Читать онлайн Мечты о счастье, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечты о счастье - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечты о счастье - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечты о счастье - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Мечты о счастье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

«Тете Эм.
Ненавижу тебя, ненавижу Канзас! Собаку забираю.
Дороти».
– Эта женщина живет под твоей крышей?! Они находились в дальнем уголке ресторана:
Кэтрин – отдыхая от своих обязанностей, Аксель – по традиции. Он оставался в ресторане, чтобы присматривать за порядком, а не для того, чтобы дружески хлопать по плечу тех, кто войдет. Он лично знал каждого посетителя и не напоминал о своем присутствии без крайней необходимости. Никто этого и не ждал.
Хедли, на своем обычном месте у стойки, развлекал какую-то простушку фронтовыми историями. На самом деле он никогда не был на войне. Аксель подавил усмешку и повернулся к Кэтрин. Бог знает почему, она лопалась от злости.
– Если речь о Майе Элайсем, да, она живет у меня. Ни для кого не секрет, что идти ей некуда, а все вещи остались в доме на снос. Если тебя беспокоит моя репутация, поговори с мэром, пусть даст разрешение на вывоз товара и личных вещей. Тогда «эта женщина» переберется в соседний дом.
– До тебя не доходит? Не доходит, нет! За стенами ресторана ты слепнешь, как крот. Эта женщина уже запустила в тебя коготки, а ты делаешь все, чтобы они впились поглубже!
Аксель удивленно поднял бровь: Кэтрин была склонна к мелодраме, но никогда – к таким вспышкам ярости.
– Это беременная учительница, а не женщина-вамп. Приютив ее, я осчастливил Констанс. Думаю, сейчас они рисуют... пальцами на стене.
Он решительно вычеркнул из памяти беспорядок, который оставил дома: коробку с остатками пиццы, заказанной по причине пустоты в холодильнике; толстый слой газет на кухонном столе – антикварном, из настоящего дуба. Он сильно подозревал, что газеты давно уже насквозь пропитаны водой до самой полированной поверхности. Экономку хватит удар, а кухня, если учесть страсть Мэтти к красному, будет похожа на линию фронта после воздушного налета. Но Констанс, когда он уходил, смеялась взахлеб, и это заставило его сдержаться. Аксель относился к людям и событиям по степени важности, и дочь занимала в этом списке ведущее место.
– Ты покупаешь ей наряды!
Обвиняющий голос Кэтрин вернул его к действительности. Аксель взглядом показал официантке на стол, где посетитель разлил спиртное, и вернулся к придиркам помощницы. Он никогда бы не подумал, что она придирчива.
– Ее одежда осталась в доме на снос, – терпеливо повторил он. – Я не «покупаю наряды», а снабжаю самым необходимым. Мне едва удалось убедить ее зайти в «Уолмарт», а не в магазин подержанной одежды.
Вообще говоря, ему не удалось. Просто он воспользовался привычкой Майи избегать конфликтов и привез их с Мэтти в центральный универмаг. Хотя глаза ее метали молнии, Майя придержала язык в присутствии детей. Мэтти, добрая душа, радостно соглашался с каждым предложением Акселя, зато его неуступчивая тетушка наотрез отказалась принять хоть что-нибудь, кроме белья и маек. Пришлось прикинуть ее размер наугад. Так Аксель купил два платья для будущих матерей и длинный теплый свитер для прохладных вечеров. Тогда она настояла на расписке. Он принял расписку и, вместо того чтобы втихомолку выбросить, как намеревался, аккуратно свернул и спрятал в бумажник – в память о том, как далеко зашел.
Сумма покупок равнялась той, которую он ежемесячно выделял на текущий осмотр машины.
– Тоже мне, агнец Божий! – процедила Кэтрин. – Помяни мое слово, она себя еще покажет! Если не возьмешься за ум, будешь болтаться на крючке!
Она ускользнула прочь, к своим обязанностям, оставив Акселя размышлять над зловещим пророчеством.
Однажды он уже помог слабой, беззащитной женщине, и дело кончилось браком. Правда, в то время он был намного моложе. Родители Анджелы развелись и разъехались по разным местам. Как результат – она вылетела из института и пошла работать официанткой в ресторан «У Хоулма». Незадолго до этого Аксель похоронил отца. Слово за слово... короче, Анджела оказалась беременной, и он решил, что брак – наилучший выход из положения. В то время он понятия не имел, что такое супружество со всеми его сложностями и проблемами, но многому научился. Он вовсе не желал снова задыхаться в петле. Возможно, кому-то и везет, но он не скроен для совместной жизни. Анджела обвиняла его в бессердечии, а он... просто не умеет обнажать душу.
К счастью, Майя Элайсем не интересуется ни браком, ни им самим. Так зачарованно и в то же время чуточку брезгливо человек смотрит на радужного жука или пятнистое брюшко жабы. Они слишком разные, чтобы сблизиться. Нет, Кэтрин ошиблась. Опасности никакой.
Во всяком случае, со стороны учительницы, мысленно добавил Аксель, заметив, что в ресторан входит мэр, под руку с матерью и Сандрой. Вот откуда шла главная угроза. Эти две матроны (а вернее, две мегеры, злобно уточнил он) спелись уже давно и вместе являли собой могучую силу. Глядя, как они рассаживаются, опекаемые своим кавалером, так и хотелось взять горн и заиграть тревогу. Неприятель расположился лагерем прямо под стенами крепости.
Поразмыслив, Аксель послал на их стол бутылку вина. Будущее оставалось туманным, он вполне мог проиграть битву, а значит, не стоило спешить с атакой. Сначала нужно было связать союзника выгодным для него договором.
У стойки раздались голоса – кто-то перебрал и нарывался на неприятности. Аксель обрадовался возможности дать выход гневу. Высмотрев заводилу, он ухватил его за ворот и поволок наружу, к стоянке такси. Решив, что это полиция, пьяный завопил: «Превышение власти!» Аксель молча впихнул его на заднее сиденье ближайшей машины. Прежде он бы позабавился, но теперь пьяные вопли привели к дальнейшему разлитию желчи.
Мэр ждал у стойки под предлогом выбора безалкогольного напитка для своих спутниц.
– Твой бармен разливает крепкое как заведенный, – холодно сообщил он. – Это приличный город. Мы будем беспощадно искоренять пьяные беспорядки.
На юге владельцы ресторанов предпочитали по большей части разливать спиртное в задних комнатах, подальше от глаз общественности. Вот почему на последнем голосовании закон о продаже крепких напитков прошел лишь незначительным большинством голосов. Прежде чем ответить, Аксель выпил ледяной минералки в надежде обуздать гнев. Теперь, когда учительница была в его власти, появилась возможность компромисса.
– Это слишком шаткое основание для изъятия лицензии, Ральф, и ты это знаешь. Если хочешь прикрыть школу, советую сменить тактику.
– Торговый центр нужнее городу, чем нелепое и сверхлиберальное учебное заведение, а мой первейший долг – идти навстречу избирателям.
– Ты способен идти навстречу только самому себе! Учительница у меня в руках. Если оставишь ресторан в покое, мы, быть может, и сговоримся.
– Почеши мне спинку, и я почешу твою? Мэр одобрительно хмыкнул и удалился к своему столу. Аксель так сдавил пластиковую бутылку, что жидкость струей брызнула из горлышка. Значит, он готов обменять чью-то мечту на возможность и дальше продавать спиртное?
С приглушенным проклятием он удалился на кухню, где его слово все еще имело вес.
– Почему же ты не перебралась ко мне, тупица? – возмущалась Селена. – А впрочем, спать с врагом – это даже кстати. Порой это единственный способ собрать сведения.
Майя покачала головой. Мэтти возился у девственно чистой двери холодильника, прилаживая первый, но явно не последний рисунок. Она поощрительно улыбнулась племяннику. С чтением у него не ладилось, зато с рисованием все было в полном порядке.
– Не сочти, что я критически настроена, но хочу напомнить, что слово «спать» имеет по крайней мере два значения. На девятом месяце подходят только подушка и одеяло.
– Много ты понимаешь! – фыркнула Селена. – А все-таки есть у нас союзник в городском совете или нет?
– Настолько, насколько это в его интересах.
Майя осторожно опустилась на стул. К концу месяца ноги совсем перестанут ее держать. Скорей бы родился этот ребенок!
– Аксель Хоулм не так уж плох, когда познакомишься с ним поближе. Чопорный, чересчур благопристойный, напористый, но не более того.
Если вспомнить инцидент с покупкой одежды, слово «напористый» лишь отчасти отражало суть. Скорее тут подошло бы слово «деспот».
– Ты его умасливай, а остальное предоставь мне. Сегодня у меня вечеринка. Среди прочих будет кое-кто из дорожного отдела. Пожелай мне удачи.
Майя усмехнулась. Ей не приходилось бывать на вечеринках у Селены, но она вполне могла вообразить, как они проходят.
– Постарайся обрушить на него всю мощь своего обаяния. Мы еще заставим их подкопаться под торговый центр и устроить автостоянку в подвальном этаже!
– Не обольщайся, центр находится в зоне возможного затопления. Но мы что-нибудь придумаем.
Селена повесила трубку, оставив Майю восхищаться делом рук своих подопечных. Мэтти упоенно рисовал стаю драконов. Констанс (должно быть, памятуя о недавних похвалах) изображала все более идеальные детские. Колыбель, однако, была в каждой. А в колыбели ребенок. Майя не удержалась и расхвалила эту деталь.
– Бабушка подарила мне куклу, – сказала девочка равнодушно, – но это совсем не то, что настоящий ребенок. Ведь правда?
Большие серьезные глаза обратились к Майе. В них был вопрос, так что казалось, будто она стоит на свидетельской трибуне в суде, где нельзя солгать и нельзя укрыться за отговоркой.
– Кукла – это ребенок понарошку.
Она все-таки ответила уклончиво, не желая ставить крест на подарке Сандры. Выходит, хрустальный шар так и не был куплен. Его сочли неподходящим для восьмилетней девочки.
– А у вас в животе настоящий ребенок... – Констанс опустила взгляд на рисунок, – как когда-то у мамы.
О Боже! Все глубже и глубже в тайники души! Майя пожалела, что у нее не нашлось времени для продленных курсов детской психологии. Впрочем, денег у нее тоже не нашлось. Она взяла рисунок, чтобы прикрепить его к дверям холодильника.
– Значит, ты потеряла не только маму, но и братика или сестричку. Мне очень жаль! Наверное, ты с нетерпением ждала....
– Я не ждала! – крикнула девочка. – Я ненавидела этого ребенка!
Она отошла к кухонному столу и к Мэтти, а потрясенная Майя укрылась за простой повседневностью, тщательно прикрепив рисунок. Она ощущала острую душевную боль, мучительное сострадание и испуг. Акселя не было дома именно тогда, когда он особенно нужен. Это были его дочь, его поле битвы, его камень преткновения.
Не колеблясь, Майя схватила телефон и набрала номер ресторана. В этой семейной драме она была человеком посторонним.
Аксель с треском захлопнул за собой дверь. Что, к дьяволу, стряслось! Он бросил все, оставил ресторан на милости мэра – и ради чего? Дом в порядке, никакого пожара!
Он сердито прошагал из прихожей на кухню и нашел ее во вполне приличном состоянии – не хуже, чем оставил. На полу и газетах было больше цветных пятен, а холодильник напоминал стенд детского творчества, но никто не бился рядом с ним в предсмертных судорогах. Констанс пристраивала на голове у Мэтти нарисованную диадему, учительница, казалось, умиленно следила за ней, поглаживая кота.
Она повернулась. Во взгляде не было и следа умиления, только тревога.
– В чем дело?! – взревел Аксель (эта женщина взяла привычку пугать его до полусмерти без особой к тому причины!).
– Папа! – крикнула Констанс, бросилась к нему и прижалась всем телом.
Пораженный столь непривычным проявлением чувств, Аксель присел обнять ее и даже глазом не моргнул на желтое пятно, сразу украсившее его новые брюки от Перри Эллиса. Майя протянула ему бумажное полотенце, которое он рассеянно принял.
– Пап, ты останешься? Я с Мэтти рисовали.
Раньше если уж Констанс говорила, то говорила правильно. Первые последствия жизни под одной крышей с учительницей! Аксель адресовал Майе возмущенный взгляд.
– Покажи папе свой рисунок, моя шоколадная, – сказала та, не поднимаясь с места.
В этом, должно быть, и была причина звонка. У нее схватки! Преждевременные роды на полу его кухни! Иначе с чего бы ей сидеть, вместо того чтобы носиться вокруг стола наперегонки с детьми? Разве не так она ведет себя, когда все в порядке? Надо звонить в «скорую», и срочно!
Потом Аксель обратил внимание на дочь. Казалось, она не в восторге от перспективы демонстрировать ему свое творение. Тогда он сам увлек ее к холодильнику. Рисунки Мэтти нельзя было перепутать – это был фейерверк красочных мазков. Констанс рисовала тщательно, в деталях, и все же Аксель не сразу понял, что именно видит. На первый взгляд казалось, что она изобразила забитую мебелью комнату.
Кот спрыгнул у Майи с колен и начал с громким мяуканьем тереться у ног. Аксель рассеянно почесал его за ухом, снял рисунок и постарался всмотреться:
– Ну и что же это? Дочь стиснула губы добела.
– Не хочешь объяснить? Она яростно помотала головой.
– Это детская, – сказала Майя. Детская. Сердце у Акселя ухнуло куда-то очень глубоко. Он отвел взгляд, не замечая, что комкает рисунок. Детская, что же еще. Вот колыбель, которую он сделал своими руками и из которой Констанс давно выросла. Вот манеж с грудой игрушек, к которой они каждый выходной добавляли по штуке, заботливо выбрав.
Боль расцвела в груди ядовитым цветком. Каким-то чудом он выдержал это.
Чуткий кот быстро скрылся за холодильником.
– Очень красиво, Констанс, – произнес Аксель медленной, как ему показалось, с поразительным самообладанием.– А теперь мне нужно поговорить с твоей учительницей. Мисс Элайсем! – Он повел головой в сторону жилой комнаты.
– Вам нужно поговорить с дочерью, – возразила Майя, не двигаясь с места.
За неподчинение приказу можно уволить служащего, но никак не гостя. Аксель скрипнул зубами. Перед глазами мелькали цветные сполохи, кровь бешено ревела в ушах. Хотя Констанс уже прилежно рисовала у стола, отцовский опыт говорил, что она жадно ловит каждое слово. Два года он убеждал себя, что она забывает, что уже забыла. Он не мог больше играть в эту игру.
Аксель прошагал в жилую комнату. Если Майя надеется подтолкнуть его к разговору с дочерью, пусть сначала соизволит поговорить с ним сама. Пусть хотя бы намекнет, с чего начать.
Он не сводил взгляда с рисунка. Констанс изобразила то, что должно было стать детской для его сына. После аварии, стоившей Анджеле жизни, ребенок был извлечен из тела матери мертвым. Аксель ощутил во рту едкий вкус желчи.
Пару секунд спустя Майя стояла перед ним. Он не слышал, как она вошла. Поверх купленного им легкого свободного платья на ней был теплый свитер. В самом деле, вечер выдался холодным. Аксель подумал, что стоило бы включить отопление. Сам он никогда не мерз, но эта хрупкая женщина, конечно же, продрогла до костей.
Ну вот, опять начинается! Она не ребенок, вполне способна сама о себе позаботиться. Ему хватает забот с разбросанной детской обувью! Мыском ботинка Аксель вытолкнул из-под дивана шлепанец.
– У вашей дочери повышенный интерес к детским комнатам. Почему – я поняла лишь отчасти, ее комментарии были весьма лаконичны. Я думала, вам захочется объясниться в первую очередь с ней, а уж потом...
– Какие еще комментарии? – грубо перебил Аксель, бросил рисунок на стол и нацелился на сандалию в углу.
Майя медлила, как если бы не могла подобрать нужных слов. Выпихнув сандалию, Аксель указал на диван:
– Сядьте!
Майя села, переплела руки на коленях и начала нервно поигрывать большими пальцами. Она упорно избегала его взгляда. Раздраженный возглас заставил ее вздохнуть.
– Я не желаю быть втянутой в чужие семейные проблемы.
– Неужели? – спросил Аксель со злобой. Он не мог сейчас владеть собой и до тех пор пинал сандалию, пока та не приземлилась вверх подошвой.
– Я хочу все знать! Будет кстати рассказать друг другу историю своей жизни!
– – Не получится, – серьезно ответила Майя. – Я по натуре не драматическая актриса. – Она кивнула на мятый рисунок на столе: – По словам Констанс, она изобразила не куклу, а настоящего младенца. Того, который мог бы родиться у ее мамы.
Аксель пошатнулся и рухнул на колени. Удар был так силен, словно ему выстрелили прямо в лицо. На этот раз боль взорвалась позади глаз, в висках и затылке. Он был не в силах справиться с ней. Все, что он мог, – это сделать вид, что наклонился в поисках обуви.
– Я думал, она забыла...– пробормотал он. – Сразу после похорон детская была полностью обставлена заново, переделана в комнату для гостей. Так было проще всего.
– Ничего странного, что дочь перестала с вами разговаривать.
Выпрямляясь, Аксель ударился головой и устремил на Майю обвиняющий взгляд, словно это было ее рук дело. Лицо ее осталось невозмутимым. Это привело его в себя, и он швырнул кожаный башмак в общую кучу.
– Констанс берет пример с вас, – безжалостно продолжала Майя. – Если взрослый не откровенничает, что остается делать ребенку?
Поежившись, Аксель возобновил блуждания по комнате.
– В ту пору она была слишком мала, – мрачно возразил он. – Как вы представляете себе этот разговор? Разве не довольно того, что мама умерла, обязательно нужно вдаваться в детали? – Он заметил вторую сандалию и ринулся к ней. – Что я мог сказать шестилетнему ребенку? Что мы с Анджелой не ладили? Мы и ребенка завели в надежде, что это поможет нам ужиться... – Сандалия увенчала груду обуви с первого же пинка. – Но беременность все только усложнила. В то утро у нас вышла особенно бурная ссора. Должно быть, Анджела решила, что не все еще высказано, потому что, когда я уехал на работу, последовала за мной.
Слова лились сами собой, без усилия, – слова, которых он никогда еще не произносил. Изливаясь, они терзали душу, так что на глаза наворачивались слезы. Аксель напомнил себе, что настоящий мужчина не плачет, и выразил свои чувства иначе, рванув в сторону кукольный домик. Под ним оказался второй кожаный башмак. Ощутив на щеке влагу, Аксель пнул башмак так, что он отлетел к противоположной стене.
– Той ночью был ливень с грозой, – продолжал он мертвым голосом. – Дороги стали скользкими, повсюду валялись ветки и листья. Я взял «ровер», потому что другой машиной обычно пользовалась Анджела. Она даже не пристегнула этот чертов ремень.
– Вы не виноваты, – мягко произнесла Майя.
– Если бы знать!
Аксель сделал вид, что у него зачесалась щека, и незаметно стер влагу. Только потом он повернулся. Зачем копаться в том, что было? Но Майя смотрела на него доверчивым, открытым взглядом давнего друга, и он просто не мог оборвать исповедь.
– Ее выбросило из машины. Она ударилась головой и умерла мгновенно. Спасти ребенка не удалось – Анджела была всего-навсего на пятом месяце.
Его сын. Он даже не успел получить имя, и потому на могильном камне написали «малыш». И только. На похоронах Аксель не плакал. Он просто стоял как оглушенный, держа за руку дочь и глядя на то, как хоронят его так и не сбывшиеся мечты.
Он не плакал тогда, но теперь слезы угрожали пролиться. Чтобы не допустить этого, он с ненавистью пнул груду обуви так, что она разлетелась по всей комнате.
– Ну? И какое отношение все это имеет к вашему телефонному звонку?
– Теперь мне легче понять, в чем дело, – спокойно ответила Майя. – Полагаю, Констанс считает себя виновной в смерти брата.
– Что?! – дико закричал Аксель.
Но в глубине души он знал, что это правда, что два года дочь жила в том же аду, что и он сам.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мечты о счастье - Райс Патриция



Прекрасный роман!Трогательны герои, прекрасный слог!
Мечты о счастье - Райс ПатрицияГалина
10.01.2011, 21.47





Объем большой, но прочитала на одном дыхании. Очень красивый роман, раскрывающий яркий внутренний мир героев. Прочитайте, не пожалеете...
Мечты о счастье - Райс ПатрицияЮлия
1.02.2013, 13.23





Читайте!!!!!
Мечты о счастье - Райс ПатрицияТаня
6.02.2013, 13.41





Хороший роман .... Читайте...
Мечты о счастье - Райс ПатрицияНадежда
4.08.2013, 19.28





Мощный,яркий роман,заставляющий сопереживать!!!rnСначала читается с усилием,со смешанными чувствами,но потом события начинают развиваться и очень затягивают. Прерваться и отложить книгу до завтра не получится))
Мечты о счастье - Райс ПатрицияАнастасия
26.12.2013, 1.32





Ничего особенного,один раз прочитать можно.
Мечты о счастье - Райс ПатрицияОксана
6.01.2014, 13.03





Классный юморной роман! Особенн смешно про астрологию и вообще смешнно!!
Мечты о счастье - Райс ПатрицияStefa
15.01.2014, 8.34





Зря повелась на положительные комментарии. Ели дочитала (домучила) роман до 19 главы, дальше читать такую "нудятину" просто не могу. А хороший слог и трогательные герои есть в романах Макнот. ИМХО
Мечты о счастье - Райс ПатрицияНадежда 78
16.03.2014, 22.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100