Читать онлайн Магия, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Магия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Дунстан проследовал в комнату для игры в карты, проходя мимо женщин, которые отходили в сторону, чтобы не встретиться с ним. Мужчины хмурились. Карточные столы пустели, когда он проявлял интерес к игре.
В глубине души Дунстан ощутил все нарастающее чувство гнева. Он не нуждался в этом столь ненавистном ему обществе и пришел сюда только потому, что Дрого настаивал на его присутствии, а отказать брату он не мог, потому что был должен ему гораздо больше, чем мог когда-либо возместить.
Поправив платок на шее, Дунстан направился к двери, ведущей на балкон, и вышел на свежий воздух, чтобы успокоиться. Он никогда не считал себя частью светского общества Лондона, которое так обожала его жена и к которому он принадлежал по титулу. Пренебрежение к семье отца научило жить без общества и сына. В то время, когда он вместе со своей матерью и братьями жил в деревне, граф-отец развлекался в Лондоне со своей любовницей-аристократкой. В деревенском доме священника, брата его матери, дедушка учил Дунстана любить и уважать землю и природу. Город с его развлечениями и пустым времяпрепровождением никогда не прельщал его. Несомненно, если бы он сделал хоть малейшее усилие стать своим в лондонском светском обществе, Силия была бы живой сегодня…
За спиной из-за стеклянной освещенной двери до Дунстана доносились трогательные звуки скрипки и флейты. Одетые в разноцветные шелка пары кружились в изящных танцах, смеялись, флиртовали и договаривались о свиданиях. Силия в отличие от него была частью этого мира, он же чувствовал, что это напыщенное общество аристократов в нем не нуждается. Зная по опыту, что оно приносит людям только одни несчастья, все свое внимание и помыслы Дунстан обратил к земле, работа на которой стала для него одним из смыслов жизни.
Земля, оставленная ему в наследство дедом, скорее напоминала болото, а у Дунстана не было средств осушить ее. Дрого предложил брату несколько акров твердого грунта для экспериментов по выращиванию кормовых культур, которые, как он считал, совершат переворот в сельском хозяйстве. Тогда Дунстан сможет получать огромные урожаи, чтобы кормить стада овец всю зиму. Вот с чем были связаны его надежды на будущее, а не с этим блестящим искусственным миром. У него не было времени посеять семена перед возвращением к своим утомительным обязанностям в поместье маркиза Хамптона. Два дня назад наследник маркиза приказал ему приехать в Глостершир. Дунстан готов был выполнить приказ. Уж лучше иметь дело с глупым сыном маркиза Ролли, чем находиться в городе среди безмозглых бездельников.
Прислонясь к холодному ограждению балкона, Дунстан с беспокойством размышлял над тем, что у него слишком мало времени, чтобы посеять ценные семена, тревожился об отъезде и о том, что ему придется все оставить под сомнительным присмотром управляющего Дрого.
Он не ожидал, что тот будет поддерживать его и дальше.
Брат заплатил за образование Дунстана, обеспечивал его незаконнорожденного сына и давал взаймы достаточную сумму, чтобы содержать Силию, ни в чем ей не отказывая. После смерти жены Дрого заплатил долги, которые она оставила. Он даже предложил взять на себя расходы по расследованию убийства Силии, но Дунстан отказался, заявив, что сам должен разобраться с этим делом и вернуть свое честное имя. Поэтому он решил, что пока нет смысла вкладывать деньги в осушение его болотистого участка земли.
Донесшийся из-за балконной двери разговор прервал его мысли, и он вынужден был отступить в тень.
— Этого человека следует повесить, — злобно произнес чей-то низкий голос. — Мы же вешаем нищих за кражу хлеба. А они, зная, что господам удается избежать наказания за убийство, с недоверием относятся к нашему обществу.
— Но ведь нет никаких доказательств, чтобы судить его, — возражал более спокойно кто-то.
— Однако графу Ивесу не следовало приводить его сюда. Он начисто лишен политического чутья.
Вспыхнул огонек, и почувствовался аромат дорогой сигары. Дунстан выругался про себя, решая, как поступить. Если он перепрыгнет через перила балкона на каменную террасу, то переломает себе все кости либо расколет каждый камень на террасе.
В это время первый голос проворчал:
— Дрого тоже далек от политики. И тот факт, что он появляется в нашем обществе со своим братом-убийцей, разрушит его репутацию.
— Необходимо знать, что в нашем обществе существуют определенные порядки, — согласился второй. — Ивесы всегда были порядком испорчены. Их необходимо держать подальше от наших дочерей, а для этого следует запереть всех вместе, и все от этого только выиграют.
Голос мужчины, довольного собой, решил все дело. У Дунстана не осталось ни малейшего сомнения, что Дрого еще предстоит сражаться за свою собственную репутацию и что его колдунье жене придется околдовать весь город, если у нее, конечно, возникнет такое желание. Дунстан решил, что не допустит, чтобы тень от его репутации навредила младшим братьям, законным или незаконным. Ведь без титула или богатства им придется тогда выдержать суровую битву за выживание. Дунстан этого не хотел.
С видом человека, уверенного в себе, он ступил в свет, льющийся сквозь стеклянные двери. Возвышаясь над группкой джентльменов, Дунстан вынул сигару изо рта говорящего, бросил ее на туфлю с серебряной пряжкой и раздавил своей массивной ногой. От неожиданности все замерли.
— Высшему обществу, может быть, следовало усвоить правила Ивесов, — самым учтивым тоном проговорил Дунстан. — Мы боремся с глупостью и невежеством, когда они стоят на пути, — Еще раз наступив каблуком на ногу его светлости, он проследовал прочь.
— Лейла, да скорей же, Лейла! Мне кажется, твой Ивес убил кого-то!
Лейла напряглась, заметив Кристину, пробирающуюся к ней сквозь толпу окружавших ее поклонников. Доверяя способности сестры предчувствовать то, что может произойти, она не сомневалась, что возникли какие-то неприятности. Она была просто раздражена тем, что сама не почувствовала этого.
Услышав шум у дверей на балкон, Лейла поспешила к собравшейся там толпе.
— Послушайте, давайте вешать Ивесов! — весело выкрикнул младший сын престарелого повесы, проследовав вслед за Лейлой вместе со своими приятелями.
— Не пристало убивать моего гостя… Лорд Джон, вы…
Быстро сообразив, что к чему, она воздержалась продолжить мысль. Молодая женщина прекрасно понимала, что ее положение в обществе не настолько высоко и прочно, чтобы оскорблять тех, кто помог ей войти туда.
— Ступайте, найдите Дрого, пожалуйста. Он вас послушает.
Она решила сыграть на гордости молодого человека. Гонора у него было слишком много, и Лейла смогла найти ему хорошее применение. Кстати, она и добилась своего положения, используя слабости других.
— Конечно, моя леди, — исполненный чувства собственного достоинства, лорд Джон неторопливо пошел прочь. Его самый близкий партнер по игре в карты сэр Бартон Таунсенд потащился вслед в целях безопасности.
— Взрослые мужчины, а ведут себя как дети, — пробормотала Лейла.
Ох уж эти мужчины! Она думала, что нашла среди них настоящего, когда вышла замуж за Теодора. В то время ему исполнилось сорок, и этот выбор казался вполне правильным. Но супруг оказался еще большим ребенком, чем его племянник школьного возраста Генри Викхам, который сейчас, полный решимости, был рядом с ней. Будучи человеком недалеким, он всегда выступал против Дунстана. И чутье не подвело ее, ибо в этот момент он явно собирался стать на ее защиту.
Лейла, не выпуская из виду происходившее на балконе, заявила:
— Сэр, это семейный вопрос, и не следует вмешиваться.
Она поставила Викхама перед выбором: либо завоевать ее расположение, выполнив ее просьбу, либо показать свое влияние в качестве наследника титула ее мужа.
Пришел Дрого. И Ниниан.
— Где же Дунстан?
— Найдите виконта Стейнса и сообщите ему о происшествии.
Викхам удивил ее, приняв мудрое решение найти молодого виконта. Когда он отправился на поиски последнего, Лейла улыбнулась.
Ее бывший муж не особенно был разочарован тем, что она не родила ему ребенка, которому он мог передать титул. Он и его племянник остались последними из рода, однако он знал: его молодая жена, когда женился на ней, ждала ребенка.
Сама же Лейла была разочарована. Тот факт, что она не родила ребенка, был еще одним доказательством ее провала как Малколм.
Несмотря на отсутствие удивительных способностей, присущих всему этому семейству, она была уверена в своей проницательности и могла легко распознавать характер человека. Если Дунстана не было посреди суматохи на балконе, она точно знала, где его найти, конечно, при условии, если он уже не сбежал.
Черт бы его побрал! Лейла не могла позволить ему уйти. Повернув в другую сторону, она скользнула за бархатные гардины, скрывающие двери в зимний сад, из которого был второй выход на балкон.
Влажная теплота окутала женщину, когда она открыла решетчатые двери. Здесь горело несколько настенных подсвечников, и высокие растения отбрасывали густые тени.
— Я не считаю себя слишком терпеливой, — произнесла она. — Вы не можете превратить мой вечер в пустые разговоры о погоде, а затем затаиться в тени, пока все мы не разойдемся.
— Я не прячусь.
Действительно, спрятаться был невозможно. Дунстан Ивес был слишком широк в плечах, чтобы замаскировать себя под дерево лимона.
Она вздрогнула от неожиданности при звуке его тихого голоса. Ей следовало бы ожидать нечто подобное, учитывая царившую в саду тишину.
Она прикрыла за собой двери.
— Я размышляю, стоит ли использовать еще раз так сигару, как я сделал только что… — Выпустив облачко дыма, он стоял, прислонившись к крепкому стволу, скрестив на груди руки и устремив взор к стеклянному потолку. — Это жасмин? — указал он в сторону высокого куста своей отвратительной сигарой.
— Да, восхитительный запах. — Подобрав свои пышные юбки, Лейла преодолела узкую дорожку между ними. Оказавшись рядом с Дунстаном, она физически ощутила исходящую от него ярость. Или это была страсть? Как мог мужчина, который казался холодным и бесчувственным, обдать ее таким жаром?
— Какая сигара? — потребовала объяснений она, не обращая внимания на свои ощущения.
— Ничего особенного, просто проучил одного противного старикашку. Почему вы со всеми не лечите пострадавшему раны своими колдовскими зельями?
— Черт возьми, я понятия не имею, о чем вы говорите. Я сочла разумным сначала разыскать вас и убедиться, что вы не снесли мой дом.
— Или что они не повесили меня на люстре? — с усмешкой произнес он, поворачиваясь к женщине лицом.
— О, меня это совершенно не взволновало бы.
Однако на самом деле все было наоборот. Он нужен был ей. Ей необходимы знания этого мужчины. Но сейчас он был одинок, и это затронуло в ее сердце какие-то невидимые струны. Лейла колебалась. Первым ее желанием было сказать что-нибудь утешительное, чтобы успокоить его израненную душу, но, подумав, она решила, что Дунстан Ивес сам легко мог справиться с любыми проблемами, возникшими на его пути.
Он пожал плечами и погасил сигару в горшке с землей.
— Где ваша любезная компания? Неужели они не боятся, что я сверну вам шею?
Он удивил ее своей проницательностью, но она не подала виду.
— Я пригрозила им, что закачу истерику, если они не оставят меня в покое. Ведь большинство джентльменов, зная капризы женщин, уступают им.
— Я никогда не уступаю. Пустые разговоры не для меня. Если вас не затруднит, передайте наилучшие пожелания моему брату и его жене. В данном случае, полагаю, для всех будет лучше, если я немедленно уйду отсюда и уеду в деревню. Именно там мое место.
Желая уйти, Дунстан ждал, когда Лейла отойдет в сторону, чтобы пропустить его.
— Только не сейчас! — воскликнула она, почувствовав, как по ее телу пробежала дрожь.
Он стоял рядом, скрестив на груди сильные руки, внимательно поглядывая на нее сверху вниз. Кто-то, вероятнее всего Ниниан, прикрепил гвоздику к отвороту его фрака. Сочетание мужского запаха и сладковатого аромата цветка пробудило в ней страстное желание. Подражая ему, Лейла скрестила на груди руки, борясь со своим чувством.
— Я хочу, чтобы вы работали у меня, — сказала она, переходя прямо к сути.
Дунстан молчал.
Впервые она почувствовала, как ее охватывает беспокойство. Кокетничая с герцогами и принцами, Лейла легко могла убедить их делать то, что хотелось им с мужем. Она никогда не пыталась добиться чего-нибудь только для себя, потому что даже не задумывалась, возможно ли это.
Теперь, когда ей представилась такая уникальная возможность осуществить мечту всей жизни, Лейла с ужасом боялась упустить этот шанс.
— Мне нужен сад.
Как же объяснить ему, что ей нужен необыкновенный сад? И нужен не для красоты.
— Я хочу выращивать цветы, каких нет ни у кого. Я хочу разводить всевозможные сорта цветов, какие только есть в природе.
Дунстан фыркнул.
— Женские головы — благодатная почва для всякой чепухи.
Лейла сжала губы, сдерживая гнев от его оскорбительных слов. Будь на ее месте другой человек, он, возможно, рассмеялся бы в ответ. Но она негодовала, оттого что Дунстан с презрением отозвался о ее намерениях.
— Напрасно вы мне не доверяете. Я хочу выращивать цветы и производить из них специальные ароматы. Можно начать с сортов, которые уже есть, но мне нужен человек, знающий свое дело. Мой отец говорит, что вы специалист в этом.
— Я выращиваю овощи и к цветам не имею никакого отношения.
Какой же он упрямый! С этим человеком невозможно договориться. Видимо, существует причина, по которой это трудно сделать. Но Лейла не достигла бы столь высокого положения в обществе, если бы не умела общаться с такими мужчинами. Человеку, который сопротивляется, есть что скрывать. В случае с Дунстаном она предпочла бы знать причину, потому что ей нужен был этот проклятый Ивес, и она не хотела, чтобы его глупое упрямство встало между ними.
— Вы можете выращивать все овощи, какие только пожелаете, — предложила Лейла великодушно.
Ей показалось, что он тяжело вздохнул, словно она коснулась чего-то очень личного. Женщина попыталась это выяснить, но он замкнулся, его лицо стало непроницаемым. Она играла с огнем, когда сделала шаг навстречу и провела пальцами по его груди.
— Или у вас есть личное предложение?
Она сама не понимала, почему произнесла эти слова, но жар, исходящий от его тела, обжигал ей пальцы.
В сумерках она не могла видеть его лицо, но почувствовала, что он напрягся. Пытаясь найти его слабое место, Лейла продолжила начатый разговор.
— Вы можете назвать ваши условия, — произнесла она своим самым соблазнительным голосом, перед которым не могли устоять даже генералы, имеющие огромное состояние; она сделала паузу для большего эффекта, затем продолжила свою игру: — Если, конечно, вы не предпочитаете что-нибудь менее материальное, чем деньги.
Он мягко, но настойчиво убрал ее руку со своей груди.
— Глупее мысли я за сегодняшний вечер не слышал. Уйдите, или я за себя не отвечаю.
Дунстан отступил назад. Он был без женщины так долго, что забыл их очаровывающие ароматы и притягательность их соблазнительных форм. Забыл он также и ощущение горячего желания, которое пронзало когда-то все тело.
Он больше не мог себе позволить страсти к женщинам. Ведь эти коварные создания всегда берут больше, чем дают.
Не желая отступать, Лейла ответила с усмешкой:
— Ваши угрозы меня не пугают. Но если вы лучший агроном во всей Англии, то мне нужны ваши услуги.
Дунстан чуть не рассмеялся.
— Я действительно лучший агроном в Англии, но у меня есть работа, — произнес он, а сам подумал, что Малколм будет последним человеком на земле, на которого он согласится работать.
Хотя в этом полумраке он не мог ясно видеть леди, но чувствовал, что его окутывают ее колдовские чары, которыми обладали все женщины семейства Малколм. У него вдруг появилось желание показать ей, что он действительно лучший агроном во всей Англии. А также доказать, что прежде всего он мужчина. Но эта дорога привела бы его прямо в ад, и он упорно сопротивлялся, несмотря на искушение.
И было чего опасаться, ведь Господь постарался на славу, когда создавал леди Лейлу, потому что прекраснее женщины не было на земле. Ему следовало бы держаться от нее подальше, а ей было бы гораздо безопаснее, если бы она понимала, с кем заигрывает.
Дунстан приподнял ее, обхватив руками за затянутую в корсет талию, и опустил на скамейку, уставленную горшками с растениями, которые, сметаемые ее широкими юбками, падали на землю.
От возмущения она пнула его туфлей на высоком каблуке, но Дунстан просто усмехнулся и отошел назад. Она предложила назвать свои условия… Да эта женщина закричала бы и оторвала ему голову, если бы он назвал ей свои условия!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магия - Райс Патриция



очень милый роман!!
Магия - Райс Патрициясветлана
5.05.2013, 11.59





Очень понравился!
Магия - Райс ПатрицияОльга
31.08.2013, 16.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100