Читать онлайн Грезы наяву, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грезы наяву - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грезы наяву - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грезы наяву - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Грезы наяву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Он снял порванный сюртук, заодно и жилет, и, держа их в руке, стоял, прислонившись к дверному косяку и разглядывая узкую кровать и женщину, лежавшую на ней. Он выглядел скорее усталым, чем пьяным, но вместо того, чтобы возмутиться, Эвелин приподнялась на локте и посмотрела на него.
— Можно войти?
Он старался, изо всех сил старался в последние недели разыгрывать из себя джентльмена. Но у кого хватит выдержки слышать постоянный отказ? Нервы у него были на пределе. Да и пьянство, конечно, не лучшее средство от душевной боли. Он в который раз убеждался в этом, глядя, как с плеч Эвелин сползает одеяло. И джентльмен весь разом вышел, растворился. На его месте сейчас стоял мужчина, сгорающий от желания и боящийся получить отказ.
Эвелин не успела сказать ни слова, а он уже направился к ее постели. Дверь за ним неслышно закрылась. Она села на кровати, не зная, как поступить.
— Тебе нельзя входить сюда, — прошептала она больше для себя, чем для него.
— А вам лучше не оставлять дверь открытой. — Он осторожно присел рядом с ней, на узкий край кровати. Рука, двигаясь как бы сама по себе, гладила ее волосы. — Эвелин, ты нужна мне. Не гони меня…
Ей показалось, что последние слова придумала она сама. А он, взяв ее лицо в ладони, чтобы не дать ей отвернуться, уже склонялся к ней. Его невнятный шепот шел, казалось, из самой глубины груди, а губы уже скользили по щеке, приближаясь к ее губам. И ей не нужно было представлять, что будет дальше. Она сама, не меньше, чем Алекс, хотела этого.
— Алекс, мы не можем… не здесь… — лишаясь дыхания, выдохнула она в несколько приемов.
Рука Алекса гладила ее грудь, другая все выше задирала сорочку. И тело ее вовсе не хотело сопротивляться, только рассудок отчаянно цеплялся за что-то.
— Дай мне только показать…
Он нашел ее губы и, склоняясь все ниже на подушку, прилег рядом с ней. Осторожно откинул с плеч ее волосы, обрадовавшись, что она позволяет. Когда-нибудь она привыкнет и дальше все будет делать сама, но сейчас еще не время. Пока она просто отдавалась в его полную власть. Алекс понимал это. Она сама хотела его, но его желание было главным. И это хорошо. Алекс не знал, смог бы он остаться джентльменом, если бы она стала сопротивляться. Пальцы, ласкавшие ее грудь, стали спускаться ниже, к лону. Алекс потянулся к ней губами.
— Я просто хочу немного любви… просто чтобы продержаться, пока мы не сможем заниматься этим каждую ночь…
От этих слов шла кругом голова! Каждую ночь!.. В воображении возникло что-то настолько неуемное, что Эвелин постаралась избавиться от наваждения. Но она все равно не смогла бы противостоять ему. Тело Алекса показалось настолько огромным на ее почти детской кровати, что Эвелин испугалась. Его тепло обволокло ее целиком, нежные касания всколыхнулись внутри жаркой волной. От него пахло кофе, и это лишь усилило ее желание. Да и отступать было некуда во всех смыслах.
Несмело, неуверенно ее руки заскользили по его рубашке к бриджам, отыскали пуговицы. Он шумно выдохнул ей в самое ухо, когда пальцы Эвелин коснулись очень рельефно обозначенного места под тканью. Эвелин хотела отдернуть руку, но он удержал, плотнее прижал ее пальцы к своей пылающей плоти.
— Все хорошо… Я хочу твоих прикосновений точно так, как ты — моих… Мне кажется, я сейчас взорвусь…
Голос его дрожал. Поцелуи скользили от подбородка вниз.
Пальцы Эвелин осторожно осваивались. Сознание того, что она имеет власть сводить его с ума, переполняло трепетом, но сама она вовсе не была уверена в том, что сумеет распорядиться этой властью. Дыхание Алекса обдавало теплом ее кожу, в то время как он, развязывая ленты на сорочке, скользил губами все ниже, к груди, к болезненно напрягшимся соскам. В какой-то полусонной истоме она готова была ко всему, чувствуя, как кровь в жилах превращается в огненную лаву.
Скоро почти вся их одежда очутилась на полу. Руки, скользя по обнаженному телу, лишали последних капель рассудка. Эвелин кусала губы, чувствуя, как в ее бедра и живот все плотнее упирается что-то твердое. Теперь он мог делать с ней все что угодно. Все. Она сама хотела, чтобы он лишил ее свободы, воли. Когда он приподнял ее колено, чтобы поместиться удобнее, она прижала к животу полусогнутые ноги.
На это раз все получилось быстро. Алекс действовал со всем напором долго сдерживаемого желания, и Эвелин без колебания следовала за ним, впуская его в себя все глубже, удивляясь огромности еще неизведанного. Она даже не представляла, что может быть так. Словно бушующий шторм уносил их в кипящий океан, в котором они чувствовали лишь руки друг друга.
Эвелин ощутила, как слезы радости хлынули из ее глаз, когда почувствовала, что тоже освобождается в него. Она, оказывается, все время хотела именно этого и теперь уже не сердилась на него за то, что он явился к ней в комнату, и что их могли услышать домашние. Она пригнула голову, уткнувшись ему в шею, и теперь чувствовала только нежные поглаживания в самых чувствительных местах, пока сладостная дрожь желания не охватила ее опять. И опять было все, и его шумное дыхание, когда он освобождался в нее. Через некоторое время Алекс затих, потом стал оправлять на ней сорочку, прикрывая бедра.
— Теперь мне осталось показать тебе еще девятьсот девяносто девять способов…
Его дыхание щекотало ей ухо, ладони Эвелин Алекс прижимал к своей груди.
— Это невозможно, — отозвалась она, не узнавая своего голоса. — Я не могу представить больше четырех или пяти…
— Я тоже сомневаюсь, что чисто физически можно осуществить больше десяти или двенадцати, но мы попробуем их все, а если понадобится, изобретем свои… Нет, не уходи, я сейчас… немного приду в себя и вернусь к себе в комнату.
Он отпустил ее руки, но теснее придвинул к себе и стал легонько целовать подбородок.
— Алекс, не надо так много… — предостерегла она, но вовсе не так строго, как требовалось. Было так несказанно хорошо лежать уткнувшись в его широкое плечо. — А если будет ребенок?
— Очень на это надеюсь, — сообщил он серьезно. — Страсть как хочу увидеть тебя толстой и круглой, с моим ребенком внутри. Хочу этого больше всего на свете, ни о чем другом просто думать не могу.
Эвелин подняла голову и вопросительно взглянула на него.
— А как же ваша драгоценная свобода? Представлять меня беременной — одно дело, а что будем делать, когда оно на самом деле появится? Кричащее дни и ночи напролет?.. Ты и тогда будешь в таком восторге?..
— А для чего няньки? Зато когда он подрастет, я научу его всем вещам, которые нужно знать, чтобы выжить в этом мире. Наши дети.не будут расти без отца. На этот счет можешь не беспокоиться…
Вопрос о свободе так и остался невыясненным. Да и позиция Алекса в вопросах воспитания детей тоже была не совсем ясна. Ребенок — не горшок, который сажают в печь и вынимают готовым. Она хотела, чтобы ее дети росли сильными, свободными и независимыми, знали цену труду, умели ценить любовь и дружбу. Она не хотела раздоров в семье из-за титулов и наследства. Почему одному ребенку достается все, а остальные должны сами зарабатывать на жизнь или выгодно жениться? Она не понимала этой системы, которая сделала Алекса праздным прожигателем жизни в ожидании наследства. Эвелин опять подняла голову с его груди, но задавать вопросы не решилась.
— Я не беспокоюсь, потому что никаких детей не будет. Иди к себе, Алекс. Глупо сейчас даже думать о таких вещах…
В ее голосе сквозило столько печали, что Алекс не обиделся. Целуя ее в лоб, он заметил следы слез на щеках. Для него вопрос о детях был вечно открытой раной, но он мужчина, ему можно и промолчать.
— Не знаю. У меня только один аргумент, и то, наверное, не самый лучший. Может, из меня получится никудышный муж и такой же отец, но это все равно лучше, чем гнить в тюрьме или голодать. Ты уедешь со мной, Эвелин, хочешь ты того или нет.
Он поднялся с кровати и укрыл Эвелин одеялом до самого подбородка. Нежно поцеловал в губы, чтобы смягчить последние слова. Но она вся вспыхнула. Он был не из тех, кто привык слышать «нет». И схватка, если она вообще состоится, предстояла серьезная, тем более что Эвелин имела все шансы проиграть ее. На его стороне все и все. Даже ее собственное тело предавало ее. Как она могла бороться за свой идеал перед лицом такой мощи?
Она смотрела, как он, в одних бриджах и накинутой на плечи рубашке, выскользнул из комнаты. Если бы кто-нибудь увидел его, то и сомневаться бы не стал в том, что здесь произошло. Эвелин зарылась лицом в подушку, вдыхая его терпкий запах, и быстро заснула с ощущением поцелуев на коже.
Очередное оглашение их неминуемо надвигающейся женитьбы состоялось в церкви на следующий день. Эвелин, чувствуя слабость в ногах, опиралась на руку Алекса, когда они выходили. На дворе стоял сияющий октябрьский день, но воспоминания о предыдущей ночи никак не шли у Эвелин из головы. Она даже удивлялась — неужели никто ничего не замечает? Неужели только она ощущает, что каждый взгляд его темных глаз будит дрожь во всем ее теле? Она чувствовала себя загнанной в западню, беспомощной в кольце бушующего пламени, которое готово поглотить ее. Каждое прикосновение его руки будило в ней желание. От звуков его голоса, даже когда он разговаривал с другими, по спине бежали холодные мурашки, оторвать Эвелин от него можно было только силой. Она ждала его поцелуев, ждала всего.
Один Алекс догадывался обо всем этом. Точно знал. И пользовался ее состоянием. Еще утром, когда она спустилась вниз, он поцеловал ее руку с весьма двусмысленным выражением. А потом с откровенной насмешкой укутывал в плащ. И теперь таким очевидным жестом показал кому-то, что не может оставить Эвелин без присмотра.
— Со следующей недели я буду совсем домашним, — прошептал он ей на ухо, когда они сворачивали за угол, отделившись от толпы прихожан. — А сколько времени понадобится тебе?
— Если вчерашняя ночь была примером вашего одомашнивания, то я дам вам сто очков вперед. Я, по крайней мере, ночую дома и не устраиваю драк по кабакам.
Он поморщился.
— Может быть, я никогда не стану примерным домоседом, но и вас трудно представить в роли образцовой наседки. Хотя даже павлины могут образовывать пары на всю жизнь… А чем вам не нравится мой роскошный плюмаж?
Эвелин рассмеялась. Одет он был, как всегда, выше всяких похвал — сюртук из коричневого бархата, расшитый золотом жилет, безупречно белоснежные кружева и желтовато-коричневые бриджи. Плюмаж был под стать всему.
— Ваш плюмаж мне очень подходит… А как павлин выбирает себе самку? У нее плюмажа совсем нет, насколько я знаю.
Эвелин была в скромном сером платье, украшенном топкой лентой кружев по вороту и на манжетах. Алекс с шутливой придирчивостью осмотрел ее наряд.
— Я думаю, он смотрит не только на плюмаж. Это дело важное, но, кроме внешней привлекательности, его могут интересовать и интеллектуальные качества избранницы.
Их смех был прерван какими-то криками в конце улицы, и мимо них скорым шагом по направлению к гавани проследовала целая толпа мужчин.
Встревоженная Эвелин пошла было следом за ними, но Алекс удержал ее и сказал, что ей лучше отправиться домой.
— Если что-нибудь происходит на причале, — ответила она раздраженно, — мне лучше знать об этом.
— Если ты будешь и дальше такой упрямой, то через несколько недель тебе придется отправиться в тюрьму. Так что привыкай, что складами будет управлять кто-то другой… Думаю, там не происходит ничего опасного. Иди домой, я сам посмотрю и быстренько вернусь обратно.
Эвелин сжала его руку.
— Что там происходит? Алекс, ты что-то знаешь.
— Все ждут корабля из Англии с марками. Думаю, на горизонте показался какой-то корабль.
Алекс надеялся, что этот «какой-то корабль» — один из его собственных, которого он ждал уже целую неделю. Корабль запаздывал, хотя времени прошло достаточно, чтобы граф получил письмо и нашел на-него ответы. И Алекс не хотел лишать Эвелин надежды, если ответы окажутся неблагоприятными.
Эвелин отпустила его и долго смотрела, как он быстро шагает к гавани. На него трудно было не обратить внимание — даже в попугайском лондонском наряде, с аристократическим выговором, который не очень-то любили колонисты, он вызывал к себе уважение. Что он и доказал, легко сошедшись с самыми радикальными кругами местного общества. И если на прибывающем корабле действительно марки, то перед разъяренной толпой Алекс окажется гораздо полезнее, чем она.
Немного успокоившись, она отправилась домой и стала помогать матери готовить воскресный обед. Она не особенно любила возиться на кухне, но на фоне событий последних недель обнаружила, что незамысловатые действия, связанные с приготовлением пищи, очень подходили к ее нынешнему настроению. Сегодня миссис Веллингтон решила приготовить гуся. Узнав об этом, Эвелин усмехнулась про себя.
Вскоре с улицы явился Джейкоб, как всегда переполненный новостями. Эвелин насторожилась и приготовилась слушать. Из радостного волнения брата можно было догадаться, что новости не самые плохие.
— В гавани английский корабль! Наши не дают ему пришвартоваться, но Алекс говорит, что это один из его кораблей. Они там здорово ругаются! Алекс кричит, что проткнет шпагой любого, кто будет ему мешать! На корабле наверняка есть пушки. Я видел, как они катили одну по палубе!
Речь изливалась из Джейкоба непрерывным потоком, и Эвелин смогла вставить слово, только когда он закончил:
— А как называется корабль?
— «Нептун»!.. Я пошел опять, посмотрю, что будет дальше.
Он повернулся, чтобы убежать, но Эвелин сказала решительно:
— Нет, без меня ты никуда не пойдешь. — Сняв передник и бросив его на спинку стула, она накинула плащ. — Мама, приготовь всего побольше. Это один из кораблей Алекса. Может, он захочет пригласить на обед своих офицеров. Я быстро вернусь.
Она поцеловала Аманду в щеку и выбежала вслед за Джейкобом на улицу.
На причале, как она и ожидала, царил настоящий хаос. Рыбацкие суденышки, выстроившись в несколько рядов, преграждали путь «Нептуну». Алекс, взобравшись на бочку, что-то кричал собравшимся вокруг. Однако слушали eго немногие, большинство предпочитало действовать. Эти проклятые марки не должны попасть на берег! Громче всех звучали крики, что англичан давно пора выбросить отсюда с позором.
Эвелин нашла Сэма Адамса, который стоял поодаль и, почесывая подбородок, внимательно наблюдал за происходящим.
— А не проще позволить кораблю причалить и потом захватить его вместе с марками, если они там вообще есть? Вы все равно не сможете остановить его…
— Может, вы и правы, мисс Веллингтон. Но если уж ваш яростный молодой человек не может убедить их, то у меня шансы еще меньше. Я полагаю, это один из его кораблей?
— Судя по названию, да. Все суда флотилии Грэнвилла носят имена античных богов. Граф, похоже, человек образованный, да и с чувством юмора у него все в порядке.
— Да, но сейчас богу морей, чтобы пришвартоваться, боюсь, придется воспользоваться своим трезубцем. Поэтому не завидую вашему жениху.
Эвелин хотела двинуться сквозь толпу, но тут заметила, что Алекс, похоже, исчерпал все аргументы. Он соскочил с бочки, а минутой позже она увидела, что Хэмптон уже сидел в маленькой лодке и что есть силы греб, направляясь к огромному бригу, входившему в порт.
Столь быстрая смена декораций настолько изумила крикунов, что они приумолкли. До них не сразу дошло, что английский денди в дорогих кружевах может так искусно грести. А Хэмптон уже причаливал к веревочной лестнице, сброшенной с борта корабля. Эвелин прятала усмешку, наблюдая, как Алекс быстро карабкается по лестнице, не боясь поранить руки о веревки, вскакивает на палубу, пожимает руки офицерам. Рыбаки, окружавшие ее, недоумевали — как этот разодетый денди может так легко владеть их ремеслом, но Эвелин знала, что Алекс не только выглядит внушительно, но и на самом деле кое-что умеет.
Толпа ожидала дальнейшего развития событий, но, к ее разочарованию, Алекс вместе с офицерами спустился с палубы в каюту. Бриг больше не делал попыток пришвартоваться, флотилия лодок застыла без движения. Алекс наконец заставил услышать себя.
Через несколько минут он снова появился на палубе и подал знак, что посылает записку. Один из матросов взял конверт и быстро спустился в ялик. Толпа ждала.
Ждала, когда лодка причалила к пирсу, ждала, пока молодой матрос вылезал из нее и с некоторой опаской приближался. Он кого-то явно искал и наконец нашел. Подойдя к единственной даме в толпе, он вручил ей конверт.
Эвелин, среди изумленной тишины, взяла письмо. Бросились в глаза первые строчки. Они словно говорили голосом Алекса:
«…Я приказал матросу вручить письмо самой разодетой даме среди этого бала. Если уж Вы решили бунтовать, то постарайтесь извлечь из этого пользу. Убедите самых разумных из ваших людей сотрудничать со мной. Если на борту есть марки, обещаю передать их Вам и сделаю вид, что они доставлены надлежащим порядком».
Но по тону письма Эвелин догадалась, что никаких марок не было. Только толпа этому все равно не поверит. Без лишних слов она передала письмо Адамсу. А сама стояла, вглядываясь в корабль. Все-таки она не могла понять, как Алекс ухитрился разглядеть ее в толпе на причале.
Она услыхала смешок Адамса и подняла глаза, успев заметить негодование в его глазах прежде, чем он отвел их. Подумав немного, Адаме кивнул.
— У вашего джентльмена есть голова на плечах. Думаю, и сердце его на правильном пути… Вы присоединитесь к нам?
— Передайте этому джентльмену, что я ушла домой заканчивать готовить обед. Так что ему лучше не опаздывать. И если его до тех пор не повесят, он может пригласить на обед своих офицеров.
Эвелин развернулась и пошла прочь. Стоявшие рядом слышали их разговор, и многие были готовы отправиться с Адамсом на корабль. Все были уверены, что к обеду представление кончится. А она еще поговорит с этим павлином или гусем, который возомнил, что она ему жена. Он еще не понял, с кем хочет связать свою судьбу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грезы наяву - Райс Патриция



классный роман! мне очень понравился!советую прочитать
Грезы наяву - Райс Патрицияольга
19.08.2014, 15.02





Роман серьезный и для тех , кто по старше . Но мне понравился.
Грезы наяву - Райс ПатрицияMarina
20.08.2014, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100