Читать онлайн Грезы наяву, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грезы наяву - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грезы наяву - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грезы наяву - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Грезы наяву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

До придорожной гостиницы Алекс добрался в состоянии, близком к одержимости. Вид мирно дремавшей у коновязи клячи с проваленной спиной весьма его разочаровал. Может, Эвелин и захватили опасные негодяи, но в лошадях они разбирались слабо.
Он понял, что глупо врываться в пустую гостиницу с ружьем в руках и пистолетом на поясе, поэтому спрятал пистолет под жилетом, молясь, чтобы тот как-нибудь случайно не выстрелил. Та часть тела, на которую оказался направлен ствол пистолета, была ему крайне дорога.
Повесив ружье на плечо, он прогулочным шагом вошел в таверну. Не слышалось ни криков, ни стонов, но Алекс не очень доверял тишине, так же как и хозяину гостиницы. Случай с Джейкобом его многому научил, и когда молчун, как и в прошлый раз, неожиданно появился перед ним, он лишь крепче сжал приклад.
К его удивлению, узколицый трактирщик узнал его и даже кивнул в знак приветствия, потом указал наверх:
— Хэмптон? Леди ждет вас наверху. Комната справа.
Алексу не очень понравилось предложение, но человек не сделал попытки завладеть его оружием. Чувствуя себя круглым дураком, Алекс быстро взбежал по лестнице. С чего это Эвелин понадобилось встретиться с ним именно здесь? Пока он не мог придумать ничего такого, что заставило бы пекущуюся о своей репутации мисс Веллингтон решиться на столь опрометчивый шаг.
Он осторожно постучал в дверь. Несмотря на ветхий вид гостиницы, дверь оказалась достаточно крепкой, высадить такую без помощи топора непросто. Потолок был такой низкий, что Алекс едва не касался головой выступающих балок, а когда из-за двери послышался голос Эвелин, ему пришлось согнуться, прежде чем войти в комнату.
В дорожном плаще с капюшоном она стояла посреди комнаты и, нервно прижимая руки к груди, смотрела на него широко распахнутыми испуганными глазами. Выражение ее лица мнгвенно заставило Алекса забыть о наличии в комнате добротной широкой кровати.
— Наконец-то!.. Ваше послание до смерти напугало меня! Что случилось, Алекс? Вы что-нибудь разузнали? Я обо всем передумала, пока ждала вас. Думала, с вами что-то случилось.
До Алекса не сразу дошел смысл ее слов, настолько он был удивлен.
— Мое послание?.. Да это от вас прибегал посыльный… — Он пожал плечами. — Я подумал, что вы очутились в руках банды негодяев… или того хуже. И что заставило вас выбрать такое пикантное место? Здешний хозяин не внушает мне доверия.
— Я никого к вам не посылала.
Еще более встревоженная, Эвелин вглядывалась в лицо Алекса, стараясь понять, шутит он или нет. Пока было ясно, что он не приглашал ее сюда. Какой в этом смысл? Да и мальчик-посыльный показался ей подозрительным. Всю дорогу сюда она, не веря себе, надеялась, что Алексу удалось разузнать что-то важное, что доказывало ее невиновность. И теперь ощутила жуткое разочарование.
— То есть вы хотите сказать, что не узнали ничего нового? И мы оба приехали сюда зря?..
Лицо Алекса все сильнее хмурилось. Не дав договорить, он схватил ее за руку и буквально потащил к двери.
— Лучше нам отсюда как можно скорее выбраться. Уже темнеет. Все это мне очень не нравится…
Они быстро спустились на первый этаж. Там никого не было. Не задерживаясь, Алекс увлек Эвелин через переднюю дверь во двор. Если поспешить, то можно засветло добраться до Бостона. Его не оставляла мысль о засаде. Или еще хуже — их обоих специально выманили из города, чтобы они не могли помешать. Но чему?
Не найдя у коновязи своей лошади, Алекс кинулся в конюшню. Эвелин, ни о чем не спросив, поспешила за ним; теперь она была собранной и серьезной. Она всегда понимала, когда нужно действовать, а не болтать, и Алексу это очень нравилось в ней.
В конюшне было темно. Алекс быстро обошел все стойла. Лошадей нигде не было. А до города, по крайней мере, двадцать миль.
— Вы не просили, чтобы лошадей завели в конюшню? — спросил он с самым нехорошим предчувствием.
Она покачала головой и окинула взглядом пустые стойла.
— Я не собиралась оставаться тут долго. Я взяла лошадь из конюшни в городе, а здесь оставила ее на улице. Никому бы в голову не пришло увести эту клячу…
Чертыхнувшись про себя, Алекс опять направился к гостинице.
— Этому должно быть объяснение. И я, похоже, скоро выбью его из кого-то.
Испуг у Эвелин немного прошел. В том, каков будет исход выяснения, она не сомневалась. Алекс был раза в полтора крупнее трактирщика. Ему не понадобится даже применять оружие: Если они, конечно, найдут его. Трактирщик не настолько глуп, чтобы увести лошадей и остаться один на один с разъяренным Алексом.
На яростное рычание Алекса ответила только тишина. Похоже, в гостинице не было ни постояльцев, ни хозяев… Но тут Эвелин услышала какой-то шорох, брякнула щеколда на двери, и в комнату вошла сгорбленная старуха.
— Шего-то шелаете? — прошамкала она, отирая руки о грязный передник.
— Мы желаем наших лошадей! Где ваш муж?
Алекс, притопывая от нетерпения, ждал ответа Женщина посмотрела на него со странной гримасой, очень отдаленно напомнившей усмешку.
— Нет у меня никакого мужа… А миштер Штоктон уехал на повошке в город за припашами и не вернетшя до утра. Про лошадей нишего не шнаю…
— Наши лошади пропали, — перебил ее Алекс. — Нам нужно вернуться в город. Тут есть еще кто-нибудь?.. Нам нужно на чем-то добраться в город.
Старуха повернулась и с осуждением посмотрела на Эвелин.
— Вше жнают, што по понедельникам мы не работаем. Миштер Штоктон уежжает в город. Он принажал накормить ваш ужином, когда будете готовы. Вы готовы?..
Эвелин почувствовала, как краснеет под бесстыдным взглядом старухи. Она схватила Алекса за руку, готовая выбежать из комнаты, но он резким жестом остановил ее.
— Потом скажете все, что хотите.
И направился из комнаты. Она поспешила за ним.
— Алекс? Что нам делать?
Почти стемнело, и Эвелин, не заметив, споткнулась о какую-то чурку, валявшуюся на земле. Алекс, не останавливаясь, шел к воротам.
— Слушайте, не заржет ли где лошадь. Зовите на помощь!.. Черт, я не знаю, может, вы посоветуете?
— Можно пойти пешком, — предложила она неуверенно. — Возможно, встретим кого-нибудь на дороге.
— Да! — Алекс кивнул. — Грабители и головорезы очень любят прогуливаться по ночам.
— Но и здесь мы не можем оставаться, — настаивала Эвелин.
Алекс обернулся и посмотрел ей в лицо, неясно видневшееся в полумраке. Губы его скривились в язвительной усмешке, но она вряд ли заметила. Он перебрал в уме уже все возможности выбраться отсюда… И вдруг все происшедшее повернулось к нему как бы иной стороной. И эта сторона вовсе не показалась ему неожиданной.
— А почему бы и нет, мисс Веллингтон? Это лучше, чем играть в «чет-нечет» с бандитами на дороге. А утром вернется наш трактирщик и спасет нас. В этом что-то есть…
— Мы не можем, Алекс! — Эвелин не верила, что он предлагает всерьез. — Мама с ума сойдет! И если мы проведем всю ночь вместе… Нет, это невозможно. Нам нужно идти.
Алекс уже повернул назад, к гостинице.
— Если нас не будет обоих, ваша мама поймет, что мы где-то вместе, и будет спокойна. Насколько понимаю, их с дядей все больше беспокоит наша затянувшаяся помолвка, а это положит конец всем заботам.
— Вы что, с ума сошли? — Эвелин поневоле шла за ним. Земля уходила у нее из-под ног.
— Ничуть, дорогая. Напротив, наконец-то начинаю приходить в себя. Признаю, вы довольно ловко все устроили. Можете гордиться собою. Идемте, идемте… Вид у нашей горничной, конечно, не очень, но, может быть, она потрясающая повариха. Так что проведем ночь с комфортом.
Эвелин не могла понять. Алекс говорил все это, улыбаясь, но в словах чувствовалось что-то зловещее, какая-то скрытая угроза. Эвелин схватила его за руку, пытаясь остановить.
— Алекс, вы что-то задумали! Скажите мне!.. — Она говорила нарочито громко, чтобы слышала кухарка, — Вы пугаете меня.
Он посмотрел на нее темным, сумрачным взглядом, который запомнился Эвелин еще с первой встречи.
— Я, знаете, подумал вдруг… и понял, что это сейчас как раз то, что нам нужно. Если уж нам все равно никуда не деться друг от друга, то вы должны отнестись к этому серьезно… Собственно, что плакать по волосам, когда все складывается так удачно? Короче говоря, мне очень нравится ваш план, хотя почему-то кажется, что вас он уже не устраивает…
Вошла кухарка, и Алекс подал ей знак:
— Мы ждем ужин наверху, как только он будет готов! Надеюсь, к утру поспеет?
Кухарка кивнула в ответ, и Алекс потащил Эвелин к лестнице.
Она смотрела на него с ужасом, не веря своим ушам. Он говорил вполне серьезно, но в его словах заключалось нечто безумное. И темный блеск в глазах красноречиво свидетельствовал, что с ее отказом он едва ли согласится. Но если он имел в виду именно то, что только что дошло до Эвелин, то ей лучше в таверне не оставаться. Она вцепилась в перила.
— Я не знаю, что за блажь у вас в голове, Алекс Хэмптон, но если мы будем ужинать, то я хочу ужинать здесь… А то, что вы делаете, вообще недостойно…
Лицо его исказилось самой злобной усмешкой, какую только можно представить.
— Недостойно? Вы уже как-то говорили мне это. Тогда я объяснил вам, что подразумеваю под словом «достойно». А теперь у нас нет выбора. Если не пойдете сами, я переброшу вас через плечо и поволоку.
— Сама не пойду, предупреждаю сразу. Нам нужно остановиться и спокойно все обсудить. Я уверена, что мы найдем какой-то выход.
Отступая, Эвелин старалась выдернуть руку из его цепких пальцев. Она все больше нервничала.
— Поговорим наверху. Ружье на плече мешает мне ухватить вас как следует, а я не хочу размахивать оружием перед вашим носом. Поэтому давайте спокойно зайдем в комнату и поговорим. Наверняка эта таверна — воровской притон, а наверху, со мной, вам будет гораздо безопаснее.
В чем-то он был, конечно, прав. Она с тревогой огляделась. Тяжелые тени по углам, застоявшийся запах дыма и пива ей очень не нравились, чем-то напоминая рябое лицо хозяина. С Алексом она почему-то всегда чувствовала себя в безопасности. Но сейчас его вид ей не нравился. Потом она заметила ручку пистолета, спрятанного под рубашкой. Так близко. Ничего не стоило выхватить его.
Но вместо этого Эвелин с вежливой улыбкой протянула руку.
— Я пойду с вами, если дадите мне пистолет.
Странная улыбка мелькнула на лице Хемптона, но тотчас исчезла. Он взялся за ручку пистолета.
— А вы знаете, как с ним управляться? Не хотелось, чтобы вы отстрелили себе палец.
— Я, конечно, не снайпер, но как-нибудь управлюсь. И сейчас, по-моему, вовсе не мой палец в опасности.
С подчеркнуто вежливым поклоном он вручил ей пистолет.
— А теперь — наверх. У меня большие планы на этот вечер.
И опять в его голосе прозвучала та же нотка. Сжимая пистолет, Эвелин беспомощно осмотрелась на лестнице. Идея провести ночь в одной комнате с Хэмптоном не сложилась в воображении ни во что конкретное. Он был наверняка чересчур раздосадован и зол, чтобы начать к ней приставать, и просто хотел переждать темное время. Другого выбора у них действительно не оставалось. Провести ночь в одной комнате… Припомнив, что с левой стороны по коридору есть еще одна комната, и слова старухи о том, что постояльцев в гостинице больше нет, Эвелин чуть увереннее стала подниматься по лестнице.
Алекс шел за ней, она чувствовала близость его большого, сильного тела. Он не остановил ее, когда Эвелин подошла к двери другой комнаты и подергала дверную ручку. Комната была заперта.
— У него там наверняка что-то вроде кладовки. Постояльцев тут, похоже, не густо, так что одной комнаты хватает. На кровати легко поместятся трое, да еще на пол можно бросить полдюжины тюфяков. Я думаю, нам будет удобно.
Эвелин строго посмотрела на него, но выражение лица Хэмптона, когда он открывал перед дамой дверь спальни, было невинным.
Все еще нервничая, она внимательно оглядела место их будущего ночлега. Алекс зажег лампу на столе, и комната озарилась мерцающим светом. Круглый стол, два стула… треснувший кувшин и таз для умывания, стоявшие на полке… Ее внимание привлекло резкое движение Алекса, который откинул с кровати ветхое покрывало. Простыни под ним оказались чистые, и он удовлетворенно хмыкнул. Эвелин насторожилась, ей особенно не понравилось, с каким видом Хэмптон подошел к ней.
— Ну вот, вся ночь в нашем распоряжении. Располагайтесь поудобнее. В такой одежде тут будет жарковато… Позвольте вам помочь.
И прежде чем Эвелин успела слово сказать, он принялся расстегивать пуговицы. От ощущения его рук у себя на груди у Эвелин перехватило дыхание. А его пальцы скользили все быстрее, он не давал ей опомниться. Вот уже куртка соскользнула с плеч, и Эвелин даже стало интересно, сумеет ли она сказать хоть слово, прежде чем останется совсем без одежды.
Но, к ее облегчению, вслед за этим Алекс стал снимать свой сюртук и, встряхнув его, повесил на спинку стула. Оставшись в свободной рубашке, он стал двигаться раскованно и грациозно. Эвелин словно зачарованная смотрела, как, задрав квадратный подбородок, он отстегивает кружевное жабо. Он заметил ее взгляд и внимательно посмотрел на Эвелин. Затаив дыхание, она ждала, примется ли он снимать рубашку. Она слишком хорошо помнила свои ощущения при виде его открытой груди в ночь погрома.
Однако он не стал этого делать, и Эвелин, отвернувшись, принялась демонстративно разглядывать замусоренный пол, где, по предположению Хэмптона, можно разложить полдюжины тюфяков. Отвлекшись, она не услышала его шагов. Одна могучая рука обняла ее за талию, в то время как другая отняла пистолет и положила на стол.
Его мягкий, почти нежный голос принялся нашептывать ей в волосы:
— Стесняться уже слишком поздно, мисс Веллингтон. Мы оба знаем, что произойдет в эту ночь. Если вам так больше по душе, представьте, что это наша брачная ночь. Это ведь ничем не хуже, чем провести ее в «Королевской Короне» или на одной из узких кроватей в доме вашей матушки… Или леди вообще не думают о брачном ложе, когда заставляют мужчин давать клятвы?
Поглаживания его широкой ладони, которая все выше поднималась по бедру, были приятны, даже желанны. От его слов кружилась голова. Когда Эвелин попыталась отстраниться, мышцы у него на руке затвердели словно камень.
— Вы сошли с ума! Сейчас же пустите меня!.. Вы ведь хотите стать моим мужем не больше, чем я вашей женой!.. Алекс, прошу вас, довольно! Я не выдержу.
В голосе ее проскользнули истерические нотки. Алекс чуть ослабил хватку, но только чтобы повернуть к себе и найти ее губы. В ее глазах зажглись темно-лиловые огни, это его раззадорило, и он наклонился ниже.
— Я вовсе не принуждаю вас, мучительница моя, — пробормотал он совсем тихо, ощущая ее дыхание. — И никогда не буду. Это не нужно. Вы понимаете?
И его губы, мягко прикоснувшись, стали искать ответного движения, находя ее губы, чуть касаясь их языком. Эвелин пыталась оттолкнуть его, но Алекс слишком хорошо знал, как бороться с ее агрессивностью. Его движения стали мягче, и, не давая себе отчета, чтобы сохранить равновесие, она снова положила ладони ему на грудь. От тепла его тела под тонкой тканью Эвелин показалось, что она сама начинает таять. И губы ее покорно раскрылись, принимая его поцелуи.
Она вся задрожала, когда его язык нашел наконец чуть приоткрытый вход между ее губами, потом, прикрыв глаза, вся отдалась медленному огню желания. Он задышал быстрее, Эвелин ощутила удары его сердца под своей рукой, поцелуи его становились скорее требовательными, чем нежными, и он все сильнее прижимал ее к себе.
Хриплый сдавленный звук, вырвавшийся у Алекса из горла, вернул Эвелин те остатки здравого смысла, которые не успели улетучиться. Да, она, оказывается, хотела этого больше, чем могла себе представить, но не за счет всех остальных своих принципов. Она отвернула голову, но из объятий вырваться не сумела. Он, словно ничего не замечая, продолжал целовать ее шею, волосы.
— Алекс, это невозможно. Нам лучше вернуться в город. Одна его рука все теснее обхватывала ее талию, в то время как другая искала заколки в тяжелой массе волос.
— Да результат-то будет все равно один и тот же — проведете вы ночь здесь, со мной, или в дороге. В глазах всего мира вы уже пали… Да не сопротивляйтесь вы так…
Стук в дверь сообщил, что прибыл ужин. Алекс, чертыхнувшись, отпустил Эвелин, которая принялась поправлять волосы. Сам он шагнул за спинку стула, чтобы скрыть некую возникшую ниже пояса очевидность, и приказал кухарке войти.
Ему вовсе не понравился взгляд, которым старуха окинула растрепанные волосы Эвелин, но Алекс тут же напомнил себе, что именно Эвелин и поставила их в такую щекотливую ситуацию. Он-то полностью сознавал, что для него выход из этой ситуации один — женитьба на Эвелин. И если она все это устроила нарочно… Он отослал кухарку, как только та накрыла на стол, и запер дверь.
Когда он вернулся к столу, Эвелин смотрела на него так, словно он сам дьявол. Поклявшись себе, что Эвелин не покинет этой комнаты, пока не простится с девственностью, он пододвинул стул, приглашая ее сесть. На сытый желудок обольщать куда легче.
Учитывая, что между ними будет хотя бы стол, Эвелин решилась. Она много раз сидела напротив Алекса за обеденным столом, но никогда не видела его таким. Без сюртука, в распахнутой рубашке, он словно сбросил с себя маску цивилизованности, которая и так с трудом держалась на нем. А если бы она подняла глаза чуть выше, то увидела бы над квадратным подбородком, над покрытыми щетиной скулами недобрый взгляд почти черных глаз. Но она опустила глаза, будто прикованная к зрелищу его больших, сильных рук, манипулирующих вилкой и ножом. Она знала, что могут сделать с ней эти руки, и внутри у нее все сжималось от жутковатого предчувствия.
— Вы не едите, — равнодушно заметил он.
— Я не голодна.
Она отодвинула тарелку и сложила руки на коленях, стараясь не смотреть на него.
— Ну, если вы так спешите разделить со мной постель, то я подчиняюсь.
Алекс отрезал ломтик ростбифа и отправил его в рот, глядя на нее чуть насмешливо.
Эвелин побледнела и бросила затравленный взгляд на широкую кровать с откинутым покрывалом. Потом взяла стакан и принялась жадно пить.
— Вино, конечно, более приличествовало бы случаю, но сомневаюсь, что у нашей хозяйки оно есть. Вот, правда, кувшин с элем. Выпейте, расслабьтесь.
— Мне незачем расслабляться. — Эвелин ткнула вилкой в мясо. — И я не собираюсь делить с вами постель. Весь мир может думать что ему угодно… Я вообще не понимаю, что с вами сегодня. Вы ведете себя так, будто я виновата, что мы оказались здесь и у нас украли лошадей. Лучше бы поразмыслили, кто это сделал и почему.
— У меня есть прекрасная идея. Очень жаль, что она не пришла мне в голову самому. Но я никогда не думал о женитьбе всерьез, и моя мысль не развивалась в этом направлении. А теперь, когда выбор сделан за меня, я вижу, что вы правы. Мы прекрасно подойдем друг другу, как только я избавлю вас от ваших девственных предубеждений.
Внутри у Эвелин все застыло, но она не отвела взгляда.
— Не знаю, на чем основаны ваши обвинения. Почему вы вообще считаете, что я способна на такое?
Алекс беззаботно отмахнулся.
— Какая теперь разница? Все вышло к обоюдному удовольствию. Моя семья уже столько лет стремится меня с кем-нибудь окрутить. Они с радостью пустят в ход все свое влияние, чтобы устранить ненужные слухи и обелить ваше имя. А пока вы поживете со мной в Англии. Суд не достанет вас там. А если и достанет, то родственнички позаботятся, чтобы штраф был заплачен прежде, чем вас посадят в тюрьму. Решение, как видите, самое простое, нужно только все рассчитать по времени… Когда вернемся в город, можно сделать оглашение, а потом останется лишь молиться, чтобы один из кораблей кузена пришел раньше, чем вы отправитесь в тюрьму. Но в любом случае между этими двумя событиями мы поженимся.
Эвелин принуждала себя есть, чтобы он не спешил за разговором возобновить свои приставания.
— Есть одна проблема, мой друг. Я не хочу за вас замуж.
Болезненная усмешка искривила его губы.
— Единственный раз в жизни захотел, чтобы мне ответили «да», и вот… Это, в конце концов, может оскорбить мою мужскую гордость. Ладно, довольно разговоров, вы все равно не едите. Допивайте эль и будьте умницей…
Она не спеша цедила тепловатую жидкость, украдкой посматривая на него. Он не мог даже представить, что женщина способна отказать ему. Он, конечно, не был смазливым обходительным красавчиком, которому стоит только подмигнуть, чтобы у женщины все задрожало внутри. Но Эвелин такие и не нравились, она предпочла бы его мускулистые плечи и квадратный подбородок. Правда, она побаивалась недоброго огонька в его глазах, но сейчас он сердился больше на себя. И она нисколько его не боялась, хотя и понимала, что он во много раз сильнее.
— Я разумна как никогда. Все дело в том, что я не принадлежу Англии. А вы — англичанин. Расскажите мне о других женщинах, которые отвергли ваше предложение. Я уверена, что они отвергали не вас…
Темные глаза глянули на нее удивленно, но, так как она продолжала есть, Алекс начал говорить:
— Мне было лет шестнадцать, когда мне отказали в первый раз. А вообще-то, я не понимаю разницы, когда мне отказывают или не соглашаются на мое предложение… Может, просветите?
Эвелин цедила свой эль и пыталась понять, что в его словах рисовка, а что он чувствовал на самом деле. Притворяться он не умел, и сейчас в его как бы случайных вопросах она чувствовала зерна неподдельного интереса.
— Если б вы были колонистом, честным тружеником, а не наследником графского титула, я выглядела бы последней дурой, отказавшись от вашего предложения. Но я не смогу жить в Англии, вдали от моей семьи, друзей, не смогу вести праздную жизнь графини. Я отвергаю именно это, а не вас…
Подобие улыбки появилось на его лице, и что-то блеснуло в глазах, когда он придвинулся к столу.
— Значит, если бы я остался здесь и сказал своему кузену, чтобы он искал другого наследника, вы бы согласились выйти за меня?
Она поняла, что загнала себя в западню. Перестав притворяться, что ест, она постаралась обдумать ответ. Ее тело хотело провести остаток своих ночей в одной постели с ним, но страсть имеет слишком мало общего с логикой жизни. Сможет ли он стать хорошим мужем и отцом? Алекс смотрел на нее, ожидая ответа. Внутри у Эвелин все замерло.
— Я никогда всерьез не думала об этом. Мне трудно представить, как вы приходите после трудового дня в маленький, скромный дом, обнимаете детей, целуете жену. Вы же говорили, что вам не нужны ни семья, ни дети… Чтобы ответить вам иначе, мне нужно перевернуть все в себе.
— Боюсь, что и мне тоже. — Алекс опять откинулся на стуле и посмотрел на нее озадаченно. — Да, я не такой человек и никогда таким не буду. Но вы и словом не обмолвились о любви. Разве это не перевешивает все?
Эвелин спокойно встретила его взгляд.
— Если между мужчиной и женщиной существует симпатия и уважение, то со временем придет и любовь. Я считаю, что все решают хорошее отношение и уважение.
В его глазах вновь зажегся интерес, но Алекс тут же пригасил его обычной насмешливостью.
— Очаровательная теория! А как же мы узнаем, что мы друзья?
Эвелин давно считала, что так оно и есть, но теперь задумалась. Друг никогда не стал бы заставлять ее делать что-то против воли.
— Какое это имеет значение? Все равно это не поможет нам узнать, почему мы здесь и как отсюда выбраться.
Алекс поднялся из-за стола и протянул ей руку.
— Ладно. На обсуждение этих очень интересных вопросов у нас есть еще вся жизнь, а сейчас займемся чем-то более насущным… Не смущайтесь вы так! Вы слишком разумны, чтобы бороться с неизбежностью.
Она осталась сидеть.
— Вы — не неизбежность. И не вы ли говорили, что лучше проведете несколько месяцев в тюрьме, чем остаток жизни в браке?
— Да, последствия моей болтливости преследуют меня же самого, — произнес он с кривоватой усмешкой, наклоняясь, чтобы поднять ее со стула. — Сидеть за решеткой порой легче, чем иметь дело с женщиной… Короче говоря, вы не идете ни в какую тюрьму, вы уезжаете со мной.
Он легко поднял Эвелин со стула и, обняв за талию, посмотрел на нее сверху вниз.
— И я вам докажу, что это не худшая судьба.
Когда он склонился, чтобы поцеловать ее, Эвелин поняла, что все ее слова были напрасны. Она отвернулась и безуспешно попыталась оттолкнуть его.
— Алекс, это унизительно, в конце концов. А у меня и так было достаточно унижений в последние дни.
Явно раздраженный, Алекс выпустил ее и посмотрел недоуменно.
— Теперь я вас еще и унижаю. В чем еще хотите меня обвинить, прежде чем мы доберемся до постели? — Он взял ее за подбородок и посмотрел прямо в глаза. — Сейчас мы идем в постель, Эвелин. И тут уже ничего не изменишь. Я два месяца изо всех сил изображаю из себя джентльмена. Ваши поцелуи сводили меня с ума, но я уважал ваши желания. Сегодня все иначе. Сегодня мы увидим, к чему ведут те поцелуи.
Его пальцы нежно коснулись ее щеки, и Эвелин ощутила просыпающееся внутри желание. Теперь ему уже не надо целовать ее, чтобы началось сумасшествие. Она хотела быть в его объятиях, чувствовать его руки, догадываться, что они ищут. Все было так, как он обещал. И вдруг все это показалось на самом деле неизбежным. Зачарованно глядя ему в глаза, Эвелин нервно облизнула губы и услышала свой хриплый голос:
— Алекс, мне страшно. Я ничего не знаю об этом… Вы говорили, что это будет наша брачная ночь. Но у меня нет подвенечного платья, никакого приданого. И разве жениху не полагается оставить на некоторое время невесту, чтобы она смогла… подготовиться? Есть некоторые вещи… — она покрутила в воздухе рукой, подбирая слова, -… женские, — добавила, совсем смутившись. — Или это не имеет значения, если мы?.. — И закончила уже с негодованием: — Но мне надо, по крайней мере, помыться…
Довольная улыбка блуждала на губах Алекса, когда он наблюдал ее смущение.
— Прошу прощения, любовь моя. Я новичок в обольщении девственниц. Будем учиться вместе. — Он провел ладонью по ее щеке, погрузил пальцы в волосы. — Я, наверное, слишком нетерпелив. Временами меня надо сдерживать… Скажу той карге, чтобы убрала со стола и принесла теплой воды. Это все, конечно, нужно… И не смотри на меня так, Эвелин. Я считаю тебя своей женой.
Он наклонился и быстро чмокнул ее в нос. И прежде, чем она смогла поверить, что все это происходит на самом деле, вышел из комнаты.
Какое-то время она еще чувствовала его присутствие, а потом комната сделалась холодной и пустой. Эвелин в немом изумлении смотрела на четыре угрюмые стены, не в силах понять, откуда вдруг возникла эта сосущая пустота. Ее не было, когда она приехала сюда днем… Или была? Тогда были страх и надежда. Но думала ли она, что ждет здесь Алекса не только для того, чтобы услышать от него новости? Что с ней творится?..
В комнату вошла кухарка и унесла поднос с посудой. Эвелин словно вернулась к реальности. И Алекс не появлялся… Чтобы не отвечать на лишние вопросы. Он ведь предупреждал ее, что не считает себя джентльменом. И теперь она понимала, что он имел в виду. Сейчас у нее был выбор — выскочить из комнаты и бежать в темноту ночного леса или остаться и окончательно пасть. Еще был пистолет. Но она знала, что никогда не выстрелит в Алекса.
Позже, когда кухарка принесла воды, Эвелин, машинально выполняя привычные движения, все думала, думала… и ничего не могла решить. Эта ночь, как он и говорил, окончательно уничтожит ее репутацию. И теперь не имел значения выбор — продать все или идти в тюрьму. И с Алексом она боролась только из принципа, а не потому, что так сильно хотела этой борьбы. Господи, она ведь совсем не хотела сопротивляться его поцелуям!
И куда заведут ее собственные принципы? Она вздрогнула, услыхав, как за спиной отворилась дверь. Принципы. Она должна помнить о принципах. Она обернулась и стала смотреть на мужчину, который запирал дверь на засов… Мысли разбегались. В его мире не было принципов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грезы наяву - Райс Патриция



классный роман! мне очень понравился!советую прочитать
Грезы наяву - Райс Патрицияольга
19.08.2014, 15.02





Роман серьезный и для тех , кто по старше . Но мне понравился.
Грезы наяву - Райс ПатрицияMarina
20.08.2014, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100