Читать онлайн Грезы любви, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грезы любви - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грезы любви - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грезы любви - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Грезы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Яркое полуденное солнце высветило серебряные нити в волосах высокого мужчины почтенного вида. Его нарядный камзол из бежевого шелка, отделанный золотой тесьмой по обшлагам рукавов и вдоль шлицы, прекрасно сочетался с золотистым атласным жилетом и сверкающими пряжками на башмаках. Одетый явно для визитов, он вытащил из кармана клочок бумаги и посмотрел на обветшалый дом на противоположной стороне улицы, затем снова взглянул на бумажку. Годы пощадили его, но морщины в уголках глаз и рта свидетельствовали о пережитых испытаниях.
Он спрятал бумажку в карман, с любопытством наблюдая за потоком принаряженных моряков и военных, входивших в дом. Ранее туда уже проследовал губернатор, несколько именитых горожан и священник. Дверь то и дело открывалась, впуская и выпуская хлопотливых горничных, модисток и посыльных с букетами цветов.
В доме, по всей видимости, полным ходом шли приготовления к свадьбе.
Похоже, он выбрал неудачный день для визита.
Вспомнив подвыпившего молодого капитана, разоткровенничавшегося с ним в таверне, джентльмен печально улыбнулся и двинулся прочь. Ему уже приходилось сталкиваться с причудами судьбы. Вполне возможно, что прошлым вечером он разговаривал с тем, кого разыскивал, не подозревая об этом. Молодой человек производил хорошее впечатление, и джентльмен надеялся, что он последовал его совету жениться на очаровательной наследнице. Его собственная дочь недавно вышла замуж и, похоже, довольна своим замужним положением, хотя жених мог предложить ей только молодость и здоровье, хорошие мозги и доброе имя. Богатство – это еще не все.
Он вспомнил, как Брайана смеялась над «лунными грезами», как она называла его мечты. В юности он считал необходимым доказать своему отцу, что достоин быть его наследником и имеет право жениться на любимой женщине, а не на той, что выберут для него. Как же он был глуп! И сколько жизней принес в жертву своим несбыточным мечтам и дурацким фантазиям.
При мысли о женщине, ставшей в конечном итоге его женой и родившей ему детей, он вынужден был признать, что ему не пришлось жестоко расплачиваться за принятое решение. Конечно, он тосковал по родному дому и семье, в которой вырос, а память о Брайане всегда жила в его сердце, причиняя мучительную боль. Но в остальном у него не было причин жаловаться на судьбу. Если бы не его жена, он давно бы умер и не имел никакого будущего ни у себя на родине, ни здесь. Нет, учитывая все обстоятельства, ему не о чем сожалеть.
Тем не менее, пальцы пожилого мужчины продолжали теребить листок бумаги, лежавший у него в кармане. Зачем кому-то понадобилось разыскивать корабль и команду, которые давно покоились на дне моря? Его деятельный мозг бился над этим вопросом, поворачивая его так и эдак в поисках ответа.
В свое время наверняка проводилось официальное расследование, хотя ни Диана, ни ее отец никогда не упоминали об этом. В сущности, это было единственное, что он ставил им в вину. Утаить от него прошлое было жестоко, но он мог понять, почему они это сделали. Старый Морис знал, что умирает. Плантация находилась в упадке и едва ли могла служить заманчивым приданым для дочери, чья доброта и щедрость не могла возместить недостаток физической красоты. Здоровый молодой человек, потерявший память, показался им даром небес. От него скрыли даже тот факт, что он был военным моряком. Должно быть, они сожгли его мундир в надежде, что память никогда не вернется к нему.
Вздохнув, он направился к таверне, чтобы не возвращаться в свое одинокое жилище. Похоже, у него ничего не осталось, кроме воспоминаний. Диана умерла во время эпидемии желтой лихорадки, которая унесла и его сыновей. Выжила только дочь, но теперь она замужем и вынашивает его первого внука. Что ж, ему есть чего ждать. Но этого недостаточно. Даже плантация больше не требует его внимания, с ней вполне справляется его зять. Ему необходимо что-то новое, что могло бы занять его ум.
Мысли его вернулись к клочку бумажки в кармане – и жизни, оставленной много лет назад. Считая его мертвым, Брайана наверняка вышла замуж и обзавелась дюжиной ребятишек. Она всегда хотела иметь детей и сетовала на то, что он заставляет ее ждать. Конечно же, она была права. Ему следовало тогда же привезти ее домой. Тогда они жили бы за надежными стенами старого замка, рожая и воспитывая детей. Вместо этого он вбил себе в голову, что должен что-то доказать себе и людям, – и потерял все.
Что ж, возможно, жестокий урок, который преподала ему жизнь, принесет удачу этому симпатичному капитану. Возможно, он даже посоветуется с ним, на каком корабле плыть в Англию, если решит вернуться домой. Конечно, проще было бы написать отцу, если тот еще жив, но такие вещи трудно изложить на бумаге. К тому же он боялся потревожить тех, чьи жизни когда-то разрушил.
Диана так и не поняла, что память постепенно возвращается к нему. Для нее было бы большим потрясением узнать, что он уже был женат и что их респектабельная жизнь не более чем фикция. К тому времени у него уже были сыновья и дочь, нуждавшиеся в его заботах. И он решил, что лучше не ворошить прошлое.
Но теперь к этому нет никаких препятствий. Пожалуй, вначале ему следует навести справки о своей семье. Если отца нет в живых, наследником, очевидно, стал сын его кузена. Едва ли тот узнает его после стольких лет. А если отец снова женился, то в поместье могут обитать совершенно незнакомые люди. Его возращение внесет хаос во множество жизней. Да, вначале нужно все как следует разузнать.
Эта идея настолько воодушевила пожилого джентльмена, что он выпрямился и бодро зашагал вниз по холму, пока не исчез из виду.


Из окна спальни Элисон наблюдала за худощавым, почтенного вида мужчиной, который, стоя на противоположной стороне улицы, с явным любопытством поглядывал на дом Рори. Вместо того чтобы слушать священника, она витала в облаках, гадая, кто этот джентльмен и почему у него такой печальный вид. Видно, ему есть что рассказать, только вряд ли она когда-нибудь услышит его историю. Будь ее воля, Элисон вышла бы из дома и последовала за ним. Ей это казалось таким естественным поступком, только Рори и священник вряд ли поймут, если она скажет, что отправилась следом за незнакомым мужчиной только потому, что он напомнил ей призрак ее отца.
Джентльмен скрылся из виду, и Элисон позволила реальности вторгнуться в ее мысли. Все утро прошло в хлопотах. Ей помогли принять ванну, причесали и нарядили. Портниха принесла и подогнала по ее фигуре прелестное платье из серебристого атласа с белой кружевной отделкой по вороту и горловине. Рори, как и обещал, привел священника, пожелавшего переговорить с невестой наедине.
Вздохнув, Элисон повернулась к облаченному во все черное викарию. Он производил впечатление доброго человека. Правда, несколько нервного и суетливого, но все равно с ее стороны было бы невежливо поворачиваться к нему спиной. Но она не могла взять в толк, чего он от нее хочет.
– Полагаю, вы осознаете, миледи, серьезность предстоящего шага? Такие решения не принимаются второпях. Вы должны подумать о своей семье… – Он запнулся, когда Элисон обратила на него отсутствующий взгляд серо-голубых глаз.
М-да, бедняжка, похоже, глуповата. Жаль, что это обстоятельство послужит к выгоде искателя приключений, который привел его сюда и теперь ждет внизу. Но, судя по положению вещей, чем скорее он узаконит этот союз, тем лучше.
– Семья? – Элисон оживилась, воспрянув духом. – Ну конечно же, я должна подумать о семье. Спасибо, ваше преподобие. Вы мне очень помогли. Можете заверить Маклейна, что я произнесу свои обеты, как и обещала.
Ее ответ ничуть не успокоил викария, потратившего добрых полчаса, убеждая ее в обратном. Тем не менее, он посчитал свою миссию исполненной – насколько это было возможно. Конечно, губернатор будет разочарован, но он справедливый человек и не станет винить его за чужие решения. А вот чего ожидать от Маклейна, как назвала девушка грозного шотландца, еще неизвестно. Пожалуй, так безопаснее для всех, с облегчением решил викарий.
Оставшись одна, Элисон задумалась. Она не испытывала сожалений. Если уж на то пошло, у нее никогда не было выбора. Все мужчины, которых она встречала, думали прежде всего о ее богатстве, воспринимая все остальное через призму алчности. Печально, что Рори, вопреки ее надеждам, оказался не лучше других, но у него, по крайней мере, есть веская причина для того, чтобы стремиться завладеть ее деньгами. Когда они поженятся, он сможет выкупить земли, принадлежавшие его предкам, и спасти свой клан и арендаторов от нищеты. Это благородная цель.
Элисон никогда не видела Шотландию, но много слышала о ней от бабушки, которая была родом с Шотландского нагорья. Она бы не отказалась поселиться там вместе с Рори и постараться вернуть его владениям былое процветание. Такая жизнь принесла бы им обоим удовлетворение и, возможно, счастье. Пожалуй, это было бы не так уж плохо.
Заодно это положило бы конец притязаниям Гренвилла. При этой мысли Элисон ощутила приступ злорадства. Он придет в такую ярость, что его может хватить удар. Жаль, что она не увидит физиономию своего кузена, когда он узнает, что она вышла замуж. Определенно, брак с Рори гораздо лучше всего, что мог бы предложить ей граф.
Но, вспомнив странного Рори, который ввалился к ней в комнату сегодня утром, Элисон вдруг усомнилась, что поступает правильно. До сих пор у нее это не слишком хорошо получалось. После смерти деда она только и делала, что попадала из одной передряги в другую. Вполне возможно, что сейчас она совершает очередную ошибку.
Ей необходимо поговорить с Рори. Она должна удостовериться, что приняла верное решение и что ощущение неотвратимости рока, которое она испытывает, вызвано не чем иным, как нервозностью перед свадьбой. У него было достаточно времени, чтобы проспаться после вчерашней пьянки и привести себя в порядок. Если она увидит того Рори, которого знает, а не напористого и грубоватого незнакомца, она, поймет, что сделала правильный выбор.
Горничные и портнихи ушли, но в доме было полно матросов. Кто-нибудь из них поможет ей найти Рори. Воодушевленная этой мыслью, Элисон бросилась к двери и обнаружила, что она заперта.
Она недоверчиво подергала за ручку. Выходит, она пленница. Пленница в той самой комнате, которая вскоре станет ее брачными покоями? Элисон смотрела на дверь с растущим смятением. Как он мог?
Она вспомнила первую ночь на борту его корабля и ужас, который она испытала, оказавшись взаперти. Элисон почувствовала себя так, словно двери тюрьмы сомкнулись за ее спиной, и она навсегда лишилась свободы. Она была пленницей Рори с самого начала, глупо было даже пытаться бежать. Он просто дал ей время привыкнуть к петле на шее, прежде чем затянуть ее, когда ему будет удобно.
Алан лишь слегка задел ее сердце по сравнению с тем, что сделал Рори. Осознание этого факта так ужаснуло Элисон, что она отдернула руку от дверной ручки, словно та превратилась в голову медузы. Попятившись, она попыталась собраться с мыслями, но не смогла. Образы Рори в объятиях другой женщины перемешивались с образом демонического любовника, который являлся ей в видениях. Нет, так нельзя. Она должна вспомнить настоящего Рори, мужчину, который дарил ей любовь и нежность. Мужчину, который спас ее от похитителей и избавил от судьбы, уготованной ей алчным кузеном.
Но подозрения уже пустили корни в ее мозгу. В сущности, у нее нет никаких доказательств, Кроме слов самого Рори, что похитителей нанял Гренвилл. Разве не странно, что он наткнулся на них раньше, чем они успели доставить ее к кузену? Странно. И очень удобно для Рори.
И потом, кто-то же должен был сообщить Гренвиллу, что она находится в Чарлстоне. Ясно, что мистер Фарнли никогда бы не стал откровенничать с графом после того, как получил ее письмо. А вот если предположить, что это сделал Рори, то все ее злоключения начинают складываться в стройную картину. Рори написал своей тетке, что Элисон с ним. Он погубил ее репутацию, дабы не оставить ей иного выхода, кроме как выйти за него замуж. Он знал, что Гренвилл явится за ней, и поспешил на выручку, рассчитывая, что она в порыве благодарности упадет к нему в объятия.
Что она и сделала. Причем не просто упала в его объятия, а отдалась ему всем сердцем и душой, пожертвовала всем. Она ничуть не лучше своей матери. Иначе как объяснить тот факт, что она охотно верит лживым обещаниям мужчин, лишь бы насладиться их поцелуями? Ни одна леди не поступила бы так. Она распутная особа и будет расплачиваться за свои грехи до конца жизни.
В отчаянии Элисон бросилась к окну и выглянула на улицу. Что ж, она безумна, но не настолько, чтобы спрыгнуть с такой высоты. За дверью послышались шаги, и она лихорадочно огляделась в поисках места, где можно было бы спрятаться. Но нет. В скудно обставленной комнате не имелось даже занавесок или гардероба, которые могли бы послужить укрытием.
Следующая ее мысль была об оружии, но прежде, чем она выбрала подходящий предмет, дверь распахнулась. Элисон едва сдержала крик ужаса, уставившись диким взглядом на Дугала, облаченного в свой лучший костюм.
Дугал озадаченно застыл на пороге, глядя на девушку, напоминавшую загнанного в угол зверька. Пожалуй, Рори зашел слишком далеко, пытаясь укротить малышку. Как бы она не сломалась в самый неподходящий момент.
Тяжело вздохнув, он протянул руку, чтобы проводить ее на церемонию, которую она явно воспринимала как собственную казнь.


Рори смотрел на Элисон, спускавшуюся по лестнице, опираясь на руку Дугала, и чувствовал, как его внутренности сжимаются в тугой узел. Ее прелестные серые глаза превратились в темные зеркала, готовые разбиться вдребезги при малейшем звуке. Цветущее лицо побледнело, кожа туго натянулась на скулах, резче обозначив изящные черты. Напрасно он все это затеял. Пора трубить отбой. Еще не поздно все остановить, отправить честную компанию по домам, а самому утопиться в море, чтобы покончить со всем этим раз и навсегда.
Нет, ничего не выйдет. Рядом стоит губернатор, а комната набита официальными лицами. Он поклялся, что бракосочетание будет законным, с точки зрения церкви и государства, и все они явились сюда, чтобы проследить, что он сдержит свои обеты и поступит как честный человек по отношению к Элисон.
Рори не представлял, как он сдержит все обещания, которые надавал в последние несколько часов. После вчерашнего пьянства голова у него гудела, как адские колокола, он не спал почти двое суток. С того мгновения, как он увидел Элисон, сбегающую по сходням на пристань, все его мысли были заняты тем, как вернуть ее назад. У него не было времени подумать о том, что делать дальше, когда он найдет беглянку.
А теперь уже слишком поздно. Глядя на ее заострившиеся черты, Рори осознал, что сломал нечто хрупкое и драгоценное, попавшее в его руки по прихоти судьбы. Жизнь дала ему единственный шанс прикоснуться к чему-то особенному и невыразимо прекрасному, а он уничтожил его в своей неуемной жажде владеть и обладать. Быть может, все, чего он лишился в своей незадавшейся жизни, было отнято у него не без причины, но он так и не усвоил преподанного ему урока.
Элисон стояла рядом, казалось, поглощенная церемонией, но Рори не мог сосредоточиться на словах священника. Галстук казался ему слишком тесным, в комнате было душно из-за набившейся толпы. Льняная рубашка, надетая под камзол и длинный жилет, прилипла к спине. От голода, недосыпания и похмелья голова его так кружилась, что, когда Элисон наконец повернулась к нему, он забыл обо всем на свете и зачарованно уставился в ее серые глаза. Они напоминали грозовые тучи, собирающиеся над холмами перед снегопадом, и Рори ощутил пронизывающий холод северных ветров. Если бы он верил в колдовство, то решил бы, что она насылает на него чары.
Дугал подтолкнул его, и Рори вспомнил о кольце. Он поспешно надел его невесте на палец, и священник продолжил церемонию. Элисон недоверчиво уставилась на их соединенные руки, не чувствуя ни восторга, ни радости, сопровождавших языческий обряд на необитаемом острове. Ее пальцы безжизненно лежали в руке Рори.
Формальный поцелуй в конце церемонии вызвал одобрительные, хотя и приглушенные возгласы со стороны команды «Морской ведьмы». Рори бросил на Элисон обеспокоенный взгляд, но их тут же окружила толпа желающих поздравить новобрачных, исключив всякую возможность общения. Рори сжал руку Элисон и почувствовал, как кольцо врезалось в его ладонь рядом с затянувшейся ранкой у основания большого пальца. Но даже эти два символа, подтверждавшие его права, не прибавили ему счастья.
Губернатор был первым, кто пожал руку новобрачному и поцеловал в щеку его молодую супругу. Сжав в своих ладонях холодные пальцы Элисон, он пристально вгляделся в ее лицо.
– Ваш дедушка был хорошим человеком, леди Элисон. Надеюсь, я сделал то, чего он хотел. Жаль только, что вы разминулись со своим кузеном и он не смог присутствовать на церемонии, но, принимая во внимание все обстоятельства, ваш нетерпеливый жених был прав, настаивая на немедленном бракосочетании. Уверен, что теперь, имея рядом такую милую женщину, Маклейн изменит свои привычки. – Он бросил на Рори многозначительный взгляд, который тот встретил, не дрогнув.
Упоминание ее кузена привлекло внимание Элисон больше, чем что-либо другое до сего момента.
– Гренвилл? Он здесь?
Рори, почувствовав ее внезапное напряжение, поспешил успокоить ее.
– Был здесь и через несколько дней снова вернется. Он разыскивает вас.
Губернатор иронически хмыкнул.
– Скорее твою голову, Маклейн. Как бы ты ни пытался оправдать свои действия, похищение подопечной графа было не лучшим из твоих деяний. Постарайся в следующий раз встретить его более любезно, чем пушками.
При этих словах Элисон вскинула голову, словно взъерошенная птичка, и произнесла обманчиво мягким тоном:
– В следующий раз, губернатор, я велю Рори дать залп по этому гнусному типу и отправить его на дно. И вам следует сделать то же самое.
Опешив, губернатор взглянул на спокойное лицо Рори. Тот небрежно пожал плечами.
– Семейная ссора. Я не хотел упоминать об этом без разрешения Элисон.
– Бог мой. – Губернатор воззрился на молодую пару, словно на парочку безумцев. – Гренвилл примерно так и сказал, но я решил, что он преувеличивает. Правда, мне показалось, что он не прочь вздернуть тебя за пиратство, Маклейн. Выходит, попадись вы ему в руки, провели, бы свадебное путешествие на борту брига по пути в адмиралтейский суд.
– Гренвилл сам пират, – заявила Элисон, возмущенно округлив глаза. – Он захватил мой корабль. Надеюсь, вы сможете призвать его к порядку. Эти бессмысленные вояжи стоят мне денег.
Рори, бросив взгляд на ошарашенного губернатора, счел за благо промолчать и принялся разглядывать публику, собравшуюся в переполненной гостиной. Когда Элисон хотела бить понятой, она делала это мастерски. К сожалению, губернатор не подозревал, что это и есть настоящая Элисон. Видя отсутствующее выражение, часто появлявшееся на ее прелестном личике, он считал девушку глуповатой, если не полоумной. Графы не похищают корабли, а молодые девушки не владеют ими. Рори не собирался вмешиваться в перепалку между Элисон и губернатором. Тот и так уже пригрозил бросить его в тюрьму за контрабанду, похищение и подозрение в пиратстве на основании ложных обвинений Гренвилла. Он хотел лишь одного: выбраться отсюда раньше, чем произойдет что-нибудь непоправимое.
– Вот как? Ну что ж, придется этим заняться. – Несколько растерянный, губернатор склонился над рукой Элисон, кивнул Рори и поспешно ретировался.
– Это был не самый умный поступок, сердечко мое. В здешних краях я считаюсь мошенником, а не благородным представителем английской знати. Гренвилл почти убедил местные власти, что я похитил его невинную, но слабоумную подопечную в своих корыстных целях. Губернатор не любит, когда из него делают дурака.
– Тогда ему не следует водиться с дураками, – отрезала Элисон и изобразила улыбку, приветствуя Дугала. С тем же безмятежным видом она выдержала поздравления многочисленных доброжелателей, уверенных, что они присутствуют на счастливом бракосочетании.
Стоя рядом с Элисон, Рори чувствовал, что она на пределе и что ее хрупкий фасад может дать трещину в любой момент. В комнате собралась в основном мужская компания, состоявшая из его друзей, деловых партнеров и матросов, и можно было не сомневаться, что каждый из них слышал ту или иную версию их скандальной истории. Любопытные взгляды, которые они бросали на опороченную наследницу, могли довести до нервного срыва и более толстокожего человека. Рори даже не хотел задумываться, какое действие они оказывают на Элисон.
Когда в задней части гостиной вспыхнула ссора между членами его команды и молодыми людьми, выпившими слишком много бренди, Рори решил, что пора уводить Элисон со сцены. Взяв ее за локоть, он начал решительно проталкиваться сквозь толпу.
Элисон не сопротивлялась. Послушная, как марионетка, она проследовала мимо матросов, проводивших новобрачных шутками и подмигиваниями, и позволила вывести себя в коридор за кухней. Глядя в ее отсутствующее лицо Рори вдруг понял, что она может сбежать от него даже сейчас, и на его щеке дернулся мускул. Может, ему и удалось завладеть ее телом, но мысли Элисон оставались для него загадкой.
– Поднимись по черной лестнице. Я пришлю к тебе Роузи и попытаюсь выпроводить гостей. Не жди меня. Они способны проторчать здесь целую ночь.
Элисон кивнула и, приподняв юбки, медленно двинулась вверх по узкой лестнице, оставив Рори гадать, что, к дьяволу, ему теперь делать.
Когда в доме не осталось никого, кроме его бдительной команды, Рори поднялся наверх, едва держась на ногах от обильных возлияний. А ведь ночь еще не кончилась. Будь он уверен, что жена встретит его с распростертыми объятиями, он мог бы расслабиться в предвкушении радостей, которые сулит супружеская жизнь. Но он вкусил этих радостей до брака, и теперь придется расплачиваться. Все имеет свою цену. Эту истину Рори усвоил давным-давно.
В спальне было темно, но он знал, что Элисон здесь. Все выходы из дома охранялись матросами, да и Роузи заверила его, что новобрачная перекусила и отдыхает. Обнаружив, что постель не разобрана, он обвел взглядом комнату.
Ее нетрудно было найти. Элисон сидела на низком подоконнике, обхватив руками колени и устремив взгляд на улицу. Длинный подол свадебного платья волочился по полу. Внезапно Рори ощутил такую усталость, что готов был повернуть назад. Только сознание допущенной по отношению к Элисон несправедливости удержало его на месте. Если они надеются сохранить хотя бы шанс на счастье, один из них должен вести себя разумно. Рори вовсе не был уверен, что способен на это, но полагал, что должен попытаться.
Элисон повернула голову, наблюдая за его неуверенными движениями. Стянув камзол и жилет, Рори бросил их на ближайший стул и нерешительно остановился в изножье кровати. Его волосы были убраны в косичку, лишь одна непокорная прядь выбилась и упала на щеку. Это все, что можно было разглядеть в темноте, но Элисон могла представить себе его лицо даже с закрытыми глазами.
– Ты опять напился, – заметила она без тени осуждения.
– Похоже на то. – Рори шагнул к ней, но Элисон не сделала никакого встречного движения.
– Я не побеспокою твой сон сегодня. Можешь ложиться без меня, – любезно сообщила она и снова отвернулась к окну.
Рори не сразу нашелся с ответом, глядя на темный силуэт у окна. Элисон даже не распустила волосы.
– Так не пойдет, девонька, – отозвался он наконец. – Теперь ты моя жена. Я имею законное право делить с тобой постель.
Она снова повернулась к нему лицом, но он не мог видеть ее глаза.
– Видимо, это означает, что закон и церковь дают тебе право принудить меня. – Ее голос оставался тихим и невыразительным. – Иначе ты ничего не добьешься.
– Я слишком устал, чтобы принуждать тебя к чему бы то ни было. Ложись и поспи, а утром мы все обсудим.
– Нет. – Она снова отвернулась от него.
Это короткое слово взбесило его больше, чем любые аргументы и оправдания. Сжав кулаки, Рори попытался удержать свой нрав в узде.
– Чего ты добьешься, отказывая мне? Что сделано, то сделано. Мы должны извлечь лучшее из той ситуации, в которой оказались.
– Мало того, что ты добился своего, ты еще читаешь мне мораль. Можешь отправляться в постель к своей розовой канарейке, а меня оставь в покое. Иначе я обращусь к мистеру Фарнли и узнаю, нельзя ли отменить эту пародию на свадьбу. Не вижу причин, почему я должна верить тебе на слово.
За яростью нахлынула боль, и Рори покачнулся на нетвердых ногах. Он был из тех людей, кто привык быстро соображать даже под шквальным огнем, но слова Элисон настолько выбили его из колеи, что мозги просто отказывались работать.
– Элисон, у меня не было другого выхода. Как ты не понимаешь? Единственное, чего я хотел, так это защитить тебя. Гренвилл не стал бы возражать, если бы я смотал удочки, оставив тебя здесь. Только не думаю, чтобы тебе это понравилось. – В порыве вдохновения он выдвинул последний – неоспоримый, как он надеялся, – довод: – И потом, я был убежден, что ты стремишься к браку, чтобы обезопасить ребенка, который может родиться. Извини, если я ошибся, но я не мог уступить тебя Гренвиллу.
Его речь была бы очень убедительной, если бы не занятные мелочи, включая его любовницу и поместье, которое он собирался купить. Но эти упущения не прошли мимо Элисон вместе с осознанием нового предательства. Сверкнув глазами, она с изумлением и яростью уставилась на него.
– Ребенка? Ты же сказал, что никакого ребенка не будет! Ты сказал, что в этом смысле мне нечего не опасаться. Это что, тоже ложь?! Выходит, не появись здесь Гренвилл, ты бы и дальше дурачил меня. И все закончилось бы так же, как у моей матери: позором для собственного ребенка.
Рори не нашелся что сказать в свое оправдание. Он был виноват и сознавал это.
– Теперь я понимаю, что это было настоящим безумием, но я не мог отказаться от тебя. – Он устало опустился в кресло. Последние два дня превратились в непрерывный кошмар, который никак не кончался. Откинув голову на обитую тканью спинку, он уставился в потолок. – Ложись, милая. Я не потревожу тебя.
Столь безоговорочное признание вины обезоружило Элисон. Прикусив губу, она смотрела на Рори, даже когда его ресницы закрылись, а дыхание превратилось в негромкое похрапывание. Возможно, она уже вынашивает его ребенка. Вот к чему привело безумие последних недель. Взгляд ее невольно переместился на живот, а рука осторожно накрыла его плоскую поверхность. Она не готова к тому, чтобы иметь ребенка. Она даже не уверена, что хочет иметь мужа. А теперь, похоже, может обзавестись обоими.
Бабушка была права. Лунные грезы – опасная вещь, особенно когда сбываются.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грезы любви - Райс Патриция



Вот так из "любви" вырастят тепличное растение, не знающее элементарных вещей и правил безопасности, и даже не задумаются: а как сия наивность далее жить будет. без царя в голове?!
Грезы любви - Райс ПатрицияKotyana
20.01.2013, 19.08





Вот так из "любви" вырастят тепличное растение, не знающее элементарных вещей и правил безопасности, и даже не задумаются: а как сия наивность далее жить будет. без царя в голове?!
Грезы любви - Райс ПатрицияKotyana
20.01.2013, 19.08





Спошные приключения. Читайте.
Грезы любви - Райс Патрициялена:-)
9.02.2014, 18.38





Вообще-то, почитав до середины, я устала от побегов взбалмошной героини, даже не поняв причин этих побегов...Ну, что сказать...видимо, читать я дальше не буду. Героиня- барышня с придурью, то любит, то не любит, чего хочет-я не поняла, ну и бог с ней...
Грезы любви - Райс ПатрицияМарина
22.10.2014, 9.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100