Читать онлайн Бумажные розы, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажные розы - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажные розы - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажные розы - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажные розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Какие красивые места! Если бы я здесь жила, мне и уезжать никуда не захотелось бы, — проговорила с чувством Эви, глядя по сторонам. Вдоль дороги тянулись высокие магнолии, а поля полыхали красноцветьем. Сент-Луис считался красивым городом, но он все же не шел ни в какое сравнение со здешним великолепием. Эви была воспитана на английской классике, и приключения ассоциировались в ее сознании с туманным Корнуоллом и дикой девственной природой Нортумберленда. Но она не сомневалась в том, что если бы на свете существовала американская классика, то все приключения разворачивались бы именно на Миссисипи. Лучше места для этого не найти.
Тайлер подстегнул лошадей, тянувших фургон.
— Вся красота исчезла вместе с нашествием саквояжников
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
и их прихлебателей из числа местных. Теперь здесь все стало как и везде. А в прежние времена вдоль реки стояли лучшие дома Юга.
Эви тут же припомнилась заброшенная и полуразвалившаяся усадьба, которую они недавно проехали. Закусив губы, девушка замолчала. Она старалась пореже оглядываться на Тайлера. Он был слишком красив и буквально олицетворял собой искушение. Впрочем, чем дальше они продвигались, тем более хмурым становилось его лицо. Эви рассматривала его лишь в качестве провожатого и охранника, остальное ее не волновало. Поэтому, видя, как внутри у него закипают одновременно злость и скорбь, она чувствовала, что это ей действует на нервы. Герои в романах не бывают такими.
Вскоре впереди показался еще один особняк с белыми колоннами. Он сохранился лучше первого. Эви залюбовалась было им, но тут вперед выехал Бенджамен и загородил ей всю красоту. Утром, когда они тронулись в путь, Тайлер привел с собой этого негра и без всяких объяснений и представлений включил его в число участников поездки. Поначалу Эви решила, что это его слуга, но через какое-то время поняла, что дело обстоит несколько иначе.
— Проеду вперед и закажу для нас комнаты. Заодно и билеты куплю на пароход.
Тайлер смерил его на редкость мрачным взором, но на Бенджамена это никак не подействовало. Взяв у Тайлера небольшой кошелек с деньгами, он с ухмылкой поклонился и пустил лошадь галопом вперед. Даже Эви могла сказать, что он искусный наездник. Именно это обстоятельство и вызвало ее удивление. Ведь не так давно Бенджамен, конечно, был рабом. Где же он научился верховой езде? И вообще, не будь он таким тощим, она уподобила бы его джинну из «Тысячи и одной ночи».
Дэниел лежал на постели, устроенной в фургоне. Обращаясь к нему, Тайлер бросил через плечо:
— Тебе придется научиться отныне звать меня Тайлером Монтейном. «Монтейн» — это Мартин по-французски Здесь меня все знают только под этим именем.
Эви удивленно повела бровью, но промолчала и продолжала смотреть прямо перед собой. Особняк они давно проехали, и Тайлер на него ни разу не оглянулся. Эви поняла, что у нее вновь разыгралось воображение. Между тем красивым поместьем и этим картежником не было решительно ничего общего.
Она нарочно стала думать о другом, пытаясь отвлечься. Почему именно он вчера поднял на нее глаза, когда она появилась в «Зеленой двери» и спросила о мистере Мартине? Может быть, привык, что многие произносят его фамилию на английский манер? Эви не знала французского, поэтому не могла его проверить. Может, он опять соврал, с него станется. Но вообще это интересно и дает пищу для размышлений.
Дэниел задал Тайлеру какой-то вопрос, и между ними завязался неторопливый праздный разговор. А Эви молча смотрела по сторонам. Кажется, единственной достопримечательностью города, по которому они проезжали, была река. Эви приходилось частенько слышать о капризах Миссисипи, которая постоянно выходила из русла. Только последние тупицы могли додуматься затевать строительство вдоль ее берегов. С другой стороны, эти же самые тупицы просто не имели сил сопротивляться соблазну нажиться на этой реке.
Например, какой-то недоумок возвел постоялый двор на сваях и расположил его позади причала, очевидно, полагая, что это убережет его от разливов. Пристань, обслуживавшая речные пароходы, которые заходили сюда по пути в Натчез, была сооружена прямо на воде. Вокруг были разбросаны хижины рабочих. Когда-то здесь кипела оживленная жизнь: сновали люди с тюками хлопка, обменивавшегося на товары, которые, в свою очередь, увозились обратно вверх по течению, где по берегам реки тянулись плантации.
Ныне же город выглядел так, что казалось — дунь ветерок, и здесь все развалится.
Тайлер молча въехал на постоялый двор, соскочил с козел и привязал лошадей. Как раз в эту минуту из конюшни вышел какой-то человек, который, увидев Тайлера, удивленно вскрикнул. Однако сам Тайлер лишь молча кивнул ему в ответ и, вернувшись к фургону, помог выйти Эви, а затем и Дэниелу подставил плечо. Все-таки в нем угадывались замашки джентльмена, хотя, похоже, он уже какое-то время в силу жизненных обстоятельств и не являлся таковым.
В желтоватых глазах Тайлера горел непонятный для Эви огонь, и интуиция подсказывала ей остерегаться его. Она уже привыкла к фамильярности с его стороны, поэтому не стала возражать, когда он, взяв ее под руку, повел в шаткое здание постоялого двора. Странно, но рядом с этим человеком она чувствовала себя в безопасности и без всяких колебаний переступила порог дома, который при других обстоятельствах обошла бы самой дальней дорогой. Тайлер не был ни особенно высок ростом, ни широк в плечах. Но в его плавной походке ощущалась хищная грация, внушавшая его спутнице доверие.
Полотняная сорочка его была отутюжена и накрахмалена, сапоги начищены до блеска. Взгляд излучал уверенность в себе, что свойственно лишь богатым людям. Эви невольно подумалось: «Что-то сейчас будет там, внутри?» Тайлер выглядел поистине образчиком мужественности, а взор его был почти пугающим. В то же время когда Эви оказывалась рядом с ним, ее всякий раз охватывало смутное волнение. Что же до его уверенного вида, то она, и сама будучи отнюдь не робкого десятка, чувствовала, что не вправе порицать его за это.
— Монтейн! Черт возьми, сколько лет, сколько зим! Неужели это ты?! В последний раз, когда мы виделись, ты был паршивым пацаненком!
Говоривший развалился на стуле, выставив ноги в сапогах на стол. Стул балансировал на двух задних ножках. Когда вошли гости, он даже не удосужился подняться им навстречу. Тайлер смерил его хмурым взглядом и поправил эту ошибку: приблизившись, он легонько подтолкнул носком сапога одну из ножек стула. Тот закачался, и сидевший на нем, чтобы не рухнуть, вынужден был проворно вскочить.
— А ты тоже совсем не изменился, О'Райан, как я погляжу. Ну, к делу. Даме потребуется комната для отдыха. Она устала с дороги. К тебе должен был зайти Бенджамен. Надеюсь, ты уже приготовил то, что он просил для нас?
Хозяин постоялого двора, оказавшийся человеком среднего роста и очень тощим — если не считать пивного брюшка, нависавшего над ремнем, — состроил обиженную физиономию.
— А он ничего не говорил мне про дам! Сказал только, что нужны комнаты. И потом, это тебе не великосветская гостиная…
Эви не дала Тайлеру возможности выместить на хозяине свое дурное настроение, в котором он, непонятно по какой причине, пребывал с самого утра, и торопливо вмешалась в разговор:
— А что, мне здесь очень нравится, мистер О'Райан! Вы только покажите нам наши комнаты, а я уж сама обо всем позабочусь. Воспитательница научила меня дорожной жизни, так что я ко всему готова.
Тайлер не сомневался в этом, зная о том, сколько им пришлось взять с собой в дорогу сундуков. «С эдаким багажом она устроит себе сносное жилище в какой угодно конуре». Он попросил было ее оставить вещи на складе в Натчезе, но девушка решительно воспротивилась, сказав, что все это может им понадобиться в дороге. «Там добра на миллион. И потом, кто я такой, чтобы спорить с ней? Тем более что теперь состою у нее на службе?»
Выказывая явные признаки нетерпения и раздражительности, Тайлер помог ей занести наверх те сундуки, которые она попросила. Когда он наконец освободился и уходил из комнаты, то видел, с каким довольным видом она застилает свежим бельем постели себе и Дэниелу. Мальчишка требовал для себя отдельную комнату, но сестра и слышать ничего не захотела о зарезервированной ему Беном каморке на чердаке. Сам Дэниел, который в это время сидел внизу, уткнув нос в книгу, еще ничего не знал. Тайлер же не стал с ней спорить по этому поводу. Он решил на некоторое время предоставить своих подопечных самим себе, рассчитывая одновременно на то, что и они пока от него отстанут.
— Ты слышишь, как весело и шумно внизу? Не понимаю, почему мы должны просиживать весь вечер в этой убогой конуре? Давай спустимся в зал и повеселимся вместе со всеми. Даже Бенджамен ушел туда, я слышала. И потом… вдруг они просадят в карты наши билеты на пароход? Я считаю, что нам нужно проследить за этим.
Дэниел уныло проводил Эви взглядом до двери их комнаты, которая была заметно просторнее той, в которой они ютились в Натчезе. Как только умерла воспитательница и они наткнулись на те письма, Эви потеряла покой, и жажда деятельности закипала в ней с каждым днем все сильнее. Вообще-то она всегда была непоседой. Даже в детстве, когда болела и вынуждена была соблюдать постельный режим, она всегда находила себе какое-нибудь занятие: чаще всего сочиняла сказочные небылицы, сопровождая их самодельными иллюстрациями. Пока воспитательница была жива, Эви давала уроки девочкам в школе, а в свободное время возилась в саду. Ее счастье, что воспитательница обладала поистине ангельским терпением.
Но воспитательницы больше нет, и теперь некому сдерживать ее порывы, как она, бывало, говаривала. Во всяком случае, Дэниел не собирался этого делать. Он спокойно относился к ее причудам и скорее даже поощрял их, чем порицал. Но спускаться в зал, где в воздухе витает запах спиртного и табака, где режутся в карты незнакомые мужчины… Он считал, что это неразумно.
Но Эви уже все для себя решила. Она захватила маленький ридикюль и платок, словно собралась на вечерние посиделки за чаем. Дэниел поморщился, однако счел своим долгом сопровождать ее. Он подозревал, что Пикосу Мартину появление Эви внизу вряд ли придется по душе.
Дэниел чувствовал: Пикос и Бен что-то затеяли. Часом раньше до его ушей долетел обрывок их разговора, когда они думали, что их никто не подслушивает. Речь шла о каком-то Дорсете, у которого было в карманах что-то ценное. И Пикос с Беном решили завладеть этой вещью. Дэниелу оставалось только надеяться, что Пикос Мартин не окажется карточным шулером. Но, честно говоря, вид у них с Беном, когда они отправились играть, был весьма и весьма уверенный.
Появление в зале Дэниела и Эви прошло почти незамеченным. Только человек, который просил называть его Тайлером Монтейном, поднял на мгновение глаза, чертыхнулся вполголоса, но тут же вновь сосредоточился на игре. Дэниел увидел солидную россыпь монет на кону, и глаза его широко раскрылись. Да, тут дело серьезное!
Эви же была от увиденного просто в восторге. Все выглядело именно так, как, по рассказам Дэниела, в книгах про Пикоса Мартина. Осмотревшись по сторонам, она несколько разочаровалась, не увидев «салунных девочек», которые обычно оживляют собой подобные вечера. Ну ничего, может быть, она сама сумеет его как-нибудь оживить. Если повезет, то даже поймает кого-нибудь на шулерстве.
Зрителей было гораздо больше, чем играющих, но Эви все-таки удалось протолкнуться поближе к играющим. Дэниел все искал глазами стул, но в подобных заведениях, видимо, считалось, что человеку ноги для того и даны, чтобы стоять. Стулья были лишь под задами игроков. Юноша оперся о стойку бара и взял кружку пива, которую ему катнул бармен. Воспитательница не разрешала употреблять спиртное, но теперь, похоже — раз уж они отправились в Техас, — пришла самая пора учиться.
Тайлер боковым зрением заметил, что Мариэллен пробилась через толпу зрителей к столику, стоявшему напротив того, за которым играли, но не стал на нее отвлекаться. Он знал, что Дорсет передергивает, но был изначально готов к этому. У остальных игроков просто не хватило бы мозгов на удачный шулерский финт, поэтому Тайлер даже не держал их за соперников. Он полностью сосредоточился на Дорсете.
Во время очередной раздачи, получив карты, Тайлер негромко чертыхнулся, но все же сумел сохранить спокойствие. Воспользовавшись небольшой паузой, возникшей за столом, он поднял глаза, чтобы полюбоваться своей очаровательной спутницей, и увидел сосредоточенное выражение на ее лице.
Тайлер уже успел понять, что Мариэллен не только красива, но и умна, хотя временами она погружалась в себя и выглядела так, словно была не от мира сего. Интересно, что нашло на нее сейчас? Вот она заулыбалась, стала перешептываться с Бенджаменом, не забывая в то же время привлекать к себе взгляды всех присутствующих мужчин, но Тайлер видел, что она о чем-то напряженно размышляет. Он перевел взгляд на Дэниела. Разгадать то, о чем думал он, было легче, и, как правило, все мысли сестры были написаны у него на лбу.
Дэниел стоял, облокотившись о стойку бара, и лицо его хранило то же самое сосредоточенное выражение, какое минуту назад Тайлер заметил на лице девушки. Пожав плечами, он вновь обратил все внимание на сдающего, однако полностью сконцентрироваться на игре уже не смог. Мариэллен заглянула в карты Дорсета, и на лице ее появилась улыбка. В следующее мгновение Бенджамен уступил ей свое место, и Тайлер нахмурился: это совсем не входило в его планы.
Дорсет тем временем скинул две мелкие разномастные карты и вместо них взял пару других. Мариэллен свела брови. Тайлер не стал делать ставку, пропуская кон, а через минуту Дорсет забрал банк. Тайлер заказал девушке лимонад.
— Ба, Монтейн, а я-то думал, ты умеешь играть! — воскликнул Дорсет, опрокинув стаканчик виски и подмигнув юной красавице, подошедшей сзади. Вновь обернувшись к столу, он добавил: — Похоже, из тебя такой же игрок, как и фермер.
Тайлер что-то нечленораздельно буркнул в ответ и взял свои карты. Он решил не обращать внимания на поддразнивание Дорсета. Психология карточной игры была известна ему лучше, чем кому-либо другому. Не глядя на Мариэллен, он изучил свои карты и положил их на стол «рубашками» вверх.
Следующий кон Дорсет проиграл третьему игроку и выразил неудовольствие по поводу присутствия за своей спиной Бенджамена. Мариэллен ободряюще похлопала его по плечу и шепнула на ухо какую-то шуточку. Это отвлекло внимание Дорсета, и про негра забыли. Тем временем к столу, хромая, протолкался Дэниел и передал Дорсету кружку пива.
Дорсет окончательно успокоился. Буйная черная шевелюра, из тех, что нравятся женщинам, и тяжелая нижняя челюсть придавали ему воинственно-самоуверенный вид. Дорсет привык к тому, что его все ублажали. Увидев, как игриво он щекотнул Мариэллен пальцем под подбородком, Тайлер скрипнул зубами.
«Так, ну за это он еще ответит. Позже. Сейчас не время».
Тайлеру было нужно, чтобы Дорсет оставался в игре.
Мариэллен сопровождала улыбкой каждую карту, которую Дорсет брал во время следующей раздачи. Одновременно она обменивалась шуточками с окружающими и, похоже, получала удовольствие от всего происходящего. В основном ее слушателями были бедные фермеры, которые не могли себе позволить толком поразвлечься. Но Мариэллен удалось поднять им настроение. С каждой минутой унылых физиономий вокруг становилось все меньше, а улыбок все больше. Они наперебой стали заказывать ей лимонад. А один, вливший в себя столько пива, что в нем окончательно потонули остатки рассудка, даже предложил сигару. Мариэллен засмеялась и, сунув ее в рот, принялась сосать, совсем как леденец. Дорсет все еще ощущал себя на коне.
Пришла очередь сдавать Тайлеру. Дорсет взял свои пять, и улыбка Мариэллен стала еще шире: верный знак того, что карты тому достались плохие. «Она хоть понимает, какую услугу мне оказывает?» — подумал Тайлер. Он задорно подмигнул ей, а она в ответ гордо и надменно вскинула подбородок. Окружавшие ее мужчины загоготали, а Тайлер сделал вид, что обиделся. В действительности же душа его пела. «Девчонка просто умница! Бенджамен знал, кому уступать свое место».
Следующий розыгрыш порядком затянулся, игроки перебивали друг другу ставки и все никак не могли остановиться. Горка монет в центре стола быстро росла. В этот момент Бенджамен подал сигнал, что в игре появилась лишняя карта. Но Тайлер не заметил, как и откуда Дорсет вынул ее. Он рискнул на мгновение поднять глаза от стола и увидел Дэниела, который пьяно опирался о плечо Мариэллен. Пара кружек пива сразила-таки восемнадцатилетнего слабака. Тайлеру начало казаться, что события вот-вот могут принять неожиданный оборот.
Мариэллен похлопала брата по руке и послала его обратно в бар. Поворачиваясь к столу, она вдруг пролила свой лимонад прямо на плащ Дорсета. Плантатор, взревев, вскочил. Бенджамен схватил его за руки, прежде чем тот успел отреагировать. Мариэллен же запричитала и стала вытирать манишку Дорсета своим кружевным носовым платком. Тем временем Бенджамен с ловкостью заправского лакея снял с него залитый лимонадом плащ. Неожиданно возник Дэниел и протянул Дорсету еще пиво.
Все произошло на удивление быстро и непринужденно. Мариэллен и Дэниел лишили Дорсета «волшебного рукава», откуда тот тягал лишние карты, так споро и ловко, что Тайлеру больших трудов стоило не расхохотаться. Ему захотелось чмокнуть Мариэллен. Да что там ее, в ту минуту Тайлер готов был расцеловать и Дэниела. Однако на деле он лишь что-то недовольно проворчал — «мешают тут всякие» — и попросил всех играющих вернуться за стол.
После этого все пошло как по маслу. Карта у Дорсета не шла, а поправить положение он уже не мог, ибо лишился своего плаща Пока Мариэллен улыбалась, Тайлер уверенно поднимал ставки до тех пор, пока соперник не выдерживал. Дорсет стал проигрывать один кон за другим. Когда же Мариэллен начинала хмуриться, давая понять, что ее «протеже» пришли на руки неплохие карты, Тайлер немедленно пропускал кон. В таких случаях банк забирал себе Дорсет, но эти деньги не шли ни в какое сравнение с тем, что выигрывал Тайлер.
Куча денег вокруг Тайлера росла прямо на глазах. Среди монет стали уже попадаться и ассигнации Дорсет проигрывал и заказывал себе еще виски, пил и снова проигрывал. Участники игры постоянно менялись: одни уходили домой с небольшими выигрышами, другие занимали их места за столом. Постепенно обстановка стала накаляться, а физиономия Дорсета багроветь от злости.
Дэниел икнул и, не удержавшись на ногах, сполз на пол. Бенджамен подхватил его и унес из зала. Тайлер видел все это краем глаза. Мариэллен зевала и рассматривала свои ногти. Тайлер пропустил кон, и банк ушел к соседу справа. Дорсет скинул пару двоек и как следует выругался.
— Монтейн, если бы мой человек не следил за тобой, я подумал бы, что ты передергиваешь! А все-таки сними с себя сюртук на всякий пожарный, и я сыграю с тобой еще!
Тайлер смерил своего оппонента ледяным взглядом, после которого тот, по идее, должен был от страха вжаться в спинку стула.
— Обидно слышать от тебя такое, Дорсет. Джентльмены не передергивают. Но поскольку я все равно выигрываю, так и быть, сделаю тебе приятное.
С этими словами Тайлер стянул с себя сюртук и швырнул его человеку, стоявшему рядом. Тот стал лихорадочно рыться по карманам в поисках припрятанных лишних карт, но ничего не нашел и только пожал плечами.
— А теперь приготовься расстаться с последними деньгами, Дорсет, — проговорил Тайлер, сгреб карты и начал их тасовать. Он крупно выиграл, но ему было мало.
— Я хочу играть другими картами. Генри, у тебя есть некрапленые? — крикнул Дорсет бармену.
Тот мгновенно кинул нераспечатанную колоду; кто-то подхватил ее на лету и передал играющим. В этот момент Тайлер перехватил взгляд Мариэллен и понял, что старые карты оказались в руках у человека Дорсета. Девушка сосредоточенно наморщила носик, глядя на него, а потом еле заметно кивнула, словно что-то придумала.
Пока за столом распечатывали новую колоду и в игре произошла заминка, Мариэллен вдруг очаровательно улыбнулась и сказала:
— А можно мне взять старые карты, джентльмены? Я хочу, чтобы они остались мне как сувенир в память об одном из самых удивительных вечеров в моей жизни! Может быть, вы даже согласитесь поставить свои автографы на тузах, когда закончите играть?
Тайлер сдержал довольную ухмылку, видя, как человек Дорсета, поморщившись, расстался с картами. Пока он сдавал новую колоду, фермеры, толкаясь вокруг Мариэллен, охотно ставили свои закорючки на двойках и тройках. Теперь Тайлер знал в лицо соглядатая, работавшего на Дорсета, впрочем, он и раньше подозревал именно этого человека. Вдобавок к тому, что соперник лишился своего «волшебного» плаща, он теперь еще и не мог воспользоваться старыми картами, которые забрала себе Мариэллен. Волей-неволей плантатору оставалось начинать честную игру.
— Что ставишь, Дорсет? — поинтересовался Тайлер. Он взял свои карты и, закрыв их от посторонних взоров, внимательно изучил.
— Хлопок, Монтейн. Тебе-то уж лучше, чем кому-либо другому, должно быть известно, какие у меня урожаи.
В комнате стало тихо. Мариэллен с задумчивым видом поставила перед Дорсетом еще кружку пива и беспрепятственно заглянула в его карты, которые тот неосторожно держал в руке. На этот раз она не улыбнулась, но и не нахмурилась.
«Значит, ничего серьезного у него нет», — решил Тайлер, пристально глядя на девушку. Скинув карту и взяв вместо нее другую, он проговорил:
— Нет, Дорсет, я не собираюсь задерживаться здесь и ждать твоего товара. Лучше поставь часы.
Почувствовав внезапно возросшее напряжение, третий участник игры счел для себя за благо пропустить кон. Дорсет недовольно нахмурился, но все же положил на стол часы с красивым выгравированным рисунком на крышке и взял себе две карты.
Тайлер положил на кон стопку монет:
— Играю.
Дорсет открыл пару десяток, Тайлер положил двух валетов.
— Черт возьми, Монтейн, я знаю, что ты передернул! — рявкнул Дорсет и потянулся за своими часами.
В общей тишине раздался щелчок взводимого курка револьвера, и рука Дорсета замерла в воздухе. Направив вороненое дуло на своего противника, Тайлер спокойно забрал часы со стола и рассовал по карманам выигранные деньги.
— Не я прятал лишние карты в своем плаще, сэр. А теперь прошу прощения, у меня завтра утром назначена одна важная встреча. — С этими словами Тайлер поднялся из-за стола и поклонился замершим в немом ожидании зевакам. — Счастливо оставаться, джентльмены.
Повернувшись, он направился к выходу из зала.
— Эй, так нечестно! — вдруг раздался за его спиной рассерженный голос Мариэллен. Одновременно с ней крикнул кто-то из фермеров, затем послышался звонкий шлепок и грохнул выстрел.
Обернувшись, Тайлер увидел, как по физиономии Дорсета разливается красное пятно от пощечины. В потолке появилась новая дырка, а на полу валялся дымящийся револьвер. Мариэллен с горящими от возбуждения глазами протолкалась к двери. Тайлер галантно подал ей руку. На губах ее на мгновение мелькнула тень легкой улыбки, и она шепнула:
— Ну что, удалось мне стать достойной помощницей самого Пикоса Мартина?
Они быстро покинули зал, где, похоже, разгоралась нешуточная ссора. Тайлер изумленно взглянул на Мариэллен, но она ответила ему обезоруживающей улыбкой. Наклонившись к самому ее уху, он тихо проговорил:
— Сдается мне, Пикосу Мартину и его достойной помощнице пришла пора спасаться бегством.
Мариэллен согласно кивнула, и они опрометью бросились к лестнице, не дожидаясь, пока пожар страстей, вспыхнувший в зале, перекинется в холл.
Бенджамен впустил их в комнату, смерил быстрым взглядом и тут же задвинул на двери засов. На одной из кроватей безмятежно спал одетый Дэниел.
— Вечеринка приняла неожиданный оборот, — лаконично констатировал Бенджамен, прислушиваясь к звукам, доносившимся снизу.
— Пароход у причала? — быстро спросил Тайлер. Он вновь надел сюртук, схватил один из саквояжей и сунул его в руки Мариэллен.
— Я совсем недавно слышал гудок из-за поворота реки, — отозвался Бен.
— Мариэллен, возьмите все, что вам еще может пригодиться сегодня. Бен, переправишь остальной багаж на пароход утром. Не думаю, что они устроят охоту на тебя и Дэниела, но на всякий случай не высовывайтесь отсюда до рассвета, чтобы они не пошли за вами. Короче, действуй по обстановке.
Сей энергичный диалог между двумя мужчинами вывел Мариэллен из состояния восторженного оцепенения, в которое она погрузилась, надышавшись воздухом приключений. Она не возражала против того, чтобы умчаться в ночь на лихом скакуне, но не собиралась оставлять свои вещи. Прижимая к груди пустой саквояж, она посмотрела на Тайлера, как на умалишенного:
— Взять все, что мне еще может сегодня пригодиться? Но мне надо снять белье с постелей, и потом платье, которое я разложила для глажки… Оно изомнется!
Нетерпеливо поморщившись, Тайлер молча снял С крючка ее вещи и мгновенно затолкал их в саквояж. Когда свободного места в нем не осталось, он вновь обернулся к Бенджамену:
— Давай наши билеты.
Протягивая Тайлеру билеты, Бенджамен сказал:
— Я послежу за лестницей, а вы бегите через черный ход.
Тайлер взял в одну руку саквояж, другой схватил Мариэллен и потянул ее к двери, бросив на прощание Бену:
— Увидимся утром.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажные розы - Райс Патриция



Роман супер. Рекомендую!
Бумажные розы - Райс ПатрицияЕва
21.06.2014, 22.52





Интересный сюжет, интрига не отпускает до самого конца романа, написано с юмором, вообщем мне очень понравился!
Бумажные розы - Райс ПатрицияТатьяна
15.12.2015, 16.26





Первый роман этого автора! Сейчас без сомнения, буду читать все остальные. Это стоит потраченного времени. И спасибо за ссылки и коментарии остальных читательниц. Я, девочки, нахожу романы по вашим рекомендациям. Пишите отзывы! Спасибо!
Бумажные розы - Райс Патрицияchaika
18.12.2015, 0.40





Интересненько.... 9 баллов. Поступками героев часто движет страсть, но на одной страсти семью не построишь. Герои вполне симпатичные - она, хоть и девушка с перЧиком, но вполне адекватная. Что до героя, то понятны его сомнения, о целесообразности женитьбы, поскольку семья предполагает ответственность. Можно, конечно, жить в гордой нищете, но..... С милым рай в шалаше только, если милый атташе. Хотя для счастья не нужны ни золотые горы ни дворцы.
Бумажные розы - Райс ПатрицияНюша
5.01.2016, 22.17





Интересненько.... 9 баллов. Поступками героев часто движет страсть, но на одной страсти семью не построишь. Герои вполне симпатичные - она, хоть и девушка с перЧиком, но вполне адекватная. Что до героя, то понятны его сомнения, о целесообразности женитьбы, поскольку семья предполагает ответственность. Можно, конечно, жить в гордой нищете, но..... С милым рай в шалаше только, если милый атташе. Хотя для счастья не нужны ни золотые горы ни дворцы.
Бумажные розы - Райс ПатрицияНюша
5.01.2016, 22.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100