Читать онлайн Лунный свет, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава двадцать седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунный свет - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунный свет - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунный свет - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Лунный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцать седьмая

Когда Обри скользнула в спальню, она застала Остина с пером в руке, просматривающим при свете свечи счета. Он отложил в сторону книги и встал со стула при ее появлении.
– Я думала, вы уже в постели, – пробормотала Обри, поспешно скрываясь за ширмой для переодевания в углу. Теперь, когда Адриан выздоровел, ей, в самом деле, нужно перевести его в другую комнату, чтобы они снова получили отдельные покои и уединение.
– Я не инвалид, – осветил Остин суше, чем собирался. Обри остановилась и повернулась к нему лицом, ее гнев перешел все границы.
– Хорошо, тогда вы больше во мне не нуждаетесь. В голубой комнате есть чистые простыни, я буду спать там. Вы получите свою кровать обратно.
Прежде чем она дошла да двери, Остин схватил ее за руку и заставил остановиться.
– Обри, вы для меня больше, чем сиделка.
Мольба в его глазах придала новый смысл грубости его тона.
Обри с надеждой посмотрела в его загорелое лицо, но ничего не прочла. Резкие линии его рта казались еще жестче в полумраке, и когда он смотрел на нее, улыбка не смягчила его губ. Только какой-то завораживающий свет, лившийся из его глаз, удержал ее от оскорбительного ответа.
– Могу я надеяться?.. – тихо спросила она.
Остин знал, что ответ, который ему нужно дать – это оставить ее, но не мог позволить себе так ответить. До тех пор пока у него не будет, что предложить ей, он не мог просить ее остаться. Говорить о любви, не обещая разделить с ней свою жизнь, было не в его духе. Неохотно он выпустил ее руку.
– Если я попытаюсь объясниться, это вызовет только новые сложности. Не позволяйте мне сделать все еще хуже, Обри. Оставайтесь на ночь и давайте обсудим все утром, разумно.
Сейчас, когда он отпустил ее руку, Обри больше чем когда-либо захотелось, чтобы он снова взял ее. Она не хотела говорить ни разумно, ни неразумно. Только когда он держал ее в своих объятиях, она была уверена в его чувствах, но знала, что и это ощущение иллюзорно. Он держал в объятиях многих женщин и не удержал ни одну.
Однако она не сделала попытки уйти. Она обеспокоено посмотрела в его глаза и кивнула в знак молчаливого согласия.
Остин облегченно отошел в сторону, давая ей пройти.
Они больше не обменялись ни словом, пока Мэгги не прибежала с теплой водой, чтобы помочь хозяйке раздеться и вымыться. Остин с нетерпением смотрел, как детали одежды одна за другой взлетали на ширму или летели на пол. Мэгги суетилась рядом, наводя порядок, пока из-за ширмы доносился плеск воды. В конце концов, была принесена длинная белая ночная сорочка. Он беспокойно двигался по комнате, подбрасывая дрова в камин, снимая нагар со свечей и от всего сердца, желая, чтобы Мэгги поскорей убралась.
В полутьме лицо Остина выглядело угрожающе, и Мэгги поспешила из комнаты. Граф был честным человеком, но она знала, что Обри может истощить терпение и у святого. Служанка вознесла молчаливую мольбу о том, чтобы эта ночь положила конец напряженности между лордом и леди. Иногда хорошо проведенная в постели ночь может творить чудеса с молодыми любовниками.
Когда Обри выскользнула из-за ширмы, Остин снял нагар с последней свечи. Разведенный огонь отбрасывал красные отблески на противоположную стену, когда Остин двинулся, чтобы соединиться со своей женой меж занавесей кровати.
Она знала, что если он соединится с ней, значит, он не собирается оставить ее в одиночестве. Его халат был распахнут, и даже в темноте она чувствовала огонь, пылавший в его глазах. Она могла убежать, но не хотела. Какие бы разногласия у них ни возникали, в этом они найдут общий язык.
Когда бледные руки скользнули по его плечам, приветствуя его, Остин зарычал от удовольствия. Его губы нашли чувствительное местечко под ее мочкой, и он закрепил полученное преимущество, когда она стала извиваться под ним. Пульсирующая боль в ноге служила только фоном для биения его сердца.
Он взял ее почти грубо, словно боясь опоздать. Огонь в камине бросал мрачные отблески, плясавшие на занавесках кровати в такт их движениям. Обри перестала следить за происходящим, когда он овладел ею, смело, унося к заоблачным высотам и доказывая, что ей еще многому предстоит научиться, и он хочет быть ее учителем.
Прилив страсти с головой окатил их своей волной, и они слились воедино.
– Вы нужны мне, дорогой друг… – послышалось Обри, прежде чем плотные облака удовлетворения окутали ее. Его поцелуй коснулся ее губ, а затем сон добрался до нее, чтобы потребовать к себе.
Утром Обри проснулась и обнаружила, что потеряла даже те ничтожные силы, которые сохраняла, пока болел Остин.
Перед завтраком Остин послал за Харли, и они все утро провели, запершись в малой гостиной, где обсудили проблемы управления поместьем, урожай и работы, которые оставалось выполнить. Вместо того чтобы свалить почту в кабинете, в ожидании, пока ее бегло просмотрит Обри, письма отнесли прямо к Остину, который тщательно их прочитал. Обри с тревогой наблюдала за этим и с облегчением вздохнула, когда Остин, не задавая лишних вопросов, ответил на несколько писем.
Она почувствовала себя лишней, когда вошел Адриан, и присоединилась к Эмили в детской, пока мужчины занимались разговорами, не предназначенными для ее ушей. Обри отдала бы свое трехмесячное содержание, чтобы узнать, о чем шла речь, но гордость не позволила ей расспрашивать.
Эмили с детьми встретили ее появление с радостью, и Обри утешилась их обществом и планами освежить грязные стены детской. Их панели понесли тяжкий урон от ударов игрушек и грязных пальцев, но слой свежей краски легко залечил бы эти рапы. А если дети украсят их своими цветными рисунками, комната оживет, и на нее будет так же приятно посмотреть, как на кровать, украшенную покрывалом с вышитыми цветами.
Когда Обри вернулась в покои, чтобы поглядеть на Остина, прежде чем спуститься и присмотреть за приготовлениями к обеду, до нее донесся голос Адриана, полный гнева и раздражения.
Обри отступила в тень, когда дверь со скрипом отворилась, и голос Остина стал яснее.
– Вы получите добрую толику, когда примете корабль из моих рук. Я ожидаю известий о нем со дня на день. Дайте мне хорошую цену, и у меня будут деньги, чтобы сделать то, что я должен, а в вашем распоряжении окажется корабль, чтобы вернуться домой.
Обри громко закашлялась и застучала каблуками по деревянному полу, приближаясь к двери.
Адриан заметил ее и шире распахнул дверь, с усмешкой приветствуя ее.
– Вы выглядите так, словно вас развлекла ужасная парочка моих отпрысков. – Он выхватил носовой платок и смахнул с ее носа пятнышко краски. – Когда мы в следующий раз навестим вас, я надеюсь, у вас с Хитом будет довольно своих детей, чтобы они вместо нас развлекали их.
Обри подозрительно взглянула на Остина. Она почувствовала, что он изучает ее, ожидая ответа, но не могла понять, на что он рассчитывает.
Она виновато улыбнулась их гостю.
– Я понимаю, что в последние недели была плохой хозяйкой, но теперь, когда вам снова хорошо, мы намерены организовать вам подобающие развлечения. Вы же не думаете покинуть нас так скоро?
Адриан посмотрел на нее, восхищаясь веснушками на носу и тревожной доверчивостью в лучистых глазах. Она еще слишком молода, чтобы быть такой же циничной, как Остин, но уже слишком умна, чтобы на нее не обращать внимания, и Адриан постарался насколько возможно смягчить ответ.
– Мы уедем сразу же, как только я смогу найти корабль, который отвезет нас домой. Хорошая погода почти прошла. Проволочка может заставить нас ждать до весны. Мне очень жаль, леди.
Разочарование и тревога сродни страху охватили ее. Ее встревоженный взгляд обратился к Остину. Когда его сестра уедет, он будет волен отослать ее прочь. Никто, кроме леди Хитмонт, не сможет воспротивиться этому. Она определенно чувствовала, что Остин спланировал такой исход. Вот почему он так спокойно теперь на нее смотрит.
Ее сердце ушло в пятки. Продав корабль, он вернет ей приданое, и сделка будет завершена. Она почувствовала, как на глаза набежали слезы, и поспешно отвернулась.
– Я покину вас, – прошептала она и выбежала вон. Адриан с грустью, проследил. за ее уходом, затем бросил на своего друга презрительный взгляд.
– Годы ожесточили твое сердце, Хит. Слишком много гордости – это отнюдь не здорово.
– Было бы намного хуже, будь ее у меня слишком мало. – Остин дотянулся до графина с бренди на камине. – Так у нее появится выбор. Удерживать ее здесь – эгоистично.
– Как глупы смертные, – пробормотал Адриан, выходя, и хлопнул дверью.
Остин настаивал на том, чтобы в этот вечер одеться и обедать внизу, и впервые вся семья – кроме обитателей детской – обедала вместе. Вопреки радостной болтовне леди Хитмонт и восторженным планам Эмили, вечер бесславно провалился. Смех Обри был вымученным и неуверенным, а от мрачного спокойствия Остина исходило уныние, словно тучами окутывавшее стреляющие свечи.
Когда они, наконец, разошлись, Обри вышла из-за ширмы для переодевания и увидела Остина, растирающего больную ногу. Она кинулась снимать повязку, осмотрела колено и обнаружила, что рана, как и обещал доктор, зажила. Краснота оставалась, но при ходьбе рана не будет мешать сгибаться колену. Удовлетворенная осмотром, Обри перевязала ногу чистым бинтом.
– Кажется, падение принесло вам больше пользы, чем вреда. Как жаль, что вы не ударились головой.
– Я, уже подумывая о чем-то подобном. Не хотите ли вы, чтобы я вернулся и попытался снова? – сухо спросил Остин.
Вспышка лукавства осветила ее глаза, когда она посмотрела на него.
– Это может оказаться напрасной попыткой. Лучше я возьму одну из железных сковородок Пейшенс и огрею вас по башке.
– Я в вашем распоряжении. – Остин поднял ее с пола и усадил на здоровое колено. Она уселась, словно на насесте, готовая взлететь, как когда-то раньше, до свадьбы. Он уже потерял ее доверие. Это поразило его, но он не имел выбора. – Мы не поговорили. Почему вы не сказали, что ваш отец писал вам?
Неожиданное нападение застало Обри врасплох. Она попыталась встать, но Остин не отпустил ее. Она не надела халат, и жар его руки прожигал тонкую ткань ее наряда.
– У вас жар, а я и забыла об этом. Где вы его подхватили? – спросила она виновато, жалея, что не отправила письмо отца в огонь.
– Джон принес мне кипу бумаг с моего стола. Ваши котята играли с ними, а там могла быть важная корреспонденция. Вы ничего не читали?
Остин разглядывал ее с любопытством. Записки с выражением сочувствия и симпатии перемешались с приглашениями и официальными документами. Он не пользовался такой популярностью со времен первого брака, и не мог представить себе, что могло вызвать ее сейчас, но реакция Обри озадачила его.
– Я не читала ничего, адресованного мне, что выглядело бы важным. А в ваши дела я не решилась вмешиваться, – сдавленно ответила она.
Остин скептически посмотрел на нее.
– А не говорить мне об их существовании, по-вашему, не означает вмешиваться в мои дела? Вы имели представление, о чем шла речь в письме от вашего отца?
– Я не интересовалась, – сказала она с вызовом, вновь пытаясь высвободиться. – Отпустите меня, Остин. Вы не можете меня отчитывать, словно ребенка.
– Я должен перебросить вас через колено, чтобы выпороть, но так будет проще. – Он резко поднял ее и перевернул на кровати. Она в отчаянии вскрикнула, но звук оказался заглушён покрывалами, к которым он ее прижал. – Вы обещаете мне больше не вмешиваться в мои дела? – спросил Остин с угрозой.
– Нет! – запротестовала она, пытаясь избежать постыдной позы. – Отпустите меня, Остин, – закричала она, но тщетно.
– Если бы вы имели представление, насколько мне хочется отшлепать ваши прелестные ягодицы, вы бы не злили меня, Обри Элизабет. Я многим вам обязан, но вас следует научить послушанию. Вы знали, что было в том письме, и преднамеренно скрыли его от меня. Сколько еще писем вы спрятали? Среди них были еще письма, о которых я должен знать? Скажите, Обри, или я задам трепку, какую вам отец должен был задать много лет назад.
Обри повернула голову и вызывающе посмотрела на него. Он держал ее руки за спиной так, что она не могла выцарапать ему глаза, но ее взгляд мог пронзить его насквозь.
– Сделайте это, Остин. Подтвердите вашу репутацию.
Если она думала остановить его, то ошиблась. С убийственным взглядом Остин звучно шлепнул по ягодицам. Она ничего, не надела под шелковую рубашку, и звук шлепка эхом отразился в полупустой комнате. Это вызвало в нем такое отвращение, что он не смог поднять руку, чтобы повторить.
Обри ожидала следующего удара, но когда его не последовало, она обернулась и наткнулась на выражение ужаса и отвращения на лице Остина. Когда он отпустил ее руки и начал подниматься с кровати, она поборола себя и заставила его опуститься.
– Нет, Остин, – прошептала она, испугавшись ужасного самообвинения, которое прочла в его глазах. Ее руки обвились вокруг его шеи, и он обнял ее за талию, спрятав лицо у нее на груди. – Я не буду больше так поступать, обещаю. Я просто не хотела беспокоить тебя. Ты и так заботишься о такой уйме вещей. Я хочу, чтобы ты был все время счастлив. Пожалуйста, Остин, не сердись на меня. Я ненавижу, когда ты на меня злишься.
Он знал, что она говорила правду. Она была ребенком, который желает только добра. Она нуждалась в его внимании и добивалась его любым способом, который только могла придумать.
– Я не сержусь на вас, я сержусь на себя, кретина. Пожалуйста, не плачьте. Я просто не знал, как дать вам понять, что могу сам о себе позаботиться.
Остин взял ее на руки, прижал к груди и, поцеловав ее в щеку, ощутил соленые следы слез.
– Вы моя жена, и ваш отец не может забрать вас без моего согласия. А теперь посмотрите на меня, Обри, – скомандовал Остин.
Она вытерла глаза о его халат и подозрительно взглянула на него.
– Скажите, что верите мне.
Он говорил грубо, с властностью военного офицера, которым когда-то был.
Она хотела верить. Всем сердцем и душой хотела. Но из разговора с Адрианом она услышала достаточно, чтобы понять, что доверие для него значило одно, а для нее – другое. Доверие – это улица с двусторонним движением, а он еще не ступил на нее.
– Вы отошлете меня назад к моему отцу, – обвинила она его.
– Вы богатая наследница и можете ехать, куда вам вздумается. Я не могу вас никуда отправлять, – терпеливо объяснил он. – Но я думаю, что вы бы хотели повидать Алвана, Пегги и малыша.
– Вы поедете со мной?
Обри отстранилась и настороженно посмотрела на него.
– Могу, но я не задержусь надолго. Ваш отец беспокоится о вашем благополучии и правильно делает. Вы должны успокоить его, а я должен остаться здесь и отстраивать аббатство. Если бы вы только поверили мне…
Обри преднамеренно проигнорировала его мольбу. Он собирался отослать ее прочь, как делал ее отец, но она докажет ему несбыточность таких мыслей.
Она поерзала по его мускулистым бедрам и обняла за шею так, что ее груди распластались по его крепкой груди. Затем игриво куснула его за мочку уха.
– Не говори больше ничего, Остин, – прошептала она.
Она почувствовала его прикосновение к тому месту, которое он отшлепал, и ее возбуждение возросло. Сейчас он действительно все поймет.
Остин понимал, что им манипулируют, но в ее стремлении к нему была новизна, которую он хотел испытать. Когда первая волна схлынула, он перевернул ее на спину и навалился сверху. Кошачьи глаза уставились на него испытующе. Свечи все еще горели, и он мог хорошо ее рассмотреть. Его рука поднялась, чтобы коснуться полной груди.
– Вы этого хотите? – спросил он, в то время как его рука скользнула под шелковую материю и коснулась торчащего бугорка. Когда она молча кивнула, его рука крепко ухватила ее за ворот платья. – Вы мне верите?
Тень опасения промелькнула в ее глазах, но она вновь вызывающе кивнула. Тогда он рванул ее платье, тонкий материал отлетел прочь, оставив ее обнаженной. Обри изогнулась дугой, когда он склонил голову, чтобы припасть к ее груди. Дрожь, как молния, сотрясла ее тело, и все сомнения испарились.
Обри обеими руками впилась в жесткие волосы Остина и тянула до тех пор, пока он не приник к ней, и их губы не встретились с непреодолимой жаждой, которая выдавала снедавшую их тела страсть. Но они медлили, изучая друг друга губами и пальцами, занимаясь любовными играми, оттягивая момент единения, когда обещания станут больше, чем словами.
Обнаженные, лишенные тьмы, скрывавшей их сомнения и страхи, они, наконец, предались тому, чего так долго пытались избежать. Остин взял ее с такой осторожностью и нежностью, что Обри закричала от радости. Какие слова он бы потом ни говорил, он никогда не сможет отказаться оттого, что сейчас его тело сказало ей. Она положила на него свое клеймо так же прочно, как он на нее свое. Она видела это по его лицу, по восторгу в сияющей синеве глаз, нежности его прикосновений, по расслабленности тугих мышц и удовлетворенной улыбке на губах. Она принесла ему счастье. Она ощущала это всеми фибрами своего существа, и наконец была удовлетворена.
После всего Остин обошел комнату, гася оплывшие свечи. Когда он вернулся в постель, Обри, как котенок, свернулась рядом, согревая его тело.
Он прижался к ней и прошептал в волосы:
– Пусть Бог простит меня, но я никогда не думал, что это произойдет.
– И я… – сонно пробормотала она.
Остин не стал оспаривать ее смелое утверждение. Он был твердо уверен в том, что хрупкая женщина в его руках была способна почти на все, вплоть до революции. Его единственной проблемой теперь было, как долго они будут вместе. Решение было не из легких.
* * *
Обри смеялась проделкам детей, игравших с Леди под деревьями. День для октября выдался теплым, небо – невероятно безоблачным. В первый раз за много недель она позволила себе расслабиться и наслаждаться мгновением.
Эмили заметила румянец на щеках Обри и одобрительно улыбнулась. Юная жена Остина была создана для солнечного света и смеха. Ее непринужденное воодушевление приносило тепло всюду, где бы она ни появлялась. Она была идеальным выбором, способным вернуть любовь и свет Этвудскому аббатству и его унылому владельцу, но в то же время Эмили боялась, что мрак может победить. Обри явно нуждалась в Остине так же сильно, как он в ней. Эта ночь сотворила чудо.
– Я бы хотела взять вас с собой, Обри. Нам будет грустно без вас, – пробормотала Эмили, тщательно затягивая петлю на вышивке.
– А Остин?
Обри глянула на собеседницу, и огоньки заплясали в ее глазах.
Ее золовка пожала плечами.
– Мой брат слишком самоуверен. Не представляю, как приличный человек умудрился связаться с таким множеством подонков. Он никогда не покинет аббатство.
Обри удивилась такой характеристике человека, за которого вышла замуж. Смыслом жизни Остина было возрождение аббатства и его владений, но методы достижения цели иногда выглядели довольно странно. Она улыбнулась, вспоминая, как он по виноградным лозам забрался к ней в окно. Эмили ничего не знала о чопорности, если думала, что ее характеристика подходит Остину. Как-нибудь она представит золовку Алвану…
Эти мысли напомнили ей о другом, и она поспешила затронуть новый вопрос:
– Анна и Мария! Я совсем забыла… Они очень хотели увидеть вас, прежде чем вы уедете. Мы ожидали получить приглашение к обеду на сегодняшний вечер. Вы видели его?
Эмили бросила на Обри изумленный взгляд при столь странном повороте разговора, но отрицательно покачала головой.
– Я его не получала. Не могли бы мы пригласить их сюда? Мне хотелось бы вновь повидаться с ними, и уверена, что им хотелось бы повидать детей.
Обри издала сдавленный вздох.
– Если бы это было так просто… Джефф сказал, что мистер Сотби мог бы смягчиться по отношению к Хиту. Я надеялась…
Проблеск понимания появился в глазах Эмили.
– В самом деле, спустя годы он не может считать Остина виновным. Луиза всегда была дикой. Почему Остин…
Обри торопливо прервала ее:
– Вот и Харли. Давайте спросим его. Мы не можем идти, если мы нежеланны.
Она помахала молодому джентльмену, торопливо шагавшему в их сторону.
– Леди Обри! Эмили! Как хорошо хоть на время увидеть вас вне этого мрачного дома. – Он тепло пожал им руки, его открытое лицо выражало облегчение, когда он смотрел на них. Его пылающие локоны стали еще ярче в солнечных лучах. – Во имя Юпитера, Эмили, я все еще не могу поверить, что позволил проклятому американцу увезти вас.
Эмили засмеялась и указала на резвящихся детей.
– Вы бы быстро запели по-другому, если бы подольше побыли в обществе этой парочки. Кроме того, вы гораздо больше интересовались войной, чем мною, если я правильно припоминаю.
– Я был дураком, – согласился Харли. – Не могли бы вы отделаться от этой скучной парочки и прогуляться со мной?
– Наши мужчины говорят о Политике, кораблях и фермерстве. Если вы собираетесь говорить о чем-то подобном, мы с вами не пойдем. – А вот если вы хотите поведать нам, как мы сможем повидаться с Анной и Марией, добро пожаловать, присоединяйтесь к нам.
Обри подобрала юбки, чтобы гость смог усесться между ними на садовой скамье.
– Они напуганы тем, что вы вернетесь в Лондон, а Эмили в Америку; прежде чем они встретятся с вами. Я был почти уверен, что они приедут сюда, как я. К сожалению, они довольно застенчивые создания.
Пока Эмили отчитывала Харли за такое отношение его сестер, Обри раздумывала над его словами. Харли ничего не сказал о том, что их ожидают к обеду, а слова о гневе его отца отнюдь не свидетельствовали, что господин Сотби наконец смягчился. Но к чему бы Джефф стал плести такую чушь? Ее охватило неприятное предчувствие.
– Как я поняла, Джефф и сквайр Эверсли обедают с вами этим вечером, – рискнула вставить Обри в возникшей паузе.
Харли выглядел озадаченным.
– Кто мог вам такое сказать? Джефф забавный парень, но я предупредил девочек, чтобы они не слишком его поощряли. Он не пустоцвет, вы сами знаете, но, хотя и претендует на титул баронета, его семья не является ни древней, ни хорошо известной в этих краях. А что до Эверсли… Если вы простите мне мой язык, леди, он распутник и подлец. В юности, как я понял, он считался довольно красивым и приятным, но в моем представлении это скотина с манерами старьевщика.
Потрясенная этим открытием, Обри не могла говорить, мысли летели быстрее слов, и ее охватила нервная дрожь.
– Не пустоцвет? Не понимаю… – Она поколебалась, роясь в памяти. – Как я полагала, он унаследовал поместья где-то к северу отсюда. И он всегда одет как щеголь с Бонд-стрит. Здесь какая-то ошибка.
Харли разглядывал ее с любопытством и терпением.
– Хит прав. Вы наивная маленькая гусыня. И вы поверили, что этот красавчик сам по себе богат и владеет имением и титулом, только потому, что носит украшенные драгоценностями табакерки и принят при дворе? Половина Лондона живет в кредит и, могу поклясться, вторая половина живет за счет госпожи Удачи. Как, по-вашему, почему Джефф провел лето здесь? Его кредиторы грозят ему Ньюгетской долговой тюрьмой, и его кузен предоставил ему свободную комнату и стол. Я знаю, вы симпатизируете несчастным, но вам пора учиться реальной жизни, девочка моя.
Сконфуженная и смущенная, Обри залилась краской. Она пыталась найти различные причины пребывания Джеффри в такой глуши месяцами. Даже зиая, что на него нельзя полагаться, она позволяла ему продолжать делать из нее посмешище.
– Я помню Эверсли, – вмешалась Эмили, не дождавшись ответа Обри. – Мама не позволила мне с ним танцевать. Мы были на балу в Эксетере, кажется. Он говорил, что его не приветствуют в приличном обществе. Это меня не очень поразило, раз уж там не приветствовали моего, отца, сколько себя помню. Но что мне запомнилось, так это неприятный взгляд, который он на меня бросил, отходя. Раньше никто никогда на меня так не смотрел. Я почувствовала себя червяком, которого он с радостью бы раздавил. Даже теперь, когда возвращаюсь к этому эпизоду мысленно, я верю, что он был совершенно пьян.
– Когда это было? – внезапно спросила Обри.
– О, я только выехала в свет, так что это должно быть около года после гибели Луизы. Остин уехал на войну, и мы сидели без денег, так что Эксетер был верхом моих мечтаний… – Эмили вдруг осеклась и внимательно посмотрела на Обри, поняв странность ее вопроса. – Почему вы об этом спрашиваете?
Харли тоже посмотрел на Обри, и ему не понравилось то, что он увидел. Золотая девочка минутой раньше, она побледнела, смеющиеся глаза потемнели и стали тревожными.
– Обри, с вами все в порядке? – Вспоминая слухи, бродившие по деревне, он почувствовал смутную тревогу. Он не имел дела с беременными женщинами. – Вас отвести домой?
Обри раздраженно посмотрела на него.
– Со мной все в порядке, благодарю вас. Я просто не переношу, когда мне лгут, и не нахожу для этого никаких оправданий.
Харли встряхнул головой, чтобы прояснить мысли, и удивленно нахмурился.
– Вы обвиняете меня в том, что я вам солгал?
– Эмили, по-моему, дети залезли на дерево, – заметила Обри, меняя тему разговора.
– Ох! – всполошилась Эмили и стрелой помчалась к отважной парочке, оставив Обри наедине с Харли.
– Но если все начнут мне врать, как мне добраться до правды? – спросила Обри. – Это очень трудно.
– Обри, голубушка, вы говорите вещи, лишенные смысла. Вы не слишком долго пробыли на солнце, случаем? Я знаю, что жители солнечных мест все сумасшедшие.
– Скажите это Адриану. Он клянет наши туманы и дожди со всей страстью. – Она одним глазом приглядывала за Эмили, чтобы успеть высказаться до ее возвращения. – Джеффри, вот кто ведет себя странно. Он сказал мне, что Эмили и я приглашены вами на обед этим вечером, и что он заедет, чтобы нас отвезти.
Зачем бы он стал говорить такие вещи, как не для того, чтобы похитить нас отсюда?
Харли не выглядел таким встревоженным, как она. Он пожал плечами.
– Это на него похоже. Если бы он приехал с вами за компанию, у нас не было бы шансов выставить его. Он наверняка подумал, что необычность такого происшествия приведет общество в замешательство, и никто не заметит противоречий. И он совершенно прав. Вы хотите сказать, что вы действительно приедете на обед, если мы пришлем приглашение? Я сейчас же еду домой, чтобы его отправить.
Она тряхнула головой.
– Он говорил, будто ваш отец мог бы смягчиться. Я начала строить фантазии… Нет, Харли, что-то не так. Я это знаю, но не могу понять, что именно. Однако как я расскажу Остину о моих страхах? Он соберет весь свой холод и высокомерие и посоветует ехать с Джеффри, если я так решила.
Харли поглядел на ее озабоченное лицо и прочел больше, чем хотел бы. Он единственный из всех знал подробности брака Остина и ухаживаний Джеффри. Ему не нравилась роль, которую он в этом сыграл, и поэтому чувствовал себя в большом долгу перед Остином за ту несправедливость, которую тот терпел много лет. Как-то этот вред нужно исправить.
– Позвольте мне разобраться с этим, леди. Я бы не советовал вам рисковать с Джеффри, так что оставайтесь вечером дома. Это предотвратит любые неожиданности. Но поблизости, ради предосторожности, будет лишняя пара глаз.
– Но если вы лжете… – пригрозила она.
– Я сам вырву себе язык, – усмехнулся он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунный свет - Райс Патриция



Интересный полноценный сюжет. Таких романов явно не хватает... Советую:-)
Лунный свет - Райс Патрициялена
3.05.2013, 14.41





Интересный полноценный сюжет. Таких романов явно не хватает... Советую:-)
Лунный свет - Райс Патрициялена
3.05.2013, 14.41





Аристократ,который готов пахать, как ломовая лошадь, притом не испытывая никакой финансовой нужды, и юная девица со взглядами на жизнь в духе конца 20 века - вот уж дейсвительно не типично и не совсем в духе романтики. Хотя с точки зрения изложения и диалогов - более чем приемлемо...
Лунный свет - Райс ПатрицияItis
5.05.2013, 21.27





Роман понравился, все действующие лица хорошо описаны.Замечательные гл. герои, героиня, молодая девушка, и замуж выдали быстро, но с мужем оставалась и в радости, и в несчастье, и герой за нее и в огонь, и в окна. Жаль, что ему очень подло мстили.
Лунный свет - Райс ПатрицияТаня Д
3.06.2014, 17.44





просто мрія...
Лунный свет - Райс Патрициятася
4.06.2014, 0.49





Не дочитала.не зацепил.
Лунный свет - Райс ПатрицияТаТьяна
10.09.2014, 14.54





ОТЛИЧНЫЙ РОМАН ЧИТАЛА НЕ ОТРЫВАЯСЬ
Лунный свет - Райс ПатрицияНАТАЛИЯ
10.04.2015, 15.06





Очень интересный сюжет, красивые чувства без пошлости, и главное адекватные герои. Приятно читать...
Лунный свет - Райс ПатрицияЗара
12.04.2015, 7.18





Очень понравился роман . Рекомендую всем .
Лунный свет - Райс ПатрицияЧИТА
12.04.2015, 19.14





Тоже не дочитала.Героиня взбалмошная, вызывает неприязнь. ИМХО
Лунный свет - Райс ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
27.03.2016, 21.05





Роман понравился . Прочитала с удовольствием .
Лунный свет - Райс ПатрицияMarina
28.03.2016, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100