Читать онлайн Много шума вокруг волшебства, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Много шума вокруг волшебства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Люсинда знала, что кучера зовут Мик и что когда-то он ходил с Тревельяном в Вест-Индию, но ей было не до разговоров. Экипаж на бешеной скорости катил по деревенским дорогам, подпрыгивая на корнях деревьев так, что она головой ударялась о крышу. При такой скорости они должны были приехать в Брайтон раньше солдат.
Она знала, что до Брайтона миль десять в сторону юга, но не имела представления, где содержат заключенных. Нужно было дождаться Гарри, подумала Синда и с горечью осознала, что допустила уже не одну ошибку. Главное, она должна была признаться Тревельяну, кто она такая. Правда, сейчас от этого было бы мало толку. Если его дед только на основании портрета ее кисти решил обвинить Тревельяна в убийстве, он еще более ненормальный, чем она. А может, граф Лэнсдаун располагает какими-то другими доказательствами, о которых ей неизвестно? Но тогда о них болтали бы по всему Лондону!
Не успели они отъехать от деревни и милю, как одна из лошадей потеряла подкову. Синда предложила взять другую лошадь и ехать дальше, но мрачный кучер на это не согласился. Он настоял, чтобы они вернулись в деревню и нашли там кузнеца. Опасаясь, что Гарри заставит ее вернуться, Синда собиралась остаться в карете, но вспомнила, что ушла из дома без денег. Если уж приходится задерживаться из-за лошади, можно с пользой потратить это время.
Пока Мик занимался лошадьми, она через задний двор проскользнула к своему коттеджу. У нее оставалось немного хлеба и мяса, которые можно было съесть позднее. Платы за свои пейзажи она еще не получала, так что денег у нее было мало. Вбежав в гостиную, чтобы взять там корзинку для провизии, она испуганно остановилась.
На столике лежала опрокинутая набок синяя ваза с прекрасными орхидеями, вода из нее стекала на пол, прямо на валявшуюся там корзинку с лепешками и… Синда нагнулась и подняла длинную тонкую полоску слоновой кости, покрытую изящной резьбой. Господи, здесь побывал Тревельян! Он принес ей цветы и подарки.
Судя по разгрому, именно здесь его и настигли солдаты. С щемящей болью в сердце она собрала цветы, поставила их в вазу, захватила корзинку с лепешками, а остальное оставила как было. Солдаты затоптали ее разбросанные по полу рисунки, но теперь для Синды они были ничего не значащими листами бумаги. Значение имели только Тревельян и его свобода – и это было нужно не только ей, но и виконтессе, и Черити, и всем, кто живет и работает в Уиллоузе.
Она ни перед чем не остановится, пока не добьется справедливости. И если ей придется признаться, что она и есть автор того злополучного портрета, – значит, она пойдет и на это!
Подумать только, Трев принес ей цветы! От сознания жестокой несправедливости Синда едва не расплакалась.
Лошадь наконец подковали, и они с Миком снова пустились в путь. Вскоре небо почти полностью заволокли темные тучи, и стало темно, как вечером. Однако Мик по-прежнему уверенно правил лошадьми. Карета то и дело подпрыгивала на ухабистой дороге, казалось, у нее вот-вот отвалятся колеса. Когда наконец они въехали в Брайтон, Синда была вся в синяках и совершенно измучена, но знала, что самое страшное еще впереди.
Только теперь она поняла, что действовала опрометчиво, заранее ничего не обдумав. В жизни девушка не совершала ничего подобного. И все из-за чего? Только потому, что ее очаровали поцелуи этого мужчины? Или потому, что всю зиму она писала портрет человека, который оказался точной копией Тревельяна, и влюбилась в свою мечту?
Взглянув на мрачное строение, к которому подъехал Мик, она засомневалась, поможет ли им ее звучное имя. Синда достаточно разбиралась в законах, чтобы знать, что в этой маленькой тюрьме людей содержат только до окружного суда. Она смутно помнила, что при более серьезных преступлениях приходилось ждать королевского суда. Но кто будет судьей и когда состоится следующая сессия суда? И кому она должна представить свои доказательства до суда? Ничего этого Синда не знала. Казалось, ее приезд Тревельяну ничем не поможет.
Мик соскочил со своего высокого сиденья позади кареты, открыл для нее дверцу и вытянул лесенку, чтобы ей было удобно спускаться. Накидка у Синды оказалась слишком тонкой и слабо защищала от порывов соленого холодного ветра, налетавшего со стороны океана.
– Может, они разрешат вам увидеться с ним, мисс, – дружелюбным тоном сказал Мик. – Скажите ему, что я сообщу обо всем его людям. На это понадобится не один день, но мы будем наготове, когда он скажет.
Охваченная страхом, Синда рассеянно кивнула, хотя и не поняла, о чем он говорит, и, оробев, нерешительно рассматривала угрюмого вида строение. Из тюрьмы не доносились ни крики, ни стоны ее обитателей. Все-таки король посвятил Тревельяна в рыцари, и здесь не посмеют грубо обращаться с узником его положения.
– Солдаты должны быть внутри? – прошептала она.
– Наверное. Граф прикажет одному из своих полковников предъявить ему обвинение. Должно быть, к нему вернулась речь. Но если не хотите, можете туда и не ходить. Я могу отвезти вас в гостиницу, оставить там лошадей, а потом вернусь назад.
Денег на гостиницу у нее не было, и в любую минуту мог появиться Гарри. Синда понимала, что должна его дождаться, но чувствовала, что вина за обрушившуюся на Трева несправедливость целиком лежит на ней. Она только попросит разрешение увидеть Тревельяна, чтобы сказать ему, что у него есть друзья.
Приняв это решение, девушка облегченно вздохнула, натянула поглубже на голову капюшон и поднялась на крыльцо. Постучать или просто войти? Молотка у двери не было. Глубоко вздохнув и едва не задохнувшись от вони в сточной канаве, Синда повернула ручку двери.
Внутри запах был не лучше. В полумраке дешевые сальные свечи шипели и брызгали искрами, добавляя свой смрад в пропахший кислым потом и табаком воздух, в котором преобладало исходившее из туалета зловоние. За шатким столом сидел толстый лысый человек и жадно запихивал в рот огромные куски пирога с мясом.
Люсинда подавила приступ рвоты, увидев, что он поднял голову и вопросительно на нее уставился. Реальная жизнь составляла жуткий контраст с тем уютным и надежным миром, которым окружала ее семья.
– Мне сказали, что сюда привезли сэра Тревельяна. Могу я его увидеть?
Мужчина рыгнул, отхлебнул из кружки, чтобы запить пирог, и только тогда спросил:
– А кто вы такая?
Да, это непростой вопрос. Следует ли ей назваться своим настоящим именем – леди Люсиндой Пембрук, дочерью герцога, автором портрета, на основании которого Тревельяна обвиняют в убийстве? Тюремщик наверняка только расхохочется и позовет своих приятелей, чтобы и они повеселились. В своем скромном платье и стеганых юбках она не похожа на дочь герцога. Да и Тревельян может убить ее голыми руками, если узнает об этом.
Впрочем, может, именно сейчас, когда он находится за решеткой, будет легче сказать ему об этом. Со временем он успокоится и решит, как распорядиться этими сведениями. Сложив руки на животе, она постаралась говорить увереннее.
– Я Люси Джонс, подруга виконтессы Рочестер, которая послала меня узнать, как он себя чувствует. – Синда позволила себе сделать легкий намек на принадлежность к аристократии, чтобы произвести на дежурного некоторое впечатление.
Мужчина за столом снова фыркнул. Господи, до чего же он похож на свинью, с омерзением подумала Синда, нужно только сделать более плоским его нос картошкой и пририсовать копытца.
– Можете отнести ему его ужин. Он швырнул им в человека, который его принес. Не стал бы беспокоить его еще раз, но это стоящее зрелище. Здесь впервые заявляют о своих правах на графство. – Он с трудом отодвинул стул и поднялся. – Красивых подносов у нас не водится, так что захватите остатки пирога и кружку с элем. – Кивком он указал на щербатую кружку и сверток из коричневой бумаги. – Я провожу вас.
Поняв, что этот достойный страж сожрал бы ужин Трева, если бы она не пришла, Синда крепко стиснула зубы, чтобы они не выбивали дробь, забрала жирный сверток и тяжелую кружку и пошла за тюремщиком по темному коридору, освещенному несколькими мигающими лампами. Ей следовало взять с собой Мика. Вокруг не было видно ни солдат, ни одного приличного человека.
Но она сможет сделать то, на что способны другие женщины. Если уж решила жить самостоятельно, то нечего ссылаться на имя своего отца: за независимость нужно платить.
Они прошли мимо нескольких дверей с маленькими зарешеченными окошками, но из-за них не слышалось никаких звуков. Вероятно, в брайтонской тюрьме не много заключенных.
– Эй, вы! К вам пришла леди! – постучав в одну из дверей, крикнул тюремщик. – Приведите себя в приличный вид.
Сжимая в руке сверток с пирогом, так что жир потек по ее запястью, Синда ждала, пока тюремщик отопрет дверь. Тревельян не должен был попасть в эту вонючую дыру. Ему следовало стоять на палубе корабля под солнечным светом, с волосами, которые развеваются от ветра, каким она изобразила его на портрете.
Дверь открылась, но внутри было так темно, что она ничего не видела.
– Тревельян? – неуверенно позвала Синда.
– Это вы! – Из мрака появилась рука, схватила ее за кисть и втащила в камеру. Кружка упала, разбилась и обрызгала ее юбки элем.
Синда молчала, когда он толкнул ее к стене. При слабом свете, который падал от лампы в коридоре, она различала только силуэт мощной фигуры Тревельяна. Он занес кулак и так стремительно нанес удар неуклюже топтавшемуся рядом тюремщику, что она даже не успела связать это движение со стоном последнего. Только когда его обмякшее толстое тело сползло на пол, она осознала смысл происшедшего.
– Вы пришли поиздеваться надо мной в тюремной камере? – зарычал Тревельян, снова хватая ее за руку и толкая к открытой двери. – Вы считали меня прирученной собачкой, которая бежит на ваш зов, чтобы вы могли держать меня на длинном поводке? – Затащив тюремщика в камеру, он захлопнул дверь и повернул ключ.
Не выпуская ее руки, Трев быстро двинулся по коридору, так что Синде приходилось семенить за ним, путаясь в юбках. Перед входной дверью он остановился и, приоткрыв ее, осторожно выглянул на улицу. Очевидно, то, что он увидел, его удовлетворило, и он вытащил Синду наружу.
– Благослови тебя Господь, Мик! – крикнул он, подбегая к карете. – Гони на запад, скорее! Я скажу, когда остановиться.
Казалось, Мик нисколько не удивился, увидев хозяина на свободе. Он проворно забрался на свое сиденье, пока Тревельян подсадил Синду и сам вскочил в экипаж.
Раскачиваясь из стороны в сторону и подскакивая на ухабах, карета неслась вперед, и Синда только теперь вспомнила, что так и держит пирог в руке.
– Вы пришли, чтобы позлорадствовать, или для того, чтобы удостовериться, что достигли своей цели, прежде чем доложить об этом моему деду? – мрачно спросил Рочестер. До крайности взбешенный, Трев выхватил пакет из рук Люси… нет, из рук леди Люсинды. От него пахло луком и жиром, но Тревельян был слишком голоден, чтобы обращать на это внимание. В ярости расхаживая по своей камере, он покрыл расстояние не меньше пятидесяти миль, проклиная свою судьбу и подлую предательницу. И теперь, вонзив зубы в смятый пирог, он откусил от него кусок с таким наслаждением, с которым голодная собака хватает кость. Ему нужно было занять чем-нибудь свои руки, иначе он задушил бы эту женщину.
Синда хранила молчание, и он всмотрелся в ее лицо. Она аккуратно вытирала руки кружевным носовым платочком. Кружева! Могут ли скромные художницы позволить себе такую роскошь? И почему он раньше не обратил на это внимания?
Как законченный дурак, он попался на первое же хорошенькое личико. Эта мысль заставила Трева еще больше помрачнеть.
– Так и будете сидеть, изображая из себя святую невинность? – спросил он, нарочно вытирая рот тыльной стороной ладони, как это сделал бы грубый моряк, каким он и был. – Вы считали, что я настолько тупой, что без всяких вопросов попадусь на ваше обаяние? Признавайтесь, что вы сделали с Лоренсом?
«Ага, – с удовлетворением отметил он, – сразу встрепенулась!»
– С Лоренсом? С виконтом? А что я могла с ним сделать?
– Вы нарисовали его, я узнал бы его где угодно. Значит, вы его видели. И кстати, как вам удалось написать мой портрет без моего ведома?
Она выронила испачканный платок и схватилась за края своей накидки.
– Когда я написала портрет виконта? – спросила она со странным спокойствием.
– Нарисовали, а не написали. Мелками. На своем мольберте. А вам разве не сказали, что меня схватили прямо у вас в доме? Я подумал, что это довольно забавно. Только не могу понять, как вы все это устроили.
А он еще принес ей цветы и подарки, с досадой подумал Трев и замкнулся в себе. Он действительно начинал думать, что вернулся домой и обрел уют и спокойствие. Значит, он гак и не усвоил преподанного ему когда-то урока, забыл, что все это не для него!
Но он сумеет помочь Лоренсу, выяснит, какое еще коварство затеял его дед, привезет Лоренса домой, а потом уедет подальше отсюда. И пусть за все заплатит эта подлая, гадкая женщина.
Голос Синды слегка дрожал, когда она заговорила:
– Набросок на моем мольберте? Вы его видели? Рыбака?
– Это не рыбак! – Трев готов был задушить ее. Вместо этого он открыл верхнее оконце и крикнул Мику: – Вези нас к Джорджу. Помнишь его? Севернее от дороги?
Мик ответил утвердительно. Успокоившись, Трев снова стал рассматривать скромную мисс, сидевшую перед ним. Покончив с пирогом, он облизнул пальцы. Ему до смерти хотелось выпить эля. Поддев ногой корзинку, валявшуюся на полу, он поднял ее и осмотрел содержимое – лепешки, так и не съеденные. Но он уже насытился.
– Если вы скажете мне, где найти Лоренса, я отправлю вас к вашему отцу и не причиню никакого вреда. – Он говорил первое, что приходило ему в голову, так как был слишком потрясен ее вероломством, чтобы размышлять спокойно.
– Как? Значит, вы действительно могли убить вашего кузена? Может быть, граф стремился защитить его от вас?
Трев, конечно, заслужил этот холодный, отчужденный тон, но ему хотелось разнести все вокруг или душить ее, пока она не поймет. Правда, ни то, ни другое не привело бы его к цели.
– Тогда он должен был бы заботиться о наследнике Лоренса, которому предстоит родиться, а он ровным счетом ничего не делает! Бросьте! Виконт не сделал вам ничего плохого. Где он находится?
– Я никогда не встречалась с виконтом Рочестером, – ледяным тоном ответила Синда.
– Но вы же его нарисовали! – вскричал он в бешенстве. – И он сращивал канат левой рукой, как делал всегда, потому что он левша! И над левой бровью у него маленький шрам, который я помню с детства! Да, я не видел Лоренса двадцать лет, но узнал его, понимаете, это он! И должен вам заметить, дорогая моя леди Люсинда Пембрук, – Трев произнес ее имя с язвительной насмешкой, – как художница вы куда талантливее, чем соблазнительница!
Вздрогнув, она еще глубже надвинула на лоб капюшон и отвернулась к окну.
– Я запечатлела на бумаге лишь то, что видела в своем воображении. – Она гордо вскинула голову. – Я даже не надеюсь, что вы мне поверите.
– Вы хотите убедить меня, что вообразили Лоренса?! – недоверчиво переспросил Трев. – Вот таким, каким вы его нарисовали? Виконт Рочестер, наследник Лэнсдауна – в облике бедного рыбака на пристани?
– Я не знала его имени, а видела обыкновенного рыбака. Точно так же, как не знала вашего имени, когда изобразила вас на ярмарке. У меня в воображении родился ваш образ, и я только перенесла его на холст. Это присуще всем художникам и называется творчеством.
– Понятно, а пиратам присуще похищать и грабить людей, – со злобной усмешкой сказал Трев. – И убивать их, как, должно быть, и думает мой дед. Ну хоть я и не был пиратом, но теперь мне терять нечего! Вы скажете мне, где найти Лоренса, или предпочтете стать моей первой жертвой?
– Люди воспринимают мои картины как акт ясновидения, – прошептала она голосом, в котором звенели подступившие слезы. – Может, ваш кузен решил стать простым рыбаком, а не заниматься поместьем. Я не знаю, ничего не могу сказать. Я только рисую.
– Вы думаете, что когда-нибудь в будущем мой кузен станет рыбаком? – недоверчиво спросил Трев.
– Говорю же вам, я нарисовала только то, что видела в своем воображении! И больше мне ничего не известно.
Он слышал в ее голосе боль и слезы и всей своей грешной душой хотел ей верить. Но к счастью, он достаточно оправился от потрясения и теперь принимал ее за ту, кем она была на самом деле. Место ярости занял холодный рассудок.
– Сколько бы ни заплатил вам мой дед, я могу дать больше. Я владелец довольно крупного состояния. Просите что хотите, только скажите, как мне найти Лоренса.
Она молчала.
– Мой дед вас шантажировал? – с трудом сохраняя терпение, спросил Трев. – И таким образом заставил вас нарисовать тот проклятый портрет? Если это так, я узнаю, чем он вас шантажировал, и освобожу вас от его власти. Только назовите свою цену.
Она снова ничего не ответила.
Трев чувствовал, что в любую минуту снова сорвется и как следует встряхнет ее, чтобы вырвать ответ. Но этого нельзя было допустить! Нужно спокойно и хладнокровно составить план действий, он должен переиграть графа в его игре.
И все же у него невольно вырвалась мольба:
– Что я вам сделал, за что вы обрушили на меня такое несчастье?!
Она повернулась и взглянула ему прямо в глаза.
– Вы мне не верите. До тех пор пока вы мне не поверите, нам с вами не о чем разговаривать.


Синда замкнулась и за весь вечер больше не произнесла ни слова. К заходу солнца они добрались до крошечного рыбачьего домика Джорджа у моря. Водворившись в домике с хранившей презрительное молчание леди Люсиндой, Трев отдал необходимые распоряжения Мику и своему старому другу.
Вскоре его люди с каретой отбыли куда-то, и Трев с Синдой остались одни, однако у нее не вырвалось ни единого слова протеста. Но когда Трев стянул ей кисти рук и привязал ее к кровати своим шейным платком, леди Люсинда Пембрук ожгла его таким неистовым взглядом, что он чуть не сгорел от стыда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Много шума вокруг волшебства - Райс Патриция



Милый роман. Очень интересен ГГ. Есть и детективная линия. Но ничего сверх интересного.Можно почитат на досуге.
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияВ.З..64г.
28.12.2012, 13.37





Насыщенный сюжет плюс паранормальные явления - напрягает немного. Читайте.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициялена
27.06.2013, 20.15





читайте 9 балов.
Много шума вокруг волшебства - Райс Патрициятату
25.04.2016, 17.12





7/10
Много шума вокруг волшебства - Райс ПатрицияТ.Ж.
27.04.2016, 4.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100