Читать онлайн Грезы наяву, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грезы наяву - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грезы наяву - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грезы наяву - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Грезы наяву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В дорогом шелковом камзоле необычного серебристого цвета, стоившем целое состояние, в расшитом черным по черному жилете, напудренном парике «а-ля Кэдоган», стянутом на затылке черной атласной лентой с бриллиантовой булавкой, Александр Хэмптон выглядел настоящим денди, к чему, собственно, и стремился. А Эвелин больше всего хотелось сорвать с него белоснежный шейный платок, истоптать шелковые чулки и вообще — так пнуть, чтобы он кубарем покатился по роскошной лестнице, по которой они поднимались.
За эти недели постоянных визитов ко всей бостонской знати в качестве невесты будущего обладателя графского титула Эвелин замучилась стирать и гладить те два бальных платья, которые у нее были, устала слушать восхищенные вздохи о «далекой родине» от дам, которые на этой родине сроду не бывали, но больше всего устала от подозрительных взглядов людей, которых считала своими друзьями. Днем она по-прежнему управлялась на складах, а все ночи напролет танцевала. Она чувствовала себя опустошенной и была на грани нервного срыва. Усталым взглядом она смотрела, как ее спутник изящно раскланивается с хозяевами. Теперь она была уверена, что он просто лгун, а никакой не наследник графского титула.
Почти не глядя на нее, Хэмптон прошел в танцевальный зал. И направляясь к столу с освежающими напитками, проговорил вполголоса:
— Если вы будете на меня коситься, люди подумают, что у нас что-то неладно. И вообще, мы обручены или вы предпочитаете, чтобы следующие несколько месяцев я провел в тюрьме?
— Я начинаю думать, что вам там и место. Когда вы начнете занимать у богатых дураков деньги под «замечательный проект» или просить взаймы, чтобы «продержаться», пока не поступит квартальное жалованье? Они у вас буквально с руки едят. Неужели вы заставите их лизать вам башмаки, прежде чем заберетесь к ним в кошельки?
Приподняв одну бровь, Алекс весело взглянул на нее.
— Ха-ха… Как мы циничны!.. Поражен вашим хитроумием. Как-нибудь, при случае, так и поступлю. Ради практики, чтобы не разучиться… Вы что, завидуете моему хорошему настроению?
— Конечно. Почему вам можно веселиться, когда мне не до смеха? Последние из контрабандных ящиков ушли к адресатам, а вы не сделали ничего, чтобы проследить за ними.
— Если вы ничего не заметили, это еще не значит, что я бездействую. В этом весь смысл моего плана. Чуть больше доверия, дорогая. Мне не обязательно гоняться за ящиками с контрабандой, чтобы разгадать шараду.
Эвелин оставалось только стиснуть зубы и продолжать терпеть пытку. Если бы она ничего о нем не знала, то могла поверить, что однажды ночью он способен пробраться на «Минерву» и уплыть навсегда, даже не оглянувшись. А не уплыл пока потому, что так легче заставить ее поверить, что он ищет людей, которые поставили под угрозу его корабль. Прекрасный эгоистичный мотив. В это она могла поверить.
— Прошу прощения, милорд, — отозвалась она насмешливо. — Пока вы будете дефилировать по залу, разыскивая контрабандистов, можно мне присесть где-нибудь в уголке? У меня ноги болят.
Алекс подал ей стакан с лимонадом и, раскланиваясь со встречными, подвел к серебристой оттоманке.
— Мы только что пришли. Отчего у вас могут болеть ноги? Я пока не лорд, а только его племянник. Вам нужно учиться этикету.
Эвелин устало опустилась на подушку. Холодновато-синий шелк любимого платья улегся вокруг красивыми складками, но она этого и не заметила.
— Я целый день на ногах. Искала место для последних грузов. Весь склад забит. Ни у кого нет денег, чтобы расплатиться за поставки. Наплевать мне на ваш этикет. Какой в нем прок?
Хэмптон снисходительно посмотрел на нее, пригубил пунш.
— Нежелание учиться — верный признак ограниченности ума. Почему вы сами должны за всем наблюдать на складе? Это не пристало леди, у вас есть работники.
— У вас тоже. Почему вы не посылаете их разыскивать контрабандистов? Это уже не ограниченность ума, а предубежденность, мистер Хэмптон. И если безделье — главное качество леди, то, боюсь, мне не стоит и пытаться ею быть.
Обычно, начиная возражать, она все больше распалялась. Но сегодня слишком устала и была подавлена. Ей бы стакан теплого молока и в постель, а не сидеть тут с самонадеянным хвастуном.
В последние недели Алекс вел себя сдержанно, и виделись они только на людях. Если они иногда шептались, то в этом не усматривалось ничего предосудительного. Да и смотрели на них снисходительно, как смотрят на влюбленных и потому слабоумных. Им не было нужды встречаться наедине, и Эвелин без труда избегала новых попыток поцеловать ее. Но самое странное заключалось в том, что чем больше сна их избегала, тем больше думала о них. А чем больше она думала о поцелуях Алекса, тем дальше устремлялось ее воображение, поэтому, несмотря на усталость, спала она по ночам беспокойно.
Хэмптон тоже казался каким-то напряженным, но она не могла понять, из-за чего. Целыми днями он прохлаждался в таверне, в компании новых друзей, а вечерами эскортировал ее из одной гостиной в другую. Они даже были приглашены в резиденцию губернатора и на музыкальный вечер к военному коменданту. Такую жизнь едва ли можно считать беспокойной, но в уголках его рта залегли жесткие линии, которых прежде не было, а глаза, когда он шутил, уже не так блестели, временами вообще становясь задумчивыми. И Эвелин вздрагивала, боясь догадаться о причине его грусти.
Вот и сейчас он посмотрел на нее такими же задумчивыми глазами, забыв, что собрался пошутить. Может, его что-то задело в ее описании образа жизни настоящей леди.
— Это просто ярлык. Я, например, никогда не хотел, чтобы меня называли джентльменом. С чего мне ожидать, чтобы вы вели себя как леди? Я всегда избегал компаний праздных сплетниц. Кстати, о безделье. Сегодня я отведу вас пораньше домой, а утром спите как можно дольше. Это приказ.
Эвелин с недоумением посмотрела на него, но тут, как на всех приличных раутах, явилась другая пара и прервала их беседу. Вскоре Хэмптон включился в начатую накануне оживленную дискуссию по поводу правомочности судебного преследования одного из коммерсантов, а Эвелин вяло обсуждала с тетушкой последние английские прически.
Появившийся Томас Хэндерсон заметил, что она осталась на время без кавалера, и предложил проводить ее в зал.
Слишком уставшая, чтобы досадовать на учтивого адвоката, Эвелин покачала головой.
— У меня сегодня был слишком тяжелый день, мистер Хэндерсон, чтобы порхать как бабочка. Лучше проводите меня к Френсис. Мы еще и словом не перемолвились.
Вежливо поклонившись, он взял ее под руку и, огибая танцующих, провел в угол, где в кругу поклонников сидела Френсис. Узнав о ее грядущем родстве, некоторые выпускники Гарварда вмиг стали ее преданными рыцарями, и сейчас она сидела среди них, орудуя своим очарованием так же ловко, как веером.
— Ваша кузина — очаровательное дитя, мисс Веллингтон. Надеюсь, она скоро последует вашему примеру.
Широкие складки юбки держали ее провожатого на приличном расстоянии, а его откровенные взгляды не волновали Эвелин. Она знала Хэндерсона с детства и была хорошо осведомлена, что так он смотрел на всех женщин. Он был не так высок, как Хэмптон, но все же выше среднего роста, а его бледноватое аскетическое лицо многим нравилось. Она была уверена, что он, как и Алекс, любил общество женщин. Но сама никогда не давала ему никакого повода вести себя вольно.
— Кое-кто на это очень надеется, — ответила она с той откровенностью, которая бы понравилась Алексу.
Френсис до сих пор дулась на нее из-за Алекса.
— У вас уже есть какие-либо планы относительно распоряжения имуществом вашего отца? Думаю, когда вы отбудете с супругом в Англию, управлять складами оттуда будет затруднительно.
Эвелин устало посмотрела на него.
— Пока никаких, мистер Хэндерсон. Завещание предусматривает, что моя часть отойдет в качестве приданого Алексу. Кроме того, у меня есть младший брат, который потребует свою долю.
— Завещание вашего отца составлял я, мисс Веллингтон. И знаю, что все имущество в вашем полном распоряжении. Если возникнет необходимость продать долю брата, вы можете это сделать. Может быть, будет более разумно вложить деньги куда-то еще? Я просто советую как друг семьи.
— Благодарю за заботу, — сухо отозвалась Эвелин и довольно невежливо отвернулась, присоединяясь к группке молодежи, собравшейся возле Френсис.
Из другого конца зала Алекс видел, как адвокат подошел к Эвелин, как потом они вместе прошли к танцевальному кругу. Хэндерсон был, в общем-то, неплохим парнем и даже дал Алексу пару дельных советов, но Хэмптону очень не нравилось, как он смотрел на Эвелин. Платье, которое она сегодня надела, шло ей, в нем она выглядела великолепно. И Хэндерсон не зря крутился рядом с ней.
Раздвигая плечом толпу, Алекс подошел к Эвелин в тот момент, когда музыка смолкла. Она посмотрела на него с удивлением и, как показалось, с облегчением.
Хэмптон любезно поклонился адвокату и взял Эвелин под руку. — Благодарю за заботу о моей невесте, которую я совсем забросил. Надеюсь, она не очень сердится.
— Мне приятна компания мисс Веллингтон, и я всегда готов ей помочь.
Хэндерсон вежливо откланялся и отошел. На нем был такой же роскошный парик, как и у Алекса. Эвелин без особого удовольствия отметила, как переливается искрами его атласный камзол.
— Раньше он всегда говорил, что я спорщица.
Хэмптон с усмешкой посмотрел на ее нахмуренный лоб и подошел к открытой двери на террасу.
— Бывают моменты, когда вам лучше придержать язычок, но, сказать по правде, лучше уж ваша язвительная болтовня, чем глупое жеманство.
Сегодня он был необычайно вежлив, и Эвелин глянула на него с подозрением.
— Ваши похвалы приводят меня в трепет, — отозвалась она сухо. — Мы уже уходим?
— Да, я простился за вас с хозяйкой. Пока я буду разыскивать экипаж, подышите свежим воздухом.
Помпезная карета дяди была еще одним яблоком раздора между ними, но сейчас Эвелин сдержалась. Ноги так болели, что она не прочь и проехаться. Вдыхая опьяняющий аромат ночных цветов, она наклонилась, чтобы сорвать веточку чабреца.
— Иногда вы учтивы, мистер Хэмптон. Это пугает… Растерев нежные листочки между пальцами, она вдохнула смолянистый запах, потом вставила букетик в его петлицу.
Алекс остановился, развернул ее к себе и, крепко обвив руками талию, заглянул в бледное лицо.
— Я сам временами почти пугаюсь, мисс Веллингтон. Как, например, сейчас. И еще мне хочется отругать вас за то, что вы слишком много работаете. Я знаю, это не мое дело, но не стоит доводить себя до изнеможения. С контрабандистами я справлюсь сам. Не надо по ночам рыться в квитанциях.
Если бы Алекс знал, почему она на самом деле не спала по ночам, он бы наверняка расхохотался. А сейчас, дрожа от неожиданной близости, она постаралась высвободиться.
— Вы не понимаете серьезности ситуации, мистер Хэмптон… Пожалуйста, пустите меня.
— Я понимаю гораздо больше, чем вы думаете. Но пока ваш дядя — офицер таможни, вам нечего бояться. Ваши склады будут проверять в последнюю очередь.
— В этом и беда, — прошептала она, глядя на склоненные ветви яблонь. — Они используют меня, а друзья думают… — Справившись с собой, она тряхнула головой и не стала продолжать. — Идемте. Я устала.
Алекс ничего не понял. Он заглянул ей в лицо. Ему было слишком хорошо знакомо это состояние. Но из-за чего она, окруженная любящей семьей и друзьями, может грустить, Хэмптон не понимал.
Положив на ее бледную щеку большую ладонь, Алекс какое-то время боролся с желанием коснуться ее губ.
Эвелин сделала протестующее движение. Но она слишком устала и слишком желала этого сама. Убеждая себя, что делает это исключительно ради того, чтобы сдвинуть себя с какой-то мертвой точки, она положила руку на его широкую грудь и потянулась к нему губами.
Сначала касания его губ были нежными, едва слышными. Он словно спрашивал, согласна ли она. Сердце Эвелин билось все быстрее, а под своей ладонью она ощущала, как бьется сердце Алекса. Губы его осмелели. И волшебство первой встречи, которого она не ощущала все последние дни, вдруг нахлынуло с новой силой. Она, забывшись, отвечала на его поцелуи. Он поднял ее на руки, и единственное, что разделяло их сейчас, была ее рука у него на груди.
Чувствуя, что поцелуи становятся все требовательнее, погружая ее в ту бездну, которой она едва не подчинилась в амбаре, Эвелин отвернула лицо. Но не оттолкнула его рук. Она чувствовала его сильное тело, тепло его ладоней, касавшихся спины, и понимала опасность этой близости, но не сопротивлялась. Эвелин прильнула разгоряченной щекой к его плечу, и он стал целовать ее волосы.
— Не делайте этого, Алекс, прошу вас. Это неприлично. — Она не узнавала собственного голоса. И не хотела говорить этих слов. Она не понимала, что с ней творится, не понимала дрожи, которая возникала у нее внутри в ответ на его прикосновения. Никто прежде не касался ее так, и он был последним мужчиной на земле, которому она позволила бы это.
— Прилично… Прекрасное слово. — Алекс застыл, все еще держа ее в объятиях. Но смутное, неотвратимое волнение уже уходило. — Вы правы. Это неприлично. Для этого нужна спальня с кроватью.
И ощутив, как она вздрогнула от негодования, усмехнулся. Этого достаточно, чтобы восстановить между ними привычное равновесие.
Эвелин выскользнула из объятий и, приподняв юбки, поспешила к выходу. Алекс догнал ее и взял за руку.
— Вы грязный ублюдок! — прошипела она, старясь вырваться.
— Нет, тогда я не мог бы стать наследным графом. Согласитесь. Карета оказалась поблизости, он подсадил ее и приказал кучеру ехать.
— Я вообще сомневаюсь, что вы наследник. В Палате лордов, конечно, полно болванов, но до вас им далеко.
Алекс откинулся на сиденье и расхохотался.
— Вы плохо представляете себе лордов. Если б вы знали, в какие тяжкие пускаются порой члены этого дьявольского клуба! У вас бы волосы дыбом встали… Мое вполне естественное предложение на этом фоне выглядит невинно.
— Ничего, у меня крепкие нервы. Я стараюсь не сходить с ума, и вас прошу о том же. А ваше «вполне невинное» предложение не делает вам чести. Кто бы вы ни были — наследный граф или последний уличный приставала… Вспоминайте иногда, что у нас нравы еще не пали так низко, как в Лондоне.
— Неужели? А как же слухи о свальном грехе? Полагаю, когда обрученные Салли и Генри рассказывают родителям, что провели ночь с друзьями, те свято верят, что они провели ночь с друзьями, а не друг с другом? А горничная в «Гусе»? Она, конечно, занята только тем, что разносит напитки. Нравственность из нее так и прет!
Эвелин, глядя в окно, не удостоила его ответом. Все обвинения были справедливы. Но он не видел разницы. Да, сожительство случалось в глухих местах, но только в тех случаях, когда пары понимали, что иначе нельзя на удаленных друг от друга на десятки миль фермах. А Салли и Генри провели несколько ночей с друзьями перед свадьбой, зная, что потом их ждут годы, безрадостного тяжелого труда. Горничные… Да, некоторые из них, может, и вели себя аморально. Только он опять ничего не понял. Эвелин сама иногда исполняла обязанности горничной на ночных собраниях.
Карета остановилась, и они вышли. Потом, к удивлению Эвелин, он отослал экипаж. Она выдернула руку из его ладони и направилась к двери. Тогда он схватил ее за талию и увлек на тропинку, ведущую к огородам.
— Что вы делаете?
— Трудно объяснить. Когда я рядом с вами, здравый смысл изменяет мне. Хочу поговорить наедине.
В его голосе звучало раздражение.
Эвелин едва поспевала за его широкими шагами. Потом села на скамейку под яблоней и дальше идти отказалась. В случае чего отсюда можно позвать мать.
— Говорите.
Он не сел рядом. Глядя вниз, где в темноте поблескивали фиалковые капли ее глаз, он постарался говорить о деле и не думать ни о чем другом.
— Я выследил две из четырех компаний, купивших контрабандное бренди. Теперь мои люди выясняют, кто ими владеет. Еще одну компанию мы вычислим после сегодняшней разгрузки. К сожалению, возчик из четвертой компании — она принадлежит Стоктону — заметил моего человека и оторвался от него в лесу возле Садбери. Если мы не придумаем какого-то другого способа слежки, они ускользнут из наших сетей…
Голоса снизу были едва слышны, поэтому Джейкобу Веллингтону пришлось приникнуть к самому окну, расположенному над яблоней и скрытому его ветвями. Он различал гигантскую тень мистера Хэмптона и смутно синевшее платье сестры. Они всегда замолкали, когда он оказывался поблизости, — думали, что ему вовсе не нужно знать, о чем они говорят. Но он уже не маленький и мог помочь. Даже на собрания Сынов Свободы в таверну ходил сам. Значит, патриоты ему доверяли. А почему Хэмптон и сестра что-то скрывают?
Он нахмурился, разобрав слова «контрабандисты» и «Стоктон». Из нескольких фраз, произнесенных во время спора на повышенных тонах, он понял, что сестра сговаривается с Хэмптоном выследить контрабандистов. Он знал, что контрабанда была делом незаконным, за это «красные мундиры» могли перевернуть вверх дном весь дом и отобрать лавку, но знал и то, что почти все моряки этим занимаются. Знал он и компанию Стоктона. Дядя посылал его туда прошлой осенью помочь разгрузить какие-то коробки. Джейкоб доверял сестре, но не мог отделаться от мысли, что ее впутали в грязное дело. Она и так была сама не своя с тех пор, как появился этот англичанин.
Он видел, как Эвелин вышла из-под дерева и, не подав руки Хэмптону, стала подниматься на крыльцо. Ему нравился мистер Хэмптон, хотя тот не всегда соглашался обучаться фокусам с нитками. Зато он с интересом слушал, как Джейкоб наподдал Билли. Другие совсем не слушали. И если Эвелин собиралась за него замуж, значит, ему можно доверять. Хотя патриоты придерживались иного мнения. Нет, Эвелин никогда не предаст друзей и не сделается тори.
А в Садбери ему надо сходить самому, проверить.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грезы наяву - Райс Патриция



классный роман! мне очень понравился!советую прочитать
Грезы наяву - Райс Патрицияольга
19.08.2014, 15.02





Роман серьезный и для тех , кто по старше . Но мне понравился.
Грезы наяву - Райс ПатрицияMarina
20.08.2014, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100