Читать онлайн Грезы наяву, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грезы наяву - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грезы наяву - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грезы наяву - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Грезы наяву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Она проснулась среди ночи, чувствуя, что Алекс обнимает ее. Он лежал на боку, прижавшись к ней, и его поцелуи становились все настойчивее. Эвелин не успела толком проснуться, а он уже приподнял ее ногу, положил себе на бедро и вошел в нее.
На этот раз он брал ее с настойчивой, грубоватой силой, которая несколько удивила Эвелин, но и доставила новые, неведомые прежде ощущения. Все закончилось быстро, но на этот раз не было чувства утоления голода, была приятная истома, разливавшаяся внутри.
Когда он вновь стал придвигаться к ней, пытаясь раздвинуть ноги, Эвелин слабо запротестовала, и он покорился. Потом они долго лежали, обнявшись, в теплом коконе из одеял, и Алекс гладил ее волосы.
— Я хочу, чтобы ты всегда спала здесь. Будешь?.. Даже когда меня не будет дома?
Слова прозвучали обыденно, однако в голосе Алекса таились ожидание и тревога.
— Я с самого начала хотела этого. — Эвелин полусонно поцеловала его в плечо. — Но в этом огромном доме столько места, что даже спален оказалось две вместо одной.
Алекс улыбнулся и нежно погладил ее спину, словно впитывая атласную мягкость кожи.
— Из другой мы сделаем бильярдную.
Эвелин хихикнула, уже засыпая, на этот раз до утра.
Алекс запретил слугам входить в комнату, пока их не позовут, и, проснувшись, едва рассвело, стал наслаждаться своей вновь обретенной собственностью, как ребенок, который, открыв глаза, вспоминает, что накануне ему подарили волшебную игрушку. Придвинувшись к Эвелин сзади, он стал тереться небритым подбородком о ее ухо. Она что-то пробормотала в полусне и, не имея ничего против, придвинулась к нему.
Когда Алекс начал гладить ее грудь, бормотание Эвелин сделалось ласковым, даже призывным. А руки Алекса уже скользили по всему телу, приближаясь к тому месту между ногами, где становилось жарко и влажно. Когда его пальцы осторожными движениями добрались до нежных, едва покрытых волосами складок, Эвелин вздрогнула, и Алекс понял, что жена не спит. На этот раз он не спешил, действовал медленно, вслушиваясь в ее дыхание. Эвелин все ближе придвигалась к нему, уже чувствуя, как ему будет удобнее. Потом они опять стали единым целым.
Эвелин едва слышно застонала, когда он вышел из нее. Алекс нежно опрокинул ее на подушки и принялся целовать.
— Тебе надо побриться, — сообщила ему Эвелин, все еще лежа с закрытыми глазами. — Серьезно.
Он с ворчанием приподнялся над нею, потом припал опять, целуя шею, грудь, словно нарочно елозя по ним небритым подбородком. Эвелин тихонько вскрикнула и, вцепившись ему в волосы, оттолкнула от себя. Он сделал вид, что сдается, но тут же вновь напал на нее, они принялись бороться и кататься в кровати, и без того превращенной в подобие поля боя.
Наконец Эвелин оттолкнула его по-настоящему и села, натянув простыню до самого горла. Она словно с удивлением стала рассматривать резную спинку, вспомнив, что видела этот узор еще в Бостоне.
— А ведь это наша кровать. Та, которую привезли из Бостона. Ты все это время спал в нашей кровати?
В ее голосе звучала обида. Алекс улыбнулся, опять обнимая ее.
— Ты тоже могла спать здесь. Если бы захотела. Нужно было только попросить. Я бы с удовольствием…
— И ты говоришь мне об этом?! — Эвелин изо всех сил ударила его по руке, но Алекс только рассмеялся. — Ты ведешь себя как последний болван. К тебе не подступишься! Почему я до сих пор с тобой разговариваю?.. Мне с тобой и днем-то встречаться противно!
— Да, ночью у нас получается лучше. — Алекс улыбался, лукаво поглядывая на нее. — Вот сегодня — даже несколько раз. А насчет того, что не подступишься…
— Это было только в постели, — перебила Эвелин. — А обо всем остальном я еще потребую объяснений и извинений. Ты действительно вел себя так, что я сама удивляюсь, как все это вытерпела. И ты еще за все ответишь!..
— Извинений?.. О, моя святая, беспорочная во всех отношениях жена! Униженно молю о прощении. Я даже не подозревал, что тебе не нравятся бесчувственные негодяи. Обещаю загладить все провинности тем способом, который изберешь ты… Так подойдет?
Он говорил все тише, одновременно целуя ей ухо и недвусмысленно поглаживая по бедру.
— О господи! Горбатого исправит могила, — Эвелин покачала головой. — Я умираю с голоду. Позавтракать мне дадут?
Склонившись над ней, Алекс нашел ее губы и принялся целовать. Эвелин обняла его, потом одна рука ее скользнула по его спине. Тогда Алекс быстро отстранился и сказал, с улыбкой глядя в огромные, совершенно фиолетовые глаза:
— Я готов утолить любой ваш голод. Какого рода завтрак желаете?
— Ты невозможен, — пробормотала Эвелин, не понимая, в шутку или всерьез он говорит. — У меня и так все болит внутри. Даже в тех местах, о существовании которых я и не подозревала. Тебе меня совсем не жаль…
Алекс поцеловал ее в щеку, решительно отодвинулся и, встав с кровати, во всем великолепии своей мускулистой наготы прошествовал к окну.
— Я только что подумал, что этот дом слишком устарел и в нем невозможно жить. Сюда нужно провести воду. Поставить ванну, в которой помещались бы мы вдвоем.
Он взял с комода покрывало и, обернув его вокруг пояса, повернулся к восхищенной его видом жене.
— Минутку подожди. Я сейчас вернусь.
Эвелин с недоумением осмотрелась в комнате. Неужели все это произошло? Нет, не может быть. Но разбросанная по всему полу одежда говорила об ином. Щеки Эвелин вспыхнули, и она натянула одеяло до самого подбородка. На глаза снова попалась ночная рубашка и лежавшие поверх нее бриджи Алекса. Неужели они творили все это? И неужели Алекс на самом деле наслаждался таким, вовсе не подобающим леди, поведением жены? Это казалось невозможным. Но из комнаты он вышел с довольным видом.
А Алекс уже возвращался с целой командой слуг, которые несли огромную лохань, ведра с водой и прочие банные принадлежности. Одна горничная принялась разжигать камин, вторая уже входила с подносом, на котором дымился горячий шоколад. И Эвелин вдруг ощутила, что ей ужасно хочется всего этого сразу: горячей воды, шоколада, веселого огня в камине… Но больше всего — этого человека, который с видом римского патриция стоял, обернутый покрывалом, и ждал, когда слуги выйдут.
Как только дверь за горничной закрылась, Алекс окинул Эвелин взглядом и с очень решительным видом направился к кровати. Прежде чем она успела угадать его намерения, он сбросил с нее одеяло и, подняв на руки, понес к лохани. Эвелин завизжала и начала брыкаться.
Все еще держа ее на руках и словно любуясь собственным творением, сказал:
— Просто с ума сойти, сколько времени потеряно впустую, в темноте! Все, с этих пор только при свете!
Он осторожно опустил Эвелин в лохань и, тут же скинув свое убранство, присоединился к ней.
— Алекс! — воскликнула она смущенно, наблюдая совсем рядом, при полном дневном свете, его плечи, волосатую грудь и… дальше взгляд просто не рисковал опускаться. — Этого нельзя.
— Если очень хочется, то можно, — отозвался он с самым серьезным видом, потянувшись за мылом. — Повернись, я потру тебе спину.
— Ты бессовестный развратник, — сообщила она ему без всякой злости. — Если ты хочешь, я могу потереть тебе спину. А плескаться тут перед тобой, как утка в пруду, я не собираюсь.
Алекс рассмеялся с таким удовольствием, что Эвелин невольно задумалась — не позволить ли ему на самом деле потереть себе спину? Но Алекс уже начал намыливаться сам. Тогда Эвелин взяла с подноса фарфоровую чашку и поднесла ее к губам с таким видом, точно с детства была приучена сидеть по утрам нагишом в ванной и пить горячий шоколад.
— Да ты, оказывается, сибаритка, дорогая. Учтем… Нужно переделать одну из гардеробных в ванную комнату. Поставим там ванну, проведем горячую воду. И будем плескаться…
Эвелин даже забыла, что собралась вести себя со всей элегантностью, на которую была способна.
— Правда? — воскликнула она. — А это можно сделать?
— Если Четсворт сделал, почему мы не можем? — заверил он вполне авторитетно. И тут же испортил все впечатление, навесив ей на грудь клочья мыльной пены.
Она едва не уронила чашку, поставила ее обратно на поднос и отплатила ему целым фонтаном брызг прямо в лицо. Он не остался в долгу, и через минуту весь пол вокруг лохани был в лужах и хлопьях пены. А потом произошло то, что и должно было произойти. Эвелин по привычке вскрикнула, ощутив внутри его мощное движение, а потом лишь крепче вцепилась в стенки лохани. Чувствуя, как его руки все теснее обхватывают ее бедра, глядя на струйки пара, поднимающиеся от воды, Эвелин, плавясь и растворяясь в теплых волнах его движений, уже думала, что здесь, пожалуй, даже лучше, чем в постели.
Когда вода начала остывать, Алекс поцеловал ее в щеку, потом, обхватив руками спину, вдруг сказал:
— Удивительно. Твоя спина идеально вмещается в мои руки. Как будто для них сотворена. — Нотки изумления не исчезали из его голоса. — Теперь нет меня и тебя. Есть только мы… Удивительно…
Эвелин оглянулась на него.
— И никакой луны. А как же теория Элисон? Алекс коротко рассмеялся и отпустил ее.
— Вы с Элисон слишком разные, чтобы тебе подходили ее теории. Моя маленькая мятежница…
Она взяла мыло и под его жадным взглядом принялась намыливать себя.
— Кстати, ты рассказывал кому-нибудь из партнеров графа о положении дел в Бостоне?
Алекс лишь усмехнулся резкой перемене темы.
— Рассказывал. И еще, кстати, встречался с твоим соотечественником, Бенджаменом Франклином. Он из Филадельфии. Он так же удивлен, как и наше дражайшее правительство… Вопрос будет рассматриваться на следующей сессии, в январе.
— Хотела бы я знать, что там сейчас происходит.
Эвелин нахмурилась. Потом, ополоснувшись, встала из лохани и потянулась за полотенцем. Алекс восхищенно наблюдал за ней.
— Как ты думаешь, может, они решили наплевать на Почтовый закон и опять ведут дела как раньше?
Алекс неохотно встал из лохани.
— Не знаю. Может быть, во внутренних делах можно обойтись без марок. Но как будут работать суды? Им теперь нужны марки для каждой бумажки, иначе все решения судов не будут иметь силы.
— Замечательно.
Эвелин кончила вытираться и застыла в нерешительности, вспомнив, что пришла в комнату Алекса практически без одежды. Тряхнув головой, завернулась в полотенце.
Алекс не отрываясь смотрел на нее. Длинные стройные ноги, в меру широкие бедра, хорошо развитая, но не слишком большая грудь, четко обрисовавшаяся под полотенцем. Все как раз в меру, как и должно быть.
Заметив его улыбку, Эвелин посмотрела на него с подозрением:
— Не понимаю, что в этом смешного.
— Прости, ради бога! Мысли всякие… Я подумал об этой фигуре на брелоке.
— Фигуре? — Эвелин размотала полотенце и стала надевать атласный халат, который он протянул ей. — Той, над которой вы с Рори смеялись? Если мой подарок смешон…
— Твой подарок великолепен! Ювелиру, конечно, нужно дать в глаз за такую смелость, но теперь мир уже не может лишиться этого шедевра.
— Какой ты все-таки негодяй! — Она швырнула в Алекса мочалкой. — Если не скажешь, в чем дело, я заберу подарок обратно.
Он поймал мочалку и бросил ее в лохань. Потом, обернув бедра полотенцем, кинулся к ней. Эвелин увернулась и бросилась к двери. Алекс настиг ее почти у выхода, повернул к себе и сжал лицо в ладонях.
— Как только ты встаешь с кровати, то становишься целомудренной. Может, нам лучше вообще не вставать?
Эвелин, пытаясь сосредоточить взгляд на его лице, проговорила:
— В конце концов, это глупо. Почему просто не рассказать мне?.. Обо всех этих фигурах…
И заметила, что он смотрит в глубокий вырез халата.
— Да нет, в том-то и дело… — начал Алекс На плане корабля, который архитектор дал ювелиру, нет никакой фигуры. Она сделана после… — Рука Алекса осторожно потянула за один из концов пояса.
Эвелин попыталась удержать полы халата, но они разъезжались сами собой.
— Но на всех твоих кораблях есть носовые фигуры. И на брелоке тоже есть… Разве не так?
— Все так. И фигура на брелоке даже лучше той, которая на корабле… — Он запустил руку под легкий атлас халата, и Эвелин ощутила, как ее грудь уместилась в его ладони. — Минерва, конечно, несколько тяжеловесна, да и в доспехах…
Эвелин закрыла глаза и пыталась справиться с мыслями, которые еще остались в голове. Его пальцы все сильнее сжимали грудь, словно массируя ее.
— Ты хочешь сказать… что ювелир изобразил на брелоке не Минерву?
— Да, мадам. Он, видимо, совсем не знаком с античностью. Ни шлема, ни доспехов… Даже тоги нет. Он изобрел новую Минерву, но она мне нравится больше.
Эвелин смутно помнила, как выглядела фигура античной богини на корабле Алекса… Щеки ее стали разгораться, когда губы Алекса медленно двинулись от ее шеи к уху. А рука, опускаясь все ниже, осваивала все новые уголки ее тела… У фигуры на брелоке были длинные развевающиеся волосы. Алекс приподнял ее грудь и стал покрывать медленными поцелуями. Ни доспехов… Даже тоги нет. И она, вдруг поняв, кого изобразил ювелир, вся вспыхнула от смущения.
Алекс с сожалением выпустил ее из рук, заметив красные пятна на шее и груди, которые оставила его жесткая щетина.
— Наверное, лучше дать тебе одеться, — проговорил он смущенно. — А то мы оба тут замерзнем или умрем с голоду… А ювелир все же молодец. Увековечил такую красоту… Но, полагаю, он знал, что брелок — для твоего мужа?
— Знал. — Эвелин прислонилась спиной к двери, чтобы не упасть, так как руки Алекса опять начали свои настойчивые движения. — А что, на самом деле похоже? Ведь она такая маленькая…
Алекс усмехнулся и опустил руки.
— Ну, не везде. В его представлении твои формы побогаче… А вообще, тебе пора придать своим волосам более цивилизованный вид.
Она действительно зачастую просто стягивала волосы лентой.
— Если ты покажешь брелок кому-нибудь, я убью тебя…
— Не беспокойся, — заверил он. — Свою жену я не собираюсь показывать никому, даже если это лишь ее изображение. Понимаю, что держать тебя в башне из слоновой кости — занятие пустое, но этот брелок не увидит никто.
— Благодарю.
Понимая, что он, должно быть, окоченел, стоя в одном полотенце, Эвелин решительно повернулась и взялась за дверную ручку. Ей так не хотелось уходить и оставлять его даже на несколько минут. И невольно вспомнилось…
— А ты потом не забудешь рассказать мне, что там с делом по моим обвинениям, — оглянулась она почти с мольбой. — Меня в дрожь бросает от мысли, что дома я все еще остаюсь преступницей.
Алекс нахмурился.
— Теперь твой дом здесь. Я, конечно, не забыл о твоих обвинениях и делаю все, что могу. Но здесь все это ничего не значит. Никто здесь не собирается арестовывать мою жену из-за какого-то пустякового недоразумения, произошедшего в колониях.
Она быстро опустила глаза, которые наполнились слезами. Ей хотелось кричать, топать ногами. Опять он словно отшвырнул ее. Как только за ней закроется дверь, он тут же забудет, что она быда здесь. Эвелин все же справилась с собой.
— Пустяковое недоразумение? — Она скривилась в усмешке. — Конечно, вся моя жизнь для здешних высокородных аристократов — пустяковое недоразумение. Извини, что побеспокоила такими пустяками…
Она хлопнула дверью, оставив Алекса в полном недоумении. Постепенно в его тяжелеющем взгляде снова обозначилась ярость. Не щелкнул замок, не стукнул засов в ее комнате. Но это ничего не значило. Он уже знал, что впереди опять недели мрачного молчания и недомолвок. И пытаться вразумлять ее, пока она сама что-то не решит, бесполезно. Алекс со вздохом подошел к шкафу и принялся выбирать рубашку.
Он появился как раз вовремя, чтобы сопроводить ее к завтраку. Немного бледная после бессонной ночи, с тенями под глазами, Эвелин взяла его под руку, далее не взглянув. Она догадывалась, что может увидеть в его глазах. Только холодное отчуждение незнакомца. Но ощущение твердой мускулистой опоры под рукой все же грело. Она помнила, где побывали эти руки прошлой ночью.
Те, кто уже находился в столовой, с немалым изумлением наблюдали, как Алекс галантно проводил жену к столу и, заботливо поддерживая, усадил на стул, Он не появлялся в столовой с тех пор, как вернулся домой, поэтому можно было подумать, что они с Эвелин встретились где-то случайно, по пути на завтрак. Наконец он приветствовал всех присутствующих. Рори не выдержал и захлопал в ладоши.
— Как, ты еще не на пути в свои дикие холмы? — спросил Алекс, насмешливо воззрившись на него.
Шотландец не растерялся и ответил, потянувшись за очередной булочкой:
— Нет, теперь я не уеду ни за какие сокровища. — Он весела подмигнул Эвелин. — Теперь я знаю, где взять на вас хороший кнут, мистер Хэмптон. Который не только свистит в воздухе, но и жалит.
Эвелин оставалось лишь улыбаться в ответ на эти шедевры изящной словесности. На помощь ей пришла Элисон:
— Не волнуйтесь. Я стараюсь держать всякое оружие подальше от него. Ради его же собственной безопасности.
Алекс с усмешкой покачал головой, сел рядом с женой.
— Я никогда не женился бы на дурочке. Скорее на мегере, но не на дурочке. — Взгляд, которым Эвелин ответила ему, заставил всех покатиться со смеху, но Алекс улыбнулся и, обращаясь уже только к Эвелин, произнес: — В конце концов, я сам отъявленный негодяй.
Эвелин качнула головой, дивясь внезапной перемене. Остальные за столом продолжали переглядываться. Алекс, не рыкающий, аки лев, не мечущий молний, не стремящийся куда-то сорваться, был зрелищем редким.
После завтрака Алекс и Рори ушли по делам, и праздник закончился. Элисон отправилась собирать детей в дорогу. Видя, что все заняты своими делами, Эвелин тихонько проскользнула в комнату к лорду Грэнвиллу. Она делала это каждый день, хотя чаще всего лорд спал и не мог знать о ее присутствии.
На этот раз граф лежал с отрытыми глазами и заметил, как Эвелин вошла. Он приподнялся на подушках, но так закашлялся, что Эвелин пожалела, что пришла. Видя, что она стоит у двери, граф сделал ей знак подойти. А затем, не менее повелительным жестом — этого не отняла у него даже болезнь, — приказал сиделке удалиться.
— У вас такое лицо, будто вы всю ночь не спали, — сказал он, когда Эвелин присела рядом. — Надеюсь, мой наследник обращается с вами хорошо, насколько ему позволяют его понятия…
— Я не очень-то изучила его «понятия», но он меня не обижает, — ответила Эвелин с улыбкой и заметила, что в глазах графа сверкнули лукавые искорки.
— Я устал ждать объявления о следующем наследнике. Что у вас не ладится? — Граф говорил хрипло, но тон речи был не злой, даже сочувственный. И все же Эвелин не отважилась взглянуть в его исхудавшее от болезни лицо.
— Кое в чем мы с Алексом очень похожи, и оба очень упрямы. Иногда даже во вред себе… Потерпите еще немного, я думаю, скоро мы сможем объявить о ребенке.
— Я не настолько глуп, моя девочка, чтобы не понимать, что вы с Алексом либо перегрызете друг другу глотки, либо станете единым целым. Середины у вас не будет. Надеюсь, вы сами со временем поймете это и научитесь понимать друг друга… Во всяком случае, попытайтесь начать с постели. Тут все зависит от вас, а я все-таки очень хочу успеть услышать о наследнике…
Эвелин слишком хорошо поняла, что он имеет в виду, и порывисто взяла его за руку.
— Подождите, вы еще услышите о полудюжине наследников. Придется ехать на Барбадос, улаживать все это. Мне всегда хотелось побывать в Вест-Индии.
Граф легонько пожал ей руку.
— Это уж вы с Алексом… У меня там дочь, которая будет рада вас видеть. Я так и не виделся с ней с тех пор, как уехал с Барбадоса. Все дела мешали…
— Как только вы поправитесь, я заставлю Алекса начать приготовления к поездке… Или чуть позже. Может, у Элисон к тому времени родится дочка…
Граф понимающе улыбнулся, прощая ей ложь, и прикрыл глаза. Он прожил долгую жизнь. Было о чем сожалеть, но не настолько, чтобы через силу оставаться. В конце концов, он сможет слышать их всех и там, где его давно ждала та первая женщина, которую он любил. Если уж он и отправится в путешествие, то только туда, к ней. Граф чувствовал, что ждать осталось недолго.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грезы наяву - Райс Патриция



классный роман! мне очень понравился!советую прочитать
Грезы наяву - Райс Патрицияольга
19.08.2014, 15.02





Роман серьезный и для тех , кто по старше . Но мне понравился.
Грезы наяву - Райс ПатрицияMarina
20.08.2014, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100