Читать онлайн Бумажный тигр, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажный тигр - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.58 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажный тигр - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажный тигр - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажный тигр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Дорогая, ну не съем же я вас! Кстати, о еде: почему бы нам не остановиться где-нибудь, где мы могли бы позавтракать и обсудить сложившуюся ситуацию, а? Как взрослые люди? А, мисс Ягодка?
— Не смейте меня так называть! — раздраженно бросила Джорджина и упрямо вздернула подбородок. Это прозвище будило в ней странные, незнакомые ощущения, сближало их, а к этому она была не готова.
Ей отчаянно хотелось есть, но она не могла себе представить, что вот они сядут сейчас за один стол, станут есть яичницу с беконом и Дэниел будет передавать ей масло, словно они действительно родные друг другу люди. Нет, это слишком…
Кроме того, Джорджина готова была в ту минуту отдать полцарства за визит в туалет. Она озиралась по сторонам, но спасения не было. А дома у Дэниела, кажется, нет даже водопровода. Господи, что она натворила? О чем думала, когда совершала побег из отцовского благоустроенного особянка, в котором выросла в достатке и довольстве?
Вы правы, вы ведете себя, как ваш отец. Пожалуй, мне стоит называть вас Джорджем.
Крепко взяв девушку под локоть, Дэниел свернул в боковую улочку, откуда тянуло вкуснейшими ароматами. Дома, расположенные по обе стороны переулка, были покрыты сажей. Все говорило о том, что в дождливую погоду проезжая часть превращалась в настоящее болото, а в засушливое время пыль лежала таким толстым слоем, что на ней четко отпечатывались следы подошв. Кое-где виднелись убогие витрины, над дверями висели поблекшие вывески с названиями заведений и именами их хозяев. Дэниел подтолкнул Джорджину к дому с вывеской: «У мамы Шуке».
Внутри настолько вкусно пахло едой, что у Джорджины даже ослабели колени. Дома она по утрам ограничивалась ветчиной с несколькими крекерами, но тут ей вдруг вспомнились плотные завтраки, которыми потчевала ее подруга, когда она гостила у нее в Кентукки. Горы печенья, море подливки, огромная яичница с ветчиной… От голода у Джорджины закружилась голова.
Не успела она выбрать себе место за одним из столиков, как в зал выбежала миниатюрная негритянка и, радостно заголосив, открыла свои объятия Дэниелу:
Дании, мальчик мой, где тебя носило? Я каждый день готовлю яичницу, как ты любишь, а тебя все нет и нет!
Женщина едва не задушила Дэниела в своих объятиях и далеко не сразу заметила Джорджину, стоявшую в сторонке. А заметив, оттолкнула Дэниела, уперла натруженные руки в бока и осмотрела девушку с ног до головы:
— Кто это еще с тобой, Дании? Боже, а худая-то! Ты правильно сделал, что привел ее сюда!
— Шуке, это моя жена, Джорджина. Джорджина, это Шуке, лучшая стряпуха в этой части Огайо. Она была бы лучшей и в противоположной части, но там царствует ее матушка.
Шуке вся засияла от этой похвалы.
— Так, так, значит, малыш Дании наконец вырос и завел себе жену. А что, Бен знает об этом?
— Сегодня собирался послать ему телеграмму. Кстати, где он? В Техасе или в Натчезе?
— Помчался в Натчез за какой-то приглянувшейся ему красавицей, так что думаю, он и сейчас там. Да и твои, наверно, туда приедут. Лето все-таки. Ты им все расскажи про себя, и поскорее, а то обидятся. Ладно, садитесь сюда, я мигом!
Она побежала было на кухню, но Дэниел окликнул ее. Чуть смущенно кивнув в сторону Джорджины, он проговорил:
Моей жене нужно э-э… привести себя в порядок. Я протащил ее сюда через полгорода и… Словом…
Джорджина бросила на него изумленный взгляд, но промолчала и направилась за негритянкой. Оставалось только надеяться, что уборные в этой части города были такие же чистые, как и дома.
Через несколько минут она вернулась уже с совсем другим настроением. Дэниел сидел за одним из столиков, а перед ним было столько еды, что у Джорджины засосало под ложечкой. Особенно аппетитно смотрелись поджаренные темные булочки. Они выглядели такими воздушными, что казалось, вот-вот вспорхнут с тарелки. Джорджина не имела представления о том, как должен выглядеть завтрак молодоженов, но не сомневалась, что примерно так, как этот.
Удовлетворенно вздыхая за чашкой кофе, она настолько погрузилась в себя, что не замечала взглядов, которые бросал на нее Дэниел. И только совершенно случайно натолкнувшись на его улыбку, она сурово нахмурилась и, отложив вилку, проговорила:
— Не надо на меня так нахально смотреть, Дэниел Мартин, Маллони или как там вас по-настоящему зовут. Я в ярости и еще найду способ отомстить, учтите.
— Кому отомстить? Мне? Питеру? Всему миру? — Он вновь с аппетитом принялся за ветчину. — Да и зачем? Что сделано, то сделано. Впереди много работы, и отвлекаться на месть у вас не будет времени.
То спокойствие, с которым он воспринял утренние драматические события, раздражало ее, но стоило ему упомянуть о работе, как она насторожилась. Бросив на него подозрительный взгляд, Джорджина спросила:
— Вы хотите сказать, что дадите мне какую-то работу? Какую именно?
— До тех пор пока я не придумаю способа, как забрать у вашего отца фотопринадлежности и камеру, займетесь интервью. У Маллони и вашего отца работают в основном женщины, и мне думается, вам будет гораздо легче разговорить их, чем мне.
— Кто станет с нами теперь разговаривать? Ведь эти несчастные понимают, что одно неосторожное слово может стоить им рабочего места.
У меня есть план, но для начала нам нужно привлечь на свою сторону Одри и Дженис.
«Это невозможно», — подумала Джорджина. Ей до сих пор было больно вспоминать о том, как она хотела им помочь и что из этого получилось. Вряд ли она когда-нибудь станет желанной гостьей в той части города. Да она и не хочет там больше появляться. Зачем? Чтобы снова нарваться на грабителей? Лучше уж сидеть в ратуше и рыться в документах, посещать светские вечеринки…
Должно быть, ее сомнения отразились на лице, потому что Дэниел, пристально вглядевшись в нее, усмехнулся и спросил:
— Что, боитесь?
— Просто у меня это плохо получается, — несчастным голосом отозвалась Джорджина. — Как и все остальное, впрочем.
Дэниел улыбнулся, в его серых глазах сверкнули задорные огоньки.
Недолго научиться. Вы все схватываете на лету. Взять хотя бы тот наш поцелуй. Впрочем, оставим эту тему. По крайней мере до тех пор, пока вы не определитесь окончательно, хотите вы или нет быть чьей-то женой. Честно говоря, я с нетерпением жду нашей первой брачной ночи.
Джорджина обратила на него испуганный взгляд:
Но вы же говорили, это это временно. И что все будет у нас не по-настоящему…
Дэниел пожал плечами и ловко сунул ей в рот крупную клубнику.
Верно. Все зависит от вас и от вашего решения. Только не раздумывайте слишком долго. Нелегко оставаться верным мужем, когда твоя жена на самом деле тебе вовсе не жена.
После этих его слов у Джорджины исчез аппетит. Она поняла, что выбор ее весьма ограничен. Или попытаться на свой страх и риск жить самостоятельно, или смириться с тем, что Дэниел ее муж. Он не будет ждать вечно. Воистину непросто принять решение. Слава Богу, что он не требует от нее немедленного ответа.
После плотного завтрака уже не было желания убегать от него. Она даже не возражала, когда Дэниел взял ее за руку и их пальцы переплелись. Ей было даже хорошо. Питер никогда не брал ее за руку, когда этого не требовали правила приличия.
Одно ей не понравилось: направление движения. Когда впереди показалось крыльцо с выставленной геранью, Сердце ее упало. Сейчас она вновь столкнется с ненавистью и презрением, обращенными на нее. Господи, и она добровольно туда идет?
Заартачившись, она решила удержать и Дэниела, но поскольку тот не поддался, Джорджина попыталась выдернуть свою руку и сбежать. Он не дал ей этого сделать.
Хватит прятаться от мира, Джорджина. Пришла пора взглянуть реальной жизни в лицо и преодолеть свой страх перед ней раз и навсегда. У меня много своих забот, чтобы еще заниматься вашими. Вы не ребенок, в конце концов.
Джорджина разозлилась. Смерив Дэниела гневным взглядом, она подобрала юбки и решительно направилась к дому с геранью. Пусть не строит из себя благородного рыцаря, без которого ей, слабой и беспомощной девице, никуда. Дженис Харрисон обыкновенная упрямица, и она ей сейчас это скажет в глаза.
Дверь открыла все та же юркая старуха с живыми глазами. Джорджина улыбнулась, поздоровалась и, не дожидаясь приглашения, вошла внутрь. В следующее мгновение всю ее решительность как ветром сдуло.
Дженис сидела на коленях перед импровизированной убогой постелью в центре комнаты. На ее усталом и красивом лице была написана тревога. На постели лежала хрупкая девочка с золотистыми волосами. Глаза ее были закрыты, сквозь тонкие веки просвечивали вены. Посиневшие, плотно сжатые губы, бледное и тонкое, словно фарфоровое лицо.
Потрясенная Джорджина замерла на пороге, будучи не в силах ни пошевелиться, ни сказать хоть слово. Сзади подошел Дэниел и положил руку ей на плечо.
Услышав мужские шаги, Дженис обернулась, и, несмотря на горе, которое она сейчас явно испытывала, лицо ее исказилось гримасой гнева.
— Уберите ее отсюда, — прошипела она, не отходя от постели больной девочки.
— Джорджина теперь моя жена, Дженис. Мы пришли помочь, нравится тебе это или нет. Что с Бетси? Опять приступ?
— Она пошла сегодня за город по ягоды, и какие-то скоты отняли у нее лукошко. Она испугалась и бежала оттуда до самого дома. А доктор предупреждал, что ей нельзя нагружать сердце. Оно у нее очень слабенькое, — отозвалась Дженис. При этом она уже иначе взглянула на Джорджину, но по поводу ее нового статуса ничего не сказала.
В отличие от старухи, которая усмехнулась:
Нашли себе хорошего человека? — Она кивнула на старое, полуразвалившееся кресло. — Присядьте-ка, в ногах правды нет. Приятно видеть человеческую улыбку, это по нынешним временам большая редкость.
Дженис вновь зло нахмурилась, но улыбка Дэниела ее обезоружила, и она не стала настаивать на том, чтобы гости ушли, а едко заметила, глядя на Джорджину:
— А что же ваш богатый красавчик? Испугался?
— Я не желаю становиться женой человека, который способен держать у себя таких работников, как Эган.
Джорджина опустилась в кресло, хотя заранее знала, что ее платье безбожно испачкается. Но что поделать? Сажа покрывала в этих трущобах все и вся, и избавиться от нее не было никакой возможности.
Дженис фыркнула:
Да я готова выйти замуж хоть за черта, лишь бы у него было то, что есть у Питера Маллони! Вы просто набитая дура!
Джорджина мило улыбнулась в ответ:
— Я вас с ним как-нибудь познакомлю.
— Если бы вы вышли за Маллони, то могли бы уговорить его уволить Эгана и отремонтировать наши лачуги, — заметила Дженис уже без усмешки. Смочив в тазу с водой губку, она провела ею по лбу девочки.
— Если бы я вышла за него, ничего бы не изменилось. Говорить с ним по-хорошему бесполезно, это все равно что биться головой о стену. На Питера можно воздействовать лишь в том случае, если вы держите его на мушке. — Джорджина оглянулась на Дэниела. — Кстати, это мысль! Может быть, нам стоит попробовать? А вдруг удастся? Мы пригрозим ему, и он уговорит своего отца отказаться от этих домов? А? О, как бы мне хотелось наставить на него ружье хоть раз в жизни и посмотреть на его лицо!
Развеселившийся Дэниел кивнул в знак одобрения, но улыбка исчезла, едва он вновь перевел глаза на больную.
— У тебя осталось еще то лекарство, которое доктор прописывал в прошлый раз, Дженис? — спросил он. — Оно ведь, кажется, помогло.
Джорджина расстроенно вздохнула. Когда она думала, что Дэниел способен прислушиваться к ней, то просто выдавала желаемое за действительное. Он такой же, как и Питер. Как все мужчины. Между ними нет ничего общего: они пришли из разных миров и у них разные цели в жизни. Как она могла хоть на минутку предположить, что он нуждается в ней? Для него, как и для Питера, важно только то, чем он занимается. Что ж, она утешится тем, что по крайней мере его занятие ее больше привлекает.
Она проследила за взглядом Дэниела, обращенным на Дженис. Та что-то пробормотала в ответ на его вопрос. Что-то вроде того, что они прекрасно обойдутся и без лекарства. Джорджине не составило труда уличить ее в обмане. Природная гордость не позволяла Дженис признаться в том, что у них нет денег на врача и медикаменты. Это, наверно, понял и Дэниел, но спасительный выход могла предложить с присущим ей тактом только Джорджина.
Чьими услугами вы пользуетесь? — спросила она быстро.
Дженис бросила на нее хмурый взгляд, но все же ответила:
— Доктора Фелпса.
— А, доктор Фелпс! Как же, как же… Он мне кое-чем обязан, и полагаю, пришло самое время расплатиться с долгом. Давайте его позовем? Пусть он осмотрит Бетси и даст вам лекарство. Денег не попросит, за это я ручаюсь.
Дженис начала было возражать, но Дэниел, мягко положив руку Джорджине на плечо, перебил ее:
И думать нечего, так и сделаем. Мы отправимся к нему прямо сейчас, а тебя, Дженис, если ты, конечно, не против, я хотел бы попросить об одном одолжении. Может быть, ты знаешь каких-нибудь женщин из «Хановер индастриз», которые не отказались бы поговорить с нами? Допустим, из числа тех, кто уже не работает на фабрике, а? Составь, пожалуйста, список, а мы заберем его, когда вернемся. Как Дуглас? Он согласится мне помочь с ребятами со вторым выпуском газеты? Надеюсь, он будет еще интереснее.
«Он понял меня, понял!» — обрадовалась Джорджина и, вздохнув с облегчением, позволила Дэниелу взять себя за руку.
Дженис обещала ему помощь брата в распространении газеты, и после этого Дэниел и Джорджина вышли на улицу.
Он не только понял, но еще и подыграл ей. Он просто замечательный, только лукавит иногда! О, как ей хотелось бы познакомиться с его настоящими родителями!
Уже на улице Дэниел глянул на нее и спросил:
Вы ведь не знакомы с доктором Фелпсом?
Джорджина усмехнулась:
— Впервые слышу это имя. Но у меня в кармане мое содержание на три месяца вперед. Думаю, за деньги он согласится пойти куда угодно. Девочке надо помочь, она совсем плоха.
— У нее очень слабое сердце, и, возможно, она долго не проживет. Подумайте, это ваше последнее содержание. Другого никогда уже не будет.
Джорджина вырвала свою руку и смерила его возмущенным взглядом:
Да идите вы к черту, Маллони!
Она решительно пошла вперед. В спину ей донесся веселый смех Дэниела.
«Что же будет, когда придет ночь?» — со страхом подумала она.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажный тигр - Райс Патриция



книги этого автора - супер!
Бумажный тигр - Райс Патрицияната
29.01.2014, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100