Читать онлайн Бумажный тигр, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажный тигр - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.58 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажный тигр - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажный тигр - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажный тигр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

По мере своего продвижения к центру города и к благополучным кварталам шествие привлекало к себе все больше внимания. Дженис и Одри весело поприветствовали знакомых клерков из магазина «Маллони», расходившихся по домам по окончании рабочего дня. Другие участники демонстрации здоровались с друзьями или родственниками, выходившими из лавок в центре города. Экипажи вынуждены были жаться к тротуарам, чтобы пропустить процессию, которая освободилась наконец из тесных тисков трущобных улочек и широким потоком вылилась на главный проспект.
Джорджина заметила в сторонке одного из младших братьев Питера и весело его окликнула. Сидевший на лошади молодой человек был явно удивлен, но улыбнулся в ответ, и его улыбка сделала его настолько похожим на Дэниела, что Джорджина тут же прониклась к нему теплым чувством.
Подтолкнув мужа локтем, она сказала:
— Вон видишь? Это твой самый младший брат Джон. Помаши ему.
Дэниел неохотно посмотрел туда, куда она показывала, и брови его полезли на лоб. Он увидел самого себя, каким был в восемнадцать лет. Не хватало лишь очков и растрепанных волос. Самый младший сын в семье Маллони, как и он, очевидно, не унаследовал внешность от своих красивых ирландских предков. Дэниел неуверенно улыбнулся и помахал рукой.
Мальчик смутился, но кивнул в ответ, а потом протиснулся сквозь толпу на лошади и исчез в переулке. Дэниел с некоторым сожалением проводил его глазами, подумав о том, что ему никогда не представится возможность познакомиться с Джоном поближе. Раньше это его не беспокоило. Впрочем, нет смысла размышлять над этим сейчас, когда уже слишком поздно и ничего не поправишь. Дэниел отвернулся в сторону.
Нестройная процессия, состоявшая из телег и бедно одетых граждан, постепенно росла. К соседям присоединялись на улицах соседи, к знакомым знакомые, к родственникам родственники. Мимо магазина «Маллони» проходили с развевающимися лентами, шумно и вызывающе. Заметив в одном из окон верхнего этажа своего отца, Дэниел торжествующе поднял кулак с оттопыренным большим пальцем. На короткое мгновение они встретились глазами. Еще несколько недель назад Дэниел не мог предполагать, что их знакомство произойдет при подобных обстоятельствах, но, пожалуй, старик Маллони ничего другого не заслуживал.
По мере углубления в богатые кварталы толпа вела себя все тише. Многие из собравшихся прежде никогда не бывали в этой части города и теперь восхищенно вертели головами по сторонам. Вдоль широкой прямой улицы тянулись красивые особняки с садами, полускрытые от глаз зеленью и оградами с резными решетками. Толпа растеклась в стороны, беспрепятственно пропустив через себя элегантный экипаж с какой-то пожилой леди, которая даже не повернула головы, чтобы взглянуть на этих людей.
Дженис пробежала в голову колонны и пошла рядом с Джорджиной.
— Мне кажется, запал начинает иссякать, — пробормотала она. — И чем дальше, тем будет хуже. Мы нелепо смотримся, в таком окружении.
— Так же нелепо, как я смотрюсь в вашей части города? — возразила Джорджина. — Так же нелепо, как Бетси будет смотреться в «Маллони», когда подрастет?
— Бетси станет тем, кем захочет, когда подрастет. Я позабочусь об этом, — с вызовом отозвалась Дженис.
— В таком случае тебе пора постепенно приучать ее к этой части города. Здесь такие же люди, как и у вас, только одеты лучше и почти все говорят по-английски, — сказала Джорджина и весело помахала рукой Лойоле Бэнкс, вышедшей на крыльцо своего дома, чтобы выяснить, что произошло и откуда шум.
Лойола была настолько потрясена, что лишь молча проводила Джорджину глазами.
Твой отец всех нас арестует за незаконное проникновение на территорию его владений.
В этот момент между ними вдруг вклинился Дэниел, незаметно подобравшийся сзади. Он взял обеих женщин под руки.
В настоящую минуту ее отец в Чикаго, где пытается занять денег.
Джорджина бросила на него подозрительный взгляд: — Откуда ты знаешь?
— Птичка напела.
— Какая еще птичка?
— Та самая, которая работает на телеграфе, — рассмеялся Дэниел и повел колонну в сторону уже показавшегося впереди дома Хановеров.
Телеги и тачки рассыпались по безупречно ухоженной лужайке. Участники шествия, задрав головы, зачарованно разглядывали роскошный особняк с множеством окон, поблескивавших на вечернем солнце. Визжащие от восторга дети тут же забрались на росшие в саду величественные клены, другие перебежали в тот участок сада, где темнели хвойные деревья, и стали бросаться друг в друга сосновыми шишками. Женщины не могли оторвать глаз от разноцветных розовых кустов, высаженных вдоль стен дома, а мужчины мысленно подсчитывали, сколько столетий нужно работать при их жалованье, чтобы построить себе дом, хотя бы отдаленно напоминающий этот.
Джорджина смахнула слезинку и поднялась по крыльцу. Подергав дверь и обнаружив, что та заперта, она вынула из кармана ключи и открыла ее. Обернувшись, она сделала своим друзьям приглашающий жест.
Но толпа, напротив, отхлынула от крыльца. Заметив, как задрожали губы жены, Дэниел решительно взял Одри и Дженис за руки и завел их в дом. За ними порог осторожно переступили их бабушка, Дуглас и Бетси.
Нам всем надо подкрепиться, — шепнул Дэниел Джорджине. — Как ты думаешь, у вас на кухне что-нибудь найдется?
Джорджина тут же оживилась:
У нас полно пунша! А о еде я сама позабочусь.
Харрисоны, затаив дыхание, замерли посередине роскошного вестибюля, разглядывая окружавшее их великолепие: хрустальные газовые бра на стенах, изящный ковер, покрывающий полированный дубовый пол. Дэниел привык к хорошей жизни в Сент-Луисе, где он вырос, но даже на него богатство дома Джорджины произвело большое впечатление. А он-то поселил ее в пустой коробке бывшего склада… Вот болван!
Испуганные слуги, выслушав распоряжения молодой хозяйки, забегали вокруг с ведрами пунша и хрустальными бокалами. Дэниел представил себе всю эту богатую посуду в руках детей, которые всю свою жизнь пили только из жестяных кружек, и содрогнулся. Но слуг останавливать не стал, понимая, что в доме Хановеров жестяных кружек все равно нет. Вместо этого он стал мысленно подсчитывать степень возможных потерь, раздумывая, как будет их потом возмещать отцу Джорджины.
Одри! Идите с Дугласом на лужайку и проследите, чтобы слуги никого не обнесли, а мы с Дженис пойдем поможем Джорджине. Нашим гостям необходимо восстановить силы, они это заслужили.
Эта просьба вывела их из состояния восторженного оцепенения, и Харрисоны тут же принялись за дело. Через полчаса бесцельные шатания по лужайке закончились. Всем были розданы маленькие сандвичи и фруктовый пунш. Женщины, расправив юбки, опустились прямо на траву. Рядом с ними, скрестив ноги, сидели их мужья. Только дети продолжали носиться взад-вперед по красивому саду.
— Только представь, сколько народу мы могли бы разместить на лужайке перед домом моего папаши, — проговорил Дэниел, сидя на ступеньке крыльца и разглядывая аппетитный сандвич, у которого был совершенно незнакомый вкус. Заглянув под хлеб и обнаружив паштетную начинку, он наморщил нос и почти с опаской откусил еще кусочек.
— Ни дать ни взять — праздничное шествие на Четвертое июля, — отозвалась Джорджина, боясь встретиться глазами с Дженис. Сказать честно, в ее голове сейчас рождались такие безумные мысли, что она боялась смотреть даже на саму себя.
— Нам все равно ничего не изменить, — мрачно заметила Дженис. — Оставаться здесь этой толпе нельзя. Рано или поздно кто-нибудь вызовет полицию. Скоро все разойдутся по домам. Только нам некуда идти…
— Когда мистер Маллони прознает о том, что мы здесь, он, конечно, постарается тотчас забрать дом моего отца себе за долги, но по крайней мере ничто не помешает нам провести здесь эту ночь. Жаль, что мы не сможем разместить всех. Попробовал бы тогда мистер Маллони сюда сунуться!
Тем временем кое-кто уже потянулся к воротам. Люди хотели добраться до дому до сумерек. Праздник удался на славу, но пора было спускаться с небес на землю и возвращаться к реальной жизни. Завтра утром наступит новый день, и надо будет снова искать средства для того, чтобы как-то поесть самим и накормить детей.
Пожитки Харрисонов аккуратно сложили на крыльце, под козырьком, где их не мог промочить дождь. От еще недавно пышной и многочисленной процессии вскоре не осталось почти ничего. Люди расходились тихо, ободряюще кивая Харрисонам на прощание.
Я положу Бетси и вашу бабушку в детской, — сказала Джорджина, вернувшись на крыльцо. Она уходила в дом распорядиться о ночлеге. — Служанка сейчас готовит комнату для тебя и Одри. Дуглас сказал, что он хочет спать на конюшне вместе с конюхами. Я не знаю…
— Там, наверно, не очень удобно. Может быть, ему все-таки постелить в одной из комнат?
Дженис смахнула благодарную слезу и украдкой бросила взгляд на миниатюрную женщину, которая сидела рядом на ступеньке крыльца и нервно ломала руки. Элегантные наряды Джорджины всегда словно поднимали ее над обычной жизнью обычных людей в глазах Дженис. На ее лице всегда играла уверенная улыбка, она неизменно демонстрировала изящные манеры, что отличает только богатых людей, хозяев мира сего. Но сейчас она ссутулилась от усталости, золотистые волосы ее были растрепаны, взгляд погас. Дженис поняла, что перед ней сидит такая же, как и она, простая женщина.
На конюшне ему будет хорошо. Он всегда мечтал об этом. Да и мы еще недавно и предположить не могли, что проведем хоть одну ночь в таком доме. Я вообще не понимаю, как мы потом сможем вернуться к нашей убогой жизни и забыть об этом великолепии? — Они как раз вошли в вестибюль, и Дженис повела вокруг рукой.
Точно так же, как я вернусь, — отозвалась Джорджина и взяла Дэниела под руку. — Человек всегда тянется к своей семье, к близким. Это главное, а не те условия, в каких они живут.
Дженис скептически покачала головой:
Любовь сама по себе не даст тебе крыши над головой и куска хлеба на ужин. Вам еще многому придется научиться в этой жизни, миссис Маллони. Но я все равно благодарна вам за ваше великодушие. У вас доброе сердце. Утром мы подыщем себе меблированные комнаты.
При упоминании меблированных комнат Джорджина как-то странно хмыкнула и с деловитым видом стала осматриваться по сторонам. Подождав, пока Дженис уйдет в поисках своих, Дэниел толкнул жену под локоть, возвращая ее на землю.
Даже если вы попытаетесь снять каждую комнату всего за пятьдесят долларов в месяц, вам никогда в жизни не удастся оплатить всю эту громадину, так что выкиньте эту бредовую идею из вашей очаровательной головки, миссис Маллони!
Джорджина состроила кислую мину:
— Господи, когда ты поменяешь фамилию? Честное слово, я не смогу привыкнуть, чтобы ко мне так обращались.
— Может быть, тебе больше понравится «миссис Мартин»? — ухмыльнулся Дэниел и обнял жену. — Иди к себе, а я пока попытаюсь успокоить прислугу, иначе к утру они все разбегутся со страху.
Дэниел ушел, а Джорджина, проводив его взглядом, стала медленно подниматься по лестнице, думая про себя: «Надеюсь, он знает, как меня найти. Может, стоит приколоть на дверях таблички, чтобы люди не запутались?»
Ее комната, казалось, уменьшилась в размерах и выглядела аляповатой и кричащей. Джорджина успела отвыкнуть от нее. Розовые занавески и покрывало на постели со смешными оборочками — это была мамина идея, но Джорджина не возражала. Туалетный столик ломился от всевозможной парфюмерии и лосьонов. Господи, и зачем все это? Сейчас Джорджина мечтала только о горячей ванне, и в родительском доме, слава Богу, с этим проблем не должно возникнуть.
Пустив воду, Джорджина плеснула немного своего любимого мыла и стала раздеваться. Неужели она сейчас ляжет в мыльную воду? Прямо не верится!
Когда спустя несколько минут ее наконец нашел Дэниел, Джорджина блаженствовала, откинув голову на край ванны. Она, кажется, даже задремала. Дэниел замер на пороге, невольно залюбовавшись роскошью окружающей обстановки. Для его жены все это привычно с детства, в этом богатстве она появилась на свет и выросла. Величественный родительский особняк, красивые экипажи, холеные лошади, нарядные люди, светский этикет, манеры — все это ее родная стихия.
Каким же надо было быть идиотом, чтобы хоть на мгновение допустить мысль о том, что она приспособится к иной жизни с такой же легкостью, с какой в свое время приспособился он!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажный тигр - Райс Патриция



книги этого автора - супер!
Бумажный тигр - Райс Патрицияната
29.01.2014, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100