Читать онлайн Много шума вокруг волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Много шума вокруг волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Трев мог бы повесить свой гамак в кубрике, чтобы спать и питаться вместе с матросами, но его угнетала мысль провести весь вечер без Синды. Это только потому, убеждал он себя, что он боится, как бы она не отправилась его искать и не устроила бы скандал, но сам не верил собственной лжи.
К вечеру весь корабль пропитал пряный аромат риса с жирными устрицами, приправленными травами. На этот раз Кук превзошел самого себя. Вскоре им придется довольствоваться соленой рыбой и галетами, а пока на борту есть свежие продукты, Трев мог полакомиться экзотическими блюдами своего кока, по которым он так соскучился за последние недели. Глотая слюну, Трев поспешил навстречу ожидающим его в каюте соблазнительной женщине и аппетитной еде.
Войдя к себе, он обнаружил, что его стол превращен в подобие мольберта. Синда прислонила свой альбом к стопке книг, но сама сидела на стуле у жаровни и погрузилась в чтение какой-то книги. Интересно, какой? Он посмотрел на стопку книг, которые поддерживали ее альбом, но среди них не увидел вахтенного журнала.
– А вы знаете, что вахтенные журналы не для посторонних глаз? – Трев взял оставленную Уиллом кружку с элем и сделал большой глоток.
– Правда? – Синда закрыла книгу и обернулась. – А я думала, что в них заносятся всякие полезные сведения о путешествии. Хотя я не разбираюсь во всех этих сокращениях.
Слава Богу, свои личные мысли он записывал особым кодом!
С трудом сопротивляясь искушению приблизиться к Синде, Трев резко опустил кружку на стол. И тут Синда выпрямилась и машинально одернула блузу. У него мгновенно вылетели из головы все мысли, кроме неудержимого желания сорвать эту блузу с Синды и швырнуть в огонь.
– Эти буквы и цифры обозначают долготу и широту положения корабля на каждый день. – Трев с трудом заставлял себя поддерживать разговор. – А почему вы решили, что эти журналы предназначены для чтения? – Он еще не забыл вежливости и подвинул для нее стул.
– В моей семье все вели дневники, правда, в моем было больше рисунков, чем записей. Мы старались записывать все наши открытия. Когда-то у нас была целая библиотека старинных книг, но пару веков назад она пропала, и моя кузина Фелисити пытается определить, куда она делась.
Синда уселась на стул, грациозно расправив складки пестрой цыганской юбки, и, поглядывая на аппетитно дымящееся блюдо, скромно ждала, когда он сядет. Трев подвинул себе стул и положил на тарелку Синды добрую порцию устриц с рисом. Знакомя ее с экзотической едой, которую готовили на островах, он немного успокоился.
– Видно, Кук восстановил свой запас приправ, пока корабль находился в Лондоне. Он был поваром у самого губернатора Луизианы. А потом у него произошло какое-то недоразумение, в котором были замешаны женщина и нож, и ему пришлось быстро сбежать из колоний.
Синда выслушала его скорее с удивлением, чем с испугом. Отделив кусочек моллюска, она с явным удовольствием отведала его и только потом ответила:
– Полагаю, с тех пор он стал более выдержанным. Ведь вы не стали бы держать у себя буяна, у которого под рукой самые разные кухонные ножи, не так ли?
Треву понравилась ее невозмутимая рассудительность, с которой она восприняла его провокационное сообщение. Видимо, она была уверена, что ей нечего бояться на корабле, или просто доверяла ему.
– Да, конечно. К тому же он отличный повар и готовит такое печенье, что оно просто тает во рту. Вот только приходится следить, чтобы он не слишком злоупотреблял спиртным.
– Одна из моих сестер умеет готовить горячий напиток из молока, вина и пряностей, который дают пьяницам. Говорят, это полностью их излечивает. – Она отведала еще кусочек устрицы и застонала от удовольствия. – Исключительно вкусно! Ничего подобного не пробовала.
– Люди, живущие лишь морским промыслом, изобретают самые неожиданные сочетания продуктов. Вот, возьмите томаты. Вы знакомы с их вкусом?
Синда подцепила вилкой тонкий ломтик красного овоща.
– Ниниан использует его в своих рецептах лекарств, а Данстен экспериментирует с ними в оранжерее. Но я никогда их не пробовала.
– Я рад, что они вам понравились. – Треву стало жарко, когда он увидел ее розовый язычок, которым она слизнула с губ острый соус. Поймав на себе его напряженный взгляд, Синда смутилась и воспользовалась салфеткой.
Если бы он ее не знал, он мог бы поклясться, что она намеренно его провоцирует. Не будучи искушенной в искусстве соблазна, каждым своим невинным жестом или словом Синда приводила его в такое возбуждение, что у него голова шла кругом.
Трев отчаянно пытался отогнать от себя мысль, что она полностью в его власти. Если обстоятельства вынужденно привели их к такой близости, это не означало, что он должен ею воспользоваться, особенно когда будущее его было столь тревожно и неясно. Соблазнить дочь герцога – крайне рискованный поступок, за это можно поплатиться головой.
А главное, Трев не мог ею овладеть, зная, что она с ним не останется. Он понял это, когда Синда предложила ему себя на временной основе, как будто считала его недостаточно подходящим для себя мужем. Что ж, так оно и есть, если принимать во внимание его невоспитанность и отсутствие образования.
К сожалению, голова у него работала из рук вон плохо, когда Трев смотрел, как Синда понемногу пьет вино, осушает салфеткой свои полные розовые губки и весело смеется его шуткам, запрокидывая голову и неосознанно выставляя напоказ стройную нежную шею и глубокую ложбинку между грудей. Широкая блуза все время соскальзывала у нее с плеча, и он жаждал целовать эту нежную шелковистую кожу, всю ее целовать, пока не сдастся ему сама.
От сдерживаемого напряжения Трев весь одеревенел и не мог бы пошевелиться.
Услышав, как заскрипел якорь и корабль слегка накренился, Синда подняла голову:
– А что они там делают?
Трев пожал плечами:
– Видимо, они заметили какую-нибудь деревушку, в которой могут скрываться контрабандисты. Так что мы остановимся и пошлем туда шлюпку с людьми, чтобы они порасспрашивали жителей. Жаль только, что я отдал последний рисунок вашему родственнику. Он помог бы моим матросам найти поселение с похожими коттеджами. А кстати, кто этот Эйден? Я уже боялся, что он оторвет мне голову. – Эта мысль несколько его охладила, он вспомнил, что семья Синды намного влиятельнее графа и может сделать так, что он бесследно исчезнет.
Синда быстро откинула мешавшую ей прядь со лба, доела остатки риса и взяла стакан с вином.
– Собственно, никто из нас точно не знает, кто такой Эйден. Мы словно унаследовали его, когда мои кузины породнились с семейством Айвзов. Кристина уверяет, что в его ауре есть признаки Малколмов, но это невозможно. У Малколмов рождаются только девочки, за очень редкими исключениями. У Эйдена удивительная способность возникать в самые неожиданные моменты, так что даже пугаешься.
– Как-нибудь я попрошу вас нарисовать ваше родословное древо. Скажите, все ваши родственницы носят имя Малколм в добавление к имени своего мужа? – Трев подумал, что немного пьян, потому что его всерьез интересовал ее ответ. Обширная и странная семья Синды, все члены которой принадлежат к высшей аристократии, а следовательно, обладают огромным влиянием и могуществом, представляла для него серьезную угрозу, но мысли о семье неудержимо притягивали его, как рыбу – приманка.
– Это предусмотрено нашими брачными контрактами. Вероятно, для того, чтобы всегда можно было найти любую из нас.
Трев понимал, что ему давно уже пора подняться на палубу, чтобы дать своим людям указания для поиска кузена, но он словно приклеился к стулу, не сводя взгляда со своей очаровательной спутницы. Он обратил внимание, что ее волосы постепенно приобретают естественный цвет.
– Каждую из вас? И сколько же вас всего?
Синда задумчиво наморщила лоб.
– Точно не знаю. Но у моей мамы и тетки дочерей не меньше дюжины. У меня была еще одна тетя, которая умерла совсем молодой, и, насколько мне известно, у нее только одна дочь – Ниниан. Но у нашей бабушки было несколько сестер. Думаю, мама могла бы сказать точнее, но я видела их всего раз или два. Они принадлежат нортумберлендской и шотландской ветвям, придерживаются строгого образа жизни и, мне кажется, не очень одобряют наше общество, считая его слишком современным.
– Значит, у вас больше дюжины сестер?! – недоверчиво покачал головой Трев, не упуская из виду предмет, который его больше всего интересовал. – И неужели ни одного брата?!
– О, у нас множество единокровных братьев и кузенов – маркизов, графов и их наследников. Все они уже взрослые и имеют свои семьи, но в случае необходимости мы можем созвать целую армию. – Синда говорила совершенно просто, глядя на него своими синими, как море, глазами. – Мои старшие сестры тоже замужем за очень знатными людьми. Думаю, Малколмы могли бы составить целую династию, если бы на их пути не встал король Георг. Мы подыскиваем короля из своей семьи.
Трев поперхнулся элем. Он был конченым человеком.
Сложив салфетку, Синда положила ее рядом с тарелкой.
– Так что Эйден соберет под своим командованием целую армию, и к утру у него будет столько копий с моего рисунка, что они смогут начать розыски вашего кузена по всему побережью Англии. Если только эти коттеджи существуют, мои родственники непременно их найдут.
– А я уже боялся, что рассказ о вашем семействе закончится грозным предостережением, – с огромным облегчением признался Трев.
Она одарила его озорной улыбкой.
– Откровенно говоря, таково было мое намерение.
Он засмеялся безрассудной отваге ее ответа.
– Для обычной смертной вы слишком опасная и дерзкая собеседница! – вскричал он. – Ничего удивительного, что весь Лондон из-за вас потерял голову.
– О, в Лондоне я совершенно иная, тихая и незаметная! – заверила его Синда. – Я думаю, не повлияло ли на меня то, что я выкрасила волосы в рыжий цвет. Раньше я никого не осмеливалась поддразнивать.
– Но вам слишком ловко это удается. – Наконец Трев заставил себя встать и предложил ей руку. – Если я немедленно не вернусь к своим обязанностям, я могу навсегда пропасть, поддавшись вашим чарам. Скажите, вы хорошо чувствуете себя здесь?
Синда чуть дольше, чем следовало, сжимала загорелую руку Тревельяна. Он излучал такую уверенность, что ей не хотелось его отпускать. В его присутствии она словно оживала, ощущала прилив душевных сил и бодрости, тогда как в одиночестве ей сразу становилось грустно. Но она видела, что ему не терпится уйти. Синда неохотно разжала свою руку.
– Я найду себе занятие, хотя мне хотелось бы помочь вам.
– Если ваша семья начнет розыски моего кузена, тогда вы уже здорово помогли мне. Ложитесь спать, может, вы нарисуете еще что-нибудь интересное и важное.
Она просветлела.
– Верно! Интересно, смогу ли я себе внушить, чтобы во сне я нарисовала то, что вам нужно узнать?
– Последний раз вы изобразили на лбу у Лоренса не то шрам, не то след от удара. Подумайте об этом перед сном, и посмотрим, что у вас получится. Но лучше, чтобы вы подождали меня, прежде чем экспериментировать, это может причинить вам боль.
– Да, боль, – задумчиво повторила Синда, садясь на кровать. – А вы знаете, обычно после того, как во сне я рисую виконта, я просыпаюсь с головной болью. Но сегодня утром она болела у меня не так сильно. Не может ли это быть каким-то образом связано с его шрамом?
Трев сосредоточенно нахмурился:
– Вот что, дорогая моя леди! Если эти сны навевают на вас головную боль, я запрещаю вам спать. Не желаете ли выйти наверх и подышать свежим воздухом?
Синда улыбнулась:
– Но мне же необходимо отдыхать! Хотя сейчас еще рано, так что вам нечего опасаться. Идите и не волнуйтесь, рее будет хорошо. – Когда же Трев, кивнув, собирался уйти, она поспешила заметить: – У вас в бороде застряла рисинка. Вы намерены и впредь не бриться? Ведь теперь вам незачем маскироваться.
Трев схватил салфетку и пошел прочь, что-то бормоча себе под нос и на ходу вытирая свои роскошные усы. Синде очень хотелось написать портрет Тревельяна с бородой, пока он ее не сбрил, но она отлично усвоила преподанный ей жизнью жестокий урок и никогда больше не будет писать портреты, тем более с него! Однако ее рисование во сне пока что приносило только пользу. Если она поможет ему найти виконта, все устроится, и он перестанет бояться ее семьи.
Синда с надеждой думала, что только эти опасения мешают ему перейти в отношениях с ней определенную границу. Ей не хотелось умереть старой девой, так и не познавшей радости любви.
Перелистывая свой маленький альбом, чтобы вспомнить все, что она нарисовала до сих пор, Синда внимательно рассматривала на каждом листе лоб виконта. На первом рисунке она ничего не заметила, значит, тогда он еще не был ранен. На втором его голова была повязана платком, как у моряка, но выглядывавшая из-под него повязка могла быть признаком ранения. Изображение его руки ничего в этом отношении не давало. На рисунке, где он смотрел вдаль, виден был шрам, но, кажется, без повязки. Означало ли это, что рана зажила, или просто повязка была меньше, чем прежняя?
Синда быстро набросала по памяти свой последний рисунок. На нем были те же самые астры и коттедж, как и на предыдущем. На Лоренсе были куртка и теплый свитер, казалось, штаны больше обтрепались по краям. Он держал на ладони кошелек, как будто пересчитывал деньги. Голова его была наклонена, поэтому нельзя было увидеть повязку или шрам, но определенно что-то было под этой вязаной шапкой, которой на нем не было на первом рисунке.
Размышляя об этих деталях, Синда забралась на кровать Тревельяна и высоко взбила подушки. Это была постель мужчины, и сознание этого внушило ей довольно унылые размышления.
Обычно месячные у нее были непродолжительными, и если она правильно поняла записи в дневниках своих сестер, вероятность забеременеть сразу после месячных была очень невелика. Так что через одну-две ночи она сможет познать наслаждение, которое уже познали ее старшие сестры и кузины. Синда строго себя одернула, напомнив, что должна думать о виконте, а не о Тревельяне.
Она послушно сосредоточилась, представляя себе множество рисунков, запоминая различные выражения лица виконта, вглядываясь в коттеджи. До сих пор Синда никогда не прилагала к воображению усилий мозга. Кто знает, что из этого выйдет, но она готова сделать все, что в ее силах, чтобы избавить Тревельяна от несправедливого обвинения, которое его так угнетает.


– Никто из местных не узнал ни это место, ни человека, – сказал возвратившийся с берега Калеб и вернул рисунок Треву. – Наверное, стоит немного здесь задержаться, чтобы как следует разузнать о контрабандистах.
Трев сунул рисунок в карман и уставился на небольшую деревушку, прилепившуюся в расщелине между скал.
– Мы можем навлечь на себя подозрения, если станем слишком дотошно о них расспрашивать. Я предоставлю это Джорджу и тем нашим ребятам, что живут на берегу. Если он что-то узнает, даст нам знать.
– Но мы можем уйти довольно далеко отсюда, – с сомнением проговорил Калеб.
– Все равно пока граф не отдаст концы, мне больше нечем заняться. Ставьте паруса. Мы пойдем на запад, попробуем найти дальше по берегу эти каменные коттеджи.
– Есть, кэп! – Калеб вразвалку отправился на палубу, чтобы отдать матросам приказания и встать у штурвала.
При свете восходящей луны Трев через подзорную трубу рассматривал деревушку, пока она не исчезла из виду, надеясь увидеть маленький каменный коттедж с горшком цветущих астр у крыльца, но нет, пока ему не везло.
Он должен написать письма Мелинде и своим поверенным, предложив им в его отсутствие какой-то способ ведения хозяйства в поместье. Влиятельная и могущественная семья Синды могла бы в этом помочь, но он не был уверен, что она захочет оказать ему содействие. Ничего, он и сам со всем справится.
Пройдя по другой стороне палубы, Трев спустился по трапу и вошел в свою каюту, стараясь внушить себе, что его интересуют только перо и бумага, а не то, что делает его спутница.
Синда спала на его кровати.
Раздираемый желанием лечь с ней рядом, хотя это и означало бы всю ночь провести в мучениях, Трев круто повернулся и пошел искать гамак, чтобы повесить его в каюте. Он не мог оставить Синду одну, опасаясь, что во сне она может выйти на палубу. Сколько еще времени он посмеет ее удерживать, прежде чем сдастся и вернет семье?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция



Милый роман. Очень интересен ГГ. Есть и детективная линия. Но ничего сверх интересного.Можно почитат на досуге.
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияВ.З..64г.
28.12.2012, 13.37





Насыщенный сюжет плюс паранормальные явления - напрягает немного. Читайте.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициялена
27.06.2013, 20.15





читайте 9 балов.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициятату
25.04.2016, 17.12





7/10
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияТ.Ж.
27.04.2016, 4.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100