Читать онлайн Бумажный тигр, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажный тигр - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.58 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажный тигр - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажный тигр - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажный тигр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Я отдал фотокамеру и остальные принадлежности Питеру на хранение. После того как вы поженитесь, он сам решит, возвращать тебе их или нет.
Джордж Хановер возился с галстуком, стоя перед зеркалом в красивой резной оправе, висевшим в гостиной, и не смотрел на дочь.
Джорджина молча кивнула. Отец говорил, не поворачиваясь. Очевидно, видел ее в зеркале. Лишь однажды он на мгновение обернулся через плечо, скользнул глазами по ее каменному лицу и вернулся к своему галстуку.
Надеюсь, это послужит тебе хорошим уроком. Рад, что ты с пониманием отнеслась к моему решению. Ты же знаешь, мы с матерью все делаем ради твоего блага.
Поскольку мать еще не спускалась, утверждение это представлялось спорным. Джорджина с тоской оглянулась на лестницу. А хорошо было бы, если бы мама хоть раз заступилась за нее перед отцом. Но это все равно что просить Абрахама Линкольна воскреснуть и спасти свою страну. Джорджина машинально теребила шелковую оборку на платье и рассеянно глядела себе под ноги. Отец ни слова не сказал по поводу ее новой укороченной юбки и глубокого выреза на груди. Наверно, не заметил. Интересно, а Питер заметит?
Тут у нее вдруг екнуло сердце, ибо она вспомнила о Дэниеле Мартине. Вот кто сразу обратил бы внимание! Пытаясь отогнать от себя эти волнующие мысли, она принялась расхаживать по комнате.
Вскоре пришел Питер, а еще через минуту по лестнице медленно спустилась мама. Ее походке и прямой узкой спине могла бы позавидовать любая королева. Питер низко склонился над ее рукой, и губы Долли Хановер дрогнули в неком подобии улыбки, но тут она повернулась к мужу, и улыбка исчезла.
К экипажу они вышли в гробовом молчании, что само по себе было очень необычно. Раньше Джорджина всегда принималась щебетать какую-нибудь глупую и веселую чепуху, вызывая улыбки на лицах родителей и жениха, но сегодня она была грустна и молчалива. Даже когда Питер наклонился к ней и взял за руку, она не обернулась и продолжала смотреть в окно. Еще неделю назад этот его жест взволновал бы ее, теперь же она увидела в нем лишь немое предупреждение: «Держи себя в руках, милая».
Дело не в том, что в ней угасла жажда жизни. Напротив, она с нетерпением ждала той минуты, когда на руках у нее появятся фамилии людей, которые являлись владельцами трущобных кварталов города и от имени которых там правил мистер Эган. Ей хотелось отомстить этому негодяю за то, что он бил женщину. И еще Джорд-жина пыталась представить себе, что будет с остальными гостями, когда они познакомятся с Дэниелом. Как они отреагируют?
Джорджина пыталась убедить себя, что лишь этим объясняется ее желание поскорее увидеться с Дэниелом. Но себя не обманешь. Она возлагала на этот вечер надежды. Беда лишь в том, что они не были связаны ни с родными, ни с друзьями, ибо между Джорджиной и ними словно разверзлась пропасть. При других обстоятельствах она, нетерпеливо ерзая на месте, обязательно поделилась бы своим странным состоянием с родителями и Питером, рассмешив их. Но на этот раз смеяться было не над чем. Речь шла о несчастных людях, лишившихся последнего куска хлеба.
Вообще в последние дни Джорджине пришлось, пожалуй, впервые взглянуть в лицо реальной действительности. И ее испугало то, что она увидела. Достаточно было вспомнить двух негодяев, догнавших ее на пустой улице. Может, им и правда хватило бы поцелуя? Оскорбительно, конечно, и противно, но все же… А если нет? К счастью, ей не пришлось узнать. Зажмурившись, она мысленно нарисовала себе образ Дэниела. Вот он подходит к ней, и мальчишеская улыбка сменяется выражением гнева и одновременно тревоги…
Когда они доехали до места, Джорджина немного пришла в себя и смогла раздвинуть губы в улыбке. Она поприветствовала ею всех, с кем встретилась в вестибюле, весело заметила мэру, что тот прячет под своей аккуратной бородкой ямочку, выразила восхищение розами, вплетенными в волосы подруги, посмеялась какой-то шутке Лойолы, которая пригласила всех в гостиную.
Никто, решительно никто не догадывался, что происходит в душе у Джорджины, а между тем нервы ее были словно туго натянутые струны, вот-вот готовые лопнуть.
Она-то по своей наивности рассчитывала, что газета Дэниела послужит целям просвещения. Представляла, как женщины города возмутятся, прочитав о жестокой эксплуатации, а мужчины поговорят с Маллони «по душам» и пригрозят устроить этой семье бойкот, если положение дел не изменится. И Питер поругается с отцом и заявит ему, что рабство в стране давно отменено.
Но вот в доме мэра собрались сливки городского благородного общества, и где же протесты, где упреки, где призывы к восстановлению справедливости?
Вы знаете, в «Маллони» среди клерков попадаются порой такие грубияны! Вот я попыталась вернуть дырявые чулки, и что же вы думаете? Они имели наглость…
Джорджина отвернулась от говорившей и прислушалась к разговору мужчин.
К чему нанимать на работу столько ирландцев? Они же ленивы, как свиньи. Вот он в чем, корень зла! Они только и умеют что пить ночь напролет, спать днем и жаловаться по любому поводу и без повода. И женщины у них такие же, как мне говорили…
Джорджина отошла в противоположный конец комнаты, все еще надеясь услышать от кого-нибудь из гостей трезвое суждение. Скоро должны уже были звать к столу, а Дэниел до сих пор не подошел. Может, он вообще не появится? Заметив приближающуюся к ней Лойолу, Джорджина попыталась куда-нибудь укрыться, но это было бесполезно. Еще никому и никогда не удавалось сбежать от жены мэра.
— Но вы же обещали, что он придет! — горячо зашептала она, отводя Джорджину в сторонку.
— Вы видели его газету? И неужели все еще хотите принять его у себя?
Впервые в жизни Джорджина прибегла к помощи цинизма. Даже Лойола удивилась:
Конечно, хочу! О нем же теперь говорит весь город. Все сгорают от желания познакомиться с ним. Он, надеюсь, джентльмен? Или один из тех неотесанных вульгарных писак с сигареткой во рту, каких мне приходилось видеть?
Джорджина ободряюще похлопала ее по руке:
Я не советовала бы вам приглашать его к себе, если бы не знала, что он джентльмен. Но он довольно необычен… Не такой, как все.
Лойола бросила на нее взгляд, исполненный подозрения, но тут услышала звук открываемой двери и бросилась в вестибюль. Часы как раз пробили время обеда.
О Боже, это он! — с придыханием в голосе пробормотала жена мэра, едва бросив взгляд на нового гостя.
На вошедшем молодом человеке был дорогой и элегантный сюртук серого цвета, контрастировавший с черными фраками остальных присутствующих мужчин. Откинув полу сюртука и показав край белой расшитой атласом жилетки, он положил руку в карман. На цепочке для часов болтался какой-то странный брелок, похожий на серебряную пулю. В петлице у молодого человека была гвоздика. Обычно растрепанные густые волосы на сей раз были тщательно причесаны. Серые глаза весело пробежали по головам присутствующих и почти сразу отыскали Джорджину.
Представьте нас друг другу, — шепотом попросила Лойола.
Но тут в гостиной показался мэр и позвал гостей к столу. Прячась за спиной его супруги и старательно избегая встречаться глазами с Питером — с нее было достаточно и взгляда Дэниела, — Джорджина быстро направилась в столовую. На ходу она сделала необходимые представления. Гостиная быстро пустела, и только Питер на несколько мгновений задержался, не понимая, куда делась его невеста. Посмотрев на элегантного незнакомца, он прищурился и быстро прошел в столовую вслед за остальными.
Заметив приближение Питера, Дэниел наклонился к руке Джорджины и быстро шепнул:
Успокойте своего суженого, мисс Ягодка. Видите, он рвет и мечет. Поговорим позже.
С этими словами он взял хозяйку дома под руку и повел к столу.
— Кто этот человек? — спросил подошедший Питер. Джорджина улыбнулась и торжествующе шепнула:
— Это мистер Дэниел Мартин, дорогой.
Слова ее расслышали и другие. Все головы тут же повернулись к гостю, появившемуся последним.
Джорджина расслышала поднимавшиеся со всех сторон шепотки. Молодой человек, сидевший рядом с женой мэра, мгновенно оказался в центре внимания. Дэниел Мартин, издатель газеты, получивший скандальную известность. Женщины были заинтригованы, мужчины нервно дергали себя за бакенбарды и хмурились. Что же до Питера, то он весь побелел от ярости.
Дэниел же, как будто совсем не замечая этого, приветливо улыбался хозяйке дома. Наклонившись к ее уху, он что-то тихо сказал, и Лойола Бэнкс засмеялась. В довершение всего Дэниел посвятил ей тост.
Последнее просто взбесило Джорджину.
Из глаз Питера только что искры не сыпались, но он был джентльменом и не мог требовать сатисфакции прямо за столом. Вместо этого он поднял бокал вина, повел носом перед ободком, пригубил и тоном знатока объявил:
Отличный букет, мэр. Чуть терпкое и совершенно не кислое.
У мэра от удовольствия порозовели щеки. Ему было очень приятно услышать эту экспертную оценку. Однако он не успел ничего сказать в ответ. Дэниел пригубил из своего бокала, отставил его и, глядя прямо в глаза Джорд-жине, проговорил:
Совсем не терпкое и довольно кислое. Излишне старательный уход за урожаем приводит к тому, что вино делают из перезрелых ягод, которые быстро киснут.
«Я убью его!» — пронеслась в голове девушки сумасшедшая мысль.
Дэниел сказал не про вино, а про Питера. И Питер это понял. Джорджина едва успела схватить его за руку, когда он попытался вскочить из-за стола.
А я не знала, мистер Мартин, что техасцы пьют вино и разбираются в нем, — проговорила она и с очаровательной улыбкой повернулась к хозяину дома: — Господин мэр, может быть, вы велите подать тот сорт, что был в прошлый раз? Насколько мне помнится, Питер назвал его «сердитым».
Кое-кто из женщин прыснул. Один из гостей кашлянул. А мэр завел разговор на другую тему, и ему удалось отвлечь внимание присутствующих от двух молодых людей.
Дэниел улыбнулся Джорджине, давая понять, что оценил по достоинству ее упрек, и вновь повернулся к Лойоле Бэнкс. Джорджина отвела от них глаза и натолкнулась на хмурый взгляд Питера. Она уже начинала опасаться за будущее этого вечера.
Проигнорировав своего жениха, Джорджина повернулась к соседу справа, но тот уже разговаривал с кем-то. Когда же в комнате появилась служанка-ирландка с супницей, этот сосед громко заметил своему собеседнику:
Беда с этими иностранцами. Они все радикалы и смутьяны. Будь у меня власть, я распорядился бы выслать их всех туда, откуда они понаехали.
У служанки побелели костяшки на руках, настолько судорожно она вцепилась в супницу. Но она не остановилась и продолжала обходить стол.
Джорджина никогда прежде не думала, что прислуга обращает внимание на разговоры, которые ведутся среди гостей. Откровенно говоря, она сама на прислугу никогда внимания не обращала. И сейчас ей стало жалко эту девушку. На ее месте она непременно вылила бы горячий суп на голову своему соседу.
Особенно много неприятностей от евреев. Они постоянно взвинчивают цены и считают, что лучше них на свете никого нет. Обманывают народ сплошь и рядом, воруют и наживают на этом баснословные прибыли. А вдобавок еще скупают все подряд. Еще немного, и они купят весь наш город, я вам точно говорю. Мы и оглянуться не успеем. Я считаю, необходимо принять закон, запрещающий иностранцам владеть землей.
Джорджина, которая до этого тихо помешивала ложкой у себя в тарелке, не выдержала:
— Но ведь именно поэтому наши предки и приплыли в Америку! Они были не в состоянии купить землю у себя на родине. А другие бежали из Европы от религи озных притеснений, точно так же как сейчас это делают ирландцы и евреи.
— Джорджина! — строго проговорил Питер, передавая хлеб.
Девушка оглянулась на родителей, пытаясь понять, можно ли ей сказать еще что-нибудь, или сказанного уже достаточно для того, чтобы дома состоялся «серьезный» разговор. Мама нервно теребила салфетку и смотрела в свою тарелку так, словно та могла в любую минуту взорваться. Отец о чем-то спорил с мэром и явно не расслышал, что сказала его дочь.
Тогда она перевела глаза на Дэниела. Ей было интересно, слышал ли он и если да, то как к этому отнесся. Он хмурился, но внутренний голос подсказывал Джорд-жине, что она тут ни при чем. Он отсутствующим взглядом смотрел в потолок, и ей впервые за вечер удалось заглянуть под его изящную маску и вновь увидеть в нем журналиста.
Набравшись смелости, она обратила к Питеру невинную улыбку:
— Твой отец, между прочим, тоже ирландец, дорогой. Что же нам делать? Запретить ему владеть землей?
— Мой дед был ирландцем, а отец прожил здесь всю жизнь. Ради бога, Джорджина, давай сменим тему.
Питер отвернулся от нее и спросил у своей соседки, присутствовала ли та накануне вечером на теологической лекции. Джорджина подождала, пока женщина даст вежливый ответ, и вновь подала голос:
После того как мы поженимся, Питер, я, наверно, вступлю в ряды нашего «Женского общества». До сих пор они приглашали людей религии и науки. Это очень интересно, но мне кажется, пришла пора раздвинуть горизонты. Почему бы нам, к примеру, не выслушать мнение Сьюзан Энтони?
За столом воцарилась неловкая тишина. Все взгляды обернулись на нее. Джорджина спокойно намазывала маслом булочку. Кто-то из гостей, сидевший на противоположном конце стола, с важностью заговорил о том, что женщинам недостает ума, чтобы принимать серьезные решения, которых страна ждет от избирателя, зашедшего в будку для голосования.
Джорджина поудобнее ухватила булочку. Вовремя заметивший это Питер, поймал ее за руку.
Не смей, — прошипел он. — Не забывай о том, что ты в гостях.
Джорджина уставилась на его крепкие большие пальцы, перехватившие ее тонкое запястье.
— О да, конечно. Ты, безусловно, прав, — извиняющимся тоном прошептала она. Питер отпустил ее руку, и Джорджина тут же приложила ладонь ко лбу, издав легкий стон. — Ох, что-то мне нехорошо. Должно быть, я перенапрягла свои скудные мозги. О, прошу тебя, помоги мне! — Она бессильно откинулась на спинку стула, уронив голову на грудь.
Бормоча себе под нос проклятия, Пшгер поднял ее из-за стола. Джорджина услышала, как тсэненько пискнула на противоположном конце стола ее мгать, зашумели другие гости. Кто-то от души расхохотался, и девушка слегка нахмурилась, узнав голос Дэниела.
Ей и самой отчаянно хотелось рассмеяться. Кто-то предложил позвать врача, кто-то со знанием дела принялся рассуждать о мигренях, третий заявил, что нельзя требовать от девушек в смысле образования так же много, как от молодых людей. Под этот ропот Питер отвел ее в гостиную. Джорджина еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться, и чувствовала, что Питер знает это. Он был в ярости. Он ее не понял. В отличие от Дэниела.
Выходка, что и говорить, была ребяческой, но Джорджина не жалела о ней. Питер попытался уложить ее на диван, но девушка отвела от себя его руки и села, выпрямившись. Обратив совершенно ясными взор на тех, кто последовал за ней из столовой, она невинно спросила:
— Что, неужели обед уже закончился? Я ничегошеньки не помню!
Отец ее, уже перепоручивший мать заботам прислуги, пробивался через толпу гостей к дочери.
Питер, посади ее в экипаж. Я отвезу Джорджи домой.
Джорджина увернулась от наклонившегося было к ней жениха и улыбнулась:
— Но я еще не хочу уходить, папа.
— Ты уже показала себя во всей красе, моя милая, так что пора, — сказал отец и бросил многозначительный взгляд на Питера.
В эту минуту на первый план вышел высокий молодой человек под руку с Аойолой Бэнкс.
Мне кажется, юная леди всего лишь проголодалась. По приезде домой советую отвести ее на кухню и хорошенько накормить. Она такая маленькая. Ей необходимо больше есть.
Джорджина вскинула на говорившего возмущенный взгляд и увидела перед собой смеющиеся глаза Дэниела Мартина. Значит, маленькая? Большинство мужчин не считали ее таковой. С другой стороны, большинство мужчин также не считали, что у нее есть голова на плечах.
Пойдем, Джорджина. Обед остывает. Джордж, почему бы тебе не отвезти Долли домой? Я нисколько не сомневаюсь, что Питер приглядит за твоей дочерью. Не хмурься. Она же еще ребенок. Дети все такие, — проговорила Лойола тоном, не допускающим возражений.
Остаток вечера прошел довольно спокойно. Только раз, уже после обеда, Джорджина затеяла было дискуссию о свободе печати, которая едва не закончилась скандалом, но Дэниел не принимал в ней участия, так как еще раньше отыскал в гостиной стереоскоп и баловался с ним. Улучив момент, Питер подступился к нему и потребовал опубликовать опровержение на статью о магазине, на что Дэниел, улыбнувшись, мягко заметил, что знать правду людям не помешает, особенно в этом городе.
Когда в разговор попыталась вмешаться Джорджина, Питер громко сказал, что ей «нечего якшаться с такими людьми», и увел в сторону.
И в эту минуту в голове Джорджины созрело окончательное решение относительно устройства своего будущего. Дэниел вяло присоединился к какому-то разговору, а Питер начал подталкивать ее к выходу.
«Наконец-то, — думала Джорджина. — Наконец я собралась с духом! Слава Богу!»
Она понимала, что могут пострадать люди. Но ей их не было жаль. Мужчинам всегда было наплевать на то, что творится у нее в голове. Что ж, тем лучше. Она отомстит им за это!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажный тигр - Райс Патриция



книги этого автора - супер!
Бумажный тигр - Райс Патрицияната
29.01.2014, 6.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100