Читать онлайн Бумажный тигр, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажный тигр - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.58 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажный тигр - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажный тигр - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажный тигр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Ни в какую гостиницу я не перееду, — спокойно промолвила она, отложила газету и, встав из-за стола, направилась к двери.
Дэниел пошел следом.
Пойми, Джорджи, здесь небезопасно. У меня есть кое-какие сбережения, а когда придет очередной чек от моего издателя, мы подыщем себе нормальный дом.
Джорджина пересекла коридор и вошла в спальню. За день Дэниел здесь тоже заколотил окна и вдобавок вымел стекло. Все это должна была сделать она. Как, впрочем, и ужин приготовить. Тоже мне жена… В глубине души Джорджина знала, что не смогла бы сварить такую похлебку, как бы ни старалась.
А ты переедешь туда со мной? Или останешься спать здесь, в обнимку со своим чертовым типографским станком?
Взяв с пола дорожную сумку, Джорджина заглянула в нее. За неимением шкафа она хранила почти все свои вещи в сумке.
Пока я останусь здесь. У меня нет другого выхода. Прошлой ночью нас просто предупредили. Это только начало. Они обязательно вернутся. Я уже сталкивался с подобными вещами раньше, Джорджи, знаю. Ты должна понять…
Джорджина швырнула сумку на кровать и направилась к сундуку.
— Я понимаю! Прекрасно понимаю, что ты не хотел жениться, что я тебе только мешаю, что я для тебя всего лишь обуза. Все постоянно хотят от меня избавиться! Я уже устала от этого. Да, я бесполезна, не отрицаю. Что ж, больше не буду путаться у тебя под ногами. В конце концов научусь жить сама по себе!
— Что ты надумала? Куда ты собралась?
— На фабрику. В отцовском кабинете есть диван. Он меня вполне устроит. Ты мне не нужен. Никто мне не нужен!
Почувствовав, что у нее начинается истерика, Джорджина заставила себя замолчать. Она стала не глядя кидать в раскрытую сумку вещи и одновременно боролась со слезами, выступившими на глазах. Разрыдаться при Дэниеле? Еще чего не хватало! Плакать она будет, когда останется одна.
Дэниел быстро подошел сзади и схватил ее за руки:
Ты сомнешь все свои платья, Джорджи. Не будь ребенком. Тебе надо снять номер в гостинице. Это временная мера, предпринятая в твоих же интересах. Почему ты ведешь себя так, как будто я вышвыриваю тебя на улицу?
Высвободив руку, Джорджина развернулась к нему лицом:
— А как это еще называется, интересно?! Ты только что не говоришь, что я тебе мешаю! Ты не думай, я понимаю! Действительно, какой от меня толк? Отпусти меня, Дэниел. Оставь меня в покое! Я хорошо вижу, что ты меня не хочешь!
Она вырвала и вторую руку и отвернулась.
Дэниел схватил сумку и зашвырнул ее в противоположный конец комнаты. Затем поймал Джорджину за талию и опять развернул к себе лицом. Прежде чем она успела ему помешать, он наклонился и накрыл ее рот поцелуем, в который вложил всю свою страсть, всю силу своего неудовлетворенного желания. Последние слова, произнесенные ею, будто что-то в нем перевернули.
Она не знала, что он хочет ей этим доказать, но страсть его передалась и ей. Джорджина тихо вскрикнула, будучи не в силах бороться с его натиском, и впилась ногтями в его плечи. А он тем временем привлек ее к себе и прижал так крепко, что она почувствовала, как ей в живот упирается его напряженная плоть. Ею мгновенно овладело неистовое возбуждение, и она принялась жадно отвечать на его ласки. Руки ее заскользили вверх-вниз по его спине.
Дэниел опустил руку ей на грудь, но не смог пробиться к ней через одежду и негромко застонал. Охваченная жаром, Джорджина стала торопливо расстегивать на себе платье.
Он понял, что она делает, и на мгновение засомневался. Но бороться с собой не было сил, и он, подняв ее на руки, отнес на кровать. Он задрал ей юбку и быстро отыскал небольшое отверстие в панталонах. Джорджина вскрикнула, почувствовав, как он коснулся ее. Его крепкие шероховатые пальцы ласкали ее снаружи, затем скользнули внутрь. Господи, неужели они этим занимались, когда напились? Не может быть…
Пальцы его творили нечто невообразимое. Когда они продвинулись еще глубже, Джорджина, будучи не в силах сдерживаться, громко застонала от наслаждения. Она понимала, что должна возмутиться, оттолкнуть его от себя, вспомнить о том, что она леди. Но тело ее уже жило по своим законам и не подчинялось голосу разума. Она приподняла бедра, подаваясь навстречу движению его пальцев.
Потом Дэниел убрал ладонь, наклонился к ее дрожащим губам и приник к ним поцелуем. Задыхающаяся Джорджина не могла произнести ни звука, но ей хотелось, чтобы его пальцы вернулись. Она чувствовала внутри себя пустоту, и это ощущение было почти болезненным. Ее охватила паника. Неужели такого больше не будет? Джорджина извивалась всем телом под Дэниелом, пытаясь дать ему понять, чего она хочет.
— Не торопись, Джорджи… — пробормотал он ей на ухо. — Все в свое время.
Он сорвал с нее корсет и принялся ласкать груди, вызвав в ней новый взрыв головокружительных ощущений. Но этого было недостаточно! Джорджина жаждала большего. Не помня себя от исступления, она принялась лихорадочно расстегивать на нем рубашку, желая поскорее добраться до его обнаженного тела. Запустив под нее руки, она с восторгом провела ладонями по его мощной груди и нащупала соски. Дэниел глухо охнул, когда она принялась ласкать их. Значит, ему это тоже приятно.
Джорджи, мы не можем сейчас…
Но она и слушать не стала. Ее юбка и нижняя юбка были подняты до талии, платье съехало с плеч, она вся была открыта для него и готова. Теперь ему уж не убежать. Ему понравилось, когда она ласкала его соски. Значит, ему должно понравиться и другое…
Она нащупала пуговицы на его брюках, и Дэниел со стоном сдался. Он помог ей расстегнуть их, но тут Джорджина оробела и быстро передвинула ладонь на его грудь. А Дэниел тем временем дернул за завязки ее панталон и стянул их.
Дэниел… — Джорджина вдруг испугалась.
Он тяжело навалился на нее всем телом, и она почувствовала себя абсолютно беззащитной.
Она зажмурилась, когда Дэниел передвинулся, чтобы взглянуть на ее горящее огнем лоно. В следующее мгновение его накрыла тяжелая мужская ладонь.
Когда в нее снова вошел его палец, Джорджина вскрикнула и мгновенно позабыла о своем страхе, позабыла обо всем, кроме своего неистового желания. Внутренний голос подсказывал ей, что она полностью в его власти, а это унизительно, она должна оттолкнуть его руку, но у Джорджины не было сил сопротивляться этой сладкой муке. Чувствуя, как внутри нее двигаются его пальцы, она понимала, что еще минута — и с ней произойдет что-то небывалое. Она больше не могла сдерживаться.
Почувствовав, что она полностью готова, Дэниел лег на нее сверху и быстро вошел в нее. Он был больше, чем тогда. Гораздо больше. Ресницы у Джорджины испуганно вспорхнули, и она увидела перед собой суровое лицо Дэниела. Он не улыбался. В глазах его тлел пожар, и он молча входил в нее. Они не в силах были отвести друг от друга глаза. Это было что-то вроде молчаливого противостояния: кто кого? Но вскоре на Джорджину нахлынули удивительные ощущения, и она снова непроизвольно зажмурилась, полностью отдавшись этому мужчине.
Он был силен, ловок и точно знал, что она хочет. Джорджина громко вскрикнула, когда ее захлестнуло наслаждение, накатывавшееся волна за волной. Но Дэниел не останавливался, продолжая мощно входить в нее, и, потрясенная пережитым, Джорджина почувствовала, что возбуждение вновь нарастает. Наконец Дэниел тоже вскрикнул и, излившись в ее трепещущее лоно, обмяк.
Трудно было сказать, за кем осталась победа в этом противостоянии. Дэниел знал, что он делает, а Джорджина не знала. В эти сказочные минуты она была полностью в его власти. Это он вознес ее к вершинам ощущений, и он наполнил животворящим семенем, которое однажды может соединить их воедино. Он же мог и лишить ее всего этого. С другой стороны, Джорджина не чувствовала себя проигравшей. Она все-таки добилась своего: теперь их нельзя уже было назвать чужими друг другу людьми, каждый из которых живет сам по себе. Теперь они жили друг для друга.
Они лежали прижавшись, в ворохе скомканной одежды, жадно заглатывали ртами воздух и вдыхали исходившее от них тепло. Дэниел по-прежнему находился в ней, и это было странное ощущение. Джорджина знала, что она, должна сгореть со стыда, но стыда не чувствовала.
Ей очень нравилось так лежать, и она подозревала, что и Дэниелу тоже.
Ей хотелось попросить у него разрешения остаться, но она боялась испортить очарование этих минут. Дэниел перекатился на постель, увлекая Джорджину за собой. Она положила голову ему на руку. Ей хотелось заснуть, не шевелиться.
Он стал вынимать заколки из ее волос, высвободил один локон и стал щекотать им ее шею. Прикосновения были приятны и возбуждали. Джорджина открыла глаза и наткнулась на его взгляд.
— Ты не можешь остаться, — шепнул он почти с мольбой в голосе.
— Я не уйду, — спокойно ответила она, хотя сердце ее билось так, что, казалось, готово было выпрыгнуть из груди.
Ситуация зашла в тупик. Дэниел понимал, что он не может насильно отнести ее на руках в гостиницу. Тем более в таком виде. Не мог он и отпустить ее одну на фабрику. А если попытаться настаивать? Сказать, что все это глупости, в которых он не желает участвовать? Тогда он может лишиться Джорджины навсегда, а об этом и думать не хотелось.
Джорджи…
Он медленно раздел ее до пояса и залюбовался кремовой нежной кожей.
Я хочу быть тебе настоящей женой, достойной тебя, — перебила она.
В голосе ее послышалась мольба. Он не мог допустить, чтобы его веселая мисс Ягодка унижала себя мольбами. Он хотел ее такой, какой она была всегда: желанной, полной жизни, смеющейся. Он передвинул свою ладонь с ее плеча на живот. Возможно, в нем уже зародилась новая жизнь, частичка его самого.
Ты во много раз лучше, достойнее меня, — пробормотал Дэниел. Он расстегнул еще остававшиеся крючки на ее платье, и она, подвигав бедрами, заставила его сползти к своим ногам. Наклонившись, Дэниел скинул его с кровати на пол.
Приподнявшись на локте, он любовался ею. На Джорджине оставались чулки и подвязки. Нечасто ему до сих пор выпадал случай посмотреть на обнаженную леди. «Но ничего, я быстро привыкну», — сказал он себе и перевел взгляд выше, туда, где из-под открытой рубашки выглядывали ее соблазнительные груди с розовыми сосками. Будучи не в силах бороться с искушением, Дэниел приник губами к одному из них.
Джорджина тихонько охнула, почувствовав прикосновения его языка, но она и не думала отталкивать от себя его голову.
Дэниел же думал о том, что приличные люди занимаются такими делами в темноте и в пижамах. Но он всегда был чужд условностей, и будь его воля, он любил бы свою жену при свете дня.
Подумав об этом, он поднял глаза на заколоченные окна и мгновенно спустился с небес на землю. Он сел на постели, а Джорджина торопливо закрыла руками грудь.
Скорее всего они придут и сегодня. Попытаются вывести из строя станок. Что нам делать, Джорджи? — Он опустил на нее глаза, развел ее руки в стороны и вновь принялся ласкать ее грудь. Соски тут же отвердели под его пальцами. Ему впервые попалась такая легковозбудимая женщина. И осознание того, что ее желание направлено на него, наполняло Дэниела чувством гордости. Ему нравилось ощущать себя причиной ее возбуждения. — Если ты твердо решила не переезжать в гостиницу, тогда тебе придется ночевать со мной на тюфяке около станка. Одну я тебя здесь не оставлю.
Хорошо, — просто ответила она. Рука ее непроизвольно потянулась к тому месту, где застегивались его штаны. Только штанов уже не было. Джорджина слишком поздно об этом вспомнила. Дэниел приглушенно охнул, когда она коснулась его своими пальцами. Джорджина дразняще улыбнулась. — Если ты твердо решил быть Пекосом Мартином, я буду такой женщиной, какие ему больше всего нравятся.
Дэниел захотел оттолкнуть ее руку, но Джорджина, словно почувствовав это, стала так его ласкать, что тот оцепенел, будучи не в силах пошевелиться. В глазах его застыло изумление, но он все же пришел наконец в себя, схватил ее руки и пригвоздил их к постели. На лице его показалась улыбка.
Я думаю, мы с вами неплохо поладим, мэм. Но вам придется научиться слушаться своего мужа.
Он наклонился и стал покрывать поцелуями ее лицо, шею, легонько прикусил мочку уха. Джорджина взвизгнула и попыталась ускользнуть от него, но Дэниел взял ее на руки и, поднявшись с кровати, понес в типографию, где около станка на тюфяке уже была постелена его холостяцкая постель.
Вспоминая позже ту ночь, Джорджина с трудом верила в то, что Дэниел вытворял с ней. Таких вещей ни один мужчина не делает с женщиной. По крайней мере джентльмен с леди. А она не только не протестовала, но всячески поощряла его и получила небывалое удовольствие.
Они были так поглощены любовными играми, что далеко не сразу обратили внимание на глухое ворчание Макса. А потом Дэниел чмокнул Джорджину в лоб и шепнул:
— Я сейчас, дорогая. Не дай нашему ложу остыть до моего возвращения.
И она только лениво проводила его глазами. Даже когда увидела, что он надевает портупею и вооружается, она не обеспокоилась. Дэниел не торопился, и это вселяло в нее умиротворение. Обернувшись простыней, она села на постели и смотрела ему вслед. Вспомнив, что на ней только чулки и подвязки, она усмехнулась. Точь-в-точь как продажные женщины, которые так нравятся Пекосу Мартину.
Дэниел приказал Максу замолчать и пересек кабинет, подойдя к двери. Джорджина поднялась и перебежала босыми ногами по комнате. Вокруг было тихо. За окном стояла обычная летняя ночь. Ничто не предвещало приближения опасности. А тлеющие янтарные угли в печке действовали даже успокаивающе.
Она видела, как Дэниел отворил дверь и выглянул в коридор. И лишь когда до ее слуха донеслись с улицы крадущиеся шаги, она окончательно очнулась, стряхнув с себя сонную истому. На голой спине Дэниела стали перекатываться мощные мускулы, но он вдруг показался ей таким же беззащитным, как и она сама. Кто это ходит там внизу? Куда они идут? А если они вооружены?
Но молиться было уже поздно. Джорджина понимала, что от нее ничего не зависит. Она могла лишь стоять на пороге, прислушиваясь к шагам снизу, ждать и гадать, чем все это закончится. У Дэниела на портупее висели оба его револьвера, а в руках была винтовка. Джорджина нащупала в ящике с инструментами короткий ломик. Это все, что у них было. Да еще Макс.
Ей казалось, что оружия у них недостаточно, но на самом деле им не потребовалось и этого.
Когда шаги стали приближаться, Дэниел протянул руку к веревке, которую он вечером повесил около двери. Джорджина широко раскрытыми глазами наблюдала за тем, как он развязывает на ней узел. Вот она с шелестом исчезла где-то под потолком, а спустя несколько мгновений внизу раздался глухой удар, громкий всплеск и затем по земле покатилось жестяное ведро. Кто-то взревел от ярости, и после этого дом наполнила отчаянная брань.
Неизвестные мгновенно ретировались тем же путем, каким пришли. Дэниел обернулся, увидел Джорджину и виновато улыбнулся:
— Сначала хотел остановиться на кипящем масле, но потом отказался от этой идеи. Пришлось бы всю ночь дежурить у ведра и подогревать его.
Взяв винтовку наперевес, он снова выглянул в коридор. Никто больше не сунулся. Зато с улицы еще какое-то время доносились проклятия. Кто-то кому-то приказывал вернуться, а те отказывались. Вскоре все стихло.
Дэниел закрыл дверь на засов. Когда он вернулся к жене, она все еще стояла на пороге типографии, обернутая простыней, и смотрела на него ничего не понимающим взглядом. Простыня съехала с одного плеча, обнажив грудь.
— Что же было в ведре? — шепотом спросила она.
Дэниел снял портупею.
— Лучше не спрашивай.
Джорджина поняла, что он ее дразнит.
— Нет, скажи!
Он протянул руку и скинул с нее простыню. Взгляд его скользнул по ее обнаженному телу, жадно вбирая в себя все ее округлости и золотистый треугольник, темневший внизу живота.
А что ты мне дашь за это?
Джорджина улыбнулась и кокетливо повела голыми плечами:
Все, что хочешь.
Отлично. — Отшвырнув простыню подальше, Дэниел вплотную приблизился к Джорджине и накрыл руками ее ягодицы. — Я хочу вот это. — Наклонившись, он поцеловал ее во влажные открытые губы.
Лишь спустя час с лишним она наконец узнала, что он вылил на ночных гостей, и потом долго хохотала, уткнувшись в подушку, представляя себе, какие будут лица у людей, когда они обнаружат утром, что кто-то вычерпал ночью уборную и вылил содержимое прямо на улицу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажный тигр - Райс Патриция



книги этого автора - супер!
Бумажный тигр - Райс Патрицияната
29.01.2014, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100