Читать онлайн Лорд-мошенник, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд-мошенник - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд-мошенник - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд-мошенник - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Лорд-мошенник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Трэвис проснулся глубокой ночью от холода и запаниковал, не обнаружив рядом Алисии. Оказалось, что она отодвинулась от него как можно дальше, на самый край тюфяка, и лежала, отвернувшись, чуть ли не на голой земле.
Трэвис не смог завоевать ее так же легко, как прежде, и поэтому разозлился. Обняв Алисию за талию, он почувствовал, что она не спит, но не стал, как раньше, прибегать к уговорам. Он не получил удовольствия, добиваясь от нее ответной реакции, и не собирался пытаться сделать это сейчас. Она его жена, и ему очень хотелось, чтобы она отдавалась со страстью, как раньше. Но он возьмет ее в любом случае.
Алисия прижала ко рту одеяло, чтобы не закричать, когда Трэвис подтянул ее к себе и взял ее грудь. Ей было стыдно от мысли, что сзади в нее упирается его твердое копье, но она не пыталась сопротивляться. Так все быстрее закончится.
Алисия не подозревала, как глубоко он может проникнуть в нее в этом положении, и из ее горла вырвался стон, когда Трэвис вошел в нее и заполнил ее всю. Алисия оказалась совершенно не готова к этому, но вскоре подстроилась под ритм его энергичных толчков, открываясь, чтобы вобрать в себя как можно больше его плоти, и разочарованно вскрикивая при его движении назад. Это длилось до того момента, когда они взлетели на самую вершину, и восхитительная волна освобождения прокатилась по ним, выгнув их тела и вызвав в них конвульсии и трепет.
Затем, изнуренные этой схваткой, они заснули, прижавшись друг к другу.
Когда Алисия проснулась, она обнаружила, что лежит одна. Она была заботливо укрыта одеялами, но Трэвиса рядом не было. Не было ничего, что бы напоминало о нем.
Истерзанное тело болело, а любые резкие движения вызывали тошноту. Теперь это ее пугало. Возможно, тошнота объясняется непривычной вчерашней пищей? Сейчас, когда Трэвис удерживает ее здесь, беременность послужит дополнительным препятствием к побегу. Обследовав свой пока еще плоский живот, Алисия осмотрела вигвам. Одежда ее исчезла.
Возле кровати лежала стопка оленьей кожи, вызвавшая у нее отвращение. Она поняла, что это та одежда, которую, по мнению Трэвиса, она должна носить. Он намерен сделать из нее скво, но она все равно останется леди.
Однако действительность оказалась еще хуже. И это стало очевидно, когда через некоторое время в хижину вошел Трэвис. Он положил принесенную с собой растопку возле сооруженного им очага, выпрямившись во весь рост, посмотрел на завернутую в одеяло Алисию, все еще лежавшую в постели.
Трэвис начал высвобождать рубашку из брюк, чтобы снять ее с себя.
— Раз ты намерена провести весь день в постели, я буду только рад присоединиться к тебе.
Алисия разом села, разметав волосы по плечам. Она выглядела растерянной.
— Нет, Трэвис. Не надо. — Она в страхе отодвинулась от нависшей над ней фигуры.
Трэвис с сожалением отметил ее испуг. Он протянул руку к приготовленной для нее одежде.
— Это удобнее носить, пока мы находимся здесь. Оденься и займись завтраком. Я скоро вернусь.
Он вышел, а Алисия съежилась под одеялом, глядя на оленью кожу. Если он надеется, что она будет расхаживать полуодетой для удовлетворения его похотливого воображения, то его постигнет жестокое разочарование.
Алисия осторожно приподняла то, что лежало сверху, и увидела, что это такая же длинная юбка, какую носила Хомасини. Она была прошнурована кожаными ремешками, которые можно было подтянуть для любой талии. Алисия отметила, что это очень удобно для полнеющей фигуры. Надев на себя юбку, она обнаружила служивший для удобства ходьбы разрез, который, однако, приоткрывал значительную часть икр и лодыжки. Следующим предметом одежды оказалась простая хлопчатобумажная блузка без рукавов и воротника.
Алисия не видела такой блузки ни на одной из женщин в деревне и почувствовала облегчение, обнаружив ее. Ходить завернутой в тяжелое одеяло было бы не так удобно. Но, когда Алисия надела блузку, она решила, что без одеяла все же не обойтись. Тонкая ткань почти не скрывала ее груди, руки же оставались голыми и уязвимыми. После того как она затянула на талии украшенный бисером пояс, ее кожа стала еще сильнее просвечивать сквозь тонкую блузку. Отчетливо проявились темные кружки сосков, а фасон лишь подчеркивал каждый изгиб ее тела.
Отчаянно мечтая о возврате к нормальной жизни, Алисия натянула лежавшие тут же мокасины и осмотрела хижину. Не было видно ни рукомойника, ни приготовленного для нее ночного горшка, не было даже подходящего тазика с водой. Прежде чем приступить к приготовлению пищи, ей нужно умыться и облегчиться. Мочевой пузырь досаждал ей больше, чем кишечник, и еще ей необходимо было смыть с себя запах их ночных упражнений. Ей претило называть это занятием любовью.
Вздернув подбородок и стараясь не думать о том, что она почти не одета, Алисия решилась покинуть вигвам и поискать реку. Трэвис мог преуспеть в лишении ее нормальных условий проживания, в придании ей облика дикарки, но есть некоторые привычки, так глубоко засевшие в сознании, что их ничем оттуда не вытравить. Одна из них — это потребность в содержании тела в чистоте.
Выходивший из вигвама двоюродного брата с миской кукурузной муки, Трэвис заметил шагавшую по деревне Алисию. Оставив миску в хижине, он последовал за ней на некотором расстоянии. Выбранная им одежда хорошо сидела на ее стройной высокой фигуре. Он любовался ее походкой, когда она шагала по неровной почве, грациозно покачивая бедрами. Судя по похотливым ухмылкам на лицах охотников, покидавших на день вигвамы, другим тоже понравился ее вид. Ругаясь, Трэвис бросал грозные взгляды на каждого, кто осмелился проявить откровенный интерес к его невесте. Он слишком долго отсутствовал и забыл, как легко эти люди относятся к сексу. Если бы он не заявил на нее свои права, Алисия давно бы уже стала легкой добычей любого из этих мужчин. Трэвис невольно ускорил шаг.
Он стоял в отдалении на страже, когда Алисия подняла юбку и вошла в реку. Течение было быстрым, но Алисия выбрала тихую заводь, где было безопасно купаться. Трэвис старался не смотреть, как она, сняв юбку, бросила ее на берег и зашла поглубже. Желание присоединиться к ней было нестерпимым. Ни одна женщина не доводила его до такого состояния, и он с трудом сдерживал нараставшее в нем желание. Он хотел преподать урок Алисии, но вместо этого лишь больше познавал себя.
Когда Трэвис решил, что его терпение на исходе, Алисия наконец вышла на берег и снова облачилась в юбку. Удостоверившись, что она возвращается в деревню, Трэвис стянул с себя одежду и нырнул в ледяную воду. Он был близок к тому, чтобы снова изнасиловать ее, и решить эту проблему можно было только таким способом. Но даже ледяная купель не охладила пылкое желание, будоражившее его кровь.
Алисия озабоченно посмотрела на вошедшего в вигвам Трэвиса. Его мокрые волосы прилипли к голове. Представив себе, что он плавал там же, где она только что побывала, Алисия наклонила голову к огню, чтобы скрыть смущенный румянец. Хотя она, несомненно, увидела бы его, если бы он был там.
После купания Алисия испытывала голод и не стала возражать против распоряжения Трэвиса приготовить завтрак. Продуктов было совсем немного, но она удовольствовалась тем, что имела. Она обжарила оставленную Трэвисом рыбу в кукурузной муке, а из оставшейся муки напекла лепешек. Этого должно было хватить, чтобы утолить голод.
Трэвис молча ел то, что приготовила Алисия. Он не мог отвести глаз от ее просвечивавших через тонкую ткань твердых сосков, и ему страстно хотелось сжать эти полные груди в ладонях. Он сам загнал себя в ловушку, вынудив ее жить в таких условиях. Почему он раньше никогда не замечал, насколько соблазнителен подобный стиль одежды?
В юности он не находил ничего особо соблазнительного в юных телах девушек своего племени. Когда у него возникало желание, он укладывал в постель какую-нибудь улыбнувшуюся ему девчонку, а затем уходил по своим делам, не думая больше об этом. Почему Алисия вызывает у него сумасшедшее желание даже после того, как он обладал ею во всех мыслимых позах? Почему ее прикрытая грудь доводит его до безумия, когда он едва обращает внимание на обнаженные груди других женщин в деревне? Даже Хомасини уже давно не пробуждает в нем интереса. Если уж быть совсем честным, то она никогда не вызывала в нем этого дикого голода и желания оберегать ее. Он, должно быть, теряет рассудок.
Она такая же женщина, как и другие. Хотя в этом вопросе следует быть начеку, чтобы не стать жертвой ложных представлений. Их спор яйца выеденного не стоит. Она принадлежит ему, и из-за ее эмоций он не может отказаться от того, что сделал. Он должен убедить ее в справедливости своих притязаний. Эмоциям нет места там, где присутствует элементарная логика.
Ему не удалось справиться с этим вчера, потому что он поддался своим желаниям. Больше он не совершит такой ошибки. Может быть, для этого понадобится время, но Алисия осознает, что была не права. Ее воспитывали, позволяя ей поступать по-своему. Ему предстоит научить ее, что в жизни бывает и по-другому. Она не может всегда устанавливать свои правила.
— Коль скоро мы остаемся здесь, мне придется заняться добычей пропитания. Пока я буду отсутствовать, ты можешь работать с другими женщинами в поле или оставаться с Хомасини и помогать ей. Что ты предпочитаешь? — Он умолчал о том, что Хомасини выполняет работу, поручаемую старухам и беременным. Ему хотелось, чтобы она осталась в деревне.
Алисия посмотрела на смуглое лицо Трэвиса. Он повязал голову широкой красной банданой, чтобы волосы не падали на глаза, и как никогда был похож на индейца. Теперь она знала, что он за человек. Почему она не обращала внимания на некоторые особенности его характера? Воистину любовь слепа, однако сейчас шоры сняты. Она не могла больше оставаться здесь.
? Я хочу домой. — Она отказывалась ему подчиняться.
Трэвис с любопытством взглянул на нее.
— Ты готова предстать перед священником и заявить, что ты моя жена?
— Я не сделаю этого! — Алисия встала и отошла в дальний угол. — Ты не можешь держать меня здесь всю жизнь. Отпусти меня домой, пока ты не навлек неприятности на своих друзей.
Трэвис тоже поднялся, но не последовал за ней.
— Не думаю, что следует ждать каких-то неприятностей. Нас связывает обязательство, и твой отец не станет возражать, узнав, что я отвез тебя к своей семье. С тобой нормально обращаются, и ты сама можешь сделать выбор, в каком из домов жить. Здесь мы законные супруги, поэтому ты выбрала это место для проживания. Скажи только слово, и я отвезу тебя на ферму, где мы заключим брак по законам белых людей.
— Я не выйду замуж за дикаря! Я хочу вернуться домой, в Филадельфию. Я не твоя жена и никогда ею не стану! Почему ты не хочешь этого понять?
— Я защищаю то, что мне принадлежит, Алисия, как бы ты к этому ни относилась, но ты принадлежишь мне. Ты останешься здесь до тех пор, пока не согласишься со мной.
Трэвис вышел, оставив Алисию решать, чем она будет заниматься в течение дня. Она подумывала о том, чтобы отправиться вверх по берегу реки, пока не доберется до Сент-Луиса или до кого-нибудь, кто поможет ей, но знала, что у нее это не получится. Она ничего не знала о способах выживания в диких местах, а зародившаяся в ней жизнь слишком ценна, чтобы ею рисковать. Она уже убегала однажды и помнит последствия этого. Она не переживет еще одну такую утрату. Она хотела этого ребенка, хотя было бы лучше, чтобы его отец сгорел в аду.
Алисия решила остаться с Хомасини. Индианка, похоже, была удивлена ее появлением, но охотно согласилась принять предложенную помощь в обмен на обучение азам алгонкинского языка. Алисия перетащила тюфяк поближе к рабочему месту, чтобы Хомасини могла прилечь с поднятыми повыше ногами и руководить действиями Алисии. Несложная работа предоставляла хорошую возможность для ведения беседы.
Хомасини неплохо понимала по-английски, хотя говорила неохотно, но Алисии удавалось постигать смысл ее речи не только с помощью слов, но и жестов. Со свойственным всем женщинам любопытством Хомасини поинтересовалась, почему Трэвис привел сюда свою бледнолицую невесту и почему они провели так мало времени в брачной постели. Когда до Алисии дошел смысл последнего вопроса, она покраснела и отвела взгляд. Видимо, даже у индейцев есть нечто, похожее на медовый месяц.
Алисия не стала объяснять, что она пленница, а не жена. Эти люди не сомневались в том, что Трэвис взял ее себе в жены, но объяснить им действительное положение вещей на иностранном языке Алисия была не в состоянии. В ответ на ее неопределенное пожатие плеч Хомасини засмеялась и сравнила Трэвиса с луной, звездами и шумом ветра в лесу. Он всегда поступал так, как ему нравилось, и никто не мог помешать ему.
Пожалуй, это было вполне подходящее описание самоуверенного поведения Трэвиса, что и подтвердило его появление во второй половине дня. Он успел добыть достаточно дичи и вернуться раньше двоюродного брата. После короткого разговора с Хомасини он жестом пригласил Алисию следовать за ним.
Трэвис привел ее в свой вигвам, разжег огонь и поставил на него большой котел с водой. Алисия с недоумением посмотрела на него, гадая, что ей предстоит готовить в этом странном котле.
На ее вопросительный взгляд Трэвис пожал плечами.
— Хотелось бы познакомить тебя с прелестью использования купальни, но не думаю, что тебе понравится потеть в общественной парилке. И я не уверен, что ты достаточно крепка для того, чтобы окунаться после этого в холодную реку. Вот лучшее, что я могу предложить тебе взамен. Не тяни с этим. Я очень хочу есть, поэтому быстро покончу с купанием.
Алисия проводила взглядом покинувшего вигвам Трэвиса. Ей никогда не понять его, для этого не хватит и тысячи лет.
Алисия быстро разделась и влезла в эту импровизированную ванну. Омыв тело, она приступила к мытью головы, старательно намыливая густые волосы куском припасенного Трэвисом мыла. Чистые волосы придавали ей ощущение свежести.
Когда Трэвис вернулся, Алисия все еще стояла на коленях, склонившись над котлом и пытаясь смыть с длинных каштановых волос пену. Трэвис с восхищением посмотрел на нагую купальщицу и присел рядом с ней на одеяло, чтобы помочь.
Захваченная врасплох, Алисия не смогла отвергнуть это предложение, но как только вся пена была смыта, потянулась за лежащим рядом одеялом, чтобы поскорее завернуться в него. Трэвис перехватил ее руку. Его взгляд сказал ей все, и она задрожала, увидев, как он начал расстегивать брюки.
— Нет, Трэвис, — прошептала она, отодвигаясь от него. На нем не было рубашки, и на широких плечах после купания блестела вода. Трэвис не ответил, а встал и одним ловким движением снял с себя остатки одежды.
Взяв Алисию за руку, Трэвис поднял ее и притянул к себе. Жар его кожи обжигал ее. Алисия застонала, почувствовав, как к животу прижимается твердая плоть, но, наученная горьким ночным опытом, она знала, что сопротивляться бесполезно. Алисия безучастно позволила ему уложить себя в постель. Он может обладать ее телом, но душа ее уже не принадлежит ему.
В этом Алисия была далеко не так уверена уже через несколько часов, когда лежала в темноте рядом со спящим Трэвисом. Где-то за деревней ухала сова, мириады гудящих и жужжащих насекомых вносили свою лепту в музыку летней ночи. Алисия все еще чувствовала на себе тяжесть его тела, помнила о горячей лаве семени, хлынувшей в ее лоно. Он обладал ею несколько раз. Он никак не мог удовлетворить свое желание, и она сдалась.
Алисия не столько стыдилась того, что он насиловал ее — если это можно назвать насилием, — сколько своей ответной реакции. Удовлетворенному, пребывающему в томной расслабленности телу Алисии нужна была передышка. Одной рукой Трэвис обнимал ее грудь, и она не отодвинулась, не убрала его руку. Как долго еще смогут ее разум и сердце противиться порочной податливости ее тела? Сколько еще времени понадобится для того, чтобы он вновь завладел ее душой?
Алисия залилась стыдливым румянцем, когда Трэвис заворочался и во сне погладил ее возбужденный сосок. Даже эта мимолетная ласка вызвала томление внизу живота. Алисия знала, что, стоит ей протянуть руку и прикоснуться к нему, как он окажется в ней, чтобы удовлетворить ее. Пока она в пределах его досягаемости, этого не избежать. Ее душа растоптана в порочной похоти, которая хуже опиума или виски. Хотя Алисия сознавала, что это не так, ее тело томилось в ожидании наслаждения, которое давал ей Трэвис.
Когда Трэвис проснулся и увидел, что Алисия не спит, он потянулся к ее губам, и она ответила на его поцелуй. Трэвис притянул ее к себе, и Алисия с пьянящей страстностью обхватила ногами его бедра, безропотно отдаваясь ему.
Ей нужно как-то покончить с этим, но не этой ночью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд-мошенник - Райс Патриция



Даже проститутке трудно пережить изнасилование с последующей беременностью, тем паче невинной девушке. Требуется несколько лет, чтобы восстановиться. Главному герою следовало обождать и отложить секс до лучших времен. Но, как альфа-самец, он не мог ждать, и получилось , что получилось. Роман интересен, захватывает, держит в напряжении. Даже взяла карту США и нашла Сент-Луис. Трудно представить, как до него добирались на лодках против течения в те времена.7
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияВ.З.,66л.
23.06.2014, 10.40





Замечательный роман. Советую. 10+++++++
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияМиа
31.07.2014, 14.24





Несмотря на многообещающее начало роман оказался скучным, растянутым, еле дочитала
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияАлекса
22.09.2014, 8.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100