Читать онлайн Лорд-мошенник, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд-мошенник - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд-мошенник - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд-мошенник - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Лорд-мошенник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Потом они лежали обессиленные, а их пот пропитал шелковые простыни. Трэвис скатился с Алисии, чтобы не давить на нее, но не выпустил ее из объятий. Чтобы успокоить Алисию, все еще вздрагивавшую в оргазме, он нежно гладил ее по спине.
— Ты не сожалеешь об этом? — шепотом спросил он.
— Нет, конечно. — Алисия, улыбнувшись, слизнула капельку пота с его плеча, чтобы попробовать ее на вкус.
Трэвис расслабился, подтянул одеяло и укрыл им Алисию. Простыней он вытер влагу с внутренней части ее бедер. В нем снова нарастало возбуждение, но он обещал защищать ее, и ему было нелегко сдерживать свое обещание.
— Значит, ты не будешь ругать Бекки за то, что она позволила мне войти и оставила дверь открытой? — Трэвис прижался губами к чувствительной коже на ее шее, а затем нежно прикусил мочку уха.
Алисия задрожала от удовольствия и сильнее прижалась к нему.
— Она неисправима. Не следует потакать ей. Трэвис, что ты делаешь? — воскликнула она, когда Трэвис, убрав ее волосы, заскользил губами по ее лицу. Она знала, куда стремятся его губы, и затаила дыхание, когда он поцеловал ее мягкий сосок.
Насладившись этим сочным бутоном, Трэвис поднял голову и улыбнулся:
— Она такая же неисправимая, как я. — И вдруг глаза его потемнели, и с лица сошла улыбка. — Я не собираюсь так просто отказываться от тебя, Алисия. Ты дашь мне немного времени?
Она не хотела думать об этом сейчас. Ей хотелось изучить это мускулистое тело, доставившее ей столько наслаждения, определить, откуда берется та твердость, что упиралась в ее живот. Она не хотела думать о другом.
— Сколько тебе нужно времени? — бездумно пробормотала она, проводя пальцем по редкой поросли на его груди.
— Желательно всю жизнь, — промычал Трэвис в тот момент, когда она нащупала его маленький сосок. Он пригладил ее волосы. — Прошу тебя, дай мне время, чтобы я смог уговорить тебя стать моей женой.
Алисия бросила быстрый взгляд на его резкий профиль.
— Я думала, что вы с моим отцом уже договорились об этом?
— Ты не даешь мне возможности объяснить, — возразил Трэвис. — Ты должна научиться доверять мне, Алисия. Я бы не стал решать это один. Я не хочу расставаться с тобой и постараюсь тебя уговорить но, если ты будешь против, я не стану надоедать тебе.
Алисия расслабилась и приготовилась слушать — скорее из любопытства, нежели от желания вникнуть в разумные доводы.
— Как ты собираешься это сделать?
Погрустнев, Трэвис прижал ее к себе. Он не хотел терять ее, особенно сейчас, после того как выяснилось, насколько хорошо им было вместе. Но он лучше любого другого знал свои недостатки. Если бы отца Алисии не оказалось здесь, если бы она почувствовала себя совсем одинокой во враждебном окружении, то в конце концов, возможно, и обратилась бы к нему, чтобы он ее защитил, и отказалась от привычного для нее мира. Но ее отец здесь, и ей незачем связывать свою жизнь с ним, потому что при желании она может заполучить любого жениха из своего окружения.
— Я постараюсь убедить твоего отца, что мы пришли к согласию насчет женитьбы, тогда я смогу продолжать встречи с тобой. Но если ты придешь к выводу, что не хочешь этого и не можешь стать моей женой, я просто тихо исчезну из твоей жизни.
В его словах проскальзывала непривычная горечь, и она болью отзывалась в сердце Алисии. Они не говорили о любви. Ее и не было пока. Он говорил, что брак может быть основан на дружбе и уважении, и она думала, что это и правда так. Но после того, что произошло между ними, она надеялась на большее. Конечно, это были просто романтические бредни, но ей хотелось услышать слова любви.
— Неужели ты так поступишь? — тихо спросила она, робко погладив его упругую щеку. — Ты потратил столько времени и денег. Говорил, что собираешься купить здесь землю и осесть. Как тебе удастся исчезнуть из моей жизни?
Трэвис осыпал ее щеку поцелуями.
— В один из дней я сказал бы, что мне нужно отвезти куда-то какой-нибудь груз или посмотреть какой-то участок земли, а на следующий день меня бы здесь уже не было. Такое здесь часто случается. Я привык к путешествиям. Если бы люди начали задавать вопросы, ты могла бы притвориться обеспокоенной и сказать, будто чувствуешь, что со мной случилось нечто ужасное. Очень скоро все посчитали бы меня погибшим. А я никогда бы не вернулся, чтобы опровергнуть твою ложь.
Бесстрастность его тона говорила о том, что он все уже давно обдумал. Именно так он и исчезнет. Навсегда уйдет из ее жизни. Это был жестокий выбор, и Алисия не могла согласиться с ним.
Она провела пальцами по выросшей на его подбородке щетине, скользнула рукой по его волосам. Алисия знала, что он следит за ней, но не решалась посмотреть ему в глаза.
— Отец не имеет права требовать от тебя этого, — уклончиво ответила она.
Трэвис и не ожидал от нее другого. Нужно время, чтобы он мог потребовать от нее каких-то обязательств, а сейчас достаточно того, что она его не отвергла. Его рука скользнула к ее ягодицам и требовательно прижала ее к себе.
— Я беру то, что можно получить, — грубо произнес Трэвис и принялся показывать, что он, собственно, имел в виду.
На этот раз ему не пришлось соблазнять ее. Алисия с готовностью отвечала на его ласки, смело исследуя его тело, чем довела его до того, что он едва уже мог сдерживаться. Когда стало совсем невмоготу, он овладел ею быстро и с такой решительностью, что она не стала сопротивляться.
Алисия понимала, что утратила контроль над ситуацией, но когда тело Трэвиса слилось с ее телом, она унеслась в заоблачные выси и перестала думать об этом. Настанет день, и она, возможно, снова примется за отстаивание своей свободы, но сегодня вечером она охотно подчинилась его опыту и умению. Возможно, виной этому было ее богатое воображение: в его объятиях она почувствовала себя настоящей женщиной — женщиной желанной и любимой.
В этот раз, когда ее тело содрогалось от его мощных толчков, в какую-то минуту она вдруг почувствовала, что Трэвис отстранился от нее. Удивленно вскрикнув, она обхватила его руками и ощутила, как он задрожал, изливая свое семя только после того, как покинул ее.
Они лежали не двигаясь, он давил на нее всей своей тяжестью, пока их дыхание восстанавливалось и выравнивался стук сердец. Алисия удивленно гладила Трэвиса по спине, не очень-то понимая этого претендовавшего на нее непростого человека, но и опасаясь узнать о нем больше.
— Почему ты так сделал? — прошептала она, как только он пошевелился в ее объятиях.
Приподнявшись на локте, Трэвис погладил ее по щеке.
— Я говорил, что буду защищать тебя. — Он криво усмехнулся в ответ на отразившееся на ее лице изумление. — Я не думал, что у меня появится возможность когда-нибудь обладать тобой. А уж к двум актам я и вовсе не был готов. Боюсь, тебе придется быстро принимать решение, Синеглазка. Мне не хотелось бы оставить тебя в интересном положении, если твой выбор падет не на меня.
На лице Алисии наконец-то отразилась догадка, а в глазах Трэвиса поубавилось горечи. Она изучала жизнь по книжкам и плохо знала мужчин. Трэвис перекатился на бок, увлекая ее за собой. Хотя он мало чего добился в жизни, уж этому-то он вполне способен научить ее.
Алисия лежала, прижавшись к его теплому телу, и ощущала его липкое семя на своих бедрах. Она поверила его обещаниям, особо не задумываясь над ними, но разве она сможет долго находиться в таком непонятном состоянии? У нее были все основания считать, что Трэвис мог легко заронить семя новой жизни в ее утробу. Как она позволила снова втравить себя в такую ситуацию?
Возможно, из-за того, что она потеряла ребенка, в ней образовалась пустота, которую необходимо было заполнить. К своему изумлению, Алисия осознала, что хочет иметь детей. Теперь, когда у нее уже не было страха перед актом, в результате которого появляются дети, она могла не лгать сама себе. Ей хотелось заниматься любовью с мужчиной и чувствовать, как в ней зарождается новая жизнь. Оставался открытым только один вопрос — был ли Трэвис тем человеком, который мог бы стать отцом ее ребенка?
Несмотря на охватившую их после любовных утех сонливость, они не смогли расслабиться. Зная, что скоро ему придется уйти, Трэвис зарылся лицом в волосы Алисии и крепко прижал ее к себе, так что ее соски оказались притиснуты к его груди, а бедра терлись о его плоть. Алисия оторвала голову от его плеча и с любопытством взглянула на него.
— Я даже не знаю твоего имени. — Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых угадывался проблеск какого-то сделанного ею для себя открытия.
Трэвис мягко улыбнулся ей.
— Максимилиан, — пожав плечами, ответил он. Алисия едва заметно усмехнулась:
— Максимилиан Трэвис? А Лоунтри?
— Этим именем меня называли в семье матери. Оно не фигурирует ни в каких документах.
— Мне оно нравится больше, чем Макс, — безапелляционно вынесла свой приговор Алисия.
— Мне тоже. — Трэвис пристроил ее голову на свое плечо и поцеловал ее в бровь.
Когда ее дыхание стало ровным, он осторожно покинул кровать. Алисия заворочалась и протянула к нему руку, но в постели его уже не было.
— Трэвис? — сонно пробормотала она.
Он подошел и присел на кровать, наслаждаясь созерцанием ее великолепной груди.
— Мне нужно идти, — мягко, будто извиняясь, проговорил он.
— Еще рано, — запротестовала она.
Трэвис улыбнулся:
— Я не хотел бы столкнуться на лестнице с Летицией или оказаться запертым в доме. Думаю, в этом случае нам было бы трудно объяснить мое присутствие твоему отцу.
— Летиция ничего не скажет. — С растущим беспокойством Алисия погладила его мускулистое бедро и, с трудом преодолевая сонливость, приподняла голову.
— Летиция, возможно, и не скажет. Она очень чуткая женщина, но я бы не стал особо полагаться на это. Я увижу тебя завтра?
Завтра. Завтра ей придется подумать. В его присутствии все выглядит намного проще. Если бы она могла позволить своему телу думать за себя. Алисия улыбнулась, когда Трэвис поцеловал ее в висок.
— Завтра, — ответила она и нежно провела рукой по его бедру.
Трэвис покинул ее комнату в том же состоянии, что и входил к ней: отчаянно и безнадежно влюбленный в нее и неуверенный в своем будущем.
На следующий день, к своему ужасу, Алисия обнаружила, как на нее давят обитые бархатом стены в доме ее отца. В школу и из школы ее отвозила карета, и у нее не было возможности совершить длительную прогулку после окончания занятий. Вместо уютной кухни Бесси она принимала Трэвиса после обеда в гостиной под бдительным оком Летиции, и потому время визита было ограничено принятым в обществе получасом.
Когда Летиция дала понять, что время посещения подошло к концу, и покинула комнату, оставив их на некоторое время одних, Алисия печально посмотрела на своего возлюбленного.
— Итак, я это сделала, Макс?
Трэвис нежно коснулся ее волос, которые пока были распущены. Он с удовольствием перебирал их. Позволить себе большее он не мог, потому что боялся, что не отпустит ее.
— Это было необходимо. Поскольку мы должны выглядеть респектабельной помолвленной парой, тебе придется жить под присмотром отца.
В глазах Алисии появился мятежный дух.
— Мне уже почти двадцать один год! Он не может обращаться со мной как с ребенком.
— Зато он может любить тебя и защищать от таких шалопаев, как я. — С кривой усмешкой Трэвис дотронулся до ее пухлых, надутых губ. — Но я такой похотливый, что обязательно найду способ встретиться с тобой наедине. Мне мало того, что было вчера.
Услышав это признание, Алисия ощутила дрожь возбуждения и бросила на него ласковый взгляд. Они хотели трогать друг друга и сопротивлялись этому желанию, поэтому между ними оставалась напряженность, настолько натянутая, что, казалось, ее можно было подергать, как гитарную струну.
Сделав над собой героическое усилие, Трэвис быстро поцеловал Алисию, взял шляпу и вышел в холл, где вежливо раскланялся с Летицией.
К вечеру пятницы Алисия готова была плакать от разочарования. Она не могла ни о чем думать — она ждала Трэвиса. В этот день должен был вернуться отец, и похоже, возможность встретиться наедине была безвозвратно упущена.
Летиция пригласила Трэвиса на обед, и они втроем сидели за столом, когда прибыл Честер Стэнфорд. Взволнованно глянув на Трэвиса, Алисия распорядилась принести для отца столовые приборы, когда ее мачеха выбежала в холл, чтобы обнять вернувшегося мужа. Его радость по поводу возвращения домой была очевидна, однако длилась лишь до того момента, пока он не вошел в столовую и не увидел сидящего за столом Трэвиса.
Он сразу напрягся, переводя взгляд с застывшей Алисии на сидевшего с непроницаемым видом Трэвиса. Честер церемонно подвел жену к ее стулу и занял свое место во главе стола. В присутствии слуг они обменялись вежливыми приветствиями, но, как только слуги вернулись на кухню, Честер незамедлительно перешел в наступление.
— Я полагаю, все улажено, иначе в моем доме не принимали бы человека, который погубил репутацию моей дочери? — Честер аккуратно положил на тарелку рыбу и начал очищать ее от костей.
Алисия от злости не могла вымолвить ни слова и только возмущенно посмотрела на Трэвиса. Прежде чем Трэвис смог ответить, молчание было нарушено лучившейся радостью Летицией.
— Не уподобляйся пуританам янки, Честер, — со смехом попросила она мужа. — Все понимают, что Алисия не может объявить о своей помолвке, пока не закончился траур по матери. Для того чтобы предположить, что ее сопровождали в столь далеком путешествии только с целью получить твое разрешение, нужно быть чрезмерно романтичным, если не сказать глупым. В молодости любовь отличается пылкостью. — Летиция бросила проказливый взгляд на мужа, чем несколько смутила его.
Трэвис подавил усмешку, осознав, откуда появились муссировавшиеся в последние недели слухи.
— Вы очень добры, мадам. А я все гадал, почему это дамы с таким пониманием смотрят на меня.
Честер по-прежнему пребывал в замешательстве, а Алисия начала постигать смысл этого малопонятного для непосвященных разговора и восхищалась находчивостью мачехи.
— Надеюсь, вы всем объяснили, как я встретилась с Трэвисом в Филадельфии? — кротко спросила она.
Летиция засияла:
— Ну конечно же, моя дорогая. Твой отец говорил, что он знаком с отцом мистера Трэвиса. А как могло быть иначе, если он происходит из очень старинной семьи? По-моему, упоминался Нью-Йорк, не правда ли, любовь моя? — Сияющая Летиция повернулась к мужу, который выглядел так, будто подавился рыбной костью.
Алисия заподозрила, что здесь замешано больше, чем просто воображение Летиции, и недоуменно подняла бровь:
— Нью-Йорк?
Поскольку ее отец сразу не ответил, Трэвис пожал плечами и довершил этот жест словами:
— Восток — вне всяких сомнений, хотя, смею заметить, мои предки жили там задолго до появления славных нью-йоркских бюргеров. Это определенно старинная семья.
Алисия сдержала смех, прекрасно понимая, что он имел в виду семью матери, а не отца. Заметив, что отец пришел в себя, она решила, что он может внести больше ясности, чем Трэвис или Летиция.
— Значит, ты знаешь семью Трэвиса? — Летиция не солгала, хотя и несколько исказила правду. Можно было предположить, что она что-то знала о состоявшемся между Трэвисом и Честером разговоре, в результате которого появилось это неожиданное соглашение о женитьбе.
Честер мрачно взглянул на Трэвиса.
— Если он действительно тот, за кого себя выдает, то да, я знаю его отца. Это единственная причина, по которой я не распорядился вывалять его в дегте и перьях и выгнать из города. — Он бросил на свою жену предупреждающий взгляд, прежде чем обратиться непосредственно к Алисии. — Твоя дань памяти матери уже закончилась. Пришло время публично объявить об этой вашей помолвке. Иначе пойдут ненужные разговоры.
Трэвис уловил протест в сапфировых глазах Алисии и поспешно попытался перевести разговор в другую плоскость, прежде чем прозвучат слова, которые могли все испортить.
— Я понимаю вашу озабоченность, мистер Стэнфорд, но я бы предпочел, чтобы вы дали мне время, чтобы уладить это дело с Алисией. Она привыкла сама принимать решения. Мало надежды, что она вдруг изменит своим принципам после стольких лет.
Алисия недоверчиво и с одобрением смотрела на Трэвиса, осмелившегося возразить ее отцу. Она вдруг подумала, что они могли сговориться, как действовать против нее. Но разъяренное лицо отца дало ей новую пищу для размышлений.
Увидев, с каким обожанием дочь смотрит на сидящего напротив нее мужчину, Честер Стэнфорд предпочел сдержать свой гнев. Кто знает, что он еще может выкинуть, и остается только уповать на Господа, чтобы он не устроил скандал. Некогда боготворившая его двенадцатилетняя девочка превратилась в независимую женщину, которую он тщетно пытался понять.
— Я рада, что вы это понимаете, мистер Трэвис, — заметила Алисия, пригубив вино. — Однако тогда вы должны понимать и то, что мне нравится учительствовать, и я пока не собираюсь отказываться от этой работы.
Это заявление вызвало протест даже у Летиции, но все возражения перекрыл ясный голос Трэвиса:
— А я и не прошу вас бросать работу. Если ваш отец позволит нам общаться наедине для обсуждения личных вопросов, уверен, мы сможем прийти к согласию.
Держа бокал в руке, Алисия подняла глаза на Трэвиса. Трэвис не желал слушать никаких возражений против их брака. Она поняла это по тому, как он смотрел на нее, по его голосу. Он крушил заботливо возведенные ею стены, превращая их в пыль у ее ног. В любом случае она станет его женой и каждую ночь будет делить с ним постель, где бы эта постель ни находилась. Эта мысль вызвала румянец на ее щеках, и Алисия опустила глаза.
Довольный результатом этой пикировки, Честер великодушно согласился с тем, что молодые люди могут некоторое время проводить наедине для обсуждения разных вопросов, а затем перешел к рассказу о действии запрета на заход в порты британских и французских кораблей. Трэвис тут же откликнулся, и мужчины стали оживленно обсуждать вопрос: должен ли конгресс продлить запрет или объявить войну Британии в ответ на ее наглый захват американских судов? Летиция и Алисия молчали и думали о своих делах.
После обеда Честер отпустил молодую пару, чтобы обменяться новостями с Летицией. Алисия провела своего жениха в кабинет отца. Трэвис решительно закрыл дверь.
Он смотрел, как Алисия прошла в дальний конец комнаты, к камину. Ее небрежно заколотые густые каштановые волосы немного растрепались, и отдельные пряди упали на шею, когда она наклонилась над камином. Золотистое бархатное платье с высоким поясом подчеркивало ее тонкую талию, бедра и открывало холмики ее пышной груди. Если бы она не прятала лицо, Трэвис решил бы, что она оделась так специально для него.
— Алисия, не прячься от меня. — Он прошел на середину комнаты, надеясь, что она подойдет.
Алисия повернулась к нему. Она видела только его мужественный облик, все остальное в заполненном книгами кабинете отступило на задний план. В строгом сером сюртуке, желтовато-коричневых брюках и начищенных до блеска мягких сапогах он выглядел настоящим джентльменом. Но Алисия знала, что ширина его плеч не увеличена за счет модных подкладок, бронзовый цвет кожи, который можно было бы объяснить воздействием ветра, не переходит в более светлый ниже воротника рубашки, а под респектабельным шелковым жилетом скрыты шрамы от бесчисленных сражений. Одежда служила для него только прикрытием. Она все еще не знала скрытого под ней человека. Алисия не находила хищным его орлиный профиль, его темные глаза не таили тайн. Трэвис всегда был честен с ней, а то, что она недостаточно знала его, объяснялось не столько его нежеланием рассказывать о себе, сколько тем, что она мало расспрашивала его. Она ощущала на себе его пылкий взгляд и знала о его магнетическом воздействии. Алисия сделала несколько шагов вперед и остановилась, не доходя до него.
— Я ни от кого не прячусь. Просто не знаю, что сказать. Отец поставил тебя в неловкое положение.
— Нет, это я сам. Я знаю, чего хочу, и не боюсь последствий. Кто действительно рискует, так это ты, но я постараюсь сделать все, чтобы ты не раскаивалась в содеянном.
Складки ее платья мягко переливались в свете стоявшей на столе лампы. Трэвису хотелось сжать ее в объятиях и заставить понять, насколько глупо ее сопротивление, но для Алисии настало время самой принимать решения. Несмотря на желание обладать ею, он не будет принуждать ее. В его планы входило провести с ней всю оставшуюся жизнь.
— Значит, другого пути нет? — с оттенком горечи спросила Алисия. У нее не было романтических иллюзий. Она никогда не мечтала о том, чтобы за ней ухаживали, покоряли ее, но все-таки в предложении о замужестве должно быть нечто большее, хотя бы признание в любви.
Уловив печаль в милых синих глазах, Трэвис ощутил укол в сердце. Он коснулся ее волос и провел пальцами по щеке.
— Ты хочешь, чтобы я, преклонив колено, усладил твой слух словами о вечной любви? Возможно, мне даже удалось бы припомнить приличествующие случаю стихи. — Его губы дрогнули в едва уловимой усмешке, когда он заметил восторг в ее глазах. — Пожалуйста, не мечтай о несбыточном. Дружба, основанная на взаимном уважении, — это больше того, чем довольствуются многие супружеские пары.
Нет, она еще не готова сделать первый шаг, признаться в чувствах, которые пугают ее. Он надеялся, что… Но в этом виновато его нетерпение. Трэвис приблизился к Алисии и нежно обнял ее.
— Может быть, ты не будешь возражать против чуть большего, нежели просто взаимное уважение? — Не дожидаясь ответа, он наклонился к ее губам, надеясь в них получить молчаливое согласие.
Тепло его губ быстро растопило сдержанность Алисии, и она придвинулась к нему. Сильные руки Трэвиса все крепче сжимали ее, в поцелуе было все больше страсти. От его прикосновения у Алисии кружилась голова, она почувствовала, что страсть вот-вот возобладает над ее разумом, и, упираясь ладонями в его грудь, попыталась высвободиться из этих цепких объятий.
Трэвис, не разжимая объятий, стал осыпать поцелуями ее щеки, волосы и другие доступные места. Наверное, он никогда не насытится этой прекрасной женщиной, но он хотел бы делать это на протяжении всей жизни.
— Я не уверена, что это может стать надежным фундаментом для брака, — возразила Алисия, пряча лицо от искусительных поцелуев на его плече. — Любая женщина может удовлетворить эту твою потребность.
Трэвис схватил ее за плечи и отодвинул от себя, чтобы заглянуть в эти сомневающиеся глаза.
— Если бы это смогла сделать любая женщина, я не предложил тебе пожениться. Неужели ты могла бы лечь в постель с любым мужчиной? Носить в себе ребенка от любого мужчины?
Настойчивость его тона вызвала удивленный взгляд Алисии.
— У мужчин все по-другому… — попыталась возразить она, но Трэвис прервал ее:
— Нет! Не так все просто, Алисия! Признаю, что я никогда не был шаманом. У меня было больше женщин, чем следовало бы, и некоторые очень нравились мне. Если бы не опасность забеременеть, возможно, и ты вела бы себя так же и тогда поняла бы разницу. Сиюминутное удовольствие — вещь преходящая. Не этого я хочу от тебя. Я получаю удовольствие, просто глядя на тебя, касаясь тебя, сознавая, что ты принадлежишь только мне и никому другому. Меня возбуждает даже твой взгляд. Ни одна другая женщина не сможет повторить твой голос, твою улыбку. Я мечтал о леди, которая воспитывала бы моих детей, содержала мой дом, но при этом мне нужна женщина, которая делила бы со мной постель. Все это я нашел в тебе.
Взволнованная речь Трэвиса вызвала у Алисии трепет желания. Ее тело реагировало на тембр его голоса так же, как и на его прикосновения. Да простят ее небеса, но она хотела, чтобы он занялся с ней любовью. Она хотела ощущать его ласки, поцелуи, прикосновение его тела к своему. От одной мысли об этом у Алисии запылали щеки.
Трэвис с удовлетворением отметил окрасивший ее щеки румянец и провел пальцем по нежной коже. Она прикусила губу и ответила неуверенным взглядом.
— Я не отличаюсь храбростью, Трэвис. Ты чем-то пугаешь меня. Я не могу поверить в грядущее счастье. Не хочу причинять тебе боль, но если ради отца мы придем к соглашению, а я вдруг пойму, что не могу… если я не смогу пройти через это, то причиню тебе боль и потеряю твою дружбу, которой я очень дорожу.
— Алисия, я заключал пари и по менее стоящим поводам. Теперь я хочу испытать судьбу. За такой приз можно поставить на кон все.
Алисии передался азарт Трэвиса. Вглядываясь в его лицо, ей захотелось заключить пари на невозможность их брака. За перспективу обрести такого мужчину, который понимал бы ее страхи, ее стремление к независимости и при этом решился бы строить с ней совместную жизнь, стоило побороться, невзирая на опасность оказаться в глупом положении. Если бы только она больше знала о нем или, может быть, наоборот, немного меньше. Она уже пострадала однажды из-за своей доверчивости к человеку, которого, как она считала, знала всю жизнь. Больше она никому не будет доверять?..
— Я хочу работать учительницей. Мне нравится эта работа, и я буду тосковать по ней, если выйду замуж. Ты ведь понимаешь меня?..
Трэвис приложил палец к ее губам.
— Мы должны обсудить еще много вопросов. Если хочешь, продлим время между обручением и свадьбой, но только не беспокойся о работе. Хочешь работать — работай. Только, наверное, это будет уже не школа для благородных девиц, хотя здесь много других подобных заведений, которые будут рады принять тебя на работу. Мне же хотелось бы иметь ферму. У меня есть одна на примете, но там не обойтись без рабочих рук. Работники могли бы тоже жить на ферме, обзавестись женами и детьми и помогать мне вести хозяйство Многие из них, подобно Бекки, неграмотны. И им учеба нужна не меньше, чем холеным маленьким барышням.
Алисия жадно впитывала его слова, открывавшие перед ней заманчивые перспективы.
— Я никогда не помышляла о том, чтобы учить взрослых людей, но можно попробовать. А детей? Я бы могла учить их днем, пока их матери на работе. — Вдруг Алисия нахмурилась: — Но ты ведь не имеешь в виду рабов?
Трэвиса рассмешил этот вопрос.
— Я же сказал — ферма, а не плантация! В коневодстве могут быть заняты только те, кто работает по собственной воле. И мне претит быть надсмотрщиком над человеческими существами. Однако мы не успели обговорить все проблемы за один вечер. Думаю, скоро объявится твой отец, чтобы проверить, чем мы занимаемся здесь так долго.
Трэвис опустил руку в карман сюртука и вынул маленькую коробочку, обернутую простой бумагой и перетянутую лентой.
— Я приобрел это у «Макнайт и Брэди». Там сказали, что получили вещицу от шаманов из Кахокии в обмен на одеяла и продукты. Те шаманы славятся своими серебряными изделиями, так что, возможно, это правда. Она, может быть, не столь элегантна, как те, что ты привыкла носить, но, увидев ее, я почему-то сразу подумал о тебе.
Алисия дрожащими пальцами взяла коробочку, не смея поднять глаза на Трэвиса. Он так обставил акт вручения подарка, что она не смогла отказаться. Одно упоминание об отце сделало отказ невозможным. Она позорила его своим поведением. Приняв это возмутительное предложение о замужестве, она осчастливила бы Трэвиса и вернула отцу чувство гордости за нее. В поступке, который может осчастливить близких людей, нет ничего зазорного.
Алисия открыла коробочку и обнаружила в ней изящное кольцо. На тонких серебряных полосках покоились крупный овальной формы сапфир и два маленьких бриллианта. Алисия представила себе, с какой любовью изготавливалось это изделие, и, отбросив сомнения, подняла глаза на Трэвиса.
— Это самое прекрасное из всех колец, какие я видела, — негромко произнесла она, и глаза ее при этом блестели так же, как камень на кольце. — Ты действительно хочешь, чтобы я носила его?
Трэвис взял кольцо и осторожно надел ей на палец.
— Я хочу, чтобы все знали, что ты принадлежишь мне, — хрипло прошептал он, потом обнял ее и наклонился к ее губам.
Алисия с готовностью обвила руками его шею и раскрыла губы, упиваясь пьянящим поцелуем. Она изнемогала в его объятиях, ей страстно хотелось, чтобы он ласкал ее тело. Трэвис слегка сжал ее грудь, и с ее губ сорвался негромкий стон.
Они не услышали короткого стука в дверь, так как для них внешний мир больше не существовал. Они оторвались друг от друга только тогда, когда остановившийся в дверях Честер Стэнфорд достаточно громко произнес нечто похожее на «гхм-гхм». Он моментально оценил ситуацию.
— Полагаю, это означает, что встреча закончилась успешно, — с иронией отметил он. Счастливое выражение лица дочери смягчило его тон.
Алисия робко взяла Трэвиса под руку, блеснув надетым на палец кольцом.
— Трэвис говорит быстрее, чем я успеваю подумать. По-моему, можно официально объявить о нашей помолвке.
— С вашего разрешения, конечно, — добавил Трэвис, нисколько не сомневаясь, что это разрешение будет получено.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд-мошенник - Райс Патриция



Даже проститутке трудно пережить изнасилование с последующей беременностью, тем паче невинной девушке. Требуется несколько лет, чтобы восстановиться. Главному герою следовало обождать и отложить секс до лучших времен. Но, как альфа-самец, он не мог ждать, и получилось , что получилось. Роман интересен, захватывает, держит в напряжении. Даже взяла карту США и нашла Сент-Луис. Трудно представить, как до него добирались на лодках против течения в те времена.7
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияВ.З.,66л.
23.06.2014, 10.40





Замечательный роман. Советую. 10+++++++
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияМиа
31.07.2014, 14.24





Несмотря на многообещающее начало роман оказался скучным, растянутым, еле дочитала
Лорд-мошенник - Райс ПатрицияАлекса
22.09.2014, 8.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100