Читать онлайн Магия, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Магия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Лейла не знала, куда направился этот неуправляемый мужчина, но не собиралась отпускать его одного. Она никогда не поверила бы свидетелю Викхама.
Но прежде чем броситься вслед за ним, ей необходимо было уладить созданную им неразбериху.
— Джозеф, немедленно поставь в известность Дрого. Отправь своего брата за Викхамом и лордом Джоном. Стейнс, если не хочешь угодить в когти ведьме гораздо страшнее меня, советую тебе вернуться в Бат и носа оттуда не показывать. Хоть раз в жизни послушай, что тебе говорят старшие, ладно?
Довольная, что достаточно запугала племянника, чтобы заставить его послушаться, и что Джозеф уже спешил исполнить то, что ему поручили, Лейла отправилась вслед за Дунстаном.
— Ты же на самом деле не веришь, что Викхам нашел настоящего свидетеля, не так ли? — крикнула она вниз по лестнице, ведущей в холл.
Дунстан, который уже спустился до площадки второго этажа, просто посмотрел через плечо.
— Это я и собираюсь выяснить. Он продолжал спускаться по лестнице, ведущей на улицу, преодолевая сразу две ступеньки.
Они что-то замышляют, Дунстан! — крикнула Лейла, поднимая юбки и стараясь догнать его. — Не попадись на их удочку.
Но он продолжал идти, и Лейла бросила веер в его широкую спину.
— Если ты не хочешь видеть, как я буду падать с этой лестницы, подожди меня!
Эти слова заставили его остановиться. Он обернулся и ухватился своими огромными руками за противоположные перила лестницы, чтобы не пропустить ее.
— Возвращайся к своей семье, — приказал он. — Я не хочу, чтобы ты была замешана в этом деле.
— Я и так уже замешана! — Вынырнув у него из-под локтя, проверив, что их никто не подслушивает, — она гневно зашептала: — Ты отец ребенка, которого я ношу. И не смей говорить, что я не имею к этому никакого отношения.
— Я не хочу, чтобы их обман навредил тебе. Мне необходимо добраться до сути, — чуть не кричал Дунстан, поддерживая Лейлу, чтобы она не упала, когда они бегом преодолевали последние ступеньки.
Остановившись в полумраке холла, Лейла зашептала, чтобы не могли слышать лакеи, в расстройстве ударяя кулаком по его широкой груди:
— Не делай этого, Дунстан. Позволь нам действовать сообща, чтобы выяснить всю правду.
От мужчины исходил сильный запах неуверенности в себе и гнева, и еще один запах, которому она стремилась верить, но не могла. Все ее тело ныло от желания обнять его и сказать, как сильно она любит его. Но, если даже она была напугана этим недавно открытым ею необыкновенным даром, какой смысл было признаваться в нем этому стремящемуся уничтожить себя человеку?
— Я не сделаю ничего опасного, — пообещал Дунстан. — Мне нужно только найти этого свидетеля и послушать, что он мне скажет. Если я убил Силию в пьяном гневе, я должен это знать.
— Ты никогда бы этого не сделал, — убеждала она его. — Если бы ты действительно верил в мои способности, то не сомневался бы в этом.
Он задумался, и Лейла затаила дыхание, надеясь и молясь, чтобы он поверил ей.
Отчаяние охватило ее, когда он покачал головой:
— Мы оба можем чувствовать только то, во что хотим верить. Я не могу рисковать. Мне необходимо время, чтобы выяснить, как поступить, если свидетель окажется прав.
Ее вдруг охватила неописуемая ярость. Отодвигаясь от него, Лейла почти закричала ему в лицо:
— Что, если один из них является убийцей Силии?! Что, если они затаились в ожидании убить и тебя?!
Он замер и осторожно взглянул на Лейлу.
— Ты почувствовала от них какой-то запах, о котором мне ничего не сказала? У тебя было другое видение?
Он верил в нее.
— Необходима соответствующая обстановка, чтобы что-то увидеть. Я не знаю, как это сделать. Но я знаю, что ты не убивал ее. Напрашивается единственный разумный выводу это сделал кто-то из ее друзей.
— Или обычный вор, который забрался, чтобы украсть ее драгоценности. Оставайся со своей семьей, здесь ты в безопасности. Я сам о себе позабочусь. — Его руки сжались в кулаки, голос звучал резко, но в направленном на нее пристальном взгляде отражалась бесконечная грусть.
Лейла хотела, чтобы Дунстан доверял ей, а не жалел, но он рассудил иначе. Она в ярости отошла.
— В таком случае иди. Но не жди, что я сделаю, как ты хочешь. Если мы не можем действовать вместе, то я вольна поступать, как мне угодно, в одиночку.
— Лейла, я рассчитываю, что ты не наделаешь глупостей. Ты нужна своей семье.
— Твоей семье я тоже понадоблюсь, если ты будешь продолжать упрямиться, как осел. Совсем не думаешь о своем сыне, — с презрением добавила она. — Гриффиту не будет лучше, если ты продолжишь настаивать на том, чтобы принести себя в жертву на алтарь жалости к самому себе. Я прослежу, чтобы мое семейство позаботилось о нем гораздо лучше твоего.
Она заметила, как большое тело Дунстана резко дернулось, как будто она действительно затронула его больное место, но он был не из тех мужчин, чтобы подчиниться словам женщины. Его длинный темный хвост упал ему на плечо, потому что он наклонил голову и погладил ее по щеке. В это мгновение она молилась, чтобы он не почувствовал слезу, катящуюся по подбородку.
— Спасибо.
Ничего больше не объясняя, он прошел мимо лакея к выходу на улицу.
Умирая от отчаяния и желания последовать за ним, но зная, что без помощи ей не обойтись, Лейла повернулась, чтобы поглядеть на лестницу, и обнаружила все свое голубоглазое, белокурое семейство на лестничном пролете этажом выше.
Ох уж эти вездесущие ведьмы, никуда от них не спрячешься. Но Лейле было приятно, что они все собирались вместе в трудные моменты жизни.
Переполняемая радостью, она поняла, что ее родные объединились ради нее, потому что принимали и любили ее такой, какая она есть. Лейла взлетела вверх по лестнице и упала в родные объятия матери. Она поведала им свою проблему под звуки музыки, доносящейся с первого бала Фелисити.
— Стейнс и лорд Джон уехали вместе с леди Мэри, — доложила Кристина, врываясь в комнату, где собралось все семейство.
Прорвавшись через лакея, который пытался не пустить его в гостиную, Джозеф Ивес проник сюда же на тайное совещание Малколмов.
— Я не могу найти виконта Хэндла и Генри Викхама, — объявил он, — Дэвид поехал за лордом Джоном.
Позади него маячили старший сводный брат Джозефа, Юн вместе с сыном Дунстана. Лейле очень хотелось приласкать и успокоить взволнованного мальчика, но выражение лица Гриффита было таким же неприступным, как у Дунстана в плохом настроении.
Даже обычно очаровательный Юн, казался мрачным.
— Дрого нет дома. Никто не знает, где он. Лейла грязно выругалась про себя. Будучи судьей в Бадене, граф Ивес являлся залогом того, что Дунстана не посадят в тюрьму.
— Найдите его, — приказала она.
— Он сам найдет нас, — возразил Юн. — Мы с Гриффитом уезжаем в Баден сегодня вечером. — Потом обернулся и многозначительно посмотрел на Лейлу. — Вы хотите что-нибудь передать?
— Передай Дунстану, что я желаю получить его голову на блюдечке с голубой каемочкой, из-за того что не взял меня с собой, — ответила она с усмешкой. — Меня не волнует Викхам с его трусливыми уловками, но скажи своему благородному брату, что я лично повыдергаю из земли все его репы, если он надумает оставить меня.
— Пожалуйста, мистер Ивес…
К удивлению Лейлы, Фелисити прервала их перепалку. Даже Юн был поражен и направил все свое внимание на младшую сестру Лейлы.
— Я уверена: тайна скрывается в драгоценностях Силии. — Фелисити сложила вместе руки, затянутые в белые бальные перчатки, и серьезно заглянула в глаза Юна. — Если бы вам удалось разыскать зеленый драгоценный камень, это очень помогло бы.
Ее слова произвели на обычно беззаботного Ивеса большое впечатление.
— Мы прилагаем все усилия, леди Фелисити, Да, чуть не забыл: я принес вам подарок в честь вашего праздника. Из просторного кармана своего сюртука Юн извлек миниатюрную механическую игрушку и протянул ее девушке.
Лейла затаила дыхание, наблюдая, как ее чувствительная сестра внимательно и с тоской рассматривает крошечный букетик роз, покрытых эмалью.
Фелисти протянула пальчик и погладила игрушку. После этого ее лицо озарила улыбка, и она с восторгом приняла подарок. Игрушка оказалась музыкальной.
— О Боже! — воскликнула она, держа букетик на ладони. — Это изумительно. Огромное спасибо. Как она играет?!
С восхищением наблюдая за танцем роз на ее перчатке, Юн пожал плечами и смущенно отвел взгляд в сторону.
— Просто вращаются крошечные частички металла. Мне нужно еще поработать над механизмом. Но эти цветы сохранятся дольше, чем живые.
Лейла подумала: имел ли этот беспечный Ивес хоть малейшее представление, насколько необычным было для ее сестры принять подарок от фактически незнакомого ей человека.
Восхищаясь своим необычным подарком, Фелисити была очарована, а Юн просто кивнул Лейле, поклонился на прощание ее матери и вышел в сопровождении своих братьев.
Та нахмурилась, когда Кристина выскочила вместе с мужчинами Ивесами, но младшие, очевидно, знали друг друга гораздо лучше. Лейла с видом огромного сожаления обратилась к Фелисити:
— Я сожалею, дорогая, но должна оставить тебя, потому что не могу потерять самое дорогое из-за глупости твердолобого агронома!
У герцогини был одновременно повелевающий и неуверенный вид.
— Ты точно уверена, что он не убивал свою жену? — потребовала ответа она.
— Абсолютно, тетя Стелла. Говорю тебе от своего имени и Ниниан. Мы не можем обе ошибаться.
— Тогда мы должны продолжить, как будто ничего не произошло.
Стелла поправила кружевную косынку сестры.
— Пойдемте, Эрмайон, Фелисити, нас уже, должно быть, ищут. — Нахмурившись, она поглядела по сторонам. — Где Кристина? Лорд Гарри будет искать ее.
— Лорд Гарри уехал, — прошептала Фелисити, бросив взгляд на Лейлу, затем проследовала к двери вслед за тетей. — Может быть, Кристина ушла поискать его.
Лейла с облегчением вздохнула, поскольку ее застенчивая сестра отвлекла внимание их матери и тети, и они все вернулись в танцевальный зал.
Проскользнув мимо лакея в дверях, чтобы посмотреть, нет ли в холле Ивесов или Кристины, Лейла побежала в свою комнату, чтобы снять бальное платье и одеться для поездки.


Музыка и смех гостей были едва слышны. Лейла облачилась во все черное, чтобы лучше скрываться в темноте.
Она не могла ждать окончания бала, в то время как Дунстан и другие были уже на пути к Бадену.
Лейла понимала, что этот так называемый свидетель должен быть частью злого заговора. Ей было непонятно, однако, что задумали злодеи и кто эти злодеи. Викхам, возможно, сошел с ума из-за потери брата, но у него не было причин убивать Силию.
Лейла открыла от удивления рот, когда от ворот к ней метнулась какая-то тень. Она решила, что это кто-нибудь из Ивесов, если бы не запах.
— Кристина! Что на тебе надето?
— Бриджи, — ответила сестра. — Это самый безопасный способ путешествовать. Ты действительно должна попробовать это. Чувствуешь себя свободно.
— У меня нет ни времени, ни желания делать тебе замечание или объяснять, что ты сошла с ума, раз вырядилась подобным образом. Отправляйся домой, там твое место. — Добравшись до переулка, Лейла подобрала юбки и заспешила к поджидающему экипажу.
— Я поеду рядом с кучером. В темноте ему трудно ориентироваться, а я могу ночью видеть лучше других. Ведь у многих вещей есть ауры.
— Ауры есть только у живых существ, — возразила Лейла, но ее сестра уже остановилась, чтобы поговорить с джентльменом, открывающим дверь экипажа.
Лейла вглядывалась в темноту, пытаясь узнать мужчину. — Лорд Хэндл? — удивилась она.
Он поклонился.
— Леди Лейла, я пытался поймать Дунстана до его отъезда, но он опередил меня. Вы случайно не знаете, как мне связаться с ним сегодня вечером?
Опьяняющий запах духов мужчины передавал беспокойство и озабоченность. А ей бы хотелось разобраться в этих запахах получше. Пытаясь скрыть свои опасения, Лейла кивнула:
— Я еду за ним в Баден, что ему передать? Хэндл внимательно посмотрел на леди, затем, очевидно, пришел к выводу, что может ей доверять.
— Сэр Бартон Тоунсенд поспорил с молодым Дэвидом Ивесом из-за довольно большого драгоценного камня, который был в его галстуке этим вечером. После чего барон переговорил с Генри Викхамом и лордом Джоном. Я мог слышать только часть беседы, но кажется, что камень очень напоминает тот, с которым часто щеголяла Силия Ивес. Сэр Бартон, вероятно, обвинил эту пару во лжи. Вот все, что мне удалось подслушать.
— И какое это имеет отношение к Дунстану? — не совсем поняла сыщика Лейла.
— Не могу сказать наверняка, но я прошел за Викхамом к ломбарду неподалеку отсюда, а владелец его не впустил меня, после того как Викхам ушел. Так что я не мог расспросить его. И сделаю это утром. Не могли бы вы передать Дунстану это сообщение?
— Передам.
Если только ей удастся догнать проклятого Ивеса прежде, чем он позволит убить себя.


Все еще одетый в свой модный вечерний костюм, Дунстан прибыл в Баден-на-Лайме как раз перед рассветом. Проклиная, что у него не было времени переодеться в более удобную одежду, он спрыгнул с лошади, которую позаимствовал в конюшне Дрого, и передал поводья сонному конюху.
Ему вдруг стало не по себе, когда он оглядел старую гостиницу, в которой нашли Силию с переломанной шеей. Когда-то он приезжал в город регулярно, чтобы залить свою печаль в таверне. Здесь его хорошо знали. Благополучие владельца гостиницы зависело от Дрого и поместья Ивесов. Только один этот факт заставил бы их молчать.
Но не скрывалась ли за этим молчанием страшная правда?
Поднимаясь вверх по лестнице в помещение, Дунстан внушал себе, что должен быть готовым к разному исходу событий.
В фойе было пусто и темно. Он сел на подходящую для его размеров скамью в таверне, вытянул ноги и закрыл глаза.
Проснулся он от яркого солнечного света, крика петуха и тревожных взглядов людей, уставившихся на него. По тому, как затекли мышцы шеи, он понял, что спал не в своей постели, а охватившее вдруг волнение напомнило о прошедшей ночи. Стиснув зубы, Дунстан с твердым упрямством стал разглядывать окружающих его посетителей таверны.
Прежде всего, он узнал местного констебля. Полный, с седыми волосами мужчина теребил свою шляпу.
Дунстан судорожно сглотнул из-за страшных воспоминаний о похожем пробуждении в утро после смерти Силии. Хотя на сей раз, он проснулся без головной боли.
Размяв затекшие мышцы, заметил насмешку Генри Викхама. Казалось, тот совсем не удивился их встрече. Рядом с ним стоял третий человек, который подрабатывал случайными заработками в деревне. Дунстан давал мальчику монету или две, когда просил присмотреть за своим конем. Парень был достаточно безопасен и недостаточно умен, чтобы лгать, но он мог купиться на возможность подзаработать.
Дунстан отодвинулся от стены и встал, возвышаясь над всеми остальными. Он испытал чувство удовлетворения, когда слабый Викхам отступил назад. Напустив на себя беспечный вид, Дунстан осмотрел свой причудливый вечерний сюртук, отряхнул дорожную пыль, затем вопросительно посмотрел на констебля.
— Вы хотите мне что-то сказать?
— Прошу прощения, сэр. Я должен задать вам один вопрос. Вы знаете, кому принадлежит эта пуговица? — Констебль протянул блестящую золотую пуговицу с выгравированным рельефным гербом Ивесов.
Только один человек в мире был настолько глуп, чтобы восстановить этот древний знак отличия. Силия. Она обнаружила его с детским криком восторга и немедленно приказала изобразить этот герб везде, где только рисовало ее воображение, включая пуговицы на своем плаще.
Дунстан почувствовал жжение в глазах, вспоминая довольный смех жены, когда ее золотые пуговицы сияли в солнечном свете.
Ее тело принесли домой на этом же плаще в день, когда она умерла.
Дунстан сжал кулаки и посмотрел прямо в глаза констебля.
— Похожие пуговицы принадлежали моей покойной жене. Где вы ее нашли?
— На улице затопали лошади и загремели колеса, сигнализируя, что во двор прибыл экипаж. Женские крики отвлекли собравшихся. Они все как один обернулись, чтобы посмотреть в волнистое стекло окна.
Очевидно, испытывая нетерпение и не ожидая, пока лакей спустится открыть дверь экипажа, оттуда спрыгнула леди в черном.
Леди в черном. Дунстан выругался про себя, вновь почувствовав боль из-за смерти Силии, смешанную с оскорблением и позором. Если произошло самое худшее и они доказали, что он убил Силию, то Дунстан не хотел видеть Лейлу здесь в эту минуту.
— Где вы взяли эту пуговицу? — резко спросил он, вынуждая остальных оторвать пристальные взгляды от окна.
Дунстан слышал, как Лейла вошла в холл, как не терпящим возражений голосом она давала распоряжения владельцу гостиницы, и хотел бы в эту минуту провалиться сквозь землю. К разговору присоединились какие-то мужские голоса. Дунстану показалось, что один голос принадлежал лорду Джону, но не узнал другие.
Он хмуро взглянул на констебля, который судорожно сглотнул и объяснил:
— Пол говорит, что вы дали это ему в ночь, когда умерла леди. Пол не из тех, кто станет лгать. — Констебль наблюдал за Дунстаном, с надеждой ожидая признаний.
У Пола была пуговица, оторванная с плаща Силии. До дня ее смерти Дунстан не видел ни свою жену, ни ее одежду несколько месяцев. Но он каким-то образом дал пуговицу Полу.
В ту ночь он был сам не свой от ярости. Из-за нее он испачкал руки кровью, а она смеялась. Может, он схватил ее? Оторвал пуговицу?
Дунстан глубоко вздохнул, поскольку почувствовал, что в комнату вошла Лейла. Ради ее же блага и блага своих детей он не мог поверить, что способен к насилию.
— Я уже говорил, что был пьян, когда видел ее последний раз, — холодно ответил он. — Она, возможно, бросила это в меня. Вот все, что я помню, — Он не помнил, чтобы она что-нибудь бросала в него, но он также не помнил и ее смерть, которая случилась в каких-нибудь двадцати футах от него.
— Вы дали это мне, когда проснулись, — взволнованно сказал Пол. — Это было в вашей руке, помните?
— Эта пуговица оторвана с плаща леди, — подтвердил констебль. — Может, она оторвалась и вы нашли ее дома?
— В таком случае я и оставил бы ее дома.
Силия не была дома, чтобы потерять пуговицу там. Дунстан изо всех сил пытался оставаться спокойным перед лицом доказательства, свидетельствующего не в его пользу.
— На Силии не была плаща, когда все произошло, не так ли?
Констебль с беспокойством наблюдал за Дунстаном.
— Она была в плаще, когда мы нашли ее мертвой, сэр.
— Разрываясь между виной и сомнением с одной стороны и опасением за Лейлу с другой, Дунстан искал способ поскорее покончить с этим унизительным допросом, но ему не хватало воображения.
— На Силии не было плаща, когда я видел ее, — спокойно ответил он.
Из дверей вышел тучный владелец гостиницы, вытирая свои толстые пальцы о фартук.
— Ваша жена была в этом, когда мы пришли наверх посмотреть, почему дверь летит вниз по лестнице, милорд. Она стояла там, в дверном проеме, и смеялась как безумная.
Все еще отказываясь смотреть на женщину у входа, Дунстан сдержался, чтобы не выпалить то, что первое пришло в голову, тщательно продумывая ответ:
— Да, я ее видел, потому что был на ее пути.
— Мы вас там не видели, милорд, хотя слышали вас раньше.
— Тогда я, должно быть, уже ушел. — Но он не помнил, как ушел. И его нашли в коридоре прямо за ее дверью. Может, кто-нибудь видел, как он уходил?
— Она разговаривала с вами, потом развернулась и ушла в комнату. — Владелец гостиницы не смотрел Дунстану в глаза. — На ней было широкое зеленое ожерелье, когда я видел ее в последний раз, но когда мы нашли ее мертвой, его уже не было.
— Он убил ее в сильном припадке ревности, констебль, — с удовольствием констатировал Викхам. — Он убил моего брата, и теперь у нас есть доказательство, что он убил свою жену. Я бы посоветовал вам обыскать его дом, наверняка вам удастся найти там ожерелье Силии.
Дунстану стало плохо от услышанного. Силия всегда носила безвкусные драгоценности, и он никогда не обращал внимания на подобные вещи, но, судя по всему, на ней были эти драгоценные камни, когда он видел ее в последний раз. Может, мотивом было ограбление? Как, черт побери, ему это выяснить?
— Викхам — трус и лгун! — крикнула с порога Лейла. — Дунстан никогда не навредил бы ни единой душе.
Боже праведный, он не хотел вовлекать ее в это, потому что и так достаточно навредил ее репутации. Если она пытается защитить его сейчас или использовать свои ведьминские способности для охоты на убийцу, то она только подвергнет опасности себя и ребенка.
Дунстан, наконец, позволил себе посмотреть на женщину, которая сделала ему столько добра. — Лейла, возвращайся домой к своей семье. — Ее глаза вспыхнули синим огнем, но он знал, что она слушала. — Позволь мне самому разобраться с этим.
— Ты не знаешь, какое зло они задумали, — возразила она.
— Тебя это не касается, — ответил Дунстан, желая ее разозлить и тем самым убрать отсюда.
Но его Лейла совсем не походила на Силию. Когда она просто осталась стоять на месте с упрямым выражением на лице, он вновь посмотрел на констебля.
Леди Лейла отлично распознает характеры людей. Вам лучше послушать ее, а не этого человека, который так и брызжет ненавистью. Позаботьтесь о ней, и я сделаю все, о чем вы попросите.
— Я пошлю за графом, — с тревогой сказал констебль. — Он знает, как лучше всего поступить. — Бросив на Лейлу взволнованный взгляд, констебль взял Дунстана за локоть и повел его мимо нее к двери.
— Мы пошлем за судьей в Лондон! — закричал Викхам. — Граф не может судить своего собственного брата.
— Уезжай домой, Лейла, — шепнул Дунстан, когда она подняла на него испуганный взгляд.
— Я никуда не уеду, пока тебя не отпустят. Игнорируя печаль и боль в ее глазах, он вышел, даже не обернувшись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магия - Райс Патриция



очень милый роман!!
Магия - Райс Патрициясветлана
5.05.2013, 11.59





Очень понравился!
Магия - Райс ПатрицияОльга
31.08.2013, 16.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100