Читать онлайн Бумажный тигр, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажный тигр - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.58 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажный тигр - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажный тигр - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажный тигр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

В углу стола на тарелках лежали остатки холодной курицы и картофельного салата. На обед у них в общей сложности ушло несколько часов. Официант уже несколько раз стучался к ним, чтобы забрать посуду, по они не обращали на него внимания.
Вторая бутылка была пуста только наполовину, но они прикладывались к ней все чаще и чаще. В окна еще заглядывало солнце, но уже совсем не под тем углом, под каким оно светило, когда они начинали игру. По стенам гуляли причудливые тени.
Куртка Дэниела лежала на стуле, а на жилетке оставалась нетронутой только одна пуговица. На Джорджине платье было расстегнуто сверху донизу, но на ленте еще держался турнюр, и поэтому она отказывалась пока его снять.
Ей было очень неудобно, так как платье все норовило слезть с нее — приходилось придерживать его спереди, но в одной руке был бокал с вином, а в другой карты. Минуту назад ей пришло в голову воспользоваться этим для своей выгоды. Она намеренно убрала одну руку, платье стало падать, и Дэниел тут же отвлекся от игры.
Джорджина улыбнулась и взяла себе карту.
Поднимаю ставку на две пуговицы.
Дэниел отметил это на листке бумаги, не спуская глаз с груди Джорджины.
Пара валетов, дорогая. Платье долой.
Джорджина с обидой уставилась на свои две десятки и поняла, что ее трюк не удался. Дэниел отвлекся, но не настолько, чтобы выпустить нити игры из своих рук. Спокойно пожав плечами — она уже прилично выпила вина, — Джорджина отвязала турнюр, и платье упало к ногам.
Ты проиграла шесть пуговиц, мисс Ягодка. А лента идет только за одну. Остается еще пять, — проговорил Дэниел, открыто любуясь полуодетой Джорджиной.
На ней еще были жесткий корсет, нижняя юбка, панталоны и сорочка, но, говоря по правде, она с радостью избавилась бы от первого. Впрочем, Джорджина не собиралась торопиться. Пуговиц и завязок на ней оставалось уже не так много, и она все чаще ловила себя на том, что опасливо косится на постель.
Джорджина расстегнула пять верхних крючков на душившем ее корсете, но тут же пожалела об этом. Теперь грудь была почти полностью открыта.
Дэниел широко улыбался, любуясь восхитительным зрелищем. Джорджина метнула на него сердитый взгляд:
Смотри-смотри! Когда на тебе ничего не останется, тогда смотреть буду я!
— Жду этого с нетерпением, — парировал он и раздал карты.
От его взгляда ей стало не по себе. Беспокойно ерзая на стуле, Джорджина вперила взор в свои карты, но сосредоточиться на игре было непросто. Она отпила еще вина, но по-прежнему чувствовала, как солнце и глаза человека, сидевшего напротив, жгут ее неприкрытое тело.
В комнате было жарко. В ложбинку между грудей скатилась капелька пота. Машинально взяв со стола салфетку, она вытерла ее. Спохватилась, да поздно: Дэниел уже весело присвистнул. Впрочем, когда она подняла на него глаза, он, хмурясь и кусая губы, смотрел на свои карты. Должно быть, неважный расклад.
Тогда Джорджина с надеждой глянула на свои. Девятка, десятка и валет червей. Что ж, есть реальные шансы. Сделав пометку на листке бумаги, она скинула две карты и заказала себе новые.
Ставки повысились, зато ей на руки пришла восьмерка червей. Джорджина взглянула на застегнутую рубашку Дэниела. Однажды она уже видела его с обнаженным торсом и была далеко не уверена, что сможет играть так же сосредоточенно после того, как он ее снимет. Но у нее не было другого выхода, кроме как продолжать игру. Иначе…
Дэниел, сосредоточенно хмурясь, удвоил ставку и тем самым бросил Джорджине вызов. Ей как воздух нужна была семерка или дама червей. В игре этих карт еще не было, значит, они в прикупе. Джорджина уверенно добавила на кон пуговиц и взяла со стола последнюю карту. Дама.
Старательно скрывая от Дэниела улыбку и предвкушая триумф, она дала ему еще поднять ставку. Дэниел цеплялся за свои карты так, словно на руках у него было настоящее сокровище, но не мог побить ее комбинацию. Решив, что необходимо подбодрить себя перед тем, как он снимет рубашку, Джорджина глотнула еще вина.
Когда ставки наконец были закончены и она открыла свои карты, Дэниел уставился на них с недоумением. Затем губы его дрогнули в улыбке, и он взялся за последнюю пуговицу на своей жилетке.
Так или иначе, здесь стало очень жарко, — небрежно обронил он и повесил жилет поверх куртки на спинку стула.
Джорджина с интересом наблюдала за тем, как Дэниел расстегивает воротничок. На нем не было ни галстука, ни шейного платка, зато имелись запонки на рукавах.
Запонки считаются?
Она кивнула, одновременно пытаясь лихорадочно подсчитать, сколько на нем еще осталось пуговиц. В ту минуту Джорджина впервые пожалела о том, что на нем нет старомодных штанов, которые застегиваются на пуговицы по всей длине с обоих боков.
Дэниел тем временем расстегивал рубашку, вслух считая пуговицы. Джорджина невольно подняла глаза, слабо надеясь увидеть под его рубашкой еще что-то из одежды. Но надежда тут же угасла. Под рубашкой не оказалось ничего.
Он продолжал медленно расстегивать пуговицы, вытягивая края рубашки из штанов, и Джорджине уже стало казаться, что это никогда не кончится и что рубашка у него тянется до пят. Наконец счет закончился. На рубашке остались еще две нижние пуговипы, но это едва ли могло послужить Джорджипе утешением. Она была не в силах отвести глаза от его загорелой кожи, под которой ходили литые мускулы. Вспыхнув, девушка принялась тасовать карты.
Еще вина? — предложил Дэниел и, не дожидаясь ответа, вновь наполнил бокалы.
Джорджина осушила свой залпом. Она поймала себя на мысли, что ей нравится смотреть на полуобнаженного Дэниела, сидевшего напротив. Когда же она наклонилась вперед и грудь ее почти вся открылась — в таком виде Джорджину до сих пор никто еще не видел, даже подруги по школе, — Дэниел бросил на нее внимательный взгляд, и ей это тоже было приятно. Голова кружилась.
«Как хорошо быть пьяной!» — промелькнуло в мозгу.
— Ты голодна? Может, я закажу еще что-нибудь? — спросил Дэниел.
— Нет, нет, не нужно, — отозвалась Джорджина. Она словно плыла в густом тумане. Карты валились из рук, когда она их начала сдавать.
Убедившись в том, что она еще способна играть, Дэниел опустил глаза на свои карты. Джорджина потерянно смотрела на свои. Зачем она здесь? Что будет, если она выиграет? Что будет, если проиграет? Всякий раз поднимая глаза от карт, она натыкалась на Дэниела, и от этого ее охватывала еще большая растерянность. Если он первым разденется донага, значит, победа будет за ней?
Джорджина сомневалась в этом. Впрочем, не важно. Ей пришли плохие карты, «мусор», и никакая замена не поможет. Опустив глаза, она подсчитала, сколько еще осталось крючков на корсете.
Странно, но она не испытала ни малейшего смущения, когда открыла карты и стала расстегивать проигранные крючки. Дэниел помогал ей одеваться утрем, теперь, пусть посмотрит, как она раздевается. Если бы еще не давно кто-нибудь сказал ей, что она будет сидеть в гостиничном номере наедине с мужчиной в одном нижнем белье, Джорджина пришла бы в ужас. Но сейчас все это казалось ей вполне естественным. Она даже игриво повела бедрами, после того как отстегнула последний крючок и дала корсету свободно упасть к ногам.
Дэниел сидел со скрещенными на груди руками и как будто совершенно спокойно наблюдал за ней. Однако от нее не укрылось, как он затаил дыхание, когда она, втянув живот, выставила грудь вперед. Что же будет дальше?
Дэниел уронил карту и вынужден был нагнуться, чтобы поднять ее с пола. Джорджина скрестила под столом ноги, пока он там был. Показываться Дэниел явно не спешил.
Обоим выпали плохие комбинации, но Дэниел все-таки проиграл свои последние пуговицы на рубашке, и та присоединилась к жилету и куртке на спинке стула. Джорджину так и подмывало коснуться его крепкого обнаженного плеча, а от мощной грудной клетки было невозможно оторвать глаза. Просто не верилось, что этот интеллигентный и вежливый газетчик сложен, как портовый грузчик.
Она медлила с принятием решения, уставившись на свои карты. Дэниел поднял на нее глаза.
Лучше открой их сейчас, пока ставка только две пуговицы, — посоветовал он и кивнул на ленточки на ее рубашке.
Джорджина почувствовала себя бесстыдницей, но сделала, как он сказал. Лучше уж развязать две ленточки, чем продолжать играть и потом лишиться сразу целой рубашки. Она не думала, что у нее хватит наглости сидеть перед ним с обнаженным верхом, как он сейчас сидел перед ней.
Развязанные края рубашки соблазнительно раскрылись, и ложбинка между грудями стала видна почти вся. Дэниел тихо присвистнул.
Почему бы нам не отложить на время карты и не воздать должное роскошному ложу? Правила этого не запрещают.
Но я еще могу выиграть, — напомнила ему Джорджина.
Тут она чуть повела руками, и рубашка натянулась на крепкой груди, грозя вот-вот лопнуть. Увидев это, Дэниел решительно поднялся из-за стола.
А так мы выиграем оба, — пробормотал он, поднимая и ее за плечи.
От него пахло вином и горячим мужским телом, а живой язык проник в ее рот настолько быстро, что у Джорджины все поплыло перед глазами. Она закинула руки ему за шею и притянула к себе. Мощная грудная клетка, которой она минуту назад тайно любовалась, прижалась к ее груди, сладко придавив ее.
Дэниел обнял ее за талию, и их бедра соприкоснулись. Джорджина испугалась и — потеряла голову. Она невольно прижималась к Дэниелу, руки которого медленно двинулись вверх по ее телу и замерли под самой грудью. Чувствуя, как он подпирает ее большими пальцами, Джорджина затрепетала. Она поняла, что еще минута — и назад хода уже не будет.
Охнув, она оттолкнула его от себя и, уперев руки ему в грудь, устремила на него потрясенный взгляд, Интеллигентный и мягкий журналист в очках, которого она так хорошо успела узнать, куда-то исчез. Перед ней стоял мужчина, у которого на уме было только одно. Она поняла это, заметив его раздувающиеся ноздри и перехватив потемневший взгляд серых глаз. На лице Дэниела дергалась маленькая жилка. Этого для нее было достаточно. Отстранившись, она проговорила не своим голосом:
— Игра еще не закончена.
Взгляд его потемнел еще больше, но он лишь молча кивнул и вновь занял свое место за столом. Однако на этот раз, сдавая карты, он уже не улыбался.
Джорджине стало ясно, что она проиграет теперь в любом случае. Ее судьба читалась в его глазах. Если еще несколько минут назад для обоих это была пикантная игра, теперь все изменилось. Дэниел бросился в сражение, наградой за победу в котором станет она.
Отставив в сторону бокал с вином и постаравшись выбросить из головы все посторонние мысли, Джорджина сосредоточенно уставилась на свои карты. Появилось ощущение, что от исхода этой игры будет зависеть ее жизнь. Она не понимала, почему так все вдруг резко изменилось, но отступать теперь было некуда.
К ней пришли две двойки. Чуть подумав, Джорджи-на решила не ждать улучшения комбинации.
— Играю, — сказала она твердо.
Дэниел открыл две четверки. Не трогая оставшиеся ленточки на сорочке, Джорджина стянула с себя панталоны и швырнула их на кучу своей одежды.
Дэниел все так же мрачно принялся тасовать колоду. Джорджина сидела перед ним сама не своя. На ней уже не осталось ничего, кроме тонкой сорочки. Никогда прежде она еще не чувствовала себя такой раздетой. И от тех острых взглядов, что время от времени бросал на нее Дэниел, ей не становилось легче. Она вдруг поняла, что этот розыгрыш может стать для нее последним, и от этой мысли мурашки побежали по коже. Джорджина несчастными глазами посмотрела на постель.
Дэниел снова сдал. Взяв себе две карты, он тут же сдался, встал и начал снимать штаны.
И тогда Джорджина впервые увидела, что скрывается под ними. Густая краска прилила к ее щекам. В голову вновь ударило выпитое вино, и перед глазами поплыли круги.
Однако Дэниел не дал ей упасть со стула. Подхватив девушку, он отнес ее на постель. Едва коснувшись головой прохладных подушек, она очнулась и, не отдавая себе отчета в том, что делает, вцепилась в его плечи.
Это был грех, но Джорджина не могла отнять рук. У него была гладкая и горячая, чуть влажная от испарины кожа. Уже не владея собой, она увлекла его за собой, а ладони ее соскользнули с его плеч на мощную грудь. Она уже не могла оторваться от него.
Не успела Джорджина оглянуться, как Дэниел оказался сверху и стал ее целовать. Поцелуи его были требовательными, даже грубыми и невероятно возбуждали. Он навалился на нее всей тяжестью, вдавив в постель, но Джорджина не сопротивлялась, а лишь крепче обняла его. Губы ее разомкнулись под натиском его языка, и тот проник в ее рот. Джорджина задыхалась. Жар, выпитое вино и собственная страсть овладели ею полностью.
Когда руки Дэниела накрыли ее грудь, Джорджина издала негромкий стон. Казалось, она плавится под его горячим телом, как воск.
Он стал целовать ее шею, она открыла глаза и только сейчас осознала, что до той минуты они были зажмурены. Почувствовав кожей его колкую щетину, она вся затрепетала, но тут он отыскал ее соски, и она вновь потеряла голову.
Дэниел! — отчаянно прошептала она, не зная, что хочет сказать.
Не надо, Джорджи, — отозвался он, продолжая покрывать ее поцелуями. — Ничего не говори. Так все и должно быть.
Лаская ее грудь, он захватил губами мочку ее уха, и Джорджина утратила дар речи. Странные ощущения накрыли ее с головой. Все происходящее перестало казаться сном. Напротив, она точно пробуждалась, и Дэниел помогал ей в этом. Все мысли оставили ее, уступив место страсти и желанию, и ласк Дэниела ей было уже недостаточно. Хотелось большего.
Ее руки блуждали по его телу, точно так же как его руки блуждали по ее. Дэниел быстро сорвал с себя остатки одежды. Вслед за ними на пол отправилась и ее рубашка. И вот на них не осталось ничего.
Он не дал ей времени опомниться. Наклонив голову, принялся ласкать языком ее сосок, и Джорджина, вскрикнув, выгнула спину. Тогда он обнял ее за талию и прижал к себе. Она почувствовала, как что-то давит на нее между ног. Что-то твердое и сильное. Джорджина невольно развела ноги. Обняв руками ее ягодицы, он прижался к ней сильнее.
О, Дэниел, пожалуйста… — прошептала она, задыхаясь.
Он замер и, приподнявшись на локтях, заглянул ей в глаза. Через мгновение он еще шире раздвинул ей ноги коленом и опустился между ними. Во взгляде его горел огонь. Так, наверно, самец смотрит на самку перед спариванием.
Она дрожала.
Мы муж и жена, Джорджина, до тех пор пока смерть не разлучит нас, — торжественно сказал он.
Значимость этой фразы испугала ее. Значит, это их первая брачная ночь. Настоящая.
Она кивнула. Дэниел поцеловал ее, а потом, опустив руку вниз, начал ласкать ее в том месте, где они должны были скоро соединиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажный тигр - Райс Патриция



книги этого автора - супер!
Бумажный тигр - Райс Патрицияната
29.01.2014, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100