Читать онлайн Много шума вокруг волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Много шума вокруг волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Синда проснулась от отдаленного звона колокола, чувствуя себя в уютном гнездышке охвативших ее сильных рук Трева. Значит, было воскресенье, но вряд ли она пойдет в церковь.
Она уже привыкла просыпаться от холода, но сейчас не дрожала, согретая теплом его большого тела, и даже голова почти не болела. И вообще она чувствовала себя до такой степени нормальной, что ей хотелось смеяться от радости.
Все-таки удивительно, как она могла чувствовать себя нормально, лежа рядом с этим мужчиной, от которого так упоительно пахло. Улыбаясь свой глупости, она повернулась на бок, стараясь его не разбудить.
Тревельян что-то пробормотал во сне, но не проснулся, и она с любовью всматривалась в его прекрасное мужественное лицо. Он по-прежнему не брил бороду, только слегка подстригал ее. Синда всегда испытывала затруднения, рисуя рот человека, поэтому внимательно изучала чувственный рисунок его губ, словно созданных для поцелуев, пока не убедилась, что впоследствии легко сможет их воспроизвести.
Еще проще ей было бы поцеловать эти нежные и твердые губы. Не задумываясь, она прикоснулась губами к его виску. Когда это его не разбудило, она поцеловала его в кончик носа, а затем, осмелев, прямо в притягивающий ее рот.
Но Трев, негодяй, как будто ждал этого момента. Обняв ее своими сильными руками, он приник к ее губам в таком опьяняющем поцелуе, что у нее дыхание захватило. Не обращая внимания на уколы его бороды, Синда упивалась его жарким дыханием, наслаждалась ласковыми прикосновениями к губам его языка. Нежно погладив ее по щеке, Трев переложил Синду на матрас и лег сверху, придавив своим крупным телом.
Упоение от его поцелуев прогнало все ее страхи. Она обхватила руками его плечи, с восторгом чувствуя стремительный ток крови у себя в венах.
У Тревельяна вырвался хриплый вздох, и он быстро отпрянул, потом со стоном кое-как уселся на полу и запустил пальцы в волосы.
– Вы лишаете меня мужества, – пробормотал он. Синда попыталась вникнуть в смысл его слов, а тем временем отчасти пришла в себя, и рассудок несколько охладил ее пыл.
– Я бы не назвала ваши поцелуи немужественными.
Он хмыкнул:
– Джентльменскими их тоже не назовешь, но я не это имел в виду.
– А что именно?
Синда огорчилась, его поцелуи доставляли ей такое наслаждение. Почему же он отстранился? Может, она неправильно целовалась? Или не нравится ему? Хотя, честно призналась она себе, он ей больше чем просто нравится. Ей так хотелось побольше узнать об этих необыкновенных физических ощущениях, ведь она уже достигла возраста двадцати двух лет, и только Тревельян пробудил в ней желание целовать мужчину.
Трев потер заросшее лицо, искаженное выразительной гримасой недовольства собой и нежности, которое Синде никогда не передать на бумаге. Ей очень хотелось погладить его по щеке, но у нее уже не хватало на это храбрости.
В отличие от Синды ему не требовалось смелости, чтобы откинуть назад упавшие ей на лицо волосы и ласково погладить ее по щеке. Изумленная нежностью, неожиданной для этого сильного и грубоватого мужчины, Синда только вопросительно посмотрела на него.
– Признаться, не помню, когда меня будили поцелуем, – неловко пробормотал Трев. – Не могу вспомнить случая, чтобы женщина обнимала меня, не ожидая денег за свои ласки. Ну что, я вас шокировал?
Она покраснела, все еще чувствуя у себя на лице тепло от прикосновения его большой ладони. Ей хотелось снова коснуться его, но ее остановил серьезный жесткий взгляд Трева.
– Вы заслуживаете лучшего, – сказала она.
Он мягко улыбнулся и встал.
– Сомневаюсь, что я заслуживаю больше того, что имею. Сегодня утром я отправлю вас домой. У меня теперь нет причин вас задерживать.
Вместо того чтобы обрадоваться, Синда испытала боль и разочарование.
– А вы? Куда вы поедете? Что будете делать? – Она уселась на кровати, завернувшись в одеяло.
Трев взял со стола один из ее рисунков и подошел с ним к окну.
– А я буду искать вот эту деревушку и своего кузена. – Он поднял на нее взгляд. – Ваша семья простит вам долгое отсутствие или мне лучше поехать с вами и поступить так, как подобает порядочному мужчине?
Синда едва не поперхнулась, когда до нее дошел смысл его слов. Вероятно, на лице ее застыло изумление, потому что Трев криво усмехнулся.
– Я отлично понимаю, что я не подарок, – сказал он, – но не хочу, чтобы вы из-за меня пострадали. Я человек состоятельный, и если мой дед добьется своего, вы останетесь богатой вдовой.
Синда отбросила одеяло и встала.
– Не говорите глупости! Любая женщина может только мечтать о таком муже, как вы. И не надо недооценивать себя лишь потому, что вам может грозить смерть! Кроме того, вы мечтали о спокойной семейной жизни, а от меня у вас одни неприятности, хотя преследующие меня слухи могут оправдывать ваше безнадежное настроение. Вы знали, что люди называют меня между собой ясновидящей? Однажды перед моим домом выстроилась целая очередь влюбленных девушек только потому, что я изобразила Купидона над одной танцующей парой, а они потом поженились!
Она выхватила у него альбом и стала рассматривать свой рисунок. Трев не стал с ней спорить, а только указал на горшок с цветущими астрами.
– Они ведь зацветают осенью, верно?
– Да, но это может быть и будущая осень. Ведь написала же я ваш портрет до вашего возвращения в Англию. Если верить разговорам, обычно я изображаю то, что еще не произошло. – Ей хотелось прижаться к его сильному телу, ощутить себя в его горячих объятиях, но Синда удержалась. Она не имеет права и дальше губить его жизнь.
Этой ночью она опять рисовала, но когда проснулась, голова у нее не болела. Что это значит?
– Я не переживу, если мне придется искать его еще год! И надеюсь, что все-таки приближаюсь к нему.
Трев отвернулся и стал раздувать огонь в камине.
– А если я и дальше буду его рисовать? – спросила она. – Как я смогу дать вам знать, что появилось на моих следующих рисунках?
Трев пожал плечами:
– Что-нибудь придумаю! А вы возвращайтесь в Лондон, и ваша семья подыщет вам красавца мужа, который заставит вас забыть об этих днях. Во всяком случае, на их месте я бы так и поступил.
– Но мне понравилось жить в Соммерсвилле! – упрямо заявила Синда.
– Вряд ли вам позволят там оставаться. А я должен сегодня утром воспользоваться отливом и уйти в море. Кстати, почему вы не надеваете розовое платье, которое мы вам купили? Я не видел его на вас.
– Какое вам до этого дело! – Понимая, что не должна его удерживать, расстроенная Синда направилась к двери. – Мне нужно в фургон, одеться.
– Это можно устроить, – сказал Трев.
– Мне нужна расческа, представляю, как ужасно я выгляжу.
– Да уж, не сомневайтесь. – На этот раз в его голосе прозвучало искреннее веселье, смешанное с восхищением. – Позвольте, я расчешу вам волосы, а уж потом мы спустимся.
Она уселась на стул, и Трев аккуратно и ловко расправил спутанные пряди ее волос и стал осторожно их расчесывать. Ее удивило, что этот закаленный в испытаниях сильный человек не постеснялся выступить в роли горничной, но его движения были одновременно и чувственными, и нежными. У нее мурашки забегали по коже, когда он бережно собрал ее волосы наверх, чтобы уложить их в узел. Синда готова была сидеть вот так до бесконечности, предаваясь этому новому наслаждению, но слишком хорошо понимала, что больше не увидит Трева.
Она готова была умолять, чтобы Тревельян позволил ей уехать с ним, но гордость мешала ей это сделать. Наверняка его только ужаснет такая неожиданно смелая просьба, а она испытала бы глубочайшее унижение, если бы он ей отказал.
– Уложите свои вещи, и мы захватим их с собой, – сказал Трев, связывая ей волосы ленточкой, которую она заработала. – А я соберу ваши рисунки.
– А что будет с фургоном? – спросила она, нервно собирая свои вещи. Цыганская юбка была безнадежна измята после того, как она в ней спала, но она не могла надеть платье без нижней юбки.
– Оставлю его у одного из моих друзей, который живет поблизости. Возможно, я и вернусь когда-нибудь, как настоящий цыган… Поглядывайте на дорогу.
Синда могла бы всю жизнь ждать его. Вся прелесть одинокой жизни в качестве овдовевшей художницы поблекла, когда она поняла, что значит жить рядом с человеком, подобным Тревельяну. Он принимал ее всерьез и не насмехался над ней, когда она предлагала невозможное. Синда чувствовала, что с ним ей было бы всегда интересно, он так много мог рассказать ей о том, что повидал на своем веку.
Она просто сойдет с ума, если все время будет об этом думать. Чтобы не жалеть о расставании, девушка напомнила себе, как он связывал ее на ночь, и о других испытаниях и неудобствах, выпавших на ее долю за эти дни. Но взглянув на кровать, где он целовал и обнимал ее, она подумала, что есть вещи и похуже, чем быть привязанной к кровати.
– Я буду вас ждать, – решительно заявила она.
Чувствуя на себе его пристальный взгляд, Синда продолжала упаковывать одежду, убеждая себя, что он дал ей верный совет, против которого нечего возразить, ведь она не отличается силой характера, так что ей лучше жить в лоне заботливой семьи. Только почему-то ей хотелось плакать и возмущаться.
Изо всех сил сдерживая себя, она захлопнула саквояж, выпрямилась и приготовилась уйти. Навсегда.


Трев с восхищением смотрел, как она выходит. Эта леди была такого маленького роста, что на каблуках едва доставала ему до подбородка, а весила не больше ягненка. И одежда на ней была помятая и неудобная, и все-таки в каждом ее движении сказывалась принадлежность к благородному семейству и врожденная гордость.
Утром ее жаркие поцелуи едва не сломили его волю. Если бы он только мог представить их совместную будущую жизнь, когда он каждый" день просыпался бы с ней рядом, он удержал бы ее, несмотря ни на что!
Но Трев понимал, что ей необходимы уютный семейный дом и искусство, а он не мог оставаться в Англии с тяготеющим над ним обвинением в убийстве.
Он мог уйти в море и дождаться смерти своего деда. Может быть, его поверенным к тому моменту удалось бы доказать законность брака его родителей и, следовательно, обоснованность его притязаний на Уиллоуз. Вот тогда Трев смог бы предложить Синде жить с ним в доме его кузена, но на это может уйти десять лет, к тому же вряд ли ей понравится жить в одном доме с Мелиндой.
Он должен поступить так, как подобает благородному джентльмену. Поэтому Трев запрятал воспоминания о ее объятиях подальше, чтобы лелеять их впоследствии.
Увидев загораживавшего выход крупного мужчину, Трев едва не выронил зажатый под мышкой альбом. Увидев их, гигант оторвался от стены, сунул нож в карман и выпрямился во весь свой громадный рост.
Рука Трева машинально потянулась к шпаге, но тут он осознал, что несет баул, и, загородив собой Люсинду, остановился. Гигант оглядел их, внимательно посмотрел на торчащую из-под камзола шпагу, скрестил руки на груди и терпеливо ожидал, как Тревельян поступит дальше.
Трев не мог напасть на невооруженного человека. Еще не решив, воспользоваться убеждением или силой, Трев вздрогнул, когда Люсинда выглянула из-за его спины.
– Эйден! Что ты здесь делаешь?
Гигант слегка расслабился.
– А я боялся, что вы меня не узнаете, – откровенно признался он и снова перевел взгляд на Трева. – Скажите прямо, мне есть за что наградить вас хорошим тумаком?
Не зная, радоваться или огорчаться тому, что родственники леди Люсинды наконец-то напали на их след, Трев не стал увиливать от ответственности.
– За похищение леди – безусловно, я его заслужил, а в остальном – нет. Вы вовремя появились, я как раз решил отправить ее домой.
На лице Эйдена отразилось вполне понятное недоверие.
– Точно! Именно так все и говорят, когда их настигают. Думаю, лучше отправить вас к герцогу, чтобы вы все с ним обсудили.
– Ты имеешь в виду моего отца? – спросила Люсинда, подходя к своему родственнику. – Хотя у нас все равно нет времени. Тревельяну нужно успеть добраться до своего корабля и уйти в море с отливом, пока его не схватили солдаты.
Она вытащила из-под мышки Трева свой альбом и открыла его на рисунке, который сделала этой ночью.
– Если ты хочешь мне помочь, найми людей, чтобы они нашли эту деревню и вот этого человека. Это виконт, кузен сэра Тревельяна. Мы думаем, что он жив.
Гигант невозмутимо взял рисунок, внимательно на него посмотрел, затем перевел взгляд с Люсинды на Трева.
– Несколько минут назад солдаты высадились на берег и сейчас поднимаются на холм.
Трев чертыхнулся, бросил саквояж и привлек к себе Люсинду для последнего поцелуя. Она крепко обняла его, как будто не хотела отпускать, и это впечатление он тоже запрятал в тайники души. Отчаянно приникнув к нему губами, она доверчиво прижималась к нему всем телом, и он готов был навсегда раствориться в ее объятиях.
Гигант деликатно кашлянул, и Трев поспешно оторвал от себя Люсинду.
– С ним вы в безопасности? – спросил он, указывая на незнакомца.
– Трев, возьмите меня с собой, – попросила она шепотом, не отвечая на вопрос. – Прошу, со мной вы скорее найдете своего кузена и очистите свое имя от подозрений. И тогда у нас будет время…
Ей не пришлось ничего объяснять. В их глазах горела одна и та же надежда. И хотя он в жизни ничего так не хотел, как согласиться на ее просьбу, она просила о невозможном. Трев взглянул на ее родственника, не зная, кем точно он ей приходится.
– Это слишком опасно. Я не могу этого допустить.
Люсинда с вызовом вцепилась в его камзол.
– Но я сама так решила! Я уже взрослая женщина, а не ребенок, который ничего не понимает.
– Ее мать провела эту ночь в Соммерсвилле, – пришел ему на помощь Эйден. – И сегодня утром приедет сюда.
– Эйден, прошу тебя! – Она повернулась к гиганту. – Должен же быть какой-то выход. Эти рисунки помогут нам найти виконта. Я нужна Треву!
– Не глупи, Люси, – вмешался Трев. – Мне нужно идти. Если я поспешу, то успею добраться до корабля раньше, чем солдаты узнают, что я исчез.
Она с яростью обернулась к нему.
– Синда! В семье меня зовут Синдой. Эйден задержит солдат, а потом моя мать превратит их в лягушек. Пойдемте же скорее!
И она стремительно бросилась к выходу. Синда! Он и не знал ее настоящего имени. Синда! Это имя понравилось ему больше, чем Люси.
Не желая терять ее из виду, Трев подхватил саквояж и повернулся к гиганту, который невозмутимо ожидал, подняв брови. Если член семьи не остановил родственницу, почему, черт возьми, он должен ее останавливать?
– Не знаю, какова ее семья, но скажите им… – Трев взглянул в спину убегающей Синды. – Скажите им все, что пожелаете. Я не могу отпустить такую женщину.
Оставив Эйдена наедине с рисунком Синды в руках, Трев бросился бежать из гостиницы навстречу рассвету нового дня. Синда пронеслась за конюшней и дальше по переулку, направляясь прямо к морю, как будто знала, куда идти. Трев страстно молился, чтобы так оно и было, потому что она до того вскружила ему голову, что сам он уже не соображал, куда бежать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция



Милый роман. Очень интересен ГГ. Есть и детективная линия. Но ничего сверх интересного.Можно почитат на досуге.
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияВ.З..64г.
28.12.2012, 13.37





Насыщенный сюжет плюс паранормальные явления - напрягает немного. Читайте.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициялена
27.06.2013, 20.15





читайте 9 балов.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициятату
25.04.2016, 17.12





7/10
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияТ.Ж.
27.04.2016, 4.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100