Читать онлайн Лорд-мошенник, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд-мошенник - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд-мошенник - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд-мошенник - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Лорд-мошенник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

На следующий день прибыла Бекки. Ей был оказан холодный прием. Алисия со злостью сметала скопившуюся за месяцы в холле пыль, Трэвис же приветственно хмыкнул и, взвалив на плечо ее сундук, понес в комнату.
Даже Бекки, при ее отнюдь не богатом воображении, не составило труда догадаться, чем вызвана подобная холодность. Слухи о похищении распространились быстро, и все строили догадки о том, что могло произойти в индейском стойбище. Нельзя так обращаться с такой леди, как Алисия. На этот раз Бекки была на стороне хозяйки, так что теперь каждое утро, когда Трэвис выходил из пустой комнаты, служившей ему спальней, он сталкивался с презрением двух женщин.
У Трэвиса не было особых причин жаловаться. Его жена вела себя вежливо и активно. Объединенными усилиями Алисии, Бекки и жены одного из его людей, вооруженных тряпками, щетками и скребками, из дома был изгнан дух холостяцкого запустения. По вечерам Трэвиса всегда ждал горячий обед. После того как прибыли заказанные Алисией продукты, в их рационе появились воздушные свежие буханки хлеба и пироги, от одного запаха которых рот Трэвиса наполнялся слюной. Он получал все, что требовалось для комфортного проживания, кроме одного. И это «одно» разъедало его изнутри, как коварная болезнь.
Алисия соглашалась сопровождать Трэвиса в поездках в индейскую деревню, чтобы проведать Хомасини, сидела рядом с ним в долгих утренних поездках в Сент-Луис при посещении церкви. На людях Алисия была неизменно приветливой и заботливой. Она вела себя так, как и следовало вести себя новобрачной, чем усугубляла неудовлетворенность Трэвиса.
Только вечерами у себя дома она позволяла себе открыто игнорировать его. Если Алисия первой отправлялась спать, Трэвис обнаруживал дверь в спальню запертой. Если же он пытался войти туда вместе с ней, она вдруг вспоминала о каком-то незавершенном деле на кухне и не уходила в свою комнату, пока не убеждалась, что он лег в свою постель. Как-то Трэвис решил дождаться ее в комнате, которая, как он полагал, станет теперь их общей спальней, но она всю ночь провела в кресле-качалке у кухонного очага. Больше таких попыток он не делал. Он не станет принуждать ее, не станет снова огорчать ее.
Раскалывая топором поленья во дворе, Трэвис признавался себе, что если Алисия хотела довести его до безумия, то не могла найти лучшего способа. Это было гораздо хуже ее отказов во время путешествия вниз по реке. Тогда он знал, что она пострадала от рук другого человека. В этот же раз он сам оттолкнул ее от себя.
Яростно разрубая дерево в щепки, Трэвис бормотал про себя ругательства. Ведь дело не только в этом. Тогда, на лодке, она пряталась от него и не искушала своими чарами. Сейчас же, когда они живут вместе, он постоянно может видеть ее в одной ночной рубашке, заваривающей чай на кухне, или его взгляд натыкается на упругие полушария ее грудей, когда она занимается уборкой. Даже плеск воды, когда она моется в спальне, приводит его в неистовство. Сам он мылся в ледяной речной воде.
Сложив дрова у кухонной двери, Трэвис нагнулся над водяным насосом, чтобы смыть пот. Затем он вытерся старым полотенцем, вошел в дом и поднялся по лестнице, размышляя о том, как глупо было надеяться, что его титул растопит холод в сердце этой надменной леди. И в результате виконт Делейни, наследник графства, выполняет обязанности наемного работника и спит на полу. Он пользовался гораздо большим уважением, когда скандалил в салунах и задавал трепку любому, кто осмеливался перечить ему.
У Трэвиса замерло сердце, когда на лестничной площадке он увидел свою жену, смотревшую в окно. Солнце блестело в ее волосах и высвечивало изящный силуэт. Трэвиса так и подмывало обнять ее перетянутую передником талию. Если он и был низведен ею в батраки, то и сама наследница филадельфийского состояния не чуралась самой грязной работы. Даже в этом она не давала ему повода придраться к ней.
Она обернулась при его появлении, и Трэвис поразился выражению ее глаз. В них не было ни страха перед ним, ни гнева, ни даже холода. Она просто мирилась с его существованием, как с выметаемой из дома грязью. Алисия задумчиво посасывала нижнюю губу, и Трэвису отчаянно захотелось впиться губами в эту губку, но он отогнал эту назойливую мысль.
— Тебя что-то беспокоит? — спросил он спокойно, любуясь повернувшимся к нему очаровательным лицом.
В других обстоятельствах его близость заставила бы ее задрожать, но Алисия думала о чем-то своем и даже обрадовалась его появлению. Она махнула рукой в сторону окна.
— Посмотри на Бекки. — Это было сказано не приказным и не вопросительным, а каким-то недоуменным тоном. Все эти последние недели она была так занята собственными проблемами, что обращала мало внимания на других. Уже несколько месяцев она не присматривалась к своей маленькой служанке. Шок от увиденного лишил ее присутствия духа.
Трэвис подошел к окну. Внизу во дворе Бекки, нагруженная полуденной едой для живущих в своем доме мужчин, увлеченно болтала с вышедшим, очевидно, помочь ей Огастом. Трэвис не нашел в этом ничего необычного. Он вопросительно взглянул на Алисию:
— Что ты имеешь в виду? По-моему, она выглядит вполне нормально. Она всегда предпочитала болтовню работе.
Алисия снова выглянула в окно и увидела, что Бекки стоит спиной к дому. Она нетерпеливо махнула рукой.
— Подожди, когда она повернется. Вот. Они пошли. Смотри. Видишь?
Трэвис с любопытством посмотрел на идущую пару. Огаст забрал у нее тяжелый котел, и Бекки несла только поднос с хлебом. Полуголодная замарашка, которую они вызволили некогда из бара, не стала выше ростом, но заметно пополнела. Значительную роль в этом сыграло кулинарное искусство миссис Клейтон, ведь Бекки жадно училась всему, что ей показывали. Если судить по вчерашнему ужину, то она уже превзошла свою учительницу. Поэтому Трэвис не видел ничего необычного в облике Бекки. Он отрицательно покачал головой:
— По-моему, она выглядит прекрасно, может быть, слегка пополнела, но ей это даже идет. Она больше не выглядит изголодавшимся цыпленком.
Его удивила ярость Алисии на его шутку, которая вдруг затопала ногами и замотала головой.
— Она беременна! Ты что, не видишь? — чуть не кричала она, возмущаясь его слепотой. Если он не замечает беременности Бекки, на которую уже нельзя не обратить внимания, то ей нет нужды беспокоиться о том, чтобы скрывать свое состояние. Она не учла, что сама заметила это только сейчас.
Трэвис посмотрел еще раз и присвистнул. Передник и нижние юбки многое скрывали, но теперь, когда он знал, на что смотреть, это стало очевидным. Бекки несла поднос, уперев его в заметный под передником живот, и прежний ее порывистый шаг сменился странной походкой вразвалку.
— Огаст, — пробормотал он не столько возмущенно, сколько удивленно. Эти двое представляли собой странную пару: громадный, неразговорчивый лодочник и хрупкая, безостановочно тараторящая служанка. Странная штука — любовь.
— Да, Огаст, — нетерпеливо ответила Алисия. — Что будем делать с этим?
Трэвис едва не расхохотался от такого проявления добропорядочности, но ему удалось скрыть смех.
— Остается только приставить пистолет к голове этого дьявола, — весело ответил он. — Будет приятно для разнообразия находиться с другой стороны от дула.
Алисии хотелось бы приструнить его, но Трэвис уже убежал. Через пару минут она увидела его шагающим по двору в сторону дома мужчин. Ей следовало лучше присматривать за Бекки, но откуда молоденькой девчонке знать, как себя вести, когда ее хозяйка сама подает далеко не лучший пример? Недовольная собой, Алисия удалилась в свою комнату со спартанской обстановкой. То, что уже случилось, не исправишь. Самое лучшее — это постараться, чтобы дальше все шло хорошо.
Через полчаса к ней влетела взволнованная Бекки со слезами на глазах.
— Трэвис говорит, вам это надоело. Это правда, мисс Алисия? Если вы собираетесь уйти от него, мне придется уйти с вами. А вы знаете Огаста, он останется с Трэвисом. Я боялась говорить об этом, но если вы действительно уйдете…
Алисия чуть не расплакалась от сознания того, каким монстром она, наверное, выглядит в глазах этой девочки. Она покачала головой:
— Все в порядке, Бекки. Тебе нужно было сказать мне об этом раньше. Тебе нельзя носить тяжести, драить полы и…
Бекки облегченно засмеялась:
— Ничего мне не будет. Если вы можете делать это, то и я могу. Но свадьба и все такое — это неплохо. Когда я растолстею так, что Огаст не сможет спать со мной, у меня по крайней мере останется его имя.
Шокированная таким отношением к женитьбе и осведомленностью Бекки о ее беременности, Алисия решила сменить тему:
— Когда должен появиться ребенок?
Бекки беспечно пожала плечами:
— Думаю, через три-четыре месяца. Впереди еще куча времени.
— Три-четыре месяца? — Сейчас было начало июня. Пораженная Алисия отсчитала в уме назад нужное число месяцев. Значит, эта маленькая развратница забеременела еще в начале года или даже раньше! Скорее всего хитрая маленькая штучка уединилась с Огастом еще на лодке. Научится ли она когда-нибудь распознавать людей? Она не смогла разгадать даже этого ребенка.
Алисия отбросила эти мысли и принялась строить планы. Это у нее получалось намного лучше.
День свадьбы выдался ясным и солнечным. О свадьбе прослышали в Сент-Луисе, и накануне стали съезжаться незваные гости. Удивленная Алисия решила, что экипажи всех килевых лодок, ходивших по реке, собрались возле их причала. Все пришли на свадьбу Огаста. Она возблагодарила Бога, что ее собственная свадьба была проведена так поспешно и лодочники не успели узнать об этом. По-видимому, сегодня они решили отыграться и за тот раз.
К тому времени как прибыл разъездной священник и были произнесены клятвы, гости уже пребывали в состоянии эйфории. Трэвис предусмотрительно запасся бочонками эля и группой музыкантов, чтобы отметить это торжество, так что в разгар дня на поляне уже гремели разудалые песни.
К недовольству Алисии, лодочники всюду таскали за собой женщин и свадебное застолье грозило перерасти в оргию. Их мог бы разогнать дождь, но небо было безоблачным. Алисия с беспокойством следила, как Бекки и Огаст, переваливаясь и толкаясь, пытались танцевать что-то, что выглядело как пародия на танец. Главной целью их танца было коснуться партнера, прижаться друг к другу, а когда Огаст поднял свою беременную жену в воздух, собравшиеся одобрительно засвистели.
Трэвис незаметно подкрался сзади и обнял Алисию за талию, чем здорово испугал ее. Алисия почувствовала исходящий от него запах алкоголя, и у нее тревожно забилось сердце. Но Трэвис выглядел совершенно трезвым.
— Если мы не присоединимся к ним, они начнут кричать, требуя нас, — заявил он, глядя на веселящуюся на поляне толпу, а не на женщину, которая чувствовала себя неуютно в его объятиях.
— Трэвис, я не могу пойти туда, — запротестовала Алисия, в ужасе от одной мысли об этом.
— Они оскорбятся, если мы не сделаем этого. Ведь ты не хочешь нанести оскорбление гостям на свадьбе Бекки, или это не так?
Алисии ничего не оставалось, как согласиться. Это были его друзья. Случись несчастье или наводнение, и они докажут им свою преданность.
Его рука на талии нервировала Алисию, и она старалась не встречаться с ним взглядом, чтобы он не заметил этого. Если бы она просто ненавидела его, ей было бы намного легче. Даже понимание того, что он не любит ее, разве что чуть-чуть уважает, не ослабило ее чувств к этому мужчине. Он стоял рядом с ней, высокий и стройный, она всегда может положиться на его силу, но за напускной мягкостью скрывалась настоящая его сущность — жестокость. Алисия уже имела возможность наблюдать, каким он бывал в ярости, как искусно владел ножом и кулаками. Она должна отгородиться от Трэвиса, любой ценой держать себя в руках, или он погубит ее, как это пытался сделать Тедди, как отец погубил ее мать. Если раньше она этого не понимала, то теперь было совершенно ясно, что нельзя допускать никаких компромиссов. Она не поддастся ни этому и никакому другому мужчине, поскольку это ведет не к миру и согласию, как она думала раньше, а к унижению и безумию. Он отнял у нее свободу и подверг ее издевательствам. Она никогда не простит его.
Трэвис почувствовал, как напряглись плечи Алисии, но ее короткий кивок в знак согласия вызвал у него улыбку. Она любила танцевать. Как он уже мог убедиться, музыка действовала на нее как крепкий напиток. В эту ночь он растопит ее ледяной панцирь и наконец добьется своего. Он больше не мог выносить эту пытку, когда можно только смотреть, но нельзя дотронуться. Кровь бурлила в его жилах, пока он вел ее к открытой лужайке, где играли музыканты. Толпа весело приветствовала их появление на поляне, и Трэвис с видом собственника сжал талию Алисии.
Когда Трэвис повернулся к жене, на его смуглом лице заиграли оранжевые и золотые блики от лучей опускающегося к горизонту солнца. От жгучего взгляда его черных глаз у нее перехватило дыхание, но она послушно закружилась с ним в танце. Скрипка вела мелодию деревенского танца, но он не хотел отпускать Алисию. Элегантно, словно на балу, поддерживая подол платья, Алисия легко скользила по траве в объятиях Трэвиса, который на ходу придумывал очередные па. Толпа свистела и весело кричала, однако Алисия забыла об их существовании. Двигаясь в быстром ритме зажигательной музыки, она подпала под чарующую власть его черных глаз.
Постепенно к ним стали присоединяться и другие пары, возбужденные видом двух людей, танцующих только друг для друга. С наступлением сумерек был зажжен костер, отбрасывавший золотые отблески на кружившихся танцоров. Алисия и Трэвис продолжали танцевать, сообщая друг другу телодвижениями то, что не могли сказать словами.
Прикосновение ее бедер возбуждало Трэвиса. На его лбу проступили капельки пота. Из-за слишком долгого воздержания он очень чувствительно реагировал на каждое движение ее тела, на исходящий от ее волос аромат фиалок, на соблазнительно вздымающуюся над вырезом грудь. Только бы ему удалось поскорее овладеть ею. Иначе он изнасилует ее тут же, на поляне.
Однако, всматриваясь в глубину ее синих глаз, Трэвис решил, что ему, похоже, не придется прибегать к насилию. В ее слегка раздвинутых влажных губах, в том, что она не отводила взгляда, встречаясь с ним глазами, угадывалось желание. Трэвис сжал ее чуть сильнее, Алисия качнулась, и ее бедра на мгновение прижались к его возбужденному члену. Она не дернулась, а он заглушил стон, уткнувшись в ее волосы. Сегодня. Это произойдет сегодня ночью.
Бурное веселье вскоре закончилось отчаянной дракой, и Трэвис потянул Алисию подальше от костра. Окинув быстрым взглядом поляну, он убедился, что Огаст и Бекки уже давно ушли, и повел Алисию к дому.
— Возвращайся домой. Мне нужно успокоить их, прежде чем они подпалят друг друга или натворят еще что-нибудь в этом роде. Я скоро приду.
Порыв прохладного ветра ворвался в просвет между ними. Алисия опустила глаза и, кивнув, поспешила к дому. Пока она шла к крыльцу, ее сердце стучало слишком часто.
Она все еще ощущала жар его ладоней на своем теле. В ложбинке между бедрами она чувствовала влагу, служившую ярким напоминанием о том, что они уже делали и что они будут делать сегодня ночью. Она знала, чего он хочет, чего он ждет от сегодняшней ночи. Она вела себя развязно. Придется расплачиваться за это.
Не теряя времени, Алисия бросилась в спальню, мягко прикрыв за собой дверь. Она посмотрела на элегантную кровать с символической резьбой, которая отсвечивала в свете лампы. Она знала, что стоит пустить сюда Трэвиса — и ее спокойствию придет конец. Ее тело нуждалось в нем, болело в томлении по нему, но разум содрогался при воспоминании о том, что он уже сделал с ней однажды.
Он изнасиловал ее, унизил и купил, воспользовавшись своим знатным происхождением. Разве она может рассчитывать на то, что он поймет, чего она добивается от него? Стоит ей впустить его сюда, и он применит силу. Никогда. Трэвис старается ее заполучить для собственного удовольствия. И она окажется в его распоряжении, как женщина, которую изваяли из камня и вдохнули в нее жизнь.
Взяв в руки деревянную статуэтку, которую ей удалось спасти при пожаре, Алисия подошла к окну и выглянула во двор. Пламя костра отбрасывало пляшущий свет на поляну, высвечивая гротескные фигуры, которые отделялись от группы и вновь сливались с ней. В открытое окно доносился женский смех, сопровождаемый хохотом и выкриками пьяных мужчин. Отдельные бранные возгласы свидетельствовали о том, что драка еще не закончилась. Алисия поискала знакомую мускулистую фигуру Трэвиса среди дерущихся.
Трэвиса не трудно было распознать среди крепких, мускулистых фигур. Его высвеченный огнем силуэт на полголовы возвышался над всеми. Даже среди тех, кто был примерно одного с ним роста, он отличался широкими плечами и узкими бедрами. Она видела, как он сбросил с себя рубашку с пышным жабо и отправил ее в кучу к снятым ранее сюртуку и галстуку, надетым по случаю свадьбы. Полуобнаженный, он стоял с поднятыми кулаками, приглашая противников помериться с ним силой. Обычный способ Трэвиса улаживать конфликты.
Даже сейчас, зная, как легко насилие может разрушить жизнь, Алисия была потрясена видом мощной фигуры Трэвиса, передвигавшейся расчетливо и грациозно. Возможно, мужчины иначе относятся к смерти и разрушению, но она так не могла. Слишком долго она находилась на грани безумия, чтобы не бояться все еще таившихся где-то внутри ее диких инстинктов. Трэвис будил в ней такие подспудные желания, которые лучше было бы загнать поглубже. Если даже Трэвис приводил ее в подобное состояние, то ей можно полагаться только на себя и ни на кого другого.
Алисия хотела верить, что Трэвис любит ее, что он окружит ее заботой и защитит от жестокостей жизни в этом диком краю, но теперь она знала, что это не так. Если бы он ее любил, то никогда не похитил бы ее, не изнасиловал и не унизил, зная, что она пережила до этого. Нет, он такой же варвар, как и все другие, и она должна держаться от него подальше. В ней он видит только средство достижения цели. Она поддалась своей тяге к физическому наслаждению, забыв о предостережениях матери о том, что мужчины думают только о себе. Было глупо полагать, что Трэвис мог оказаться не похож на других мужчин.
Даже зная об этом, она позволила ему уложить себя в постель, только чтобы испытать наслаждение от пронзительного ощущения, что она желанна. Она жаждала ощутить силу его рук, жар его поцелуев, их единение, такое тесное, что она почти готова была поверить его словам. Если бы она могла доверять ему, то отдала бы ему всю себя за то наслаждение, что получала от физической близости с ним.
Глядя на Трэвиса, который сбил с ног одного из противников и выискивал еще желающих подраться, Алисия поняла, что доверия больше нет. Этот человек чужд ей. Ей никогда не понять побудительных причин таких необъяснимых поступков, а доверять тому, чего не понимает, она не могла. Она уже однажды ощутила его дикий натиск. А что он сделает, уверенный, что она принадлежит ему?
Алисия боялась даже думать об этом. Мужчины все время портили ей жизнь. Почему она должна считать, что Трэвис не такой, как все?
Выйдя невредимым из схватки, Трэвис под приветственные крики толпы с триумфом направился к дому, и Алисия равнодушно отошла от окна. Всего несколько шагов, и привычным движением она задвинула засов, отделявший прошлое от будущего.
Пусть Трэвис отправляется со своей страстью куда захочет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд-мошенник - Райс Патриция



Даже проститутке трудно пережить изнасилование с последующей беременностью, тем паче невинной девушке. Требуется несколько лет, чтобы восстановиться. Главному герою следовало обождать и отложить секс до лучших времен. Но, как альфа-самец, он не мог ждать, и получилось , что получилось. Роман интересен, захватывает, держит в напряжении. Даже взяла карту США и нашла Сент-Луис. Трудно представить, как до него добирались на лодках против течения в те времена.7
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияВ.З.,66л.
23.06.2014, 10.40





Замечательный роман. Советую. 10+++++++
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияМиа
31.07.2014, 14.24





Несмотря на многообещающее начало роман оказался скучным, растянутым, еле дочитала
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияАлекса
22.09.2014, 8.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100