Читать онлайн Лунный свет, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунный свет - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунный свет - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунный свет - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Лунный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Пока они не выехали за город, Обри испробовала все возможности, чтобы бежать или позвать на помощь. От последнего удара двери клацнула защелка потайного замка, которая заперла ее в карете и помешала выпрыгнуть в толчею лондонских улиц. Она попыталась позвать на помощь, пока карета медленно пробиралась по многолюдным улицам, но каждый раз натыкалась на недоуменные взгляды незнакомцев.
Когда улицы города остались позади, Обри присела на сиденье и начала размышлять. Она не собиралась впадать в отчаяние, как какая-нибудь слезливая мисс из романтического рассказа. Молодой человек, остановивший ее коня, показался ей джентльменом, и, если уж Хитмонт и Алван не стали продолжать начатую погоню, возможно, он объяснил им, что произошло.
Письмо в корсаже успокоительно зашелестело, и Обри почувствовала проблеск надежды. Может быть, таким образом, Джеффри «спасает» ее от Хитмонта? Может быть, экипаж мчит ее в объятия Джеффри? Эта мысль заставила успокоиться, и она попыталась определить направление, в котором они двигались.
Они направлялись прямо на север. Конечно, если Джеффри надумал спрятать ее в Гретна-Грин и тем сломить сопротивление отца, они скоро встретятся. По воспоминание об отце заронило в ее душу иное, неприятное подозрение.
Что если отец узнал о флирте с Хитмонтом и решил уберечь ее от неприятностей? Происшествие было не беспрецедентным. Однажды, когда она предложила принцу излечить его от головных болей, герцог уже умыкнул ее из гостиницы в Брайтоне. Сам герцог тогда был в Лондоне. Она понятия не имела, как он прознал о ее крайне неосторожном предложении, но на следующий же день она обнаружила себя в карете, мчавшейся в Гемпшир. До нее самой так и не дошла непристойность того, чтобы молодая незамужняя девушка избавляла принца, с его сомнительными моральными устоями, от недомоганий. Даже сейчас.
Поморщившись от подобной перспективы и зная, что отец находился в той же стороне, куда ее везли, Обри сосредоточилась на поездке. Если повезет выбраться из кареты, кучеру или лакею на запятках очень легко будет поймать ее. Ей оставалось только успокоиться в ожидании того, какой сюрприз преподнесет судьба. Возможно, ее попросту похитили. Хотя отец вряд ли стал бы ее выкупать, чтобы услужить похитителям, которые обычно убивали своих жертв.
Сельская местность, по которой они ехали весь день, становилась все более знакомой, и у Обри тревожно засосало под ложечкой. Она только однажды была в родовом замке отца, да и то случайно, и предпочитала уютное гемпширское поместье своей матери. То, что ждало ее дома, не оказалось бы гостеприимным приемом, в этом она была уверена.
* * *
Пока Обри размышляла над последствиями своего похищения, в родовом поместье Уайта в своем любимом кресле сидел, удобно устроившись, молодой человек и неспешно потягивал вино из бокала. Его собеседник, не привыкший к столь богатой обстановке, беспокойно озирался, но на юного лорда смотрел с определенной долей раздражения.
– Идиотский план, Джеффри. – Джентльмен добавил ругательство. – Она сама поехала бы с вами в Шотландию, где вы бы на следующий же день и обвенчались. Герцог не позволил бы единственной дочери умереть с голоду, как он обещал.
Джеффри поправил манжеты и удалил пушинку с безукоризненно сшитого голубого камзола.
– Он в недвусмысленных выражениях пообещал, что мы оба сдохнем от голода, если тайно обвенчаемся. Старый выродок достаточно крут, чтобы исполнить свою угрозу. Нет, это гораздо лучший способ, кузен. Я благодарен тебе за помощь. Обещаю, ты будешь хорошо вознагражден.
Раздражение кузена все возрастало, пока он разглядывал воротничок и тонкую вязь галстука молодого щеголя. Он никогда не видел смысла в соблюдении хороших манер и тонкостей нарядов, в чем преуспели его городские родственники, и искренне презирал женственность таких галстуков. Но раз они помогали добыть хорошее приданое, значит, от них был прок, и он обуздал свое раздражение.
– Шанс впутать в это дело Хитмонта – сам по себе удача, – сказал он. – Глупая девка падка к таким, как он, но погоди же, я еще посмеюсь, если в слухах есть доля правды.
Серые глаза молодого человека в упор уставились на кузена.
– Какие слухи?
– Те самые, о вступлении Ее милости в права наследования. Говорят, это большой секрет, исключительно для круга семьи, но если этот негодяй – друг семьи…
Голос кузена многозначительно затих. В первый раз щеголеватый молодой денди выказал тень беспокойства.
– Гарри, вы просто боитесь, что окаянный Хитмонт снова сделает из вас отбивную. Герцог никогда не допустит такого бандита к фамильным тайнам.
Он беспокойно заерзал на сиденье, вспоминая невинное лицо Обри и спрашивая себя, могла ли она утаить от него такой секрет. Припомнив собственную маску пресыщенного баронета, он заволновался еще больше. Девице могло не приходить в голову, что ее приданое имеет хоть какое-то значение. Избалованная соплячка, вон она кто. Его палец нервно ухватился за узел галстука и потянул за него.
– Ты думаешь…
– Не жди моих поздравлений, когда завоюешь ее. – Гарри сделал большой глоток вина. – Превращайся в воинственного героя и волоки ее в Шотландию. После вашей женитьбы герцог может стать более благосклонным. Не упусти свой шанс.
Джеффри кивнул.
– Чертовски хорошо, что вы знаете парня, который ненавидит Хитмонта. Не хотел бы я встретиться с ним темным вечером, – Протянув бокал своему кузену, он провозгласил: – За спасение леди.
Гарри взял бокал и осушил его. Джеффри со значением подмигнул кузену и хохотнул своей остроте. Хитмонт никогда не узнает, кто виноват. Слишком поздно.
* * *
Экипаж остановился у маленького, но добротного охотничьего домика где-то в предместье Эшбрука. Увитые плющом стены напомнили родной замок, но этот домик она не узнавала. Почему ее привезли сюда, а не в дом отца?
Когда кучер открыл дверцу, то увидел, что Обри сидела посредине скамьи, скрестив обтянутые перчатками руки. Шляпка уже явно не годилась для носки, но выражение лица ничем не напоминало запуганную мисс. Она посмотрела на кучера, надменно приподняв бровь.
– Мадам, если вам угодно выйти, вас ждет ужин.
Кучер с тревогой ждал ее ответа. Ему было приказано обращаться с леди с уважением, но он насмотрелся на многих леди и знал, что невозможно заставить ее делать то, чего она не хочет. А этот ребенок женского пола выглядел настоящей леди.
– Я не имею привычки обедать с незнакомцами, – ответила Обри с заносчивым акцентом, который она переняла у вдовствующей тети по отцовской линии.
– Может случиться, что к вам присоединится кто-то, кого вы хорошо знаете, – с надеждой предложил кучер.
Урчание в животе напомнило Обри, что она не ела с тех пор, как попала в карету, и что продолжать сопротивление было верхом глупости, но смирение не входило в число ее талантов.
– Если сейчас их здесь нет, я тем более не могу выйти. За Эшбруком есть гостиница, где меня знают. Я желаю, чтобы меня отвезли туда.
Обри больше не смотрела на кучера; повернувшись лицом вперед, она ждала, когда выполнят ее приказ. Не то чтобы она рассчитывала, что приказ выполнят, но она оберегала свое достоинство, и это было единственным, что поддерживало ее в сложившейся ситуации.
Мужчина, претендовавший на роль грума, подошел к ним от конюшни и наблюдал за своеобразным поединком с ухмылкой. Губы кучера сжались, когда он рассматривал хрупкую фигурку Обри, Сочувствия явно поубавилось.
– Если вы не выйдете, мисс, я буду вынужден вас вынести. Обри прикусила губу и слегка повернула голову, чтобы оцепить вероятность исполнения угрозы. Мужчина был шести футов и четырех дюймов ростом и казался вдвое шире Хитмонта. А раз уж он с такой легкостью занес ее в экипаж, то ему не составит труда и вынести ее. Гордость не позволяла ей подвергнуться такому насилию, а здравый смысл подсказал, что сейчас лучше согласиться.
Осторожно ступив на подножку, она с нетерпением ожидала, когда ей подадут руку, не собираясь ступить ни шагу более без подобающей помощи, хотя зачастую игнорировала подобную любезность собственного лакея. Побежденный его же собственным оружием, дюжий кучер галантно подал руку и помог надменной юной мисс сойти с высокой подножки. Оказавшись внутри домика, Обри никого не встретила, но услышала грубый мужской хохот, доносившийся из задних комнат. Молодая женщина поторопилась провести ее к лестнице, и Обри, обрадованная тем, что увидела здесь хоть одну женщину, охотно за ней последовала.
* * *
Скача по торфянистой обочине дороги, чтобы приглушить топот копыт, Хитмонт и Берфорд свернули в лес. Берфорд ругался вовсю.
– Почему, во имя Юпитера, кто-то, похитивший дочь герцога, содержит ее прямо у него под носом? Бессмыслица!
– Полагаю, что это зависит от цели похищения, – только и ответил граф. Его размышления уже прошли этот этап, и зашли дальше. Нога нестерпимо болела от долгой верховой езды и утомительного поединка, происшедшего ранее, но гнев и тревога неумолимо гнала его вперед. Если в результате его комбинации что-то случится с Обри, он никогда не сможет себе этого простить. Он должен успеть вовремя.
– Эшбрук всего в часе верховой езды отсюда, возможно, мы смогли бы найти там подкрепление. – Аверилл пустил скакуна рядом с огромным жеребцом Хитмонта. Но, даже дав шенкеля, ему трудно было нестись грудь в грудь с мчавшимся Хитмонтом.
– Ваш отец должен быть здесь ненамного позже нас, если только он получил сообщение, – сказал граф. – Несомненно, он возьмет подкрепление. А мы должны торопиться.
Берфорду не нужно было ничего объяснять. Они выяснили место назначения кареты похитителей у захваченного фехтовальщика, но не знали причины похищения. Несмотря на заверения, что Обри не причинят вреда, они не полагались на джентльменское поведение похитителей.
Стены каменного охотничьего домика мрачно вырисовывались в ночном небе. Из задних комнат струился свет, но остальная часть дома была погружена в мрачную дремоту.
Они спешились, привязали коней в тени деревьев, а затем начали осторожно подкрадываться к светлому пятну. Раскаты грубого смеха и женский крик заставили их переглянуться. Рука Хитмонта потянулась к рукояти шпаги, лицо помрачнело, но Берфорд остановил его.
– Посмотри туда, – возбужденно зашептал ой, указывая на верхний этаж, когда они свернули за угол домика.
Что-то белое промелькнуло в открытом окне. Слабое зрение Берфорда уловило только цвет и движение, но зоркий взгляд Хитмонта различил знакомые золотые локоны.
Увидев старый плющ, покрывающий каменные стены, он сразу понял, что можно сделать, но ради приличия посоветовался с будущим наследником герцога.
– Судя по звукам, на кухне собралось полдюжины здоровых мужчин. Можно ворваться сейчас и попытаться увести ее, или подождем вашего отца?
Аверилл неуверенно рассматривал хрупкий силуэт, окруженный фрамугой сводчатого окна. Казалось, ей не грозила серьезная опасность, а, зная Обри, можно предположить, что все спланировала она сама. Он высказался в пользу соблюдения осторожности. Остин не стал комментировать разумность предложения, а вместо этого начал пробираться из подлеска к дому.
– Что ты делаешь? – требовательно спросил Аверилл, наступая ему на пятки.
– Хочу убедиться, что она в безопасности, – твердо ответил граф, не замедляя шага. – Ты хорошо лазишь по канатам?
– Лезть вверх? – Аверилл посмотрел на увитые плющом стены и сглотнул. – Генри в замке часто лазал по плющу, но мне никогда не удавалось.
Хитмонт подергал одну из толстых лоз. Она не шелохнулась, и он удовлетворенно улыбнулся.
– Я лазал по вантам кораблей, когда был юношей, а карабкаться по ним во время качки хуже, чем по этому плющу. Лучше посигналь ей, что я поднимаюсь, чтобы она не испугалась и не устроила переполох.
Берфорд цинично хмыкнул.
– Испугать? Обри? Хочешь пари, почему ее охранники забрались под лестницу и упиваются до положения риз?
Остин только посмотрел на него и, ухватившись за лозу, начал восхождение по отвесной неровной стене.
Шорох листьев потревожил Обри. Она посмотрела вниз, неспособная определить его причину. Хотя зрение у нее было намного лучше, чем у Аверилла, непроницаемый покров мрака, стирая все краски, превращал происходящее внизу в игру теней. Прежде чем она успела узнать силуэт, подающий ей из кустов сигналы, на подоконник легла тяжелая рука, и из тьмы появился Хитмонт.
У Обри перехватило дыхание, когда грузная мужская фигура оседлала окно. Не соблюдая привычной вежливой дистанции, он угрожающе навис над ней всей своей массой. Но осторожность, с которой он перебросил через подоконник больную ногу, тут же прогнала глупые страхи.
– Милорд, что вы делаете здесь? – рассерженно прошептала она, подхватив его шпагу, чтобы она не звякнула о камень, пока он был занят перемещением больной ноги в комнату.
– Главным образом проклинаю свой идиотизм, – ответил Хитмонт сквозь стиснутые зубы. Окончательно придя в себя, он повернулся к Обри, разглядывая ее бледное лицо в мерцающем свете свечи.
– Вы в безопасности? Вам не причинили вреда? – быстро спросил он, успев заметить проблеск страха в ее глазах.
– У меня все в порядке. Я загородила дверь изнутри, чтобы никто не вошел. Как вы сюда попали?
Она с сомнением посмотрела вниз, взвешивая свои шансы пройти тем же путем.
Бросив взгляд на дверь, и вспомнив доводы Аверилла, Остин расстроился, что не согласился с ним. С забаррикадированной дверью похитители ничего не могли поделать, кроме как напиться до бесчувствия. Маленькой леди пригодилась бы его помощь только в том случае, если бы пришедшие к ней люди вооружились топорами. Однако граф не торопился спуститься вниз. Даже в дым пьяные мужчины способны найти топоры. Граф предпочел остаться и пожал плечами в ответ на ее вопрос.
– Не волнуйтесь. Ваш дядя скоро придет, и мы вас отсюда заберем. Вы узнали кого-нибудь из похитителей?
Обри покачала головой, всматриваясь в обеспокоенного графа. Его тревогу она хорошо понимала, а вот тлеющая злость вызывала у нее беспокойство.
– Можем ли мы убраться отсюда тем же путем, которым вы пришли? – спросила она. Запах взмыленных лошадей, пропитавший одежду Хитмонта, вновь напомнил о его непосредственной близости.
Он не делал попыток восстановить положенное расстояние и продолжал сидеть рядом, баюкая раненое колено и одновременно рассматривая ее с любопытством и интересом.
– Я не хочу без нужды рисковать вашей шеей. Вы в относительной безопасности, пока дверь забаррикадирована, и я остаюсь здесь, чтобы защищать вас до прибытия вашего дяди и его людей. Разве вы не имеете никакого отношения к происшедшему? – спросил он, цинично изогнув бровь.
Обри торопливо затрясла головой.
– Нет. Все, что я прошу – не оставляйте меня здесь в одиночестве. Вы думаете, что это мой отец привез меня сюда?
Остин сам не понимал, какое напряжение владело им, пока она не сняла его наивной просьбой. Она была просто перепуганным ребенком, и с ее стороны в похищении не имелось никаких хитроумных расчетов. Он расслабился и облокотился на раму окна.
– Подобный план, по-моему, скорее мог бы придумать ваш Джеффри…
Обри энергично затрясла головой, заставив остаток сложной прически рассыпаться.
– Чтобы встретиться с ним, я бы поехала куда угодно, куда бы он ни захотел. И он об этом знает. Ему незачем пускаться на такие ухищрения.
– Тогда остаются только две версии, и обе малоприятные. Вы похищены либо ради выкупа, либо кем-то из моих врагов, последовавших за мной в Лондон.
Граф оглядел комнату, как генерал оглядывает поле боя. В узкой каморке находились только кровать и умывальник. Они не помешали бы его движениям, но не могли служить хоть какой-то защитой. Лучше всего, если дядя Обри подоспеет раньше, чем кто-нибудь попробует войти в дверь. Не высказав вслух своего заключения, Остин попытался встать, но колено не выдержало нагрузки, он пошатнулся и непременно бы упал, если бы не девичье плечо и вовремя протянутая рука.
– Вам лучше сесть на кровать и вытянуть ногу, милорд. Одеревенелость пройдет, когда нога немного отдохнет.
Привыкший яростно противиться любой помощи, Остин на этот раз придержал язык и перенес часть тяжести своего тела на хрупкие плечи. Отвергнув предложение, он бы вызвал ее негодование, а он не хотел вступать в перепалку с испуганным ребенком. Попытавшись с помощью Обри пересесть на кровать, Остин ножнами запутался в ее платье. Споткнувшись, Обри потеряла равновесие, и они вдвоем упали на пуховину.
Проклятия Остина, пытающегося самостоятельно выпутаться и подняться с хрупкой девушки, вызвали взрыв смеха. Опершись на руку, он посмотрел вниз на взъерошенные золотые локоны и смеющиеся зеленые глаза.
– Вы что, привыкли смеяться над каждым мужчиной, с которым упали на кровать? – кисло спросил граф.
Хохот усилился, и Обри пришлось зажать себе рот руками, чтобы подавить его. Между взрывами смеха она спросила, задыхаясь:
– Я собиралась спросить, не это ли называют кувырканием в постели, но вы, по-моему, уже ответили на вопрос.
Новая вспышка веселья заставила Остина удержаться от смеха. Осторожно высвободившись, граф наконец-то сел.
– Хорошо, что не переломал вам все кости. Галантным же рыцарем я стал! – удрученно заметил Остин.
Скрестив под юбкой ножки, Обри села в решительно недопустимой для настоящей леди позе и пикантно улыбнулась своему странствующему рыцарю.
– Всегда предпочитала Дон Кихота сэру Ланселоту.
– Возможно, я слишком стар, но не могу сослаться на плохое зрение, чтобы воевать с ветряными мельницами. Оставлю это вам и вашему кузену. – Остин вытянул ноги и посмотрел на озорную компаньонку с любопытством. – Разве вы не плакали перед тем, как я пришел? Большинство юных леди, которых я знал, рыдали бы в три ручья, если бы порвался их любимых чепец! Вас же похитили, увезли, замкнули, а затем предполагаемый спаситель чуть не раздавил вас. Шляпка, кстати, тоже исчезла. А все, что вы делаете, – смеетесь! Вы, случайно, не собираетесь закатить истерику? – спросил он с подозрением.
Обри сдержанно улыбнулась. Граф мог сражаться с похитителями, скакать верхом, невзирая на больную ногу, карабкаться по каменным стенам, но наверняка растерялся бы при виде женских слез. За холодной наружностью графа Хитмонта скрывалось живое сердце.
– Меня забрали из школы раньше, чем я смогла научиться приличествующему леди поведению. Вместо этого вам придется довольствоваться моим своеобразным чувством юмора, – Обри затихла и прислушалась к звукам, доносившимся снизу. – Они могут нас услышать?
– Они не услышат, даже если потолок рухнет им на головы. Если дверь не заперта, мы сможем спокойно выйти отсюда, и никто этого не заметит.
Он пошевельнулся, чтобы на практике решить этот вопрос, но Обри жестом велела ему сидеть.
– Они заперли дверь снаружи на ключ, я уже пробовала. Все-таки я думаю, что за похищением должен стоять мой отец. Иначе, почему меня привезли именно сюда? И, несмотря на обстоятельства, они делают все, чтобы обходиться со мною учтиво.
Остин пожал плечами и попытался удобнее уложить больную ногу.
– Мужчина, который усадил вас в карету, знал только, куда вас увезли, да и то сказал об этом после долгих уговоров. Кажется, он убежден, что спасал вас от участи худшей, чем смерть. Было трудно убедить его в обратном, вот почему мы прибыли так поздно.
Видя его неудобства, Обри спрыгнула со своего места и положила ногу графа на кровать. Затем достала подушку, чтобы подложить под ногу, но граф жестом остановил ее.
– Так будет хорошо, – отрывисто сказал он. – Присядьте и не хлопочите обо мне.
Подобрав здоровую ногу, чтобы рядом с ним образовался уголок для Обри, он обхватил рукой колено и подождал, пока она последует совету.
Обри послушно уселась на краю кровати, но ее взгляд по-прежнему приковывала нога, обтянутая лосинами из оленьей кожи.
– А если колено распухнет или у вас начнется лихорадка от такого обращения с ногой?
Остин сдержал смех. Элегантная, очень богатая леди Обри Берфорд, дочь одного из самых могущественных правителей Англии, беспечно сидит на кровати с одним из самых одиозных в высшем свете Англии людей, осведомляясь о его ранах. Неестественность ситуации была единственным оправданием их нелепого диалога. Он хотел, чтобы леди Берфорд поняла это.
– Возможно, но я счастлив уже тем, что вообще сохранил ее, так что не жалуюсь. – Остин указал на открытое окно. – Лучше просигнальте вашему кузену, что у нас все в порядке, а не то он начнет сомневаться, правильно ли поступил, послав меня наверх.
Порочный огонек вспыхнул в ее глазах, когда Обри поняла скрытый смысл его слов, но она промолчала и поднялась, чтобы выглянуть в окно. Освещенная свечой, она надеялась, что ее видно лучше, чем она сама видит в темноте. В конце концов, она разглядела движение у подножия стены и уловила жест Алвана, подающего сигнал, знакомый с детства. Она махнула в ответ, а затем повернулась к своему «пациенту».
– Временами Алван бывает невыносимо чопорным, но у него незаурядный здравый ум. Сомневаюсь, что он попытается взобраться по стене, чтобы защитить мое целомудрие. Я удивляюсь даже, что он помог вам задержать фехтовальщика. Разве он не упал с лошади?
Обри снова примостилась на краю кровати, на этот раз, изучая не колено, а лицо графа. В тусклом свете она мало, что поняла в выражении лица Хитмонта, но ощутила силу и уверенность в его позе и немного успокоилась. Она была более чем благодарна за его общество после всех треволнений этого дня.
Граф откинулся на кровати.
– Он оставил меня разбираться с фехтовальщиком, а сам бросился в погоню за экипажем. Но ваша карета опрокинула тележку с фруктами, экипаж леди Дриби столкнулся с телегой, а собравшаяся толпа сделала невозможной дальнейшую погоню. Он вернулся как раз во время, чтобы постращать пленника именем вашего отца.
– Я пропустила самое интересное, – лукаво усмехнулась Обри. Она чувствовала, что ей удивительно легко с этим мужчиной, которого она знала не более недели. Она не понимала почему, но была рада такому повороту. Играть в такой момент роль солидной мисс значило бы испытывать собственное терпение.
– Осмелюсь предположить, что когда прибудет ваш дядя, вы сможете полюбоваться хорошим спектаклем, – ответил Остин. – Я быстро спущусь вниз по стене, чтобы предложить свою помощь, и у него не будет оснований считать, что ваша репутация пострадала.
Обри нахмурилась.
– Глупости. Не нужно рисковать головой. Просто Алван скажет им, что вы меня защищали. Если это удержит вас от отчаянных поступков, я могу пересесть на окно.
Граф улыбнулся ее наивности, но остался при своем мнении. Сейчас не было нужды ее беспокоить. Когда придет время, он сделает то, что должен сделать.
– Ваше сидение на подоконнике не принесет никакой пользы, зато крайне затруднит разговор. Если вы не хотите спать, мы можем скоротать время, потчуя друг друга остроумными рассказами.
Обри просияла.
– Давайте играть в вопросы и ответы. Я начинаю! Хитмонт подозрительно посмотрел на Обри.
– Никогда не слышал о такой игре. Как в нее играют?
– По-другому ее называют «Честность». Каждый по очереди задает по одному вопросу, и отвечать нужно как можно честнее. Если вы не сможете или не захотите отвечать, вы проиграли. В эту игру интереснее всего играть с незнакомыми людьми. Алвана я могу победить с двух вопросов, такой он самодовольный.
Обри уселась поудобнее на кровати, совершенно не подозревая, насколько неуместно играть в салонные игры, сидя на кровати наедине с незнакомым мужчиной.
– Как вас называла ваша мать?
– Моя мать? – Остин усмехнулся, когда понял суть игры. Она легко победит, как только доберется до неприятных для него вопросов. – Чаще всего дураком, но когда чего-либо хотела – Остином. Если я соглашусь играть в эту игру, вы будете называть меня Остином?
– Конечно, Остин. Теперь снова мой ход. Какое самое неприятное происшествие в вашей жизни?
Хитмонт зарычал, протестуя быстроте, с которой его одурачили, но журчание ее смеха заставило улыбнуться в ответ и вернуло самообладание.
– Я должен был предвидеть, что вы поднаторели в этой игре. Самый неприятный момент… Наверное, случай в школе, когда я усердно склеивал страницы в книге учителя, а, обернувшись, обнаружил, что он на меня смотрит. Наверное, это и самый болезненный случай, далее сейчас я в этом уверен.
Хитмонт увидел, как ожидание на ее лице сменилось одобрением. Замысловатая прическа превратилась в хаос спутанных локонов, но это ничуть не уменьшило ее очарования. Если бы он хотел быть до конца честным, он бы признал, что опушенные длинными ресницами глаза слишком велики для ее лица, что полнота слишком ярка для маленького рта, и что цвет ее лица слишком здоровый, чтобы ее можно было считать совершенством. Но он не собирался быть честным. Она могла не соответствовать стандартам света, но она нравилась ему. Как плохо, что она встретилась на десять лет позднее, чем следовало бы.
– Моя очередь. Почему ваша мать оставила свое состояние вам, а не вашему отцу?
Если Хитмонт думал, что этим вопросом выбьет ее из колеи, он был разочарован. Она засияла, как газовый фонарь на лондонской улице, от такой возможности поведать свою историю.
– Моя бабушка оговорила это в завещании, взяв пример с мужчин, которые по майорату передают все свое состояние старшему сыну. Она потеряла своего первого возлюбленного, когда ее отец запретил ей выйти замуж за бедняка. Он отправился в плавание, чтобы сколотить состояние, и не вернулся. Когда умер ее отец, и она унаследовала его состояние, она так ловко все запутала, что ее дочь, дочь ее дочери и так далее вступают в права наследства в день восемнадцатилетия. Таким образом, они могут не выходить замуж из-за денег и могут вообще не выходить замуж, если захотят. Когда она вышла замуж, ее муж был достаточно богат, чтобы позволить себе оспаривать ее завещание; мой отец тоже совершенно не нуждался в деньгах моей матери. Он никогда всерьез не обращал внимания на это завещание, пока я не стала старше.
Остин спокойно разглядывал тени, играющие на ее лице, пока она рассказывала свою историю. Она была слишком сообразительной, чтобы не видеть, какую благоприятную возможность упустит, если последует желаниям отца. Ему оставалось только гадать, любила ли она Джеффри так сильно, что была готова пожертвовать своей свободой, выходя сейчас замуж, или слишком сильно любила отца, чтобы отказаться повиноваться его желанию. Мечтательное выражение на ее лице, появившееся, когда она закончила, погубило его.
Не задумываясь над тем, что он делает, Остин наклонился и запечатлел на ее губах поцелуй. Ему хотелось сделать это с первого мгновения, как он увидел ее, но здравый смысл брал вверх. Сейчас, здесь, в полутьме, ощущая рядом ее полудетскую фигуру, беспечно прильнувшую к его плечу, он не смог сдержаться.
Это был нежный поцелуй, не требующий ответа. Однако Обри ощутила жар его губ и почувствовала всплеск эмоций, которые не могла полностью понять. Она могла бы рассердиться на него за самоуверенность, но это был поцелуй не того сорта. Вместо этого ей захотелось большего, чтобы понять, что же она почувствовала. Когда его губы слегка шевельнулись на ее губах, она повернула голову, чтобы ответить на поцелуй.
Губы Остина плотно прикасались к ее губам, его рука приподняла ее спину, заключив в объятия, а голова склонилась, чтобы полнее следовать ее желанию. Головокружительное возбуждение растекалось по венам Обри по мере того, как поцелуи становились горячее, она начала медленно таять от скрытого жара.
Раньше она никогда не испытывала такого потрясения и не знала, как на него реагировать. Она жаждала большего, чем просто тепло этого огня, но страх перед неизвестным и осознание опрометчивости поступка удержали ее. У нее не было оснований бояться этого мужчины, она доверяла ему, как Авериллу, но боялась того, что с ней происходило.
Однако это не помешало ей коснуться рукой его груди и прильнуть к источнику небесного блаженства, охватившего тело. Сердце Хитмонта под ее пальцами играло сигнал побудки, и ее сердце отвечало ему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунный свет - Райс Патриция



Интересный полноценный сюжет. Таких романов явно не хватает... Советую:-)
Лунный свет - Райс Патрициялена
3.05.2013, 14.41





Интересный полноценный сюжет. Таких романов явно не хватает... Советую:-)
Лунный свет - Райс Патрициялена
3.05.2013, 14.41





Аристократ,который готов пахать, как ломовая лошадь, притом не испытывая никакой финансовой нужды, и юная девица со взглядами на жизнь в духе конца 20 века - вот уж дейсвительно не типично и не совсем в духе романтики. Хотя с точки зрения изложения и диалогов - более чем приемлемо...
Лунный свет - Райс ПатрицияItis
5.05.2013, 21.27





Роман понравился, все действующие лица хорошо описаны.Замечательные гл. герои, героиня, молодая девушка, и замуж выдали быстро, но с мужем оставалась и в радости, и в несчастье, и герой за нее и в огонь, и в окна. Жаль, что ему очень подло мстили.
Лунный свет - Райс ПатрицияТаня Д
3.06.2014, 17.44





просто мрія...
Лунный свет - Райс Патрициятася
4.06.2014, 0.49





Не дочитала.не зацепил.
Лунный свет - Райс ПатрицияТаТьяна
10.09.2014, 14.54





ОТЛИЧНЫЙ РОМАН ЧИТАЛА НЕ ОТРЫВАЯСЬ
Лунный свет - Райс ПатрицияНАТАЛИЯ
10.04.2015, 15.06





Очень интересный сюжет, красивые чувства без пошлости, и главное адекватные герои. Приятно читать...
Лунный свет - Райс ПатрицияЗара
12.04.2015, 7.18





Очень понравился роман . Рекомендую всем .
Лунный свет - Райс ПатрицияЧИТА
12.04.2015, 19.14





Тоже не дочитала.Героиня взбалмошная, вызывает неприязнь. ИМХО
Лунный свет - Райс ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
27.03.2016, 21.05





Роман понравился . Прочитала с удовольствием .
Лунный свет - Райс ПатрицияMarina
28.03.2016, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100