Читать онлайн Любовь навеки, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь навеки - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 91)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь навеки - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь навеки - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Любовь навеки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

На узких улочках Ист-Энда – района лондонских трущоб, среди высоких зданий, отбрасывавших густые тени и не дававших ярким звездам осветить тротуар, царила непроглядная тьма. Чеяуэлл, закутанный с головы до ног в черный плащ, сливавшийся с окружающим мраком и тем не менее не скрывавший его атлетического телосложения и гордой осанки, терпеливо слушал Нелли. Когда она закончила свой рассказ, он сочувственно покачал головой:
– Ума не приложу, что я могу сделать для вас. Вам следовало бы рассказать все это на Боу-стрит. Я не был знаком с той леди, которая стала жертвой убийц, и понятия не имею, как связаться с ее друзьями.
Нелли бросила на собеседника сердитый взгляд. Хотя ей было уже за двадцать и она выросла среди этих трущоб, девушка прекрасно сохранилась и была пухленькой и миловидной. Нелли в отличие от многих жителей этого района не пила крепких напитков и сторонилась борделей. Ей хватало ума не верить пустым обещаниям мужчин, обладавших привлекательной внешностью, поэтому она выглядела здоровой и цветущей. И только когда она начинала говорить, речь выдавала в ней уроженку беднейшего в Лондоне района.
Нелли произносила слова резким гортанным голосом.
– Я прошу вас только поспрашивать, Клифф. Ни один сыщик с Боу-стрит не знает, к кому здесь обратиться. Пусть она и не сильно-то праведница была, но все же мы дружили, Клифф. Многие приезжают сюда, чтобы снять комнату для свиданий. Будет несправедливо, если этот негодяй улизнет безнаказанно.
Клифф кивнул, соглашаясь с ней. Нелли не понимала, что у него не было почти никаких связей с людьми, которые могли хоть что-нибудь знать об этом деле. Но он решил держать ухо востро и попытаться что-нибудь разузнать. Нелли помогала ему все эти годы, и он был в долгу перед ней.
– Сделаю все, что смогу, Нелл. Но не жди от меня слишком многого. Отныне мое время принадлежит не только мне одному.
Нелли усмехнулась, демонстрируя отсутствие одного из коренных зубов, что сильно портило ее внешность.
– Кстати, я видела вашу мисс. Не вздумайте когда-нибудь приехать с ней ко мне. Ей здесь не место. Вы, наверное, счастливы, да? – спросила она и, видя, что Чедуэлл молчит, сменила тему разговора: – А как там поживает мой Джек? Вы его видите?
Чедуэлл кивнул:
– С ним все отлично, Нелл, не беспокойся. Я был в Гемпшире месяц назад. Семья, которая его усыновила, гордится, им.
– А что вы собираетесь делать с письмом от этого странного джентльмена? – спросила Нелли, переводя разговор на другую тему. – Хотите, я отнесу ему ваш ответ?
Чедуэлл дотронулся до лежавшего в его кармане письма и покачал головой:
– Он играет краплеными картами, Нелли. Пусть подождет немного. Спасибо за то, что ты поставила мне его письмо. Я свяжусь с тобой, когда мне снова понадобится твоя помощь.
Нелли хмыкнула и проводила Чедуэлла взглядом. Его фигура вскоре растаяла в темноте переулка. Он был симпатичным мужчиной, но платил ей деньги вовсе не за те услуги, которые она привыкла оказывать состоятельным господам.
Вернувшись домой из Олмака, Пенелопа сразу же прошла в детскую и, убедившись, что Александра чувствует себя хорошо, поднялась на второй этаж. Увидев, что в библиотеке темно, она с облегчением вздохнула. Ей было легче общаться с самонадеянным американцем при дневном свете, чем поздно вечером.
Войдя в свою комнату, Пенелопа удивилась тому, что лампа была зажжена, хотя она предупредила горничную, чтобы та не ждала ее. И тут она заметила, что в ее спальне находится посторонний человек.
– Это вы?! – в ужасе воскликнула она, узнав незваного гостя. – Что вы здесь делаете? Как вам не стыдно! Немедленно убирайтесь отсюда!
Пенелопа решительно указала рукой на дверь. Чедуэлл поднялся из кресла, но не сделал ни малейшей попытки выполнить распоряжение хозяйки дома. Учтиво поклонившись, он замер и окинул Пенелопу, одетую в простое батистовое платье цвета слоновой кости, оценивающим взглядом.
– Вынужден признать, что простые наряды идут вам не меньше, чем экстравагантные, – за-1 явил он. – Окружающие, должно быть, давно заметили это.
Сжав в руке веер, Пенелопа пыталась собраться с силами, чтобы не подпасть под опасное обаяние Чедуэлла.
– Что вы здесь делаете? – повторила она свой вопрос, не обращая внимания на его явную лесть.
Он улыбнулся.
– Если бы я ждал вас в библиотеке, вы вошли бы туда? – спросил он, хотя они оба прекрасно знали ответ на этот вопрос. Конечно, Пенелопа прошла бы мимо. – Вот видите. Значит, я решил правильно. Поэтому прекратите упорствовать. Вы сказали, что любите шахматы. Так не могли бы мы сыграть хотя бы одну партию?
– Но не здесь же! – воскликнула она, охваченная одновременно смущением и ужасом.
Ей было приятно общество Чедуэлла, и она с удовольствием сыграла бы в шахматы или во что-нибудь еще, если бы они находились в гостиной в окружении людей. Но сидеть с ним за шахматной доской в спальне было невозможно!
– Что здесь плохого? – удивленно спросил Чедуэлл. – Грэм не ревнивый человек, но даже более придирчивый муж не мог бы заподозрить меня в желании совратить вас в нескольких шагах от спальни, в которой он спит. Если хотите, я могу открыть дверь в смежную комнату. Видите, я готов дать вам любые гарантии!
Его слова казались Пенелопе полной чепухой, но Чедуэлл произнес их с таким ребяческим обаянием, что она не могла сердиться на него. Сбросив сюртук, он ослабил узел шейного платка и удобнее устроился в кресле. В этот момент он чем-то неуловимо походил на Грэма, и Пенелопа не могла сдержать улыбку.
– Вы не только крайне самонадеянны, но и неисправимы! Приходите в гостиную утром после завтрака, и я сыграю с вами партию. Это все, что я могу предложить!
– Нет, так дело не пойдет. Неужели я должен разбудить Грэма и попросить его посидеть с нами? Ну что ж, я сделаю это, вы меня знаете, – сказал он, но, видя, что Пенелопа остается непреклонной, все же уступил: – Хорошо, завтра так завтра. Утром мы сыграем в гостиной. Но мне кажется, мы можем позволить себе сегодня поиграть в нарды? Ведь это совершенно безобидная забава. Только одна партия, и я сразу же уйду.
Пенелопа знала, что не должна соглашаться. Ей не следовало даже обдумывать это предложение Чедуэлла. Ни один мужчина не имел над ней такой власти, как он, и она боялась, что в его присутствии снова потеряет контроль над собой. Она уже уступила его просьбам, а потом раскаивалась в этом. Но Чедуэлл окружал ее вниманием, она чувствовала, что он обожает ее, что она нужна ему. Никто никогда в жизни не обращался с ней так, как он, и Пенелопе было трудно устоять перед его натиском.
– И вы обещаете мне сразу же уйти? – спросила она, уже готовая пойти на компромисс.
– Обещаю, – ответил Чедуэлл и тут же открыл ящик стола, в котором лежали нарды: он вел себя здесь как дома.
Сделав несколько шагов по направлению к. столу, Пенелопа в нерешительности остановилась. Видя, что она колеблется, Чедуэлл встал, быстро подошел к ней и, взяв за локоть, подвел к креслу. Пенелопа покорно опустилась в него.
Стоя около нее, Чедуэлл начал расставлять шашки на игровом поле. У Пенелопы перехватило дыхание от ощущения его близости. Он казался настолько уверенным в себе, в своем праве находиться рядом с ней, что она не осмеливалась заставить его отойти подальше. Его руки как бы невзначай коснулись завитков у нее на затылке. Ощущение было столь приятным, что Пенелопе захотелось снова испытать его.
Когда Чедуэлл сел напротив, Пенелопа долго не могла поднять на него глаза, однако постепенно перестала чувствовать неловкость. К концу партии она уже весело смеялась вместе с Чедуэллом и больше не испытывала страха перед ним. Закончив игру, Чедуэлл поднялся со своего места и, как и обещал, собрался уходить. Опершись на его руку, Пенелопа тоже встала, чтобы П0прощаться с ним, и, только заглянув в его золотистые глаза, поняла, что совершила непростительную ошибку.
Чедуэлл молниеносно обнял Пенелопу и, не давая времени прийти в себя, припал к ее губам. На секунду оцепенев, она хотела вырваться из объятий Чедуэлла, но не могла пошевелиться. Ее сердце так сильно билось, что казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Пенелопа не отвечала на поцелуй Чедуэлла, но и не оказывала сопротивления ему.
Последнее обстоятельство, должно быть, показалось Чедуэллу хорошим знаком, и его поцелуй стал более страстным. Он все крепче прижимал Пенелопу к своей груди.
Пенелопа чувствовала, что слабеет в его крепких объятиях. Новые ощущения и эмоции захлестнули ее. Она покорно положила руки на плечи Чедуэлла и ответила на его поцелуй. Только когда ласки Клиффтона стали более дерзкими, Пенелопу охватила паника, и она оттолкнула его.
Сгорая от стыда, она отвернулась и закрыла лицо руками.
– Немедленно уходите! И больше никогда не показывайтесь мне на глаза, – промолвила она.
Чедуэлл дотронулся до ее белоснежного обнаженного плеча.
– Я не смогу выполнить вашу просьбу, – грустно сказал он. – Спокойной ночи, миледи.
Пенелопа обернулась, чтобы бросить на него сердитый взгляд, но увидела, что дверь за Чедуэллом уже закрылась. Зарыдав, она упала на кровать.
С того вечера Пенелопа утратила свой обычный душевный покой. Она теперь почти не виделась с Грэмом. Когда Долли приехала с визитом в дом Тревельянов, для Пенелопы это было полной неожиданностью. Она совершенно забыла о том, что пригласила ее. Грэм не вышел к чаю, и Пенелопа не могла сообщить ему новости о брате Долли. Даже Александра упрекнула мачеху в рассеянности, когда несколько раз подряд выиграла у нее в шашки. Причиной душевного смятения Пенелопы был Клиффтон Чедуэлл.
Появившись в гостиной, чтобы сыграть с Пенелопой в шахматы, он вел себя как ни в чем не бывало. В комнате, куда постоянно заходили слуги, он не мог дать волю своим чувствам, но его пылкий взгляд без слов говорил о многом. В конце игры он взял ее руку в свои ладони с таким видом, как будто Пенелопа принадлежала ему. Неужели он полагает, что, поцеловав Пенелопу, теперь имеет какие-то права на нее?
Пенелопа приказала горничной остаться на, ночь в ее спальне, но Чедуэлл выследил Пенелопу в коридоре, когда она была совсем одна, и, схватив за руку, увлек в небольшой салон, где царил полумрак.
Не проронив ни слова, он заключил ее в свои объятия и стал жадно целовать. И как только Чедуэлл коснулся Пенелопы, окружающий мир, словно по волшебству, исчез. Для нее перестало существовать все, кроме его рук и губ.
Потрясенная до глубины души тем, что помимо своей воли отвечает на его ласки, Пенелопа наконец высвободилась от него. Было совершенно бессмысленно что-то возражать или спорить с ним. Подхватив юбки, Пенелопа бросилась прочь, стараясь, чтобы Чедуэлл не заметил навернувшиеся на ее глаза слезы. Она не понимала, что с ней происходит, но решила во что бы то ни стало отныне избегать Чедуэлла.
В тот день, когда должен был состояться бал у Ларчмонтов, Пенелопа не видела Чедуэлла и была несказанно рада этому. Вечером в ее спальню вошел муж. Повязка на его больном глазу была из той же темно-синей ткани, что и приталенный сюртук. На изуродованном лице Грэма играла улыбка.
– Это Красавчик Браммел подобрал вам повязку на глаз в тон одежде? – мягко спросила Пенелопа и хотела дотронуться до обезображенной щеки мужа.
Однако Грэм, поймав ее руку, отвел ее в сторону, и Пенелопа отругала себя за неуместное желание приласкать мужа. Она сознавала, что ей хотелось погладить по щеке совсем другого мужчину. Клиффтон пробудил в ней чувственность. Если бы не он, Пенелопа не пыталась бы сократить дистанцию, которую установил между ней и собой ее муж.
– Я руководствуюсь прежде всего вкусом своей жены, – заявил Грэм. – Как вы думаете, понравится дамам на балу мой наряд?
– Вряд ли, если вы будете так мрачно смотреть на них. Беда в том, что у вас слишком властный пронзительный взгляд. А дамы хотят видеть в вас беспомощного инвалида, которого можно было бы пожалеть. Неужели вы не можете вести себя так, чтобы вызывать сочувствие у окружающих? – спросила она.
Грэм засмеялся и окинул внимательным; взглядом жену, одетую в наряд из тонкого золотистого газа:
– Боюсь, что я действительно под конец вечера вызову к себе сочувствие окружающих, когда буду стоять в полном одиночестве в углу залы и с завистью смотреть на ваших кавалеров, с которыми вы будете кружиться по паркету. В этом наряде вы не оставите равнодушным ни одного мужчину.
– Так и должно быть, если принять в расчет ту сумму, которую вы за него выложили, – заявила Пенелопа и добавила: – Надевая это платье, я хотела прежде всего вызвать ваше восхищение. Я полагала, что, если мне удастся привлечь к себе ваше внимание, вы забудете об остальных гостях и не станете терроризировать их. Я в долгу перед, графиней и хочу отплатить ей добром за добро.
_ Именно поэтому я и согласился поехать к ней на бал. Леди Ларчмонт будет в восторге, если я слегка напугаю ее гостей. Это наделает много шума в городе. Она считает себя светской львицей, и я должен признать, что она обладает более отважным характером, чем эти гарпии, Джерси и Ливен. Матильда наверняка не станет угощать нас черствым пирогом и разбавленным водой лимонадом.
Пенелопа успокоилась, заметив, что муж настроен довольно благодушно. Она опасалась, что Грэм согласился сопровождать ее, руководствуясь чувством долга. Но теперь она поняла, что ему самому не терпится снова оказаться среди людей, встретить старых знакомых. Возможно, ему наскучило проводить все свое время в одиночестве и он был готов коренным образом изменить свой образ жизни.
Дворецкий, объявивший в зале, переполненной гостями – сливками лондонского общества, – о приезде на бал миссис и мистера Тревельян, произвел настоящую сенсацию. Взгляды всех присутствующих обратились к лестнице, по которой спускались Грэм и Пенелопа, и последнюю охватила робость. Взволнованный ропот пробежал по рядам гостей. Слыша перешептывания у себя за спиной, Пенелопа крепче вцепилась в руку мужа. Когда они наконец оказались внизу, вокруг установилась полная тишина.
Однако испуганные взгляды, которые молча бросали потрясенные дамы и джентльмены на изуродованного виконта, славившегося некогда своей красотой, были хуже перешептываний за спиной. К счастью, сэр Гамильтон поспешно устремился навстречу своим друзьям, чтобы поприветствовать их и тем самым сгладить неловкость. Долли Риардон тоже не заставила себя долго ждать и последовала примеру Гая. Графиня несколько задержалась на лестнице, встречая запоздалых гостей, но, услышав, что в зале вдруг стихли все голоса, насторожилась и уговорила своего смущенного мужа вместе с ней отправиться туда. Старый граф терпеть не мог танцев и сплетен и ждал только одного – когда в гостиной сядут играть в карты, однако послушно пошел вместе с женой в залу, чтобы узнать причину установившегося там зловещего молчания. Лорд Ларчмонт любил виконта Тревельяна и не видел разницы между нынешним калекой и тем красавцем Грэмом, которого знал много лет.
– О, Грэм, вы и ваша супруга произвели настоящий фурор! – воскликнула графиня, подойдя к Тревельянам и тронув виконта за рукав. – Я никогда не думала, что хоть кто-то способен заставить замолчать этих болтунов и сплетников. Но вы сотворили настоящее чудо. Жаль, что оно не продлится долго!
Услышав это едкое замечание, гости сразу же нарушили молчание, заговорив в один голос.
Грэм удивленно приподнял бровь.
– Всегда к вашим услугам, Матильда, – промолвил он. – Вижу, что с годами ваш острый язычок не притупился!
– Как и ваш, Тревельян, – сказала леди Ларчмонт и повернулась к Пенелопе, которая, хотя и выглядела несколько взволнованной, все же с достоинством пережила оказанный им с мужем неласковый прием. – Мы с Греем старые приятеля. Поэтому, надеюсь, вы простите нам некоторую фамильярность в общении, леди Тревельян. Я ценю ваши незаурядные способности. Вам удалось выманить льва из его логова. Спасибо за то, что привезли сюда Грэма.
Пенелопа вежливо улыбнулась графине, хотя на душе у нее было неспокойно. События последних дней взбудоражили ее. Леди Ларчмонт хотя и была на двадцать лет моложе престарелого графа, однако и ее молодость осталась далеко позади. В каштановых волосах графини пробивалась первая седина, хотя она тщательно старалась скрыть ее. Мелкие морщинки залегли в уголках глаз, несмотря на все усилия Матильды выглядеть молодой. И все же она оставалась еще очень привлекательной женщиной. Теперь, когда в Пенелопе проснулась чувственность, она догадалась, что у графини и Грэма был когда-то роман. Она, конечно, не знала, как долго длилась их связь, но эта догадка потрясла ее.
– Боюсь, что Грэм не из тех мужчин, которые идут на поводу у женщины, – промолвила Пенелопа.
Графиня одарила ее очаровательной улыбкой:
– Вы недостойны такой жены, Тревельян. Непременно расскажите нам сегодня во всех деталях о том, как она вернула вас к жизни. Надеюсь, вы готовы сделать это?
– Нет, Матильда, я не собираюсь ничего здесь рассказывать, – спокойно ответил Грэм. – Мы уже произвели сенсацию своим появлением на вашем балу. Думаю, на этот вечер достаточно.
И Грэм обратился к графу: – С вашего разрешения, сэр, я поведу вашу даму. Я знаю, что вам не терпится сесть за карточный стол.
– Вы совершенно правы. Но сначала я должен пригласить на танец вашу супругу. Леди Тревельян?
Пенелопа оперлась на сухонькую руку графа, и они двинулись вслед за Грэмом и леди Ларчмонт. Пенелопа знала, что за ней идут Гай и Долли, но чувствовала себя странно одинокой. В этот момент музыканты заиграли кадриль, в круг танцующих стали вступать все новые и новые пары, и все же у Пенелопы было такое чувство, что внимание всех присутствующих сосредоточено на ней и ее муже.
Хромота лишала изящества движения Грэма. И тем не менее, одетый в модный сюртук и белые перчатки, несмотря на свои увечья, он скорее был олицетворением силы и величия, нежели внушал страх. Он подмигнул жене, кружась в танце с графиней, и Пенелопа воспрянула духом. Если муж в хорошем настроении, воспринимает все происходящее с юмором, то ей не о чем беспокоиться.
Вечер шел своим чередом. Вскоре Гай пригласил Пенелопу на танец, а потом последовали приглашения других кавалеров. Пенелопе не грозила перспектива простоять весь вечер у стены, однако она, честно говоря, предпочла бы, чтобы мужчины оказывали ей меньше внимания. Она вежливо слушала их болтовню, не испытывая ни малейшего интереса к тому, что они ей говорили. Кавалеры упоминали малознакомых Пенелопе людей и пытались обсуждать с ней темы, в которых она слабо разбиралась. Так, Пенелопа ничего не понимала в моде и не знала, что такое курорты Бат и Брайтон, о преимуществах и недостатках которых твердили ей собеседники. И когда Грэм пригласил ее на вальс, Пенелопа почувствовала большое облегчение.
– Имею я право пригласить собственную жену хотя бы на один танец? – спросил он, обращаясь к запротестовавшим было кавалерам, дожидавшимся своей очереди!
Грозный взгляд Грэма тут же заставил их замолчать и раствориться в толпе. Пенелопа была благодарна мужу за то, что он избавил ее от назойливых поклонников.
– Спасибо за то, что бросились мне на выручку, но вам нет никакой необходимости pacxoдовать ради меня последние силы, – промолвила она, внимательно глядя на него. – Я была бы очень рада, если бы мы присели где-нибудь и поговорили. Только, ради Бога, не о погоде или гардеробе регента!
Пенелопа заметила, что после кадрили с графиней Грэм больше не танцевал, и хотела избавить его от этого испытания.
Уголки его губ дрогнули, и на лице появилась печальная улыбка.
– Признаюсь, совершенно разучился танцевать, – сказал он. – Помню, когда я еще усердно посещал балы, вальс считался очень трудным! танцем. Но мне все равно хотелось бы пригласить вас, если не возражаете.
Пенелопа бросила взгляд на задрапированную дверь, которая вела на террасу, а затем перевела его на мужа.
– А может быть, нам лучше... Как вы думаете, гости заметят, если мы выйдем на воздух? Я не умею танцевать вальс. Его у нас в доме никогда не танцевали. В Лондоне я училась фигурам с одной из наших горничных, но, боюсь, не сумею повторить это на глазах у всех. Грэм кивнул.
– Если кто-нибудь отважится последовать за нами, я сострою такую мину, что смельчак тут же обратится в бегство, – сказал он и, взяв Пенелопу за руку, увлек за дверь.
На террасе музыка была хорошо слышна. Дыхание теплой майской ночи казалось освежающим после душной залы, где резко пахло духами, пудрой и помадой. Грэм положил ладонь на талию Пенелопы, поднял ее руку, и они закружились в такт музыки.
Вскоре они танцевали уже довольно слаженно, скользя ногами по каменным плитам террасы. Грэм уверенно вел Пенелопу, и она, успокоившись, стала наслаждаться прелестью танца. Крепче обняв жену, Грэм ближе притянул ее к себе, и она почувствовала огорчение, когда музыка неожиданно стихла.
– Теперь я начинаю вспоминать, почему в свое время любил ездить на балы. Держать в объятиях красивую женщину доставляет мне такое огромное наслаждение, что ради него я готов выносить скучную болтовню легкомысленных дам, – заявил Грэм и повел ее к двери, чтобы снова вернуться в залу.
Пенелопа задумчиво посмотрела на ночное небо.
– Я с удовольствием осталась бы здесь, на свежем воздухе, – сказала она. – Может быть, мы съездим хотя бы на некоторое время в деревню? Я уверена, что Александра обрадуется этой поездке!
Грэм бросил на жену насмешливый взгляд:
– Но ведь вы совсем недавно приехали в столицу. Неужели вы уже готовы без сожаления оставить ее?
– О, мне здесь очень нравится, я познакомилась в Лондоне с замечательными людьми, но Я скучаю по дому. Мне хотелось бы снова увидеть Августу, близнецов и других жителей моей родной деревни. Вы, наверное, всю жизнь прожили в столице и не понимаете меня?
Пенелопа внимательно вгляделась в лицо Грэма. Ее слова задели его за живое, и он постарался скрыть от нее охватившие его чувства.
– Возможно, когда я закончу свои дела в городе, мы съездим погостить к моей сестре. Вас это устраивает?
Пенелопа, несколько удивленная отчужденностью, звучавшей в его голосе, кивнула:
– Да, это было бы прекрасно. Ваша сестра очень милая женщина.
Вернувшись в залу, они оказались посреди толпы гостей, направлявшихся в буфетную. Грэм не отходил от жены, не желая, чтобы другие джентльмены ухаживали за ней. Наконец они пepeступили порог столовой, где был накрыт холодный ужин. Высокий рост и мощная фигура позволили Тревельяну быстро протиснуться к за кускам и добыть для Пенелопы всевозможные лакомства. Толпа расступалась перед ними как по мановению волшебной палочки, и Пенелопа невольно засмеялась над тем, с какой легкостью Грэм добивался всего, чего хотел.
Пока они пробовали различные блюда и напитки, к ним подходили знакомые Грэма и он представлял их жене. Пенелопе показалось, что муж доволен тем, что приехал сегодня на бал, и она тепло приветствовала его друзей.
В разговоре неожиданно всплыло имя некоего Довиля. По словам одного из знакомых Грэма, он видел этого человека на прошлой неделе. Пенелопу заинтересовало то, что Довиль последнее время жил на побережье Карибского моря. Эти места всегда казались Пенелопе экзотическими, и ей очень хотелось встретиться как-нибудь с этим путешественником и попросить его рассказать об удивительных островах, которые он посетил. Однако Грэм с полным безразличием отнесся к известию о Довиле и перевел разговор на другую тему.
Вскоре музыканты заиграли контрданс, и гости вернулись в залу. Живая мелодия захватила Пенелопу, и она начала весело танцевать, забыв обо всем на свете.
Когда танец закончился, Пенелопа поискала глазами Грэма, но не нашла его. Решив, что муж со своими приятелями перешел в другую комнату, она продолжала танцевать.
– Вы не знаете, где виконт? – спросила она через некоторое время Гая, подошедшего к ней, чтобы пригласить на танец. – Его трудно не заметить, он бросается в глаза, но я уже давно не, могу его увидеть.
На обаятельном лице Гая заиграла улыбка.
– Не беспокойтесь, миледи. Вы в надежным руках. Он внезапно почувствовал недомогание и уехал с бала, попросив меня принести вам тысячу извинений. Продолжайте веселиться, а когда; устанете, я отвезу вас домой.
Пенелопу охватила тревога.
– Но мне казалось, он прекрасно чувствовал себя! Надеюсь, это не расстройство печени после ужина. Простите, Гай, но я должна вернуться домой. Возможно, муж заразился от Александры. Вы не знаете, он уже болел корью?
И, не дожидаясь ответа, Пенелопа поспешна направилась к выходу.
– Вы зря волнуетесь, леди Тревельян, – догнав Пенелопу, сказал Гай, но не стал останавливать ее. Его тоже удивил внезапный отъезд Грэма, но у Гая были совсем другие причины для беспокойства.
Когда они добрались до особняка Тревельяна Гай вместе с Пенелопой поднялся наверх. Однако здесь царили тишина и покой. Сонный лакей сообщил, что хозяин дома улегся спать. Гамильтону ничего другого не оставалось, как откланяться.
Когда шаги Гая стихли на лестнице, Пенелопа вошла в свою спальню и поспешно направилась к двери, ведущей в смежную комнату. Пенелопу терзало беспокойство. Грэм никогда не испытывал недомоганий, несмотря на свои увечья. oh играл на публике роль инвалида, а на самом деле был необыкновенно крепок. Неужели ее муж притворился больным только для того, чтобы пораньше вернуться домой и лечь спать? Нет, должно быть, он действительно нездоров. Однако ничто в доме не говорило о том, что здесь побывал врач.
Собравшись с духом, Пенелопа решительно постучала в дверь. Она еще ни разу не переступала порог спальни мужа, но знала, что вход в нее охраняет камердинер. Он должен был знать, насколько опасна болезнь хозяина.
Открыв дверь, Джон, казалось, сильно удивился, увидев Пенелопу.
– Миледи? – растерянно промолвил он.
– Я хотела бы видеть виконта, Джон. Если он болен, надо послать за врачом.
Пенелопа старалась говорить властным уверенным тоном, но хотя Джон и занервничал, он все же не уступил натиску хозяйки, оставшись непреклонным.
– Мне жаль, миледи, но его светлость просил не беспокоить его. Я не могу нарушить его приказ, миледи. Я уверен, что к утру он поправится.
И дверь захлопнулась. Пенелопа некоторое время в замешательстве смотрела на нее. Казалось, что между ними встает каменная стена, как только они оказываются в своих покоях. Зачем Грэм женился, если ему вовсе не нужна жена?
Чедуэлл сидел в углу одного из наиболее отвратительных игорных притонов Уайтчепела. Висевшие на стенах масляные лампы больше дымили, чем освещали накуренное помещение. На столах, за которыми сидели игроки, горели дешевые сальные свечи. Перед Чедуэллом не было свечи, и он, прячась от всех в полумраке, спокойно потягивал пиво.
Довиль очень скоро вернулся к своим прежним привычкам и разыскал своих прежних знакомых. Чедуэллу не составило большого труда выследить его. Расспросив бывших членов клуба, которые не симпатизировали грубияну Довилю, Чедуэлл собрал о нем необходимые сведения и теперь, хмурясь, размышлял о том, что узнал, наблюдая за Довилем.
Этот мерзавец получил недвусмысленное предупреждение, ему дали шанс спасти свою жизнь, избежать возмездия, но он не воспользовался им и сейчас, сидя за игровым столом, пытался с помощью мошенничества ограбить молодого простофилю. При этом Довиль в качестве приманки использовал драгоценности своей матери. Но ни; этот раз он потеряет и их, и все, что выиграет к утру у молодого глупца, потому что за их игровым столом сидят более ловкие шулера, чем сам Довиль.
Чедуэлл обвел игроков, среди которых был Девер, внимательным взором. Он думал, что Девер изменился и стал респектабельным человеком. Однако этого не случилось. Жалованья дипломата, должно быть, не хватало на то, чтобы вести распутный образ жизни, к которому тот привык. Чедуэлл всегда неприязненно относился к этому человеку, хотя Девер никогда не давал ему повода для открытой вражды. Поэтому Чедуэлл не собирался вредить ему, он наметил себе совсем другую жертву.
Как и предполагал Чедуэлл, Довиль проигрался в пух и прах. Драгоценности перешли к его партнеру по игре. Для Довиля это означало конец игры. Лицо Чедуэлла оставалось все таким же бесстрастным, на нем не отразилось и тени удовлетворения, когда Довиль встал из-за стола. То, что произошло, было неизбежно. Мерзавец своими руками вырыл себе яму. Теперь надо было лишь помочь ему упасть в нее.
Чедуэлл недовольно нахмурился, увидев, что Девер жестом приказал одной из стоявших у стены шлюх последовать за удалившимся игроком. Неужели дипломат до сих пор был совладельцем расположенного через дорогу от игорного притона борделя? По роду службы ему это было запрещено. Чедуэлл поднялся из-за стола, чтобы последовать за Довилем.
В тускло освещенном вестибюле он едва различил фигуру пьяного Довиля. Чедуэлл сунул шлюхе монетку, и женщина сразу же, не говоря ни слова, исчезла. Довиль уставился на Чедуэлла налитыми кровью, мутными глазами. Чедуэлл навел на него пистолет.
– Поговорим, не возражаете? – предложил Чедуэлл, кивнув в сторону комнаты, в которой обычно уединялись парочки.
Довиль теперь с таким ужасом смотрел на Чедуэлла, как будто тот был самим дьяволом.
– Вы! Это вы?! Не может быть! Ведь вы же мертвы! Уходите! Оставьте меня! – завопил он. Чедуэлл зло улыбнулся и махнул рукой, в которой держал пистолет, в сторону комнаты.
– У вас недостоверные сведения, мой друг. А теперь давайте войдем в это помещение и побеседуем с глазу на глаз. Или вы хотите, чтобы все посетители в этом заведении узнали о постигших вас неприятностях?
Довиль, у которого не было выбора, подчинился. Несколько протрезвев при виде оружия, он, настороженно следя за Чедуэллом, вошел в: комнату для свиданий. Чедуэлл плотно закрыл за собой дверь.
– А теперь расскажите мне об ожерелье, которое совсем недавно лежало в шкатулке, принадлежащей вашей матери. Теперь там остались одни стразы. Сколько еще драгоценностей вы проиграли в карты? – спросил Чедуэлл, небрежно, прислонившись к косяку.
– Не понимаю, о чем вы говорите, – мрачна? промолвил Довиль.
– Вы можете сейчас все отрицать, это не мое дело. Но завтра утром, когда ваша мать получит анонимное письмо с советом отдать свои драгоценности для оценки ювелиру... Помнится, дядя уже однажды пугал вас Ньюгейтской тюрьмой?
– О Боже, вы не сделаете этого! Клянусь, я заменю стразы на подлинные драгоценности! Последние дни мне просто не везло... Удача отвернулась от меня.
– Пожалуй, не везло вам последние несколько лет. Вы потеряли плантацию, не так ли? А ваш дядя услышал, что вы разыскиваетесь по подозрению в убийстве. Это является существенным препятствием для вашего возвращения во Францию. Я сказал бы даже, что ваши шансы бежать равны нулю. Зачем вы вернулись, Довиль? Однажды я уже дал вам возможность беспрепятственно скрыться. Неужели вы думаете, что вам это удастся еще раз? В прошлый раз вы убили одну женщину, теперь на вашей совести – две. Да к тому же растратили половину фамильного состояния, если, конечно, не больше. Что вы думаете обо всем этом, Довиль? Полагаете, что мне следует снова отпустить вас?
Последние слова были сказаны таким зловещим тоном, что в налитых кровью глазах Довиля отразился страх. Он слишком хорошо знал своего собеседника, чтобы сомневаться в серьезности его намерений. Неужели никто не узнал его, человека, несущего смерть своим недругам? Почему Девер не предупредил своих приятелей о том, что им угрожает опасность? Или грим помешал ему узнать в этом человеке своего заклятого врага, которого все считали мертвым?
– Я уже сказал вам, – запинаясь пробормотал Довиль, – что положу драгоценности на место. Но я не умею воскрешать мертвых. Это был несчастный случай, ведь вы прекрасно знаете об этом! Мы хотели только поразвлечься и понятия не имели, что в том экипаже находилась Мэрили. Черт возьми, отпустите меня! Я снова уеду на Карибские острова. Вы слышите?!
– О нет, слишком поздно. Это не был несчастный случай, Довиль. Не забывайте, что я все видел. Вы намеренно убили человека, хотя и приняли его за другого. Если бы это был несчастный случай, вы позвали бы на помощь. Но вы не сделали этого, не так ли? Вы бежали с места происшествия, как заяц, оставив ее умирать. Надеюсь, вы хорошо в тот раз позабавились, Довиль. Если бы вы были порядочным человеком, то поняли, что неправильно ведете себя, но вы не сделали никаких выводов из происшедшего. А ведь я дал вам шанс исправиться! Ну что ж, вы получите то, что заслужили. Завтра утром записку, о которой я говорил, доставят вашей матери. Одновременно вашему дяде передадут копию этой записки и постановление о вашем аресте. Есть только один способ спасти вашу честь и уберечь семью от позора.
В глазах Довиля зажегся огонек надежды.
– Какой способ? Назовите его! Это деньги? Я добуду их. У меня много друзей...
– Ошибаетесь. У вас их больше нет.
Чедуэлл достал из нагрудного кармана несколько серебристых пуль и бросил их в пустой таз для умывания, стоявший у двери, а затем вручил Довилю пистолет.
– Надеюсь, вы знаете, как он заряжается, – сказал Чедуэлл. – Выстрелом из этого пистолета вы испугали лошадей в ту роковую ночь. Используйте его на этот раз для лучшей цели! Спокойной ночи.
Довиль взял пистолет и как зачарованный уставился на него. Тем временем Чедуэлл, надев свою элегантную шляпу, вышел за дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь навеки - Райс Патриция



очень!!!!!!!интересный роман
Любовь навеки - Райс ПатрицияЕлена
28.05.2012, 12.43





Роман потрясающий!
Любовь навеки - Райс ПатрицияМаргарита
5.06.2012, 15.54





чудесно красиво интересно роман обалденный читать его - наслаждение два раза читала и не надоел советую получите удовольствие от прочитанного интригует захватывает
Любовь навеки - Райс Патрициянаталия
5.06.2012, 18.56





интересно.читайте.
Любовь навеки - Райс Патрициячитатель
8.06.2012, 18.57





Роман потрясающий,обалденный, интересный очень!!!!!!!
Любовь навеки - Райс Патрициятая
11.06.2012, 22.23





Ужас, полная херня..
Любовь навеки - Райс ПатрицияЛеди
9.12.2012, 21.38





не могу сказать, что роман СУПЕР, но довольно интересно, мне понравилось, читайте
Любовь навеки - Райс ПатрицияКатерина
27.03.2013, 16.08





винегрет какой-то...
Любовь навеки - Райс Патрициянадежда
23.05.2013, 18.31





Вроде бы и сюжет интересный, но написано как будто развернутый план- нужно написать про вот это, это, ах да и про это ещё не забыть, а в конце вообще полубессвязный лепет
Любовь навеки - Райс Патрицияелка
28.06.2013, 6.41





Хороший роман ...давно когда-то читала его . Спасибо автору.
Любовь навеки - Райс ПатрицияВикушка
19.09.2013, 14.23





Хороший роман ...давно когда-то читала его . Спасибо автору.
Любовь навеки - Райс ПатрицияВикушка
19.09.2013, 14.23





Помесь Гамлета, Анжелики маркизы ангелов,Джейн Эйер и еще чего то Фантомаса наверное)))
Любовь навеки - Райс ПатрицияПупсик
21.09.2013, 23.01





Хороший роман, немного наивный, но очень приятный! Читать!
Любовь навеки - Райс ПатрицияОЛЬГА
1.11.2013, 14.35





Романтично.Приятно.Читайте.
Любовь навеки - Райс ПатрицияНаталюша
2.06.2014, 20.17





это худшиий роман этого автора,чушь!!!!!!!!!!!!!!!!!
Любовь навеки - Райс Патрициянадежда
19.05.2015, 16.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100