Читать онлайн Грезы наяву, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грезы наяву - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грезы наяву - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грезы наяву - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Грезы наяву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Стиснув ладонями голову, Эвелин уже целый час тупо смотрела на одну и ту же страницу гроссбуха. Она пыталась разобраться в цифрах, которые могли оказаться ответом на ее вопросы, но голова отказывалась думать. Свидание с Алексом совершенно вымотало ее.
Она опять ничего не понимала. А если он на самом деле банкрот? Тогда пусть и не думает о женитьбе. Правда, огорчится мать, которая считает его уже своим зятем. Но тогда получается, что они оба обманщики!
Пусть он лучше уедет к себе в Англию и забудет ее. И хотя ей не хотелось о нем думать, она мысленно возвращалась к прошедшей ночи. Им нельзя жить под одной крышей. После таких поцелуев они не могут спокойно смотреть друг другу в глаза. Она испытывала стыд. Как она позволила ему зайти так далеко? Все тело горело при воспоминаниях о его осмелевших руках, и это было сильнее ее злости. Вспомнив о прикосновении его ладоней, она ощутила, как напряглись и затвердели соски, болезненно чувствуя ткань рубашки. Комок в животе стал еще горячее, растекаясь теплыми потоками по телу. Он все знал наперед, развратник, грязный соблазнитель! Как она будет рада, если он исчезнет из ее жизни!
Эвелин со злостью захлопнула книгу и несколько минут прислушивалась к непрерывному движению безжалостных демонов, которых он поселил в ее крови. Ни один мужчина еще не заставлял ее терпеть такое. И не заставит! Надо срочно что-то придумать.
На секунду ее отвлек топот солдатских сапог на улице. У милицейских патрулей не было никакой военной подготовки, кроме той, что они получили в стычках с французами или индейцами. И они редко ходили в ногу. А тут слышался четкий ритм печатающих шаг солдат. Наверное, вернулись из крепости главные силы англичан вместе с губернатором. Но что они здесь делают?
В сознании почему-то возникли слова «общий обыск», но прежде чем она успела сообразить, дверь отворилась, и Эвелин увидела на пороге британского офицера.
— Мисс Эвелин Веллингтон? — спросил он безо всякого выражения, окинул ее холодным взглядом и достал из кармана бумагу, которая позволяла ему искать здесь все, что ему вздумается.
Эвелин в ужасе смотрела на лист с печатью. Она так и не придумала, как избавиться от двух последних ящиков с бренди. Конечно, они едва ли найдут их среди ящиков с фарфором. Она медленно кивнула.


— Об этом говорит уже весь город! Давно пора объявить о помолвке. Вы не можете продолжать жить в одном доме с моей племянницей, не заявив о своих намерениях. В течение трех недель вы получите разрешение от Грэнвилла, и тогда нужно сразу же обвенчать вас!
Джордж Аптон мерил сердитыми шагами гостиную. Библиотека после налета была закрыта, в ней шел ремонт.
Алекс стоял со скучающим видом, опершись о каминную полку, но при последних словах Аптона глаза его недобро сощурились.
— Я уже проинформировал миссис Веллингтон о своем намерении съехать, так как полностью здоров. К сожалению, возникли проблемы с оплатой, так как ваши жена и дочь уплыли вместе с моим кошельком. И если вы мне одолжите некоторую сумму, я немедленно покину дом вашей племянницы.
— Да какое это имеет значение?! Я должен думать о добром имени Эвелин. Она и без того нажила достаточно неприятностей, общаясь с радикалами и появляясь на людях в мужском платье. И теперь еще вы! Это просто невозможно! Вчера вас видели вдвоем выходящими из таверны. Нужно быть порядочным, прежде всего.
Аптон прекратил ходить по комнате, остановился и взглянул на Алекса, который стоял, разодетый в пух и прах, да еще с тростью в руке. Взгляд мистера Аптона должен был подчеркнуть серьезность его намерений. Однако во взгляде Алекса он увидел лишь холодный расчет. Алекс расправил плечи, выпрямившись во весь свой немалый рост.
— Со всем уважением к вам, думаю, это невозможно. Я буду в «Королевском Гербе». Можете туда послать плату за провоз вашего семейства. Эвелин, кстати, планирует устроить аукцион по выкупу просроченных векселей. Я надеялся, что смогу помочь ей. И если вы действительно озабочены тем, что скажут люди, мы будем рады вашей помощи.
Алекс обошел Джорджа Аптона и направился к двери. Если бы он обернулся, то увидел, как побледнел таможенник. Однако Алекс при всей своей выдержке стремился быстрее покинуть дом Аптона, которого он подозревал в связях с контрабандистами. «Если это действительно так, — думал Алекс, — то знакомство с Аптоном и его семейством только дискредитирует меня».
Все еще негодуя и ворча, Алекс направился к таверне, которую решил избрать своим новым местом обитания. Он не мог вернуться в гостиницу, из которой была видна контора Эвелин. Так бы и сидел там целыми днями у окна, выглядывая, не покажется ли она. Потом стал бы изобретать, каким образом зазвать ее к себе. Он хорошо знал себя и теперь чуть лучше узнал Эвелин. Для него поцелуи значили одно, для нее — нечто совсем иное.
Он не хотел обижать ее, но дело закончилось бы именно этим, если бы они продолжали видеться каждый день. Он знал, что Эвелин даже не запирает дверь в свою комнату. И мысль об этой двери, находившейся всего в нескольких шагах от гостиницы, сводила Алекса с ума. Если бы он пришел к ней ночью, она не смогла бы остановить его.
Он не мог понять своей страсти, и здравый смысл был для него неведом. Если бы только он догадывался, что Эвелин испытывает те же самые чувства, тогда бы он понял, почему она не хочет видеться с ним. Он понимал только, что ответственность в данном случае лежит на нем. Ведь Эвелин убеждена, что любовная связь означает только одно — женитьбу. А в его планы не входило связывать себя семейными узами.
В дом Веллингтонов он вернулся после полудня, чтобы забрать свои вещи. Аманда Веллингтон принялась протестовать, но Алекс был неумолим. Не мог же он ей объяснить, что любит Эвелин, но не может на ней жениться. Видя его решительное лицо, Аманда все поняла. В ней боролись противоречивые чувства — с одной стороны она желала счастья дочери, а с другой понимала, что счастье с этим человеком невозможно.
Алекс слишком привязался к семье Веллингтонов, чтобы злоупотреблять их доверием, и чувствовал себя виновным, что втянул Эвелин в расследование контрабанды. А их фиктивная помолвка? Теперь он считал это глупой шуткой. Хотя, разумеется, вначале он думал по-иному. Может быть, следовало сесть в тюрьму, а не устраивать балаган на весь город. Вместо этого он предпочел каждый день находиться в обществе строптивой Эвелин. Ему стало смешно. Сколько времени он потерял зря. Теперь он намерен быть осторожным, теперь он не даст волю своим чувствам.
Он допивал чай, которым его угостила миссис Аманда Веллингтон, когда в дом, дико крича, ворвался Джейкоб. Сначала Алекс не понял, в чем дело, и вышел в переднюю. Вид побледневшей Аманды заставил его действовать решительно. Он схватил Джейкоба за плечи и основательно встряхнул.
— Говори толком и перестань кричать… Ты до смерти перепугаешь мать.
К удивлению Алекса, Джейкоб очень быстро взял себя в руки.
— Они арестовали Эвелин! Англичане пришли, перевернули все вверх дном и забрали Эвелин!.. Вы должны выручить ее! Поспешите, пока они ее не увезли. Они повесят ее, как Томми Джонса!..
Он с такой силой схватил Алекса за руки, что едва не свалил с ног.
Аманда стояла, вся дрожа, опираясь руками на стол.
— Успокойся, Джейкоб, ты говоришь глупости. Томми Джонс был опасный контрабандист, он всю жизнь нарушал закон. А Эвелин — никогда…
Джейкоб с мольбой взглянул на Алекса.
— Вы ведь знаете. Они нашли бренди, ну, и еще что-то. Они знали, где искать… Там были кофе и мадера в других бочонках. Но Эвелин не ставила их туда. Я точно знаю, что не ставила…
Не говоря ни слова, Алекс направился к выходу. Человек, которого он нанял перевезти вещи в гостиницу, лишь удивленно уставился ему вслед. Хэмптон, не заметив его, прошел мимо, так размахивая роскошной тростью, словно готов был смести любого, кто встретится ему на пути. Джейкоб едва поспевал за его широкими шагами.
На Саут-черч им повстречался Сэм Адамс, куда-то спешивший из здания Законодательного собрания. Грозный вид Хэмптона заставил его остановиться, прежде чем Алекс сделал это. Седая голова Адамса удивленно вскинулась, когда он услышал слова Алекса.
— Вы хотите, чтобы от вашего чертова братства была хоть какая-то польза? Выводите его опять на улицы, если к вечеру мне не удастся вытащить мисс Веллингтон из той чертовой дыры, куда ее засунули. Если хотите протестовать, протестуйте против чего-то конкретного, например, против арестов ни в чем не повинных граждан.
Адамс отшатнулся и принялся машинально отряхивать свой сюртук, будто Алекс на самом деле толкнул его. Потом обратился к Хэмптону язвительным тоном:
— Именно этим мы и занимаемся, только делаем это ради всех, а не ради кого-то одного. Мы собираемся вечером в Фэйнил-холле. Если вы готовы к разумному сотрудничеству — добро пожаловать!
Но сейчас Алекс был не в настроении обсуждать преимущества демократии. Запомнив на всякий случай название места собрания, он поспешил к ближайшему от конторы Эвелин посту английского гарнизона. Он был невысокого мнения о человечестве, в какого бы цвета мундиры оно ни рядилось и как бы себя ни называло — вигами или тори. Сейчас он молился, чтобы Эвелин попала в руки кого-нибудь, кто, по крайней мере, мнил себя джентльменом. И не хотел думать о том, что может сделать с женщиной толпа распоясавшихся солдат.
Его надменные манеры и внушительный вид без труда позволили ему пройти в дежурное помещение командира батареи. Человек за столом сначала не обратил на Алекса внимания, но, когда тот постучал тростью по прилавку, поднял глаза.
Увидев перед собой надменного лондонского франта, офицер невольно поднялся.
— Где мисс Веллингтон?
Алекс давно понял, что существует уровень, ниже которого ему, наследному графу Грэнвиллу, неприлично опускаться. Естеотвенная неприязнь в глазах человека, который стоял напротив, ничего не значила. Алекс небрежно взмахнул тростью.
— Не стойте столбом, офицер. Когда ваше начальство узнает, что вы заключили невинную женщину под стражу, от вас потребуют внятных объяснений.
— Мисс Веллингтон арестована. И не может быть освобождена без решения суда.
— Она будет освобождена, и немедленно! Или вы сами окажетесь в суде! Я прибыл сюда как официальный представитель графа Грэнвилла, чтобы расследовать злоупотребления королевских властей в отношении колонистов. Пока что у меня не было оснований верить этим обвинениям. Но вы, капитан, держите под стражей невинную женщину. И если вы не освободите ее, я приведу сюда судью, и вас самого арестуют. Я немедленно желаю видеть мисс Веллингтон.
До офицера, наконец дошло, кто перед ним, кадык его судорожно дернулся. Он перевел взгляд с Алекса на дверь, ведущую в задние помещения.
— С ней все в порядке, сэр. Но освободить ее я не могу. Утром она предстанет перед судьей, и он решит, достаточно ли доказательств, чтобы предъявить ей обвинение. Если она невиновна, ее сразу же освободят.
Алекс сурово поджал губы.
— Вы меня почему-то не хотите понять, капитан. Эта леди должна быть освобождена сию минуту, или вы завтра сами предстанете перед судьей. Вам ясно?
На лице офицера отразились смущение и страх. Он привык получать приказы от старших офицеров, а наследный граф был рангом повыше любого офицера. И все же он знал, что обвинения против арестованной достаточно серьезны. По закону, ее нужно содержать под стражей. Но страх и мелькнувшая мысль, что на этом можно неплохо заработать, нашептывали другое.
— Может быть, как-нибудь… под залог, — наконец медленно, словно раздумывая, произнес он. — Напишите мне записку к старшему офицеру, чтобы он определил сумму. Но леди все равно должна явиться в суд завтра утром.
Единственной целью Алекса сейчас было вытащить Эвелин из камеры. А если уж кто и соберется потом повесить ее, то это будет, скорее всего, он сам. Нетерпеливым жестом взяв в руки перо, он кивнул офицеру:
— Дайте лист бумаги. Я напишу вам обязательство на тысячу фунтов. Эта сумма, думаю, покроет все обвинения, которые могут быть выдвинуты против этой женщины.
Обязательство было не совсем то, что имел в виду офицер, но и проявлять недоверие к намерениям наследного графа не стоило, за это можно поплатиться и жизнью на дуэли. Офицер торопливо достал бумагу.
Через пять минут привели Эвелин. На ней было рабочее платье, в котором ее арестовали, а волосы стянуты в узел на затылке. И никакого негодования, неистового огня в глазах. Словно что-то внутри у нее потухло. Даже когда она увидела Алекса во всем его великолепии, в ее глазах ничего не отразилось.
Алекс стиснул губы, чтобы не заехать офицеру в лицо тяжелым кулаком. Впрочем, офицер наивно полагал, что сделал благое дело, выпустив женщину. В следующее мгновение Алекс опомнился, кивнул офицеру.
— Я позабочусь, чтобы о вас в Лондон дошли самые благоприятные отзывы, капитан. Отвечать за это безобразие будут старшие офицеры.
Он взял Эвелин под руку и почти силой вывел из комнаты. Ярость душила его. Он освободил ее, а что делать дальше?
Джейкоб издал радостный вопль и кинулся обнимать сестру. Она слабо улыбнулась, погладила его по голове, но в ответ на все его вопросы только молчала.
Алекс, стремясь направить кипучую энергию парнишки хоть в какое-то русло, сказал:
— Давай быстро к дяде за каретой. Мы подождем тебя вон на той скамейке. — Он указал на место рядом с закрытой лавкой, где здания отбрасывали на улицу густую тень.
Когда Джейкоб убежал, они устроились на скамейке, подальше от глаз прохожих. Эвелин молчала, ей, похоже, было все равно, как добираться домой.
— Джейкоб говорит, они нашли другую контрабанду, кроме бренди. Ты знала о ней?
Вопрос был, конечно, дурацкий. Но Алекс не мог больше молчать.
— А если бы и так?
Она горько усмехнулась. Это был первый признак, что она хоть как-то реагирует на происходящее.
— Эвелин, черт возьми, Вы меня до смерти напугали! И не смотрите на меня, как на суд присяжных!.. С вами все в порядке? Никто не обидел вас?..
— Урон нанесен только моей гордости. — Она со вздохом посмотрела на свои руки. Алекс в своем роскошном костюме рядом с ней выглядел человеком из другого мира. Она не понимала, что он здесь делает. Несколько поцелуев украдкой не обязывали его давать взятки властям.
— Все это касается нас обоих. Не думаю, что ваш дядя позволит втоптать в грязь вашу драгоценную репутацию. Вам ничего не грозит. Но кто мог спрятать на складе контрабанду так, чтобы вы не знали?
Ему хотелось ее обнять, но он сдерживался. Сейчас, когда она еще не пришла в себя, это означало воспользоваться ситуацией. Эвелин, словно пробуждаясь, посмотрела на него.
— Вы имеете в виду, что дядя как-то причастен к моему аресту или, наоборот, сделает все, чтобы его имя не связывали с этим?
— Я ничего не имею в виду. У меня нет доказательств. Я просто не доверяю ему, и он мне не нравится. Кроме того, сегодня утром мы здорово повздорили. Чувствую, что мои слова задели его. Я сказал, что вы собираетесь распродать неоплаченные векселя своих должников. Я надеялся, что, если он вовлечен в контрабандные дела, это послужит ему предупреждением. Знаком, что от игры пора отказаться. Но он, похоже, решил сделать ответный ход.
— О Господи! — Эвелин с тоской посмотрела вдоль пустой улицы. — Если он действительно замешан, тетя Матильда умрет от позора. А Френсис никогда не найдет себе достойной партии. Она живет только этим! Своих денег у них нет, только дядины. Родственники моей матери люди гордые, но небогатые. Моя мать не простит себе, что уговорила сестру приехать сюда… Ах, как плохо все вышло!
— У меня появилось огромное желание увидеть вашего дядю… — хмуро усмехнулся Алекс.
У него были иные взгляды на семейную гордость, родовую честь. Его род давным-давно распался на множество чужих друг другу людей. Поэтому он не понимал, почему Эвелин так заботится о репутации своих родственников.
— А я бы никого не хотела сегодня видеть. Вы просто не представляете, как стыдно, когда тебя незаслуженно обвиняют. Я не уверена, что смогу когда-либо пройти с гордо поднятой головой. А что будет, если меня завтра осудят?
Эта мысль ему в голову как-то не приходила. Если бы в порту стоял корабль, он просто увез бы ее отсюда. А теперь, без семьи и без денег, что он собой представлял? А если что-то и представлял, то вовсе не был уверен, что это именно то, что требуется в данной ситуации.
Карета прибыла прежде, чем Алекс успел ответить себе на все вопросы. Он усадил Эвелин и, одобрительно кивнув Джейкобу, который устроился рядом с кучером, сел в карету сам.
— Я сегодня же поговорю с вашим адвокатом. Потом попробую разыскать судью. Постараюсь сделать все, что смогу. Вы только не падайте духом раньше времени. Они должны все расследовать. Время пока есть…
Алекс коснулся ее руки, чувствуя, что здесь, в уединенности кареты, это можно сделать.
— Вы не обязаны ничего для меня делать, — сказала Эвелин. — Это не касается вас, Алекс… Я ценю вашу заботу, но мне, наверное, нужно самой позаботиться о себе… И не нужно разыгрывать из себя весельчака.
Алекс сердито убрал руку, и был момент, когда казалось, что он готов дерзко ответить ей. Эвелин невольно отшатнулась. Она только хотела сказать, что он больше не обязан участвовать в обмане с фиктивной помолвкой, и совершенно не подумала, что ее фраза может так обидеть.
— Вы на самом деле считаете меня негодяем, мисс Веллингтон?
Вот и вернулись к «формальным титулам». Эвелин опять посмотрела на свои руки, и ей сделалось стыдно.
— Нет, просто из-за меня вы попали в ситуацию, в которую не должны были попасть. Не хочу дальше быть причиной Ваших бед.
— В этом я как-нибудь сам разберусь. И защитить себя сумею. Я привык, что люди поддерживают со мной отношения, надеясь на какую-то выгоду, но думал, что у нас другие отношения… Если я ошибаюсь, то готов немедленно избавить вас от своего присутствия и обязательств, связанных с помолвкой.
Он произнес все это резко и надменно, но Эвелин услышала в его словах разочарование и обиду. У такого человека, как Александр Хэмптон, наверняка не счесть родственников и друзей. Неужели он на самом деле так одинок?
— Кроме того, я не хочу вовлекать Вас в скандал, который может сказаться на Ваших отношениях с кузеном, — отозвалась она спокойно. — Я сделала бы то же самое для любого своего друга.
Он распрямился и, свысока глянув на нее, усмехнулся. Потом вздохнул и сказал:
— Тогда не спорьте и слушайте меня. Приедете домой, примите ванну, отдохните. А мне предоставьте роль озабоченного жениха. Поверьте, у меня больший опыт общения с судебными властями, чем у вас.
Когда экипаж остановился, Алекс помог ей выйти и сдал с рук на руки матери. Глядя на обеих заплаканных женщин, он понял, что ни в какую гостиницу не переедет.
Вечером Алекс, рассказав им о результатах переговоров с судьей, вновь куда-то собрался, и Эвелин не смогла удержаться и не подглядеть за ним украдкой из окна своей спальни. В этот раз он оставил свою трость, снял элегантный шелковый сюртук, облачился в одежду попроще и отправился со двора с целеустремленным видом.
Неужели он каким-то образом дознался о собрании в Фэйнил-холле?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грезы наяву - Райс Патриция



классный роман! мне очень понравился!советую прочитать
Грезы наяву - Райс Патрицияольга
19.08.2014, 15.02





Роман серьезный и для тех , кто по старше . Но мне понравился.
Грезы наяву - Райс ПатрицияMarina
20.08.2014, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100