Читать онлайн Грезы наяву, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грезы наяву - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грезы наяву - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грезы наяву - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Грезы наяву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Второй похититель, наконец справился с ее руками и, стянув их тугим узлом платка, толкнул Эвелин в самый угол сиденья. Она повернулась и посмотрела на пего. Ничего в красной роже, ощерившейся беззубой ухмылкой, не было и отдаленно знакомого. Такого громилу можно нанять за пару монет в любом притоне. Эвелин опять посмотрела на своего бывшего адвоката, который предусмотрительно отодвинулся от нее.
Сложив руки поверх набалдашника трости, Хэндерсон с улыбкой сказал:
— Я хотел договориться с вами по-хорошему, убедить не ввязываться во все это. Но вы стали такой важной леди… Вас не застать без сопровождения — это ниже вашего графского достоинства… За нами уже наверняка гонится половина дворни Хэмптона, так что не посетуйте за неудобства. — Он приподнял шторку на дверном оконце. — Ну ничего, из города мы почти выбрались… Следи за ней внимательно. И проверь кляп…
Хэндерсон откинулся на спинку потертого сиденья и чему-то улыбнулся.
— Вы всегда слишком много говорили, Эвелин. Теперь настало время помолчать. А кляп — самое лучшее для этого средство…
Эвелин почти не слушала. Она пыталась сообразить, куда ее могут везти. И Хэндерсон словно угадал ее мысли.
— Все верно. К завтрашнему вечеру мы будем в Плимуте. Там уже ждет корабль, который отвезет меня в Бостон. И все, что я хочу, — получить тот самый пакет, который вы, кстати, обещали добыть для меня… Вы не принесли его, случайно, с собой?
Эвелин смотрела на него с ненавистью. Хэндерсон коротко рассмеялся.
— Это избавило бы вас и вашего мужа от множества проблем… Ладно, что поделаешь. Теперь только вы — в обмен на пакет. Выбор за вашим мужем.
Хэндерсон опять рассмеялся. Эвелин не могла смотреть на него и сомкнула веки. Руками пошевелить не удавалось. Но при первой же возможности она выцарапает ему глаза!
Крики Маргарет привлекли внимание владельцев соседних магазинов, они высыпали на улицу, но помогали лишь бестолковыми советами. Возле толпы остановился престарелый джентльмен, но, узнав в чем дело, сразу потерял к происшествию всякий интерес. Потом по улице проехали семейный экипаж, наемная карета и фермерская телега. Но никто из них не собирался пускаться в погоню. Маргарет была в отчаянии, но тут появилось хэмптоновское ландо.
Дейдра не поверила, что средь бела дня, на Бонд-стрит, возможно такое. Но Маргарет впала в истерику, да и сам факт отсутствия Эвелин был налицо. Послали за Алексом.
Когда, пару часов спустя, принесли записку, в которой Алекс сообщал, что Эвелин может присутствовать на голосовании, стало ясно, что ни один из посыльных Хэмптона не нашел. Охваченная паникой Дейдра стала горько сетовать на то, что рядом нет Эверетта. Он бы сразу организовал погоню.
Наконец, не придумав ничего лучшего, Дейдра послала записку мистеру Фарнли. Но сидеть и ждать у нее не было сил. Одевшись, Дейдра решила отправиться прямо в Вестминстер и найти Алекса. Даже если придется взять парламент штурмом.
Часом позже, почти одновременно с Дейдрой, домой вернулся Алекс. Посыльный смог передать ему записку лишь тогда, когда Алекс выходил из здания парламента. Всю радость от отмены Почтового закона словно смыло ледяной волной. Месяцы безумной работы, благосостояние тысяч людей ничего не значили по сравнению с потерей Эвелин. Он одолжил у приятеля лошадь и во весь опор понесся через город, едва не столкнувшись в воротах Грэнвилл-хауса с экипажем Дейдры.
Взбежав по лестнице наверх, он чуть не сбил с ног лакеев, которые помогали Дейдре раздеваться. Все слуги в доме уже знали о происшествии с госпожой. Но, видя лицо Алекса, ни один из них не смел приблизиться и доложить о случившемся.
— Что все это значит, черт возьми?! — заорал Алекс, потрясая смятым письмом. Дейдра смотрела на пего молча, губы ее прыгали. — Нельзя так пугать человека! Тем более посылать в ответственный момент безумные записки. Что с Эвелин?..
На лестнице появилась Маргарет, за ней, семеня, спешила миссис Бартон. Но ближе всех была все равно Дейдра, и ярость Алекса, не находя выхода, опять сосредоточилась на ней.
Вспышки ярости Алекса всегда ужасали крохотную графиню, но она видала в жизни и кое-что похуже. Собравшись с духом, Дейдра ответила спокойно и вразумительно:
— Если то, что рассказывает Маргарет, правда, то Эвелин сегодня утром похитили. Мы провели весь день разыскивая тебя…
— Бред какой-то!.. Какой-то розыгрыш! Маргарет… — Алекс обернулся к перепуганной дочери. Но тут к нему решился подойти дворецкий, с запечатанным письмом в руках.
— Это. пришло, когда миледи не было дома. Эймс задержал посыльного на кухне на тот случай, если вы захотите с ним поговорить.
Алекс сломал печати и торопливо развернул лист. Почерк был незнакомый. Но суть требований безошибочно подсказала, с кем он имеет дело. Еще больше побледнев, Алекс, не говоря ни слова, направился на кухню. Остальные потянулись за ним.
Посыльный ничего не знал. Ему заплатили, чтобы он доставил письмо по адресу. Человек, который его нанял и которого посыльный подробно описал, не показался никому знакомым. Алекс, махнув рукой, отпустил посыльного и посмотрел на растерянных домочадцев.
Нужно было что-то делать, но сознание Алекса, казалось, наполнял безмолвный крик отчаяния. Он потер лоб рукой… Нужно было хоть что-то сообразить. Для начала хотя бы объяснить людям вокруг, что произошло. Но он и себе не мог толком ничего объяснить. Единственный человек, который мог бы в этом помочь, находился в руках ублюдка, которому Алекс не доверял с самого начала. И сейчас ему верить было нельзя.
Алекс молча протянул письмо Дейдре и вышел из комнаты. Он шел по дому, и двери услужливо открывались перед ним. Но он ничего не видел, не замечал. Понял только, что оказался наконец в своем кабинете и потянулся к графину с бренди.
Дейдра прочла письмо, но поняла только, что кто-то требует какие-то бумаги и еще огромную сумму денег. В письме говорилось, что Эвелин сама решила покинуть страну и автор письма только собирался открыть мужу ее местонахождение в обмен на бумаги и деньги. Получалось, что письмо было написано до того, как Эвелин похитили.
Дейдра поспешила вслед за Алексом в кабинет и нашла его почти опустошившим стакан с бренди. Она бросила письмо на стол и не обратила внимания, что Маргарет, вошедшая следом, взяла его в руки. Графиня вырвала стакан из рук Алекса и швырнула в камин.
— Если ты хоть на минуту поверил этому письму, то ты еще больший болван, чем я могла себе представить! Эвелин никогда не сделала бы так! Ее похитили!. И что ты собираешься по этому поводу делать?
Алекс вымученно усмехнулся, глядя на бесстрашную Дейдру, стоявшую перед ним в порыве благородного негодования. Потом поднял руку и неловко погладил ее по плечу, пытаясь успокоить.
— Я верю вам, миледи… Эвелин не из тех людей, которые способны трусливо сбежать. Если ей стало невмоготу со мной, она сказала бы мне об этом в лицо. Пальнула бы из всех стволов… Нет, это происки бешеного пса, которому уже нечего терять!.. Но выбора у меня нет. Пока. Нужно выполнять его требования.
Алекс не сказал, что не верит ни единому слову Хэндерсона. Для него самого было слишком много неясного. Но сейчас этого мерзавца нужно заставить почувствовать, что за ним идут по пятам. Пока он здесь, Эвелин нужна ему как гарантия собственной безопасности. Но что он может сделать с ней после того, как выйдет в море… Алекс скрипнул зубами. Было ясно, что из Англии этого ублюдка выпускать нельзя.
Выпроводив всех из комнаты, он сел за стол и принялся писать. Еще до рассвета вся стая посыльных, которую он обещал Эвелин, была на пути во все порты королевства. Теперь оставалось ждать часа расплаты.
За всю ночь Алекс не сомкнул глаз. Он так и не переоделся, а утром мысль о бритье даже не пришла ему в голову. К ужину он не притронулся, а утром сделал лишь пару глотков кофе. И сейчас сидел перед погасшим камином, не очень заботясь о чистоте смятых и испачканных чернилами кружев на запястьях.
Он написал во все порты, всем людям, которых знал и которым мог хоть немного доверять. Всем командам его кораблей приказапо быть наготове. Были предупреждены все хозяева трактиров, таможенные служащие, моряки, с которыми похитители могли вступить в контакт. Сначала гордость мешала ему обратиться за помощью к сильным мира сего, но ближе к рассвету она исчезла, сменившись жуткой тоской и отчаянием, и Алекс написал всем заправилам лондонского бизнеса, которых знал. Спасти Эвелин необходимо было любой ценой, не считаясь с затратами и последствиями.
Немного передохнув, он принялся за новую серию писем. К обеду должны быть опрошены все кучера наемных экипажей, владельцы всех конюшен и гостиниц на выездах из города. Люди с иностранным акцентом встречались на лондонских дорогах в это время года не так уж часто, да и Эвелин не даст увезти себя, как вязанку хвороста. Кто-нибудь мог заметить что-то необычное. А если все знакомые пошлют своих слуг порасспросить всех своих знакомых слуг, то через пару дней в поисках будет участвовать вся Англия.
Алекс стиснул голову руками и застонал. Эти бесконечные дни! Сколько их, наполненных кошмаром ожидания, пройдет, прежде чем он доберется до мерзавцев. Упрямые мысли о том, что Эвелин в это время томится где-нибудь голодная, связанная, полузадохнувшаяся, сводили с ума. Кроме того, Хэндерсону могло взбрести в голову изнасиловать ее и, опасаясь за ребенка, Эвелин едва ли будет сопротивляться. Но потом не забудет унижения всю жизнь. Вот что было невыносимо!
Вскочив со стула, Алекс пнул стопку книг на полу и принялся расхаживать по кабинету. Не мог он сидеть сложа руки! Вначале думал дождаться письма, в котором Хэндерсон указал бы место и время передачи пакета, но теперь понял, что это выше всяких сил. Он сойдет с ума! Должно быть что-то, чего он не сделал, какая-то ниточка, за которую не догадался потянуть.
Услышав шум подъезжающего экипажа, Алекс кинулся вниз. Может, ей удалось бежать? Может, все это чудовищная ошибка?..
А внутрь уже ворвалась Элисон в развевающейся накидке, с распущенными волосами, что делало ее больше, чем когда-либо, похожей на ведьму. Полные тревоги серые глаза впились в лицо Алекса. Следом за женой вбежал Рори.
— Элисон, черт возьми! Ты перепугала всех слуг!.. Да подожди ты!.. — Рори умолк на полуслове, увидев лицо Алекса. В небритом, растерянном человеке, одетом в подозрительно мятый сюртук, с большим трудом можно было узнать франтоватого Александра Хэмптона. Остановившись посреди холла, Рори понял, что предчувствия жены в очередной раз не обманули ее.
— Алекс, она на корабле! — говорила Элисон, глядя куда-то мимо Хэмптона огромными глазами. — Там… большая серая стена вокруг гавани. На холме такая ужасная каменная крепость! И еще там две реки сливаются вместе… Алекс, ей очень страшно! Ты должен найти ее!..
Алекс подхватил внезапно ослабевшую кузину на руки, прижал к себе и встретился взглядом с Рори. Он знать не хотел, почему Элисон говорит ему все это, почему они вообще так быстро приехали. Имея дело с Элисон, лучше не задавать себе вопросов. Но от слов кузины озноб пробежал у него по спине. Алекс сразу вспомнил это место. Но когда там могла побывать Элисон?
На часть вопросов скупо, по-шотландски, ответил Рори:
— Она заставила меня повернуть среди дороги и плыть назад. Просто не знал, что с ней делать… Она что, на самом деле?..
— Вчера утром похитили Эвелин, — ответил Алекс. — Но слова Элис… Это какое-то сумасшествие! Она только что описала гавань Плимута! А оттуда легче всего добраться до Бостона.
Рори хмыкнул.
— Я, вообще-то, привык верить ее видениям. Хочешь, поеду с тобой?
— Да, это было бы здорово. И немедленно!..
Алекс осторожно передал Элисон в объятия подоспевшей Дейдры и тут же начал отдавать приказания. Права была Элисон или нет — он не мог больше ждать. Бешеная скачка в Плимут сейчас подошла бы ему больше всего.
Позволив себе лишь переодеться и наскоро перекусить, через полчаса они были уже в дороге, то и дело подгоняя лошадей. Ледяной ветер сек лицо, развевал волосы, но от этого у Алекса только прояснялось в голове и все отчаяннее хотелось действовать. Бешеная скачка вытряхивала из сознания мысли о том, что он себя неправильно вел, действовал слишком медленно, что все это случилось из-за него, что…
Припав к лошадиной шее, Алекс смотрел лишь на лежащую перед ним дорогу. Он не видел Рори, но был уверен, что тот рядом. А целая свита конюхов и слуг безнадежно отстала. Трудно было за несколько минут собрать достаточное количество хороших наездников.
Найти на почтовых станциях хороших лошадей среди ночи — занятие не из легких, но графский титул отворял двери всех конюшен. Одалживали своих лошадей друзья, о существовании которых Алекс и не подозревал, а некоторые сами с готовностью присоединялись к небольшому отряду. Слух о несчастье графа Грэнвилла, похоже, разнесся по всему побережью. Когда добрались до Девоншира, лошадей уже выводили навстречу.
Спутники не разрешили Алексу скакать среди ночи через болотистые пустоши. Рори буквально стащил замерзшего, полубезумного Хэмптона с лошади перед домом какого-то местного дворянина, который выехал встретить их. Но лечь в постель Алекс отказался, так и провел ночь в кресле, временами вскакивая с него и принимаясь расхаживать по комнате. Едва рассвело, он, отказавшись от завтрака, снова кинулся в путь.
Рори устремился вслед за ним, едва успев предупредить слуг. Тем ничего не оставалось, как тоже отказаться от завтрака, хотя до Плимута оставалось еще полдня пути.
Элисон ничего не сказала о корабле, на котором держали Эвелин, но это нисколько не охладило пыл Алекса. Когда подъезжали к Плимуту, южный ветер разогнал плотные серые тучи, и мокрый снег, который шел весь день, прекратился. Это подхлестнуло Хэмптона. Когда на горизонте показалась гавань, лихорадочный огонь, разгоравшийся в крови, буквально пожирал его. Алекс был уверен, что найдет здесь Эвелин. Он был готов, если понадобится, перевернуть весь город вверх дном.
В такие дни в порту бывает многолюдно. Рыбаки не выходят в море, и команды занимаются береговой работой: чинят в доках свои суденышки, латают сети. Слоняются вокруг в ожидании отплытия пассажиры, выходят на промысел жрицы портовых притонов, идет погрузка и разгрузка кораблей. Все это сопровождается скрипом повозок, визгом лебедок, возгласами команд, крепкой руганью. Алекс, не обращая внимания на привычную его слуху какофонию, сразу направился к посту береговой охраны.
Тем временем Рори приметил на рейде побитую непогодой шхуну. Ему не составило труда определить, что корабль американский. А уже через несколько минут он знал, что корабль ремонтировался в доках, потом стоял несколько дней, ожидая пассажиров. И вот вчера эти пассажиры погрузились на борт. Алекс подошел как раз в тот момент, когда словоохотливый моряк рассказывал Рори, что среди пассажиров была женщина, закутанная с ног до головы и, похоже, нездоровая, потому что ее вели под руки. При этой вести лицо у Алекса сделалось таким, что рассказчик озадаченно замолчал, словно увидел за плечами Хэмптона по крайней мере призрак самой смерти.
Рори ободряюще хлопнул Алекса по плечу:
— Порядок! А ты что, думал, Эвелин сама, как птичка, вспорхнет на борт? Я уверен, она заставила этих сволочей попотеть, прежде чем они доставили ее сюда. Удивляюсь, как она вообще не сбежала от них…
— Она носит моего ребенка, Маклин, — угрюмо отозвался Алекс. — И не сделает ничего, что может повредить ему… Если эти ублюдки еще не догадались, считай, что нам здорово повезло.
Лицо у Рори окаменело, и он тяжелым взглядом смерил расстояние до корабля. Он сам бывал в таком положении и мог понять Алекса. Кроме того, Хэмптон был тогда с начала и до конца рядом, и теперь для Рори это было делом чести. Пальцы шотландца сжали эфес шпаги. Этот южный порт не был похож на его родную Шотландию, но стены крепостей везде пробивают одним и тем же способом и корабли по всему миру берутся на абордаж одинаково.
Теперь наступило время действовать. Алекс с сомнением осмотрел свою разношерстную армию, повернулся к Рори и стал вполголоса излагать то, что пришло ему в голову. Рори сдержанно кивал, соглашаясь. Через несколько минут все их люди, получив задания, бросились их выполнять.
После полудня от пирса отчалила подозрительно низко осевшая в воде шлюпка. Разномастно одетой публики в ней было раза в два больше, чем положено. Вскоре после этого в погоню за шлюпкой вышло небольшое судно береговой охраны. Странность этой погони заключалась в том, что происходила она не под покровом ночи, а средь бела дня.
А еще через несколько минут к американской шхуне с разных сторон приближалось уже с десяток рыбацких лодок и частных яхт. Будь Эвелин на палубе, она сразу узнала бы знакомую картину и вспомнила о том, как удалось незаметно снять с корабля графа Грэнвилла в бостонской гавани. Но на борту шхуны никто не обратил внимания на странное движение.
Алекс, конечно, не был профессиональным солдатом. В школе его учили стрелять и фехтовать, но только ради удовольствия и в целях поддержания дворянской чести. Он время от времени вспоминал о своих навыках, но в основном во время шумных попоек, а в настоящих схватках не участвовал. Специалистом здесь был Рори. Но он находился на судне береговой охраны. Каменно-спокойный, ничем не выказывающий своего волнения.
Капитан судна с невольным трепетом поглядывал на Рори, хорошо понимая, что этого человека остановить не сможет ничто. И вообще не стоит становиться у него на пути. Его смущало только обилие на борту благородного дворянства, в их числе — графа, маркиза, нескольких баронетов, не считая всех остальных. В бою всякое бывает, и если придется тонуть, то сумеют ли все эти представители древних родов выбраться из воды без посторонней помощи? Но Рори эти проблемы, похоже, не волновали.
Женский крик, донесшийся с корабля, вывел всех из оцепенения. Шлюпка, в три гребка достигнув американского корабля, ударила его в борт, и Алекс, встав во весь рост в утлой лодке, приготовился перебраться на корабль. Мрачное выражение исчезло с лица Алекса, сменившись торжествующей улыбкой. Уж он-то безошибочно узнал этот крик. И это не был крик отчаяния или боли. Он больше напоминал боевой клич. Тем более что вслед за этим послышалась яростная мужская ругань. Алекс широко улыбался. Все-таки эта бестия кое-чему научилась у него.
Когда что-то гулко ударило в борт корабля, Эвелин удивленно вскинула брови, но тут же вновь сосредоточила внимание на человеке, который находился вместе с ней в каюте и уже не старался быть обходительным и льстивым. Он, правда, приказал, чтобы ее развязали и вынули кляп изо рта. Но если он ожидал благодарности, то глубоко заблуждался.
— Еще раз прикоснешься ко мне, и я выцарапаю тебе глаза, — сообщила пленница. — Неужели ты на самом деле думаешь, что удастся увезти меня? Алекс будет гнаться за тобой хоть на край земли!
Она подняла увесистый фаянсовый кувшин, который держала в руке, на уровень головы адвоката, словно примериваясь.
— В этом я не уверен. У похотливых британских пэров бывают иногда странные причуды — подпорченные американские жены им уже не годятся. А к тому времени, как мы достигнем Бостона, вы уже вполне сможете забеременеть от меня. Думаете, тогда ваш граф примет вас назад?
Хэндерсон попытался выхватить у нее кувшин, и Эвелин опять вскрикнула, надеясь, что ее кто-нибудь услышит. Потом взмахнула кувшином, но долго перетянутые веревкой руки плохо слушались. Томас легко отвел удар, кувшин выскользнул и с грохотом разбился.
Когда он схватил ее за руки, пришлось пустить в ход ногти и зубы. Деревянные каблуки тяжелых туфель, которые она обычно надевала, отправляясь в город на прогулку, тоже чувствительно колотили его по ногам. Эвелин с удовольствием слушала его раздраженные проклятия. Изловчившись, она вцепилась ему в лицо ногтями и изо всей силы ударила каблуком по ботинку. Он с криком отшвырнул ее на рундук. Тогда она закричала что было мочи, расслышав тяжелый топот множества ног по палубе.
Крики снаружи звучали все громче и ближе. Хэндерсон с проклятиями кинулся к двери каюты, но тут же отпрянул назад и, рванув Эвелин на себя, заслонился ею как щитом. На пороге, с пистолетом в руке, с искаженным от гнева лицом стоял Алекс.
Все на мгновение оцепенели. Эвелин чувствовала, как рука Хэндерсона все сильнее сжимает ее талию, и видела над стволом пистолета потемневшее от злости лицо мужа. Она понятия не имела, как Алекс смог найти ее, но радость, что он ее нашел, буквально захлестнула. Если бы не нож, все больнее упиравшийся в бок. Она даже не знала, что у Хэндерсона был нож. И не хотелось даже думать, что он способен пустить его в ход.
— Полагаю, вы принесли бумаги, Хэмптон? — Адвокат уже овладел собой и говорил почти спокойно.
— Ты ничего не получишь, пока моя жена у тебя в руках… Отпусти ее!
Эвелин узнала накаленную донельзя решимость в голосе Алекса. Но на Хэндерсона это не произвело впечатления. Он заговорил так, будто был хозяином положения:
— Уберитесь с моей дороги, Хэмптон, и получите ее обратно. Она порядочная стерва и всегда была такой… Вы вполне заслуживаете друг друга. Все, чего я требую, — справедливый обмен. Вашу жену — на мою свободу.
— Неужели ты на самом деле думаешь, что у тебя получится? — Алекс бросил быстрый взгляд на нож, потом — на искаженное злостью лицо адвоката. Тот даже парик не забыл надеть по такому случаю. Может, он вообще лысый?
Рядом с Алексом появился Рори, он мгновенно оценил ситуацию.
— Отойди, Алекс, и дай ему уйти, — произнес он мрачно.
К изумлению Эвелин, Алекс подчинился. Хэндерсон тоже взглянул с удивлением, но потом, видя за плечами у Рори чьи-то, явно недружелюбные, лица, понял, что далеко его не пустят.
— Так не пойдет, Хэмптон. Убери отсюда всех своих прихлебал. Принеси сюда бумаги и деньги, за моральные издержки… Твоя жена останется здесь до тех пор, пока у меня не будет бумаг и корабль не выйдет из порта. Потом я верну ее тебе.
Эвелин резко повернулась к Хэндерсону.
— Какие глупости! Лучше подумай, что тебя теперь обвинят не только в контрабанде, но и в похищении. И судьба твоя будет зависеть от моих показаний на суде. Так что у тебя есть только один шанс выкрутиться. Убери нож и отпусти меня, мне больно!..
Некоторые из наблюдавших сцену невольно улыбнулись ее решительности. Помятая и растрепанная, с темными кругами под глазами, леди Грэнвилл не собиралась сдаваться. Может, у кого-то и мелькнула мысль, стоило ли графу затевать все это из-за такой вот, похоже, зловредной бабенки, но вслух, конечно, никто не высказался.
— Говори все это своему мужу, а не мне, — отозвался Хэндерсон. — Я готов отпустить тебя на все четыре стороны. Но хочу сохранить и свою голову. Прикажи им всем убраться, и все будет в порядке.
Алекс жестом приказал всем отойти. Рори колебался, поглядывая на него вопросительно. Но кому-то нужно было наблюдать за обстановкой на палубе. Смесь из английских и американских контрабандистов, солдат береговой охраны и скорых на расправу дворян, образовавшаяся там, была слишком взрывоопасна. Нужно было взять ситуацию под контроль, и, по возможности, быстро.
— Отдайте мою жену, Хэндерсон, и я оставлю вас в покое. Можете убираться куда угодно… Можете ограбить всю эту страну придурков. Мне совершенно все равно. Но пока вы не освободите Эвелин, я не спущу с вас глаз.
Чувствуя, что если он не сделает сейчас какого-то отчаянного усилия, то из западни ему не вырваться, Хэндерсон сказал:
— Идите вперед, я за вами. Когда выйдем на палубу, велите своим людям покинуть корабль, принесете мне пакет и заверенное письмо с полным прощением, тогда я отпущу ее. Все будет на виду. Никто не сможет никого обмануть.
— Сначала уберите ваш нож.
Алекс стиснул зубы и стоял со сжатыми кулаками. Хэндерсон колебался.
— Отойдите в конец коридора, чтобы я мог видеть… — наконец согласился он.
Алекс хмуро кивнул и присоединился к своим соратникам. Тогда адвокат убрал нож, завел руку Эвелин за спину, продолжая держать ее перед собой как щит, и медленно двинулся вперед.
Когда они поднялись на палубу, Эвелин на секунду зажмурилась, привыкая к свету, и пожалела, что теплый плащ остался в каюте. Ледяной ветер с океана пронизывал до костей. Когда она опять открыла глаза и осмотрелась, то с удивлением обнаружила, что шхуна окружена флотилией маленьких суденышек и лодок. Поняв, что всю эту армаду Алекс собрал ради ее спасения, она улыбнулась. И не удержалась от легкого поклона его друзьям, хмуро столпившимся на палубе в ожидании, что будет дальше.
— Добро пожаловать, джентльмены. Мы с Алексом были бы рады приветствовать вас более подобающим образом, но не успели подготовиться. Возможно, когда вы потом прибудете в Грэнвилл-хаус, прием вам понравится больше. Но все равно, благодарю за то, что пришли.
Хмурые лица мужчин расцветились изумленными и восхищенными улыбками. Может, кто-то из присутствующих и испытывал страх, только не Эвелин. Во всяком случае, теперь. Теперь здесь был Алекс. Эвелин выжидающе взглянула на мужа.
Алекс вдруг ощутил все бремя бесконечного доверия, светившегося в бездонно-фиолетовых глазах. Эвелин верила в него, В его способность справиться с ситуацией, победить, и полностью вверяла ему себя. Понимание этого вдруг наполнило его такой гордостью, какой он давно не испытывал. Он, не скрываясь ни от кого, посмотрел на жену с любовью.
— Рори, пусть люди вернутся на свои суда. Составьте письмо с полным прощением, пусть капитан засвидетельствует. Потом мы с Саммервилем подпишем. — Алекс на секунду задумался — Я останусь здесь, пока Эвелин не будет освобождена. Поэтому бумаги на подпись принесешь сюда.
Когда сторонники Хэмптона стали спускаться в лодки, Хэндерсон предложил:
— Пусть они заберут с собой и ваше оружие, Хэмптон. Я тогда буду чувствовать себя увереннее. И вашей жене будет легче.
И хотя Эвелин время от времени морщилась от боли в вывернутой руке, Алекс согласился. Все равно оружие сейчас бесполезно. Он крикнул маркизу Саммервилю, чтобы тот забрал его оружие, потом протянул руку к Хэндерсону.
— Давайте ваш нож. Тогда все будет по-честному.
Хэндерсон отступил на шаг и отрицательно покачал головой. Маркиз выжидающе смотрел на Алекса. Тот кивнул, соглашаясь, и маркиз удалился.
Они и до этого хорошо понимали друг друга на заседаниях палаты, а теперь маркиз с полуслова угадывал намерения Алекса и беспрекословно подчинялся. Это дорогого стоило.
Хэндерсон чуть ослабил хватку, но освободить Эвелин отказывался. Он по-прежнему выставлял ее перед собой в качестве живого щита.
Эвелин надоело это, и она собралась уже как следует пнуть адвоката, но вовремя прочла в глазах мужа предостережение. У Алекса имелся какой-то план, и нужно было подождать. Эвелин была готова действовать вместе, а не вопреки друг другу. На душе стало легко от сознания, что Алекс рядом. Пусть в последнее время он был слишком занят и почти не уделял ей внимания, но теперь Эвелин точно знала, что, когда на самом деле нужно, он бросит все и придет ей на помощь.
Алекс медленно поднял руку, не сводя глаз с жены, и коротко произнес:
— Эвелин…
И по этой команде она рванулась с такой силой, что едва не свалила Хэидерсона с ног. Мгновение решило все. Эвелин оказалась за спиной Алекса, а Хэндерсон, все еще держа ее за руку, вдруг оказался лицом к лицу с Хэмптоном.
Эвелин сделала еще один рывок, окончательно освобождаясь. Алекс тем временем резко ударил адвоката в челюсть. Рядом уже был Рори. Угрожающе поводя шпагой, он держал на расстоянии команду Хэндерсона. Но Эвелин не боялась этих людей, сейчас она боялась за Алекса.
Хэндерсон, едва удержавшись на ногах, отлетел к толпе своих соратников. Ему пришлось схватиться за фальшборт, чтобы устоять. Алекс был уже рядом и нанес Хэндерсону такой удар в живот, что адвокат покатился по палубе. Люди расступились, образуя круг, внутри которого оказались дерущиеся.
Спускавшиеся в лодки стали карабкаться обратно, на палубе сделалось тесно. Но никто, похоже, не собирался вмешиваться, считая поединок частным делом. Контрабандисты стояли рядом с офицерами береговой охраны и наблюдали. Драка из-за женщины — для моряков дело привычное.
Эвелин схватила Рори за руку. Хэндерсон повалил подвернувшийся бочонок и толкнул его под ноги Алексу. Потом заметил висевший на стенке топор. Алекс остановил бочонок ногой и отправил сопернику, одновременно прыгая и оттаскивая Хэндерсона от топора.
Мало кто сомневался, что Хэндерсон продержится недолго против Алекса, если не прибегнет к какой-нибудь хитрости. Хэмптон, разъярившись, наносил один за другим мощные удары, под которыми адвокат отступал к борту. Кто-то предостерегающе крикнул. Хэндерсон не устоял и покатился по палубе, но успел схватиться за привязанный к стойке ограждения конец и натянул его. Алекс едва не упал, споткнувшись, но сумел удержаться, наполовину повиснув за бортом. Не давая адвокату подняться, он бросился к нему, и теперь оба покатились по палубе.
Хэндерсон выворачивался, пинался, сумел-таки вырваться и вскочил на ноги. Более массивный Алекс опоздал всего на долю секунды. Адвокат схватил крышку от бочонка и ударил Хэмптона по голове. Алекс попытался увернуться, но удар оказался силен. Он покачнулся и изо всех сил толкнул адвоката. Тот отлетел и врезался спиной в ограждения.
Ветхий, не единожды латанный борт шхуны затрещал от силы удара. У зрителей вырвался крик изумления. Хэндерсон хотел вновь броситься на противника, но корабль качнуло, адвоката снова швырнуло на борт, и старые доски не выдержали. Хэндерсон, хватаясь за обломки, вместе с ними рухнул за борт.
Алекса не было среди тех, кто бросился к борту, пытаясь выловить Хэндерсона из ледяной воды. Он оправил сюртук и с сумрачным видом направился к жене.
Эвелин отпустила руку Рори и стояла, словно окаменев. Только сердце колотилось у самой гортани. Ведь он запрещал ей видеться с Хэндерсоном и даже объяснял, почему. Но она все равно сделала по-своему. И вот теперь все это… Она, конечно, заслуживала наказания. И была готова принять какое угодно… Но больше всего она хотела сейчас оказаться в его объятиях.
Алекс был уже рядом. Эвелин выпрямилась, развернула плечи и попыталась придать лицу самое независимое выражение, на какое только была способна. Но Алекс, не заметя ее уловки, обхватил руками и так прижал к себе, что у нее перехватило дыхание. Она чувствовала только, как его лицо все глубже зарывается в ее волосы.
— Чертова мятежница… — бормотал он куда-то выше ее уха. А руки Эвелин уже сомкнулись у него на шее. — Что теперь, в цепи тебя заковать?
Эвелин закинула вверх счастливое лицо и, не обращая ни на кого внимания, впилась в его губы. Голова кружилась, она ощущала только, как влага на его щеках мешается с ее слезами, и, словно утопающая, все крепче смыкала руки у него на шее.
Отнюдь не сразу дошло до них смущенное покашливание Рори. Алекс неохотно обернулся, поставил жену на ноги, но не отпуская от себя.
— Хэндерсона выловили и повезли на пост. Не думаю, что в ближайшем будущем он доставит нам какие-либо проблемы. Желаете добраться до берега на военном судне или предложить вам лодку?
Рори кивнул в направлении целой стаи суденышек, все еще окружавших шхуну.
Алекс сурово посмотрел на него и приподнял одну бровь.
— Так и быть; ничего не скажу Элисон о том, что у тебя за друзья в портах, если ты найдешь мне судно, отправляющееся в Бостон. Вот эта дама и я желаем совершить небольшой вояж… чисто семейный. Идет?
— Идет, — усмехнулся Рори. — Я даже знаю такой корабль. Вы отправитесь в Вест-Индию прямо отсюда?
— Подождите, подождите! — Эвелин переводила взгляд с одного на другого. — Почему в Бостон? Уж не хотите ли вы избавиться от меня, Александр Хэмптон? Ничего не выйдет!..
Взгляд темных глаз показался ей сумрачным, потом в нем мелькнула лукавая искорка.
— Я подумал, что тебе было бы приятно первой доставить своим друзьям-мятежникам весть о том, что они победили. Закон отменен… Впереди, конечно, месяцы всяких процедур, но, в общем и целом, непокорные колонисты выиграли войну без единой битвы.
Радость разлилась по лицу Эвелин.
— Ты сделал это! Господи, Алекс, ты сделал это! Я так люблю тебя!..
Обхватив руками его шею, она звучно поцеловала мужа. Но чтобы не особенно смущать Рори, тут же приняла озабоченный вид и спросила:
— Когда же мы отплываем? Лучше побыстрее, а то потом я буду кататься по палубе как шар.
Рори взорвался хохотом. Алекс, гордый и смущенный, оглядывал своих товарищей, которые наперебой приветствовали и поздравляли его. А когда граф взял свою графиню-американку на руки и понес к поджидавшей внизу лодке, радостный рев приветствий разнесся по всей Плимутской гавани.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грезы наяву - Райс Патриция



классный роман! мне очень понравился!советую прочитать
Грезы наяву - Райс Патрицияольга
19.08.2014, 15.02





Роман серьезный и для тех , кто по старше . Но мне понравился.
Грезы наяву - Райс ПатрицияMarina
20.08.2014, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100