Она вас испугается. Вы этого хотите?
– Поэтому я и попросил вас о помощи, но вы же отказались. Я не могу упрашивать вас, чтобы вы послужили между нами буфером, поэтому приходится действовать по-своему. Есть вопросы, которые мы должны с ней обсудить, хочет она того или нет.
Люсинда отбросила со лба упавшую прядь волос, пожалев, что ей пришлось уехать из дома без горничной. Даже капор не мешает шпилькам выскальзывать из прически. Всего несколько минут в обществе этого пирата, и она выглядит такой же растрепанной, как и он.
– Тогда разговаривайте с ней, как джентльмен с леди, а не как пират со своей жертвой. У вас есть камердинер?
Он нахмурился, и по его лицу словно туча пробежала.
– А почему, по-вашему, я ношу эти фитюльки?! – Он поднял вверх руку с отделанной кружевом манжетой.
Хотя кружев было гораздо меньше, чем обычно носили мужчины, они были очень тонкими и изящными, и когда он поднял руку и рукав сполз вниз, она увидела бронзовую и необыкновенно красивую мускулистую руку. Синда постаралась скрыть свое восхищение, но готова была сию же минуту запечатлеть на холсте эту мощь мужской руки. Впрочем, она тут же напомнила себе, что больше не пишет портреты.
– Найдите своего камердинера, – строго сказала она, стараясь не показывать волнения. – А я скажу садовнику, что вам нужны цветы. И приготовьте какой-нибудь комплимент. Когда будете готовы, первой к леди войду я, но если вы станете на нее кричать, я вас поколочу. – И что с ней стряслось? Она в жизни никому не угрожала.
Трев таращился на нее целую минуту. Его угольно-черные глаза насквозь прожигали Синду, а ее резкость он просто пропустил мимо ушей.
– Но вы не сбежите, – скорее приказал, чем попросил Трев.
– Разве я похожа на трусиху? – возразила она, в глубине сердца зная, что была таковой, ведь сбежала же она от него.
Он не ответил и отправился к себе, оставив Синду мучиться в неведении. Узнал ли он ее? Может, поэтому он так с ней обращается? Может, ей нужно поскорее убежать? Нет ничего легче, как уйти к Кристине и скрыться в огромном поместье ее мужа. Там ее никто не достанет.
Но даже когда Трев бесновался, в глубине его глаз Синда видела боль, а его голос выдавал искреннюю озабоченность. Если он действительно оплачивал все расходы поместья – не надеясь на их возмещение, – тогда стоило ему немного помочь.


Тщательно выбритый, напудренный и напомаженный, Трев повел плечами в сковывающем движения застегнутом жилете и узко пригнанном в талии камзоле, стараясь не смотреть в зеркало. Его камердинер был в восторге от того, что хозяин согласился надеть красочный жилет с вышитыми по ткани павлиньими перьями. Сначала Трев гневно воспротивился намерению камердинера напудрить ему волосы, но, вспомнив об ожидающей его внизу суровой даме, уступил. В результате пустоголовый щеголь чуть сознание не потерял от счастья.
Слов нет, эта Люси Джонс была очаровательной девушкой! Трев дернул себя за шейный платок скорее для того, чтобы ослабить его узел, чем позволить своим мыслям задержаться на воспоминании о ее круглых грудях, прижатых к его боку, и тоненькой талии.
Она выговаривала ему, как будто он был мальчишкой. Тревельян задумался. Нет, женщина, способная обозвать его жестоким негодяем, не годилась в жены. Ему нужна нежная и добрая подруга жизни.
Спускаясь в холл, он увидел, что она составляет букет из ярких осенних цветов и листьев. Капор сполз ей на плечи, и волна каштановых волос с богатым золотистым оттенком освободилась от шпилек. В потоке солнечного света, падавшего из верхних окон, цвет этих волос составлял поразительный контраст с нежно-кремовой кожей ее груди, проглядывавшей в кружевной пене декольте. Она сняла свой передник и вымыла руки и лицо. Она уже не была похожа на художницу, а была такой же достойной леди, как и все, которых он знал.
Конечно, такая сварливая черепаха не годилась ему в жены, но ощутить рядом с собой в постели это молодое тело с соблазнительными округлостями было весьма заманчиво. После возвращения в Англию у него не было женщин. И ему нужно позаботиться об этом поскорее, раз даже такая колючая ежиха кажется ему соблазнительной.
Ему нужен был друг. Что ей сказать, чтобы она встала на его сторону? Она что-то весело напевала, отрезая длинные черенки цветов и расставляя в вазе цветы, создавая изящный букет из массы растений и злаков, и выглядела как ожившая Персефона. Трев надеялся, что она переведет его простые грубые слова на язык, понятный жене Лоренса. Даже под страхом смерти он не мог бы блистать красноречием.
Услышав на лестнице его шаги, она посмотрела на него, и он едва не споткнулся, ослепленный ее улыбкой. В самом деле, она заставляла его сердце биться, как у неопытного мальчишки. Это ни к чему!
Тревельян быстро пробежал оставшуюся часть лестницы, стуча проклятыми высокими каблуками модных туфель, которые заставил его напялить камердинер.
– Ну а теперь, когда я выгляжу, как женщина, вы считаете, она снизойдет до беседы со мной? – недовольно пробурчал он.
При виде ее довольной улыбки Тревельяну даже показалось, что она его одобряет, но его мужская гордость была уязвлена идиотскими кружевами. Он подавил искушение сдернуть жабо, которое щекотало ему подбородок, и вместо этого с досадой стер с носа пудру.
– Сэр, вы выглядите невероятно элегантным! Ваш камердинер достоин похвалы. – Наклонив голову, Синда с одобрением посмотрела на его напудренные и заплетенные и косичку волосы. – При вашем темном цвете волос вам необыкновенно идет этот стиль.
Откинув назад фалды длинного камзола, Трев галантно поклонился. За последнее время практики у него было предостаточно, так что поклон удался на славу.
– К вашим услугам, мадам. Итак, навестим львицу в ее логове?
Улыбка исчезла с её лица.
– Я послала ей сказать, что вы хотите, чтобы она спустилась вниз выпить с нами чаю, но Мелинда отказалась.
Прежде чем он, ворча, шагнул к лестнице, Люсинда сунула ему в руки вазу с цветами.
– Наверное, она будет чувствовать себя увереннее в своей комнате. Я пойду первой и постараюсь ее успокоить. Помните, цветы и комплименты.
Трев смотрел ей вслед, пока она не скрылась наверху, затем понюхал букет. На пол слетел кружась один желтый листок. Он поставил вазу на стол и стал нетерпеливо расхаживать по холлу. Если бы это была палуба его корабля, он приказал бы боцману вытащить труса из его убежища. Да, жизнь на море среди мужчин куда проще!
Это верно, но на корабле не услышишь мелодичного женского смеха, не увидишь такой нежной кожи, не уловишь тонкий запах духов. Слушая, как где-то наверху Черити щебечет со своей няней, он мечтал о безыскусной любви собственного ребенка. Ничего этого в море не найдешь.
Как бы ему хотелось, чтобы рядом был Лоренс! Он бы все привел в порядок. Его кузен сразу бы понял, следует ли ему преследовать художницу ради радостей плоти или ухаживать за ней, как за своей будущей женой. Он бы сразу сказал, за какой леди стоит ухаживать. Он бы рассмеялся, ободряюще хлопнул его по спине и предложил выпить бренди или прокатиться хорошим галопом, вместо того чтобы расшаркиваться здесь и позволять одевать себя как жеманного хлыща.
Наверняка Лоренс не унижался до такого ханжества, чтобы угодить своей жене.
Эта мысль казалось Треву пугающей, и он обрадовался, когда дверь наверху приоткрылась и в холл долетели голоса. Он поспешил к лестнице, желая поскорее закончить со всеми делами, а потом сбежать на свой корабль.
Поднимаясь, он слышал тихие звуки возражений, долетающие из комнаты виконтессы. Ответы художницы можно было слышать более отчетливо. Слов он не расслышал, но тон ее был успокаивающим, даже ласковым, как будто она разговаривала с капризным ребенком. Следовало бы задуматься, почему Люси Джонс оказывала ему эту услугу, когда остальные считают его убийцей, но он был слишком сосредоточен на своей цели, чтобы рассуждать о ее мотивах.
– Он кузен вашего мужа, миледи. Кому вы поверите – своему мужу или его деду?
Ага, вот отличный довод! Трев напряг слух, чтобы расслышать ответ. Ему хотелось думать, что жена Лоренса не была безнадежной нюней. Первые слова леди он не разобрал, но, приблизившись к двери, он услышал ее последний аргумент:
– …а если у меня родится мальчик? Он убьет и моего ребенка?
Трева пронзила боль. Не отдавая отчета в своих действиях, он распахнул дверь спальни. Она ударилась о стену с пушечным грохотом, и обе женщины вздрогнули и с испугом уставились на него.
– Я не убийца! – заорал он. – И мне не нужен ваш проклятый титул! Я хотел только вернуться домой!
Виконтесса вскрикнула. Художница тяжело вздохнула и указала на дверь.
– Цветы, – спокойно напомнила она. – И коплименты.
Трев попытался заставить ее опустить взгляд. Он знал, что темное лицо и изуродованная шрамом щека пугала и большинство мужчин. Она же, не дрогнув, перенесла его пристальный, угрожающий взгляд. Круто повернувшись, Трев вышел из комнаты, бормоча под нос проклятия. Он быстро сбежал по лестнице и через несколько секунд снова появился, на этот раз с вазой в руках.
Синде пришлось притворным кашлем скрыть невольный приступ смеха. Разодетый в кружева, напудренный, в шелковом камзоле с буфами и узких панталонах, сэр Тревельян представлял собой необыкновенное зрелище. Его элегантным чулкам не требовались подвязки, чтобы облегать его мускулистые икры. Но за упрямо стиснутой челюстью и сверкающими глазами она разглядела такое невыразимо виноватое, смущенное и сердитое выражение, что ей захотелось погладить его по щеке и заверить, что все будет хорошо. Она никогда не видела, чтобы столь мужественный человек до такой степени растерялся при виде женских слез, не говоря уже о том, чтобы продолжать сражаться за правое дело, вместо того чтобы проклясть всех и сдаться.
И в одном он был совершенно прав: пышные кружева и высокие каблуки на таком мужественном мужчине выглядят просто нелепо. Ему следует уволить своего камердинера.
– Миледи, прошу принять мои искренние извинения. – Войдя в комнату, Трев поклонился и протянул цветы. Мелинда не приняла их, и тогда он поставил их на туалетный столик перед зеркалом. – Я знаю, что прибыл в очень деликатный для вас момент, но вы должны знать, что я тоже потрясен этим горем. Лоренс был моим надежнейшим другом. Я хотел только помочь вам, как этого хотел бы он сам.
При упоминании имени покойного мужа вдова прижала к лицу платок и разрыдалась. Тревельян растерянно посмотрел на Синду, спрашивая у нее совета, как ему вести себя дальше.
– Вы хотите засвидетельствовать свое уважение перед могилой кузена, – шепотом подсказала она ему, проходя за его спиной к двери. – Согласится ли она проводить вас туда?
Он упрямо напрягся и крепко сжал челюсти. Глупый человек! Он хотел обсудить с безутешной вдовой дела, касающиеся поместья. Долго же он отсутствовал в свете, если надеялся, что все будет так просто.
– Миледи, мне хотелось бы засвидетельствовать свое уважение могиле моего кузена. Не будете ли столь добры проводить меня?
Синда удовлетворенно улыбнулась и направилась к лестнице. Она хотела забрать свои принадлежности и поскорее скрыться, пока все здесь не пошло шиворот-навыворот и он снова не начал кричать. Она исполнила свой долг и сделала все возможное, чтобы исправить собственную ошибку.
Когда она спускалась по лестнице, до нее донесся пронзительный крик рыдающей и возмущенной Мелинды.
– У меня не было его тела, чтобы похоронить!
Вот тебе на! Вздрогнув, Синда поспешила вниз. Она этого не знала. Не желая слышать, что ответит удивленный пират, девушка бежала вниз, хватаясь за столбики на повороте, чтобы не упасть. За ней слышался цокот высоких каблуков.
Наконец она юркнула за лестницу и прижалась к стене. Не глядя по сторонам, сэр Тревельян вихрем пронесся мимо. К ее удивлению, он выскочил на крыльцо и громовым голосом потребовал подать ему лошадь.
Господи! Что могла сказать ему виконтесса, если он бросился прочь, словно объятый огнем?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция



Милый роман. Очень интересен ГГ. Есть и детективная линия. Но ничего сверх интересного.Можно почитат на досуге.
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияВ.З..64г.
28.12.2012, 13.37





Насыщенный сюжет плюс паранормальные явления - напрягает немного. Читайте.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициялена
27.06.2013, 20.15





читайте 9 балов.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициятату
25.04.2016, 17.12





7/10
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияТ.Ж.
27.04.2016, 4.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100