Читать онлайн Лорд-мошенник, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд-мошенник - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд-мошенник - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд-мошенник - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Лорд-мошенник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 38

В начале декабря большая килевая лодка Трэвиса была просмолена, вычищена и полностью подготовлена к долгому переходу до Нового Орлеана. Доктор Фаррар объявил, что его пациенты быстро идут на поправку, и, если они будут находиться в тепле и соблюдать режим, то вполне могут отправляться в путь.
Трэвис внимательно следил, чтобы лодка была загружена всем необходимым, а когда настал день отплытия, заявил, что донесет Алисию до судна на руках. Закутанная в теплую, подбитую мехом ротонду, Алисия сначала воспротивилась, но Трэвис положил конец спору, просто подхватив ее на руки. Прижавшись к его широкой груди, она позволила отнести себя на борт, но настояла на том, что останется на палубе, чтобы помахать провожающим.
Не желая перегружать тяжелую лодку, Честер с Летицией и Огаст с Бекки остались на берегу. Они с тревогой следили за собравшейся на палубе группой, но толковые команды Трэвиса, после которых судно благополучно отчалило от берега, развеяли их опасения. Пока судно не подхватило течение, с обеих сторон были пролиты слезы и произнесены слова прощания. Затем река увлекла лодку за излучину, и она исчезла из виду.
Дом, который некоторое время она называла своим, больше не был виден, и Алисия отвернулась, когда к ней подошел Трэвис и успокаивающе обнял за талию. Ветер раздувал ее капюшон, под лучами бледного зимнего солнца темно-каштановые локоны блестели, свежий бриз окрасил румянцем осунувшееся лицо. В последние недели в доме, полном гостей, у них было мало возможности побыть вдвоем, а сейчас на маленьком судне — и того меньше. Может быть, это и к лучшему. У них будет время начать все сначала. Только на этот раз они будут жить в одной каюте.
— Я не хочу, чтобы ты простудилась, любовь моя. Здесь сильный ветер, вернись в каюту. — Трэвис подтолкнул Алисию к двери.
Она пытливо вглядывалась в его смуглое лицо. После возвращения Трэвис окружил ее нежностью и заботой, но в физическом плане их отношения не заходили дальше поцелуя в щеку. Алисия знала, что доктор предупредил его, что она еще не готова делить с ним постель, но Трэвис и не проявлял такого желания. Да, он каждую ночь проводил в ее спальне, но спал на полу в углу комнаты. Она по-прежнему лежала одна в их роскошной брачной кровати.
Возможно, он завел себе другую женщину и поэтому больше не хочет ее? Зная Трэвиса, можно было даже предположить, что у него не одна женщина. В этом она могла винить только себя, но перспектива жить с человеком, для которого она нежеланна, была весьма удручающей. А жизнь в другой стране среди незнакомых людей пугала еще больше, но Алисия никому не говорила о своих опасениях. Пока Трэвис рядом, она справится со своими страхами.
— Как долго нам плыть до Нового Орлеана? — спросила она, когда они вошли в каюту.
Дейл мирно посапывал в своей колыбельке рядом с их кроватью.
— Месяц или больше. Это зависит от погоды и от течения. Боюсь, ты встретишь Рождество не в самых лучших условиях. — Трэвис не отрывал взгляда от Алисии, наклонившейся к спящему ребенку.
Месяц. К этому времени она уже полностью поправится. На судне нет других женщин, так что ему придется воздерживаться. Удастся ли ей соблазнить его, когда они прибудут в Новый Орлеан? Эта мысль возбудила ее, и она даже не подумала, насколько прилично самой проявлять инициативу.
— Я никогда не была в Новом Орлеане. Думаю, встреча с твоим отцом и возможность посмотреть город будет прекрасным рождественским подарком.
Она улыбнулась ему сияющей улыбкой, от которой у него закружилась голова. Ему все еще не верилось, что она без единого упрека или обвинения снова впустила его в свою жизнь. Более того, казалось, что его присутствие доставляет ей удовольствие. Он готов был выполнить любую ее прихоть, после всего, что она из-за него выстрадала. Если она желает посетить Англию, значит, так тому и быть. Он мог жить в любых условиях, лишь бы Алисия была рядом с ним.
Трэвис усмехнулся:
— Мне придется позаботиться о лучшем подарке. Став леди Делейни, ты должна соответствовать этому титулу и носить золотые и драгоценные украшения, а я ничего не подарил тебе. Надеюсь, ты простишь меня за то, что я не сделал этого, и подождешь до Нового Орлеана, где я смогу подыскать тебе соответствующий подарок?
Алисия готова была улыбнуться его шутке, но, увидев, что он серьезен, покачала головой:
— Мой сундучок полон драгоценностей для любого случая. Дай мне возможность убедиться, что ты не только полуконь-полуаллигатор, но и полуаристократ, и я наряжусь в соответствии с этикетом.
Довольная улыбка Трэвиса польстила самолюбию Алисии, а следующее его замечание ошеломило ее:
— Кем бы я ни был, я остаюсь мужчиной, а ты — моя женщина. На все остальное просто не обращай внимания.
Он вышел, оставив Алисию в растерянности. «Его женщина»! Надо же так сказать! Однако мысль об этом была ей приятна, и она довольно улыбнулась. А еще ее обрадовало, что индеец в нем взял верх над виконтом.
Движение по реке было быстрым, стояла необычно теплая для декабря погода. Все помнили, как совсем недавно над землей пронеслась комета, и теперь команда опасливо посматривала на небо. По реке давно распространялись мрачные предсказания, будто небесный огонь сожжет землю или разрушит горы, а теперь к ним добавились непонятные природные явления, и суеверные члены экипажа считали, что в данной ситуации ждать можно чего угодно, а потому озабоченно оглядывались вокруг.
Лодочники заворачивались в одеяла и укладывались спать на палубе возле огня, и Трэвис начал подумывать о том, чтобы лечь в теплую постель Алисии. Когда он вошел в каюту, Алисия уже лежала, съежившись на перине, укрывшись стеганым одеялом, и он представил себя лежащим рядом, прижавшись к ней. Соблазн был слишком велик, но он пересилил себя и устроился на полу возле жаровни. Накопившаяся в нем страсть слишком долго не имела выхода, и он давно уже нуждался в объятиях Алисии. Но он подождет, когда она будет готова. Лежа на спине со сцепленными под головой руками и глядя в потолок, Трэвис гадал, когда же наконец наступит этот день. Похоже, Алисию устраивает сложившееся положение. Она не возражает против его постоянного присутствия рядом, но и не проявляет желания наладить супружеские отношения. Куда же подевалась ее страстность? Если так будет продолжаться, то его жизни не позавидуешь, потому что его желание было таким сильным, что у него болело все тело. И это мучение не прекратится, пока он не заключит ее в свои объятия.
Трэвис, естественно, не делился этими мыслями с Алисией. Не желая снова пугать ее, он невозмутимо наблюдал за тем, как Алисия обнажала грудь, чтобы покормить голодного сына. Если он заходил в каюту и заставал Алисию за раздеванием или моющейся, он извинялся и уходил, а не изводил себя разглядыванием ее белой шелковой кожи, до которой нельзя было дотронуться, плавных изгибов ее тела, которые он не мог ласкать. Когда они доберутся до Нового Орлеана, вот тогда, может быть… Он не осмеливался даже загадывать, что будет тогда.
Алисия следила за ним со смешанным чувством надежды и страха, и каждый раз, когда он уходил, так и не прикоснувшись к ней, в досаде кусала губы. Она не умела флиртовать или соблазнять мужчин. Трэвис так настойчиво преследовал ее, что у нее не было нужды учиться этому. Алисия не знала, как себя вести, но хотела, чтобы он ею обладал, чтобы говорил ей, что она осталась такой же красивой, как и раньше. Возможно, после рождения сына она не нужна ему больше, а те прекрасные слова были банальной ложью, которой он пользовался лишь для того, чтобы получить желаемое. Если это так, то ей придется убить его, потому что она не сможет жить с ним и не иметь возможности прикоснуться к нему.
За несколько недель до начала их плавания было получено сообщение о сражении губернатора Гаррисона с индейцами при Типпекану на территории Огайо, поэтому члены команды все время держались настороже. Знакомый со многими северными племенами, Трэвис обнаружил признаки передвижения племени шауни, но сейчас была зима, и чем дальше они продвигались на юг, тем менее заметны были следы. У него возникло тревожное предчувствие, что с приходом весны начнутся неприятности, но к тому времени он в любом случае должен оказаться далеко от этих мест и играть роль английского лорда. Возможно, он никогда не узнает, как разрядится сложившаяся в верховьях реки напряженная атмосфера.
Начнись вдруг война, и он может оказаться не на той стороне. В последние месяцы раздавалось все больше страстных призывов к активным действиям против Англии, хотя у американцев не было флота и было мало войск. Неужели ему придется вернуться в общество, решившее покончить с образом жизни, который он вел на протяжении лучших своих лет? От этой мысли у него похолодело внутри, но Трэвис знал, что поступит так, как будет лучше для его семьи. Алисия заслужила титул и доступ в высшее общество, и его сын быстро освоится в нем. Только он сам окажется там не к месту.
Погода все время стояла на удивление влажной. Быстрое течение проносило их мимо длинной косы, считавшейся границей штата Кентукки, в месте впадения Огайо в Миссисипи. Без видимой причины из леса с шумом выпорхнула стая лебедей, представлявших заманчивую цель для вооружившихся винтовками членов команды. Но Алисия закричала на них, умоляя оставить в живых этих красивых птиц. Мужчины подчинились, но зароптали, как только в воздух поднялись стаи уток и гусей, не потревоженные выстрелом или присутствием людей. Их полет и крики казались совершенно беспричинными.
Когда же они остановились на ночлег и Трэвис увидел стадо оленей, которые не убежали при его приближении, у него поднялись волосы на затылке. За все годы, что он провел в этих краях, ему никогда не доводилось видеть подобное. Инстинкт подсказывал ему, что нужно побыстрее убираться отсюда, но темнело, а на лодке голодные люди ждали еду. Олень был бы слишком крупной добычей, но он быстро подстрелил двух уток, и сам подивился легкости, с какой ему удалось это сделать.
Взглянув на темнеющее небо, Трэвис прикинул расстояние до Нового Орлеана. Была середина декабря. В этот день около полудня они проплыли мимо маленького городка Нью-Мадрид. Им больше не удастся пополнить запасы продовольствия, пока они не достигнут Натчеза, который отстоит на сотни миль отсюда. До сих пор они шли с хорошей скоростью, и если ничего не изменится, то они должны прибыть в Новый Орлеан уже в начале января. До Натчеза их запасов хватит с лихвой. Хотя он предпочел бы по мере возможности держаться подальше от пользующихся дурной славой причалов под скалами вблизи этого городка.
Трэвис приказал бросить якорь у крутого берега, принадлежавшего штату Теннесси, под нависшей скалой, что в какой-то степени защищало их от нападения с суши. Пока готовился ужин, Трэвис проверил якорный трос, обошел палубу, осмотрел расположение груза, а потом окинул взглядом грозный небосвод. Сегодня кометы не было видно. В густой воздушной пелене не было даже звезд. Если он правильно оценивает ситуацию, надвигается сильная гроза. Здесь, под выступом, они будут в безопасности.
Довольный тем, что ему удалось, насколько возможно, обезопасить их, Трэвис пошел в каюту к Алисии. Он уже не проводил свободное время, как прежде, со своей командой. Теперь он вел себя иначе.
Присутствие агента отца и двух британских солдат мешало ему. Трэвис молча ел, пока мужчины развлекали Алисию рассказами о своем путешествии в Сент-Луис. Трэвис с присущим ему сарказмом отметил про себя, что неподдельный интерес Алисии благотворно влиял на их ораторские способности. Алисия до сих пор не подозревала, какое впечатление она производит на мужчин, Трэвис же не собирался раскрывать ей глаза на силу ее обаяния в этих диких краях.
Когда ребенок начинал плакать, гости с извинениями удалялись в укрытие, которое Трэвис соорудил для них на палубе. После их ухода он наконец расслаблялся и вытягивал обутые в мокасины ноги, а Алисия усаживалась на кровать, чтобы покормить их сына. Впервые за много лет Трэвис чувствовал себя уютно и начал освобождаться от внутренних противоречий, терзавших его почти всю жизнь.
Когда Алисия оторвала взгляд от малыша, Трэвис уже спал на скамье. Обычно суровые черты его лица смягчились во сне, и он выглядел еще привлекательнее, чем обычно. Темная прядь волос упала на высокий бронзовый лоб, а черные брови выделялись на точеном лице, подчеркивая широкие скулы. Его тонко очерченный рот над квадратным подбородком свидетельствовал о сильном характере. Тем не менее ей больше нравилось, когда его глаза были открыты и смотрели на мир с живым интересом, а рот изогнут в такой знакомой улыбке. Возможно, его нельзя назвать красивым в обычном понимании этого слова, но она любила его именно таким. Глупость, конечно, но что поделаешь.
Алисия не была даже уверена, что целиком доверяет ему, и у нее были все основания сомневаться в его супружеской верности, но ее чувства не поддавались логике. Она знала, что больше не расстанется с ним, она знала это с тех пор как Трэвис вошел в спальню в ту ночь, когда родился Дейл. Когда выпадали такие моменты, как сейчас, эта мысль согревала ее.
Уложив ребенка в колыбель, Алисия накрыла Трэвиса одеялом, и сама легла в кровать. Уж она найдет способ заманить Трэвиса в свою постель.
Резкий толчок и сильный грохот, подобный грому, нарушили их мирный сон. Потом раздался удар, от которого задрожали деревянные переборки. Алисия перекатилась на бок и схватила колыбель, а Трэвис с проклятиями вскочил на ноги.
Послышался чей-то крик, судно сильно закачалось. С высокого берега донесся жуткий треск ломающихся деревьев, над стоящей под самой скалой лодкой нависла серьезная угроза. Трэвис приказал Алисии оставаться на месте. Ни барабанящих по палубе струй дождя, ни сполохов молнии, которые могли бы объяснить зловещий грохот, с каким лодку, словно щепку, подбросило вверх, не было. Трэвис, спотыкаясь, выбрался на палубу.
В воздухе почему-то пахло серой, и дальний берег был озарен синими языками пламени, но это было ничто в сравнении с непонятным вздыманием земли и воды вокруг. Казалось, что река выходит из берегов с приливной волной, но приливы бывают только на море. Земля дрожала, тряслась и вспучивалась, как будто какой-то спящий гигант проснулся и пытался выбраться наружу из темных глубин. Земля сваливала деревья, которые шумно падали и тут же скатывались в реку. С треском и грохотом вдруг осыпалась скала, на ней появились будто нарисованные невидимой рукой трещины. Трэвис громко кричал, приказывая разрубить трос якоря и быть всем наготове. Он предпочитал утонуть, но не быть погребенным под рухнувшей горой.
И все-таки без жертв не обошлось. Прежде чем судно отошло от берега, два человека были сброшены в реку упавшими обломками скал и унесены куда-то быстрым течением. Не было времени горевать по этому поводу или пытаться найти их тела. В бушевавшем потоке команде удалось отвести судно подальше от скалы, и в тот же миг она с грохотом обрушилась в воду, отчего лодку огромной волной подбросило вверх и швырнуло в сторону, как сухое бревно.
Корпус лодки чудом выдержал этот удар. Трэвис, измученный страхом за жену и ребенка, отчаянно боролся с течением, стараясь огибать препятствия, чтобы спасти лодку в этом безумном хаосе. Члены экипажа вцепились в шесты и четко выполняли его команды. Времени думать не было, все делалось инстинктивно, когда мимо проносились плывущие деревья, а река вспучивалась и билась об исчезающие вдали берега.
Не кто иной, как насмерть перепуганный нью-йоркский щеголь, ухитрился ползком добраться до каюты, чтобы проверить состояние Алисии и ребенка. Он нашел их целыми и невредимыми в дальнем углу каюты. Закутанная в одеяла, дрожащая Алисия прижимала младенца к груди. От постоянной тряски ее тело покрылось синяками, но она не выпускала из рук перепуганного насмерть ребенка. При виде Скотта она едва смогла докричаться до него, чтобы узнать о Трэвисе, но из-за страшного грохота не стала больше ничего выяснять.
Не обладавшему сноровкой лодочников, Скотту было трудно передвигаться по палубе, и он, крикнув молодому лорду, что с Алисией и ребенком все в порядке, примостился в дверном проеме каюты.
Всю ночь команде пришлось сражаться со взбесившейся рекой, у которой исчезли берега и привычные ориентиры. Вода разлилась на площади, занятой раньше лесами, скалы и острова рушились и вздымались, чтобы вмиг исчезнуть навсегда. Трэвис старался удерживать лодку на стремнине, уповая на то, что там самая глубокая часть русла, но и в этом случае он не мог гарантировать людям безопасность. Стремительный поток нес с собой мусор, который мешал им плыть, и часто проносился под угрожающе нависшими утесами. Отравленный серой воздух заполнял легкие, пока команда маневрировала между плывущими деревьями или их обломками.
На протяжении всей ночи и весь следующий день земля продолжала дрожать и сотрясаться, образуя новые трещины, в которые устремлялась река, затапливая города и леса, вскрывая залежи газа, угля и песка. К рассвету над водой висела серая дымка. Стоявшие в воде деревья, перепуганные птицы, вившиеся над головами людей и время от времени садившиеся на палубу, дополняли этот кошмар и делали окружающий мир неузнаваемым. С особым интересом члены команды следили за проплывавшим мимо грузом с неведомо каких судов, за бочонками с мукой, табаком, зерном с погибших в реке плоскодонок.
Встречались и тела погибших, застрявшие в камнях, в ветвях деревьев или проплывающие мимо и качающиеся в воде, как поплавки. Получилось так, что, собравшись с духом, Алисия вышла на палубу встретить рассвет, и это случилось как раз в тот момент, когда золотоволосая головка ребенка погружалась в водоворот между столкнувшимися в воде деревьями. Побледнев, она тут же вернулась в каюту, чтобы лишний раз удостовериться, что ее сын сладко посапывает во сне.
Вскоре после рассвета земля содрогнулась с новой силой, и они при дневном свете увидели то, чего не могли видеть в темноте во время ночных толчков. Земля разверзлась, поглотив деревья, брошенные хижины и все, что было на ней. Вырывавшийся из расселин с шипением и свистом газ выплескивал вверх потоки грязи и воды. Суеверные члены экипажа испуганно крестились и бормотали молитвы.
Бурные воды несли их все дальше на юг. Трэвис не смел даже думать о высадке на один из берегов, на месте которого сейчас вздымались предательские клубы не то дыма, не то пыли, не мог он также позволить себе отдохнуть из-за множества непредвиденных препятствий на реке. Чуть не валясь с ног от усталости, он распорядился, чтобы его люди отдыхали по очереди и подменяли друг друга. С каждым толчком взбесившейся реки он шепотом молил Господа о спасении. Он не хотел отдавать то, что наконец-то обрел, мстительным духам природы.
Если бы с ним был Огаст, Трэвис рискнул бы передать ему шест на несколько минут, чтобы перекусить, а сейчас в его команде были одни новички, которым он не мог доверять. Превозмогая усталость, он искал место, где можно было бы укрыться от этого ада, который преследовал их и после того, как они оставили позади острова, которые, как он знал, находились очень далеко от места их последней стоянки. Он должен вытащить их отсюда, но даже не мог представить, уходили ли они от центра разрушения или приближались к нему.
К концу дня они либо привыкли к сотрясавшим землю толчкам, либо толчки стали слабее. В темноте почти невозможно было уворачиваться от бревен, коряг или плывущих деревьев, способных срезать как ножом днище лодки при столкновении. Зная, что продолжать плавание опаснее, чем стоять на месте, Трэвис решил встать на якорь у пологого берега одного из островов. Он без аппетита перекусил хлебом, сыром и яблоками, которые Алисия обнаружила среди заготовленных для экипажа продуктов, после чего, изможденный, мгновенно провалился в сон.
Посреди ночи новый толчок сотряс лодку, и мужчины вскочили, готовясь отвести судно в безопасное место. И вдруг они с изумлением увидели, как исчез располагавшийся ниже по течению остров, однако остров, к которому они причалили, остался на месте.
Так, все больше уставая, голодая, они боролись с рекой, как им казалось, целую вечность, но все еще были живы, что, судя по тому количеству погибших, тела которых они видели в реке, было почти невероятно. Пополнить запасы продовольствия они не могли. На берегах реки не осталось городов. Немногие люди, мимо которых они проплывали, выглядели обезумевшими от страха, и от них ничего нельзя было добиться. Навстречу им не попалась ни одна лодка, и они не могли узнать, что их ждет впереди, а за спиной у них остались только хаос и разрушение, так что о возращении нечего было и думать.
Они потеряли счет дням, которые ничем не отличались один от другого. Нарастало раздражение, но они были слишком измождены, чтобы разрядиться, затеяв драку. При ноющих мышцах и пустом желудке драка с себе подобными никого не прельщала. Им хватало борьбы с разъяренной стихией.
Однажды ранним утром неожиданная тишина на рассвете была нарушена рычанием, грохотом и шипением, отличными от тех звуков, к каким они уже привыкли. Природа этих звуков была скорее механической, а вот сопровождавший эти звуки ритмичный стук внушал им страх. Обнаружив, что тюфяк, на котором спал Трэвис, пуст, Алисия бросилась на палубу и в изумлении застыла, глядя на выраставшую из воды громадину.
Со скоростью, превышавшей скорость течения, их догоняло невиданных размеров судно, хотя на нем не было ни парусов, ни людей с шестами. Из высокой трубы валил дым, а расположенные по бокам колеса месили воду. Она видела собравшихся на палубе людей, некоторые из них иногда оглядывались назад, чтобы крикнуть что-то кому-то невидимому, управлявшему этим монстром, но не прилагали никаких усилий для управления этим чудовищем в бурлящих водах реки. Если и существует какой-то монстр, поднявшийся из могилы во время землетрясения, то это, должно быть, он и есть.
Более осведомленный, чем Алисия, благодаря ходившим по реке слухам, Трэвис догадался, что это пароход «Новый Орлеан» — гениальное изобретение, претворенное в жизнь талантливым человеком. Как и другие, Трэвис сомневался в том, что это судно когда-нибудь поплывет по реке, но в то, что оно прошло такое расстояние, вообще трудно было поверить. Поскольку пароход был построен в Питсбурге, для того чтобы дойти сюда, он должен был пройти даже коварные отмели у Луисвилла. Более того, пароход не получил повреждений во время землетрясения, и плыть на нем было гораздо безопаснее, чем на их хрупком суденышке. У Трэвиса впервые за эти дни появился проблеск надежды, и он незамедлительно воспользовался представившимся случаем.
Вдобавок ко всем уже имевшим место несчастьям, темные тучи над головой грозили разразиться ливнем. Килевая лодка держалась до сих пор только благодаря их молитвам и удаче, ну еще, может быть, кое-какому его умению. Шансов благополучно добраться до Нового Орлеана самостоятельно у них не было. Он не будет рисковать жизнью Алисии и ребенка, раз уж появилась надежда на спасение.
Трэвис быстро забрался на крышу каюты и принялся сигналить подходящему судну. В ответ прозвучал свисток, свидетельствующий о том, что капитан парохода заметил его, но докричаться до него из-за шума работающих машин было невозможно. Нужно было сделать так, чтобы на пароходе поняли, чего он хочет.
Трэвис бросился в каюту, взял из колыбели ребенка и передал в руки Алисии. Окинув взглядом помещение, он схватил сундучок поменьше и, не отвечая на вопросы жены, вытолкал ее наружу.
На палубе парохода собрались все пассажиры, включая женщину и большую черную собаку. Пока они разглядывали Алисию с ребенком на руках на маленькой по сравнению с пароходом лодке, раздалась команда, и ход судна слегка замедлился. Маневрировать между скоплениями бревен и всякого мусора было непросто, машины были не совсем надежны, и останавливаться посреди реки было нельзя. Тем не менее пассажиры наклонялись вниз и тянули руки, готовые оказать помощь.
Как только пароход подошел ближе, Трэвис поднял маленький сундучок к его борту. Мужчины схватили его и убедились, что расстояние между судами преодолимо. И тогда они наклонились через борт и приготовились принять живой груз.
Оцепеневшая Алисия, зажав в руках младенца, не могла сдвинуться с места и только с ужасом смотрела на непроницаемое лицо Трэвиса. Она попыталась вывернуться, когда он оторвал ее от палубы. Словно какой-то багаж, она была передана в руки незнакомцев, а затем ее поставили на палубу исторгавшего дым чудовища.
Когда ее ноги благополучно опустились на прочный настил, гребные колеса отнесли их от килевой лодки, создавая волну, которая опасно качнула маленькое суденышко. Алисия испуганно вскрикнула, когда стоявшего на самом краю лодки Трэвиса сбросило в бурлящую воду. Она не обращала внимания на плачущего на ее руках ребенка, глядя, как черная голова Трэвиса скрывается в грязной воде. Крик Алисии разнесся по реке, но неожиданно смолк, когда она потеряла сознание.
Заботливые руки подхватили ее и не дали упасть на палубу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд-мошенник - Райс Патриция



Даже проститутке трудно пережить изнасилование с последующей беременностью, тем паче невинной девушке. Требуется несколько лет, чтобы восстановиться. Главному герою следовало обождать и отложить секс до лучших времен. Но, как альфа-самец, он не мог ждать, и получилось , что получилось. Роман интересен, захватывает, держит в напряжении. Даже взяла карту США и нашла Сент-Луис. Трудно представить, как до него добирались на лодках против течения в те времена.7
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияВ.З.,66л.
23.06.2014, 10.40





Замечательный роман. Советую. 10+++++++
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияМиа
31.07.2014, 14.24





Несмотря на многообещающее начало роман оказался скучным, растянутым, еле дочитала
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияАлекса
22.09.2014, 8.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100