Читать онлайн Бумажные розы, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажные розы - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажные розы - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажные розы - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажные розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Когда они вновь встретились, Эви улыбалась ярче, чем солнце на Миссисипи. Тайлер замер в немом восторге, увидев, как она разгуливает по палубе и как тянется за ней совершенно неуместный в этой обстановке шлейф розового платья. Она попеременно развлекала Дэниела, сидевшего в плетеном кресле около каюты, и других пассажиров из числа мужчин, которые то и дело останавливались, прислушиваясь к их разговору и зачарованно оглядывая ее турнюр.
Тайлеру не понравилось, как некоторые смотрели на нее, поэтому он быстро приблизился к девушке и смело взял ее за руку. Все расступились, а сама Эви обратила на Тайлера хмурый взгляд.
— Вот вы где, моя милая. А я все думал, и куда это вы запропастились? Дэниел, прости, дружище, но я на пару-тройку минут лишу тебя общества твоей сестренки.
С этими словами, не дожидаясь согласия юноши, Тайлер повел Эви на верхнюю палубу.
— Мистер Монтейн, вы с самого утра сегодня решили обращаться со мной так грубо? — беззаботно проговорила Эви, грациозно поднимаясь по узкой лесенке.
— А что здесь такого, если мне захотелось уединиться с вами на несколько минут? Не забывайте: для всех здесь мы с вами молодожены.
Тайлер выбрал местечко, где ветер был потише и откуда можно было любоваться пейзажем. Вдоль берегов тянулась матово-зеленая пелена весенней листвы, на поверхности воды танцевали солнечные блики.
— И зачем только вы так представили нас вчера вечером? Кто вас просил? Дэниелу это, между прочим, очень не понравилось. — Еле сдерживая радостную улыбку, Эви раскрыла зонтик. Это была ее давняя мечта — путешествовать на речном пароходике в обществе красивого мужчины. И вот мечта сбылась. У нее до сих пор мурашки пробегали по телу при воспоминания о ночи, проведенной с ним в одной каюте, но она не собиралась показывать ему свою слабость. Вместо этого Эви очаровательно улыбнулась.
Тайлер улыбнулся в ответ, обнажив два ряда ровных белых зубов.
— Ваши губы, мисс Пейтон, так и просят, чтобы их поцеловали. И вы сами очень этого хотите, как мне кажется.
Столь острый выпад с его стороны сильно раздосадовал ее, однако ей удалось сохранить безмятежное выражение лица. Отвернувшись от него и глядя на проплывающий мимо берег, она сказала:
— Это у нас чисто деловое свидание, мистер Монтейн. И я попросила бы вас не выходить за определенные рамки. Зачем вы увели меня от брата? И вообще — в чем дело? Он что, не выплатил вам жалованье за вчерашний день?
Тайлер фыркнул, облокотился о стену, откинул фалды сюртука назад и сунул руки в карманы. Взгляд его скользнул по изящной линии спины Эви.
— Жалованье? Напротив, это я отдал ему часть вчерашней выручки. За вашу с ним отличную работу. Представление, что и говорить, получилось на славу! Давно промышляете вместе?
Эви обратила на него недоуменный взгляд.
— Промышляем? Простите…
Тайлер пожалел о том, что рядом с ними нет Дэниела. Прочитать мысли мальчишки было проще простого, но о том, что творилось в голове у его сестрицы, оставалось только догадываться. Как картинно она изумилась его словам! Что это, игра? Поди-ка разберись.
— Я имел в виду в качестве сообщников картежного игрока, моя милая. У вас здорово получается. Любой шулер заплатил бы за вашу работу хорошие деньги. Ведь вы именно этим кормитесь? Иначе зачем разъезжать по стране вдвоем, без семьи и даже без прислуги?
Губы Эви тронула кривая усмешка. Она демонстративно оглядела Тайлера с ног до головы, задержавшись взглядом сначала на золотой цепочке, болтавшейся поверх его шоколадного цвета жилетки, затем на его добротно сшитом желтовато-коричневом сюртуке и отутюженных брюках. На голове у него красовалась широкополая шляпа, дабы солнце не било в глаза. Перед ней стоял типичный профессиональный игрок, каких частенько можно было встретить на речных пароходах.
— Вам-то, простите, какое дело? Я уже рассказала все, что вам нужно знать.
— О, вы мне много чего порассказали! Много чего, но ни слова правды, мисс Пейтон. Или мне все-таки следует называть вас Эви?
— Я уже говорила, называйте меня Мариэллен. У меня есть веские причины для того, чтобы скрывать свое истинное имя. Если муж сестры прознает о том, что я еду, он может совершить какую-нибудь отчаянную глупость.
— Ума не приложу, и как это ваша мать могла так просто отпустить вас одних в Техас, славящийся своей дикостью! Мне весьма сложно представить себе столь беспечного родителя. Это ведь не увеселительная прогулка, мисс Пейтон. Одним словом, я предлагаю вам выложить мне все начистоту, в противном случае придется отправить вас обоих домой.
— Моя мать умерла, сэр. Замужество Эвелин убило ее. У вас будут еще какие-нибудь вопросы, или мне можно вернуться к Дэниелу? У него от влажности сильно болит нога.
— Кстати, а где мать Дэниела?
Этими словами он застал ее врасплох. Она вопросительно взглянула на Тайлера, который приветливо улыбался ей в ожидании ответа.
— Она скончалась при родах, когда произвела его на свет. Отец был убит горем. Вам этого достаточно?
— Но мне кажется, вы говорили, будто она умерла, когда Эвелин вышла замуж. Так все-таки когда же?
В глазах ее на мгновение сверкнул огонь, но потом она спокойно проговорила:
— Эвелин вышла замуж в пятнадцать лет, в это время как раз родился Дэниел.
Не дожидаясь его ответа на эту вопиющую ложь, Эви резко развернулась, собираясь спуститься вниз, к Дэниелу. Она вовсе не обязана рассказывать Тайлеру Монтейну всю историю своей жизни. «Один только Бог ведает, что он за мошенник. И лжет почище меня. Но если от моей неправды никому вреда не бывает, то его вранье заканчивается тем, что он проводит ночь у меня в каюте!»
Тайлер успел удержать ее за локоть:
— А как будет ваше полное имя от Эви?
— Эвергрин, — не моргнув глазом, ответила девушка, вырвала руку и убежала вниз.
Тайлер, облокотившись о перила, смотрел ей вслед. Бежать за ней ему не позволяли гордость и чувство собственного достоинства.
«Да, она постоянно врет, но какая мне, в сущности, разница? Я обещал довезти их до Минерал-Спрингса. А для того чтобы справиться с этой задачей, вовсе не обязательно знать все про Мариэллен Эви Пейтон».
Но интуиция подсказывала Тайлеру, что впереди у него большие неприятности.
И они не заставили себя ждать. Первый звоночек прозвенел в Новом Орлеане, когда один из пассажиров посчитал, что Эви сможет стать украшением его борделя, и попытался увести ее на берег. Тайлер успел как раз вовремя, чтобы полюбоваться забавным зрелищем: Эви сделала вид, что падает в обморок, отвлекла негодяя, ловко поставила ему подножку и под общий хохот наблюдавших за ними пассажиров столкнула с трапа в грязную воду у дебаркадера. Тайлеру и самому сделалось смешно, но в глубине души он пожалел этого идиота, который имел несчастье связаться с мисс Пейтон, польстившись на ее яркую внешность.
Однако прежде чем Эви успела раскланяться перед благодарными зрителями, Тайлер схватил ее за руку и утащил со сходней. Даже на лице Дэниела, похоже, отразилось облегчение, когда он это увидел.
— У меня просто нет слов, чтобы выразить свою благодарность за вашу заботу обо мне, мистер Монтейн! — говорила по дороге Эви. — Но скажите: где вы были, когда этот сын собаки совал мне в лицо платок, смоченный в хлороформе?
Она вздохнула с облегчением, почувствовав сильную руку Тайлера у себя на талии. Колени ее дрожали, ноги подгибались. Надо же было так обмануться: она поначалу подумала, что тот приятный господин — руководитель актерской труппы. Вот лишний пример того, как далеко порой отстоят реальность и фантазия друг от друга. Ей следует быть поосторожнее.
— Сын собаки, вы сказали? — Губы Тайлера скривились в усмешке.
Мариэллен Пейтон была первостатейной лгуньей, но вместе с тем и леди до мозга костей. Если честно, ему сейчас очень хотелось вкусить ее губ, и он не видел причин, которые заставили бы его отказать себе в этом удовольствии. Он почти не сомкнул глаз последние несколько ночей, но силы человеческие небеспредельны, и она сама виновата в том, что он спал, когда пароход причаливал в Новом Орлеане.
Уйдя с палубы, заполненной пассажирами, собиравшимися сойти на берег, Тайлер обнял Мариэллен и наклонился к ее нежным губам. Грудь ее тесно соприкоснулась с его грудью, руки удобно обхватили ее узкую талию. Трепетные губы как будто источали дивный нектар, и Тайлер жадно припал к этому источнику. Прошла, наверное, минута, прежде чем Эви, опомнившись, оттолкнула его.
— Как вы смеете ко мне прикасаться! — Я, между прочим, как раз для того вас и нанимала, чтобы вы оберегали меня от мужских домогательств! Если вы не в состоянии держать себя в руках, сэр, нам лучше расстаться. Вы можете сойти на берег прямо здесь, в Новом Орлеане, а мы с братом отправимся дальше без вас.
С этими словами Эви вновь упорхнула на палубу. Тайлер, чертыхаясь, последовал за ней.
— Проклятие, Дэниел, если ты не будешь следить за тем, чтобы она сидела у себя в каюте под замком, я сам позабочусь об этом! — крикнул он, когда юноша внезапно возник перед его глазами.
Дэниел оглянулся на удаляющуюся сестру и вновь обернулся к этому самоуверенному картежному игроку:
— Если бы я мог посадить ее под замок, мы не были бы сейчас на этом пароходе. И потом, это ваша работа.
— Отлично, но если что — не обессудь! — раздраженно буркнул Тайлер и бросился догонять Эви.
Через минуту он уже тащил ее в каюту. Девушка отчаянно сопротивлялась, но где ей было тягаться со своим телохранителем! Когда они добрались до места, Тайлер оглушительно захлопнул дверь и прижал Эви к стене.
— Пришла самая пора еще раз поговорить, мисс Пейтон.
Эви прикусила язык, отчаянно пытаясь справиться с яростью и страхом, охватившими ее. Тайлер буравил ее горящими глазами, и оставалось надеяться только на то, что он не заметит ее волнения. Но как унять дрожь во всем теле?..
Если честно, ей очень хотелось, чтобы Тайлер обнял и крепко прижал ее к себе. Ей хотелось выплакаться у него на груди. Она даже не сопротивлялась, когда он накануне поцеловал ее, ибо отчаянно нуждалась в утешении. Впрочем, вскоре она поняла, что у него на уме совсем другое.
Вся напружинившись, Эви бросила на него гневный взгляд. Она давно научилась прятать от посторонних свои женские слабости — тот же страх, к примеру, — ибо в противном случае они неизменно пользовались этим. Тогда, на трапе, ее охватил настоящий ужас, но она не собиралась сейчас признаваться в этом Тайлеру. Глаза его горели, но, конечно, по другой причине: Эви здорово задела его мужское самолюбие. Но по этому поводу ей было что ему сказать.
— Спасибо, что поспели хоть к шапочному разбору, сэр. Но, признаться, я ждала вас несколько раньше, — проговорила она, выдавив из себя усмешку.
Эви не сомневалась, что, будь она мужчиной, Тайлер ударил бы ее за такие слова. Сейчас же он, сдерживая ярость, с силой стукнул кулаком по стене.
— Я не двинусь с вами дальше ни на шаг, пока вы не усвоите кое-какие правила поведения, мисс Пейтон.
Кстати говоря, в свое время этому должна была научить вас ваша матушка. Или воспитательница. Словом, человек, который несет ответственность за то, что взрастил такую непутевую девицу, как вы!
Он был слишком близко к ней, чтобы Эви могла хоть немного успокоиться и собраться с мыслями. Взгляд ее был почему-то прикован к блестящим перламутровым пуговицам его рубашки. Его бедра прижимались к ее бедрам. На верхней юбке Эви был всего один обруч, и Тайлеру ничто не мешало вплотную подобраться к ней спереди. А назад отступать было некуда, ибо он и так уже пригвоздил ее к стенке.
— Ах да! Ну конечно, это я виновата в том, что тот незаконнорожденный негодяй пытался меня похитить! Но в чем была моя ошибка, объясните!
О Господи, опять! «Незаконнорожденный негодяй» вместо «выродка» или «ублюдка»! Губы Тайлера сами собой стали расползаться в улыбке, но усилием воли он удержал на лице хмурое выражение, так как знал, что Эви только того и надо было, чтобы он сейчас расхохотался. Тогда она снова возьмет над ним верх. Нет уж, на этот раз ее номер не пройдет!
— О, не сомневайтесь! Я охотно объясню вам, в чем была ваша ошибка, мисс, черт бы вас побрал! — рявкнул он.
— Я бы посоветовала вам, сэр, следить за своей речью, — вновь с улыбкой парировала она.
— Черт, черт, черт, дьявол, так вашу мать! — заорал Тайлер, чувствуя, что не в силах сопротивляться ей. — Вам нечего бояться, Эви, словом человека не убьешь, даже самым крепким. А теперь помолчите и дайте мне договорить.
Она посмотрела на него такими невинными глазами, что Тайлер понял: ему ни за что не выдержать. Поэтому он выпрямился и, тщательно избегая встречаться с ней глазами, принялся нервно расхаживать взад-вперед по каюте.
— В Техасе мужчин втрое больше, чем женщин, и не ждите, что они станут миндальничать с вами, если вы будете крутить у них перед носом своей красивой попкой! — Он услышал, как она охнула, но оставил это без внимания. — Это дикий народ, не обремененный культурой и цивилизацией. У них в карманах револьверы! Им известно, что такое леди и что леди надо уважать, но черт возьми, Эви, они обыкновенные мужики! И если вы будете продолжать выставлять себя перед ними напоказ и строить им глазки, они ответят вам тем, чем обычно отвечает любой нормальный мужчина. Только вам, боюсь, их ответ придется не по сердцу.
Он резко повернулся к ней, чтобы увидеть ее реакцию на свои слова. По лицу Эви разлилась смертельная бледность. Казалось, она сейчас упадет в обморок. Толкнув ее на стул, Тайлер налил немного бурбона, разбавил водой и сунул стакан ей в руки:
— Пейте медленно.
Эви пригубила, скривилась и вернула стакан.
— Отравой делу не поможешь.
Тайлер одним духом опрокинул стакан и почувствовал себя несколько лучше.
— Вам следовало бы дать по голове, да так, чтобы вы не приходили в сознание до самого Минерал-Спрингса. Вот это бы помогло! — буркнул он, отставив пустой стакан.
— Но я ничего такого не делала. Просто стояла. В чем вы меня обвиняете?
— Проклятие, Эви, вы отлично знаете, что бывает с мужчинами, когда вы начинаете поджимать свои губки. Я видел, вы это нарочно делали! Учтите, до добра это не доведет. Вы еще помянете мои слова! Короче… либо вы даете мне обещание прекратить свои фокусы, либо я снимаю с себя всякую ответственность за вас.
Она поджала губки. Маленький подбородок ее задрожал. Большие ресницы часто запорхали, и в эту минуту он готов был поклясться, что разглядел прозрачную слезинку, скатившуюся по щеке. Но Тайлер прекрасно знал, что она смеется над ним.
Он резко поднял ее со стула и бросил на постель. Чем он так провинился, что Господь послал ему это наказание? Опустившись на нее сверху, он стал осыпать ее лицо поцелуями.
— Всякий раз, когда вы посмеете ослушаться моих приказаний, я буду делать это, — предупредил он жарким шепотом.
Эви отчаянно сопротивлялась, но Тайлер был тяжелее, и она ничего не могла сделать. Раньше она никогда не задумывалась над этой проблемой. Мужчина был для нее понятием абстрактным, но теперь Тайлер навалился на нее всем телом и ее жалкие попытки противостоять ему разбивались об одно простое открытие, которое она сделала: он был тяжелее и сильнее ее. Эви почувствовала себя беззащитной, и ощущение это было не из приятных. Вместе с тем она не могла оторвать глаз от его губ, которые почти касались ее лица.
— Вы изомнете мне платье! — крикнула она, отчаянно борясь с желанием обвить его шею руками, притянуть к себе, прижаться губами к его губам и не отпускать до тех пор, пока у обоих не закружится голова. Ничего не поделаешь, Тайлер именно так воздействовал на женщин одним своим видом.
Но Эви не собиралась становиться одной из тех жертв, что попадались в его капкан. Тайлер Монтейн не Айвенго и даже не Пикос Мартин. Об этом нельзя было забывать ни при каких обстоятельствах.
— Я еще не то сделаю, если не услышу сейчас от вас обещания, Эви! Я сдеру с вас это платье и одену в вериги! Не доводите меня до этого, Эви! Дайте слово! Поклянитесь хоть Богом, хоть чертом, что больше не будете кокетничать на людях!
Тайлер наклонился и коснулся ее лица поцелуем у самых губ, а рука его тем временем начала блуждать по ее телу. У Эви перехватило дыхание, когда она почувствовала, что его большой палец скользнул по ее груди. Так вот почему девушкам ни в коем случае нельзя оставаться наедине с мужчинами! Куда девался Дэниел? Где его носит?
После следующего поцелуя Тайлера у нее голова пошла кругом, и она совсем забыла, что хотела сказать. Ей захотелось вновь вкусить его губ и коснуться своим языком кончика его языка. Почему он убрал оттуда свой большой палец?.. Внизу живота у нее давно все горело огнем.
— Обещайте мне, Эви, — тихо проговорил он.
— Обещаю, — прошептала она еле слышно.
В следующее мгновение губы их соединились. Тайлер ничего не мог с собой поделать. Ее губы разомкнулись, и он проник внутрь трепетным кончиком языка.
Надо встать сию же минуту! Встать и уйти. Пусть поймет, каково ему бывает всегда, когда она сначала раздразнит его до последней крайности, а потом ускользнет… Но он не имел сил сопротивляться соблазну и продолжал осыпать ее лицо поцелуями. Эви шумно вздохнула, и он понял, что она жаждет этой ласки не меньше его самого. Так зачем же останавливаться?
Но в этот момент в дверь постучали — и Тайлеру стало ясно, что ничего у него не выйдет.
Он неохотно поднялся и потянул за собой Эви. Во взгляде ее уже не было заметно смешинок. Она молча смотрела на него широко раскрытыми глазами, и было видно, что девушка потрясена до глубины души всем происшедшим. Боже мой, да она ведь сама невинность!.. Если бы здесь сейчас оказалась его мать, она залепила бы ему хлесткую затрещину за глупость.
Тайлер нервно провел рукой по растрепавшимся волосам и крикнул:
— В чем дело?
— Капитан хочет принести свои извинения Эви… то есть я хотел сказать Мариэллен, — послышался из-за двери голос Дэниела.
Тайлер поморщился, еще раз оглянулся на смущенную девушку в розовом платье и подошел к двери.
«Будь у меня чуть побольше мозгов, я сошел бы на берег сейчас, в Новом Орлеане, и убежал бы от пристани подальше, куда глаза глядят».
Шторы на окнах были не задернуты, и в комнату беспрепятственно лился яркий солнечный свет, отбрасывая сверкающие блики на серебряную подставку для лампы и на поверхность стола. Но трое мужчин, находившихся в кабинете, не обращали на это внимания.
— Искренне соболезную по поводу смерти вашей матушки. Она была хорошей женщиной, — проговорил тот, что сидел за столом, и нервно провел рукой по волосам. На голове у него уже обозначилась проплешина, хотя он был не старше своих гостей.
Один из них нетерпеливо расхаживал по кабинету, словно теснота действовала ему на нервы и душа рвалась наружу. Это был высокий, крепко сложенный мужчина с густыми темными волосами и ямочкой на подбородке, которая обычно так нравится женщинам. У него было не столько красивое, сколько сильное и волевое лицо человека твердого и решительного. Он не сводил острого взгляда с адвоката.
— Можно было этого и не говорить. Если бы не она, мы с Кайлом сейчас были бы дикарями почище краснокожих. Времени в обрез, Хэйл. Спасибо, конечно, за сочувствие, но давай все же покончим с любезностями и приступим к делу. Между прочим, я даже не знал, что мама оставила завещание.
Второй из гостей, помоложе, сидел сгорбившись на стуле и держал руки в карманах темного костюма, смотревшегося на нем довольно нелепо. Он беспокойно ерзал на месте, выдавая свою нервозность.
— Может быть, вы поговорите без меня? А я пока пойду вниз, пригляжу за лошадьми, а?
Он уже хотел было подняться, но старший брат смерил его таким ледяным взглядом, что он еще сильнее вжался в стул. Чертыхнувшись себе под нос, он стал смотреть в окно, где по синему небу проплывали густые облака. Если бы не похороны, они сейчас уже начали бы клеймить скот. Погода стояла самая подходящая.
— Тебе тоже будет нелишне знать положение дел, — сказал Хэйл, поддержав старшего брата. — Итак, начнем. Вам известно, что ваш отец купил ранчо уже после смерти вашей настоящей матери?
Джейсон Хардинг коротко кивнул:
— Папа заработал все своим потом и кровью.
— А вы в курсе, что ваша мачеха Луиза сама из богатой семьи?
Кайл простонал и воздел глаза к потолку. Джейсон перестал ходить взад-вперед и выглянул в окно. В комнате наступила мертвая тишина. Адвокат нервно протер свои очки, глянул на разложенные перед ним бумаги и продолжал:
— Вы должны знать, что Луиза составила это завещание после смерти своих родителей, которые оставили ей все деньги. В то время ваш отец уже крепко стоял на ногах. Вы сами были многообещающими молодыми людьми и фактически не нуждались в чем-то сверх того, что уже имели.
Джейсон оглянулся на него и поморщился.
— Помимо того, что мама воспитала нас, она еще и всячески нас баловала, так что хватит ходить вокруг да около. Мы любили ее так, как если бы она была нам родной матерью. Говори о деле.
Хэйл тяжело вздохнул и поднял со стола пожелтевшие от времени листки бумаги.
— Но вам известно не все и… Честно говоря, я даже не знаю, как вам сказать об этом. Семья Луизы вела дела с моим отцом, так что ее завещание составил он. Я же впервые заглянул в него лишь после того несчастного случая, в результате которого погиб ваш отец. Все говорило за то, что не выживет и ваша мачеха. Откуда появились деньги, о которых говорится в этой бумаге, я не знаю. Мой отец был очень скрытным человеком и все держал у себя в голове. Никаких документов я не нашел.
Кайл смотрел на танцующие блики на лампе, но напряженный взгляд Джейсона вновь обратился на адвоката. Зрачки его сузились, и Хэйл смутился. Они выросли вместе и знали его как свои пять пальцев. От них ничего нельзя было скрыть. Он понимал, что нет смысла тянуть время и надо просто сказать все как есть.
Он поднял голову, наткнулся на злой взгляд Джейсона и тут же вновь опустил глаза на разложенные перед ним бумаги.
— Ваша мать, то есть мачеха, оставила все свое состояние некоей Эванджелин Пейтон Хауэлл.
Теперь на него уставились уже оба брата. Хэйл нервно дернул рукой тугой воротничок. Братья были крепче его и славились своей несдержанностью. К тому же, похоже, они еще не поняли, что он сказал.
— Кто такая эта Эванджелин Пейтон Хауэлл, черт возьми? — спросил после долгой паузы Джейсон.
Хэйл пожал плечами:
— Я знаю о ней не больше вашего. Мне только известно, что в течение последних семнадцати лет ваша мать регулярно отчисляла деньги на имя этой девочки. Средства поступали в руки одной женщины в Сент-Луисе и предназначались для Эванджелин Пейтон Хауэлл. Я не знаю, кто была эта женщина, но подозреваю, что она раньше служила отцу Луизы.
«Или была его любовницей», — подумал он, но вслух не сказал. Сайрус Хардинг был в Минерал-Спрингсе влиятельным человеком, и бросать на него тень не стоило даже после смерти.
Джейсон взглянул на Хэйла с ледяным спокойствием во взгляде:
— Ясно. Значит, деньги матери отходят какой-то девчонке из Сент-Луиса, которую мы знать не знаем и видеть не видели. Папа не разрешал ей тратить собственные средства на ранчо, так что мы ничего не потеряем. Мама покупала лишь кое-какие украшения, но это мелочи. Нас это завещание ничем не ущемляет, а если мамины деньги — единственное средство к существованию для этой Эванджелин, то, очевидно, они нужны ей больше, чем нам.
Хэйл глубоко вздохнул и вновь протер свои очки.
— Это очень великодушно с твоей стороны. Отец Луизы в свое время основал опекунский фонд в пользу своей дочери. Так вот к Эванджелин, по достижении ею двадцати одного года, перейдет главная часть средств фонда. Это произойдет примерно через шесть месяцев. И я вообще не беспокоил бы вас, если бы не одно обстоятельство.
Джейсон оперся обеими руками о стол и замер в напряженном ожидании. Хэйл вновь опустил глаза на свои бумаги.
— Ваш отец оставил половину своего состояния вам с Кайлом, а остальное Луизе как своей жене. Не думаю, чтобы ему было что-то известно о ее собственном завещании. Как я уже сказал, когда она составляла его, вы ни в чем не нуждались. Вам ее деньги были ни к чему, а она только недавно вышла замуж за вашего отца… Полагаю, ей и в голову тогда не приходило, что он оставит ей половину ранчо.
Джейсон оторвался от стола и сжал кулаки. Теперь даже Кайл внимательно слушал адвоката. Вот он перевел озабоченный взгляд на старшего брата, словно желая увидеть в его глазах опровержение своим растерянным мыслям. Но Джейсон так посмотрел на него, что Кайлу стало тошно.
— Ты хочешь сказать, что после смерти отца половина ранчо перешла к маме, несмотря на то что она и сама умирала? А теперь эта половина, согласно ее завещанию, будет принадлежать таинственной Эванджелин Пейтон Хауэлл?
Хэйл прокашлялся и утвердительно кивнул.
Кайл даже присвистнул, а Джейсону показалось, будто он ослышался.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажные розы - Райс Патриция



Роман супер. Рекомендую!
Бумажные розы - Райс ПатрицияЕва
21.06.2014, 22.52





Интересный сюжет, интрига не отпускает до самого конца романа, написано с юмором, вообщем мне очень понравился!
Бумажные розы - Райс ПатрицияТатьяна
15.12.2015, 16.26





Первый роман этого автора! Сейчас без сомнения, буду читать все остальные. Это стоит потраченного времени. И спасибо за ссылки и коментарии остальных читательниц. Я, девочки, нахожу романы по вашим рекомендациям. Пишите отзывы! Спасибо!
Бумажные розы - Райс Патрицияchaika
18.12.2015, 0.40





Интересненько.... 9 баллов. Поступками героев часто движет страсть, но на одной страсти семью не построишь. Герои вполне симпатичные - она, хоть и девушка с перЧиком, но вполне адекватная. Что до героя, то понятны его сомнения, о целесообразности женитьбы, поскольку семья предполагает ответственность. Можно, конечно, жить в гордой нищете, но..... С милым рай в шалаше только, если милый атташе. Хотя для счастья не нужны ни золотые горы ни дворцы.
Бумажные розы - Райс ПатрицияНюша
5.01.2016, 22.17





Интересненько.... 9 баллов. Поступками героев часто движет страсть, но на одной страсти семью не построишь. Герои вполне симпатичные - она, хоть и девушка с перЧиком, но вполне адекватная. Что до героя, то понятны его сомнения, о целесообразности женитьбы, поскольку семья предполагает ответственность. Можно, конечно, жить в гордой нищете, но..... С милым рай в шалаше только, если милый атташе. Хотя для счастья не нужны ни золотые горы ни дворцы.
Бумажные розы - Райс ПатрицияНюша
5.01.2016, 22.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100