Читать онлайн Бумажная луна, автора - Райс Патриция, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажная луна - Райс Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажная луна - Райс Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажная луна - Райс Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Патриция

Бумажная луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Питер Маллони протер заспанные глаза и приподнялся на локте, пытаясь сосредоточить туманный взгляд на мужчинах, обступивших плотным кольцом его походное ложе. Кто-то пнул его ногой, чтобы ускорить пробуждение.
— Вставай! У нас к тебе есть кое-какие вопросы. — Грубый и властный голос не сулил ничего хорошего.
Застонав, Маллони приподнялся, стараясь не напрягать болевшие мышцы спины. Полночи таскать ведра, перекопать целый акр сухой земли, а потом спать в кустах — это вам не массаж после ванны.
— Встаю, встаю, — проворчал он, вытягивая ноги из-под одеяла.
Черт, вся одежда насквозь прокоптилась от дыма! На рассвете он так и свалился в чем был, не в силах даже раздеться. Но, как видно, в этом проклятом городке лучше спать одетым.
— Хватайте его за руки, ребята, и тащите в тюрьму! Может, при виде железных засовов у него язык-то развяжется!
Интересно, что это: награда за помощь в тушении пожара или наказание за похотливое подглядывание в чужие окна? Маллони был совершенно сбит с толку. Мужчины рывком подняли его на ноги и связали руки. А может, это просто кошмарный сон и он вот-вот проснется? Голова разламывалась на части, поэтому все было возможно.
Резко встав, Маллони захлебнулся кашлем. Ночью он надышался дымом на всю оставшуюся жизнь, и сейчас, похоже, весь этот дым повалил из него обратно, но арестовавшие его не проявили ни капли сочувствия и выволокли ничего не понимающего Питера из кустов на ослепительное солнце.
В дверях домика, спасенного им ночью от пожара, появилась женщина. Ее волосы, струившиеся по спине, переливались восхитительным бледно-золотым блеском. Это было последнее, что видел Питер, — сознание оставило его.


Дженис, запахнув на груди халатик, смотрела, как шериф и его люди тащат бородатого незнакомца. Едва завидя их, она отступила в глубь дома, но с каким-то неприятным ощущением, что бородач все-таки увидел ее, прежде чем упал.
Почему он прятался в ее кустах? Зачем шериф потащил его в городок? Да что толку стоять и гадать? Откинув с лица волосы, Дженис повернулась, прошла в спальню и стала быстро одеваться.
Никогда в жизни она не вставала так поздно. Наверное, скоро полдень. Правда, легла она только на рассвете и совсем не выспалась. Схватив расческу, Дженис принялась укладывать волосы в тугой узел на затылке, на косу уже не было времени. Если она хочет узнать, что шериф собирается сделать с незнакомцем, то надо поторопиться.
Господи, и какие же идиоты эти мужчины! Вполне возможно, что арестованный — очередной воришка-бродяга, но он же почти в одиночку спас ее дом от пожара! Правда, этот дом скоро может перестать быть ее домом, если школьный совет откажется от постройки нового здания для занятий, но в любом случае действия незнакомца достойны награды, а не наказания. Однако, судя по всему, шериф явно не собирался вручить ему орден Голубой ленты или ключ от города.
Скинув ночную рубашку, Дженис натянула хлопчатобумажную комбинацию. Ночью горожане видели ее лишь в халатике. Значит, сегодня надо одеться особо тщательно, как подобает добропорядочной и степенной старой деве-учительнице, чтобы стереть из их памяти образ молодой импульсивной и очень даже симпатичной женщины. Теперь, когда истек срок контракта, ее работа зависела от очень многого. А не то найдут учителя-мужчину, который может жить в семьях учеников, а ее домик отдадут под школу. Это будет очень выгодно для городка: не придется тратиться на строительство — и успокоит оскорбленные чувства тех, кто полагает, что только мужчина может учить их дорогих чад.
Дженис одернула свежевыстиранную нижнюю юбку, наскоро затянула корсет и застегнула передние крючки. Слава Богу, шнуровка, которую ей затянула на спине Бетси, была не развязана. Еще не хватало сейчас возиться самой!
Строгое серое платье, пожалуй, подойдет. Оно достаточно скучное и пуританское. Бывали дни, когда Дженис очень хотелось надеть изящно декольтированное шелковое платье, вишнево-красное или яблочно-зеленое, но такие наряды не подобает носить учительнице-старой деве. Поэтому она довольствовалась тем, что добавляла к своим строгим платьям чуть-чуть кружев и декоративной аппликации из драпировочной ткани.
Расправив над нижней юбкой прокладку из конского волоса, Дженис надела платье и торопливо застегнула бесчисленное множество пуговок на лифе. Теперь, когда Бетси уехала, ей пришлось отказаться от платьев, которые застегивались сзади. Конечно, можно как-то изловчиться и самой застегнуть их, но кто поручится, что все пуговки войдут в нужные петельки?
Стоя перед маленьким зеркалом, Дженис расправила складки над турнюром, взбила белое кружевное жабо на воротнике и нахмурилась, взглянув на свои волосы. Не прическа, а пшеничное поле! Она быстро зачесала волосы назад и надвинула сверху шляпу с широкими полями, теперь виден лишь толстый пучок на затылке. Красивые завитки на шее и на висках, к сожалению, не для нее. Только строгий пучок! Осталось надеть очки, и можно выходить. Золотая проволочная дужка оседлала переносицу, довершив чопорно-благообразный облик Дженис.
Эта роль давалась ей легко. После рождения Бетси она со стальной решимостью ринулась в бой с невзгодами. И если сначала, приехав сюда в двадцать лет, Дженис и приходилось маскироваться, то сейчас годы взяли свое и превратили ее в настоящую старую деву.
У нее было не слишком много времени, чтобы тревожиться за других, но оптимизм Дэниела отчасти передался и ей, и Дженис старалась по мере сил помогать людям. Когда-то она проклинала Дэниела за то, что встретился на ее жизненном пути, и все же, если бы не он, Дженис не жила бы сейчас здесь. Она не могла обмануть его доверие.
Повсюду группами стояли люди и, судя по лицам, обсуждали отнюдь не погоду. Некоторые отворачивались, увидев Дженис, что позволяло догадываться о теме их разговоров. Имея твердые принципы, она дружила не со всеми жителями городка.
Из галантерейного магазина выскочила Эллен и схватила ее за руку:
— О, мисс Харрисон, какая ужасная ночь! Бобби не разрешил мне выходить, но сам пришел весь в копоти и очень уставший. Он все мне рассказал. Мистер Холт говорит, что на постройку новой школы, возможно, не хватит денег. Как же мой ребенок научится читать и писать?
Дженис вспомнила, как Бобби стоял, привалясь к пустой цистерне, и, прихлебывая из бутылки, смотрел на горящую школу. Разумеется, он полагал, что после того, как героически выкатил эту цистерну с помощью еще полдюжины мужчин, может отдыхать, пока другие работают. Дженис крикнула ему тогда, что он негодяй и лодырь, но обсуждать его за глаза не хотела.
— Первые несколько лет тебе не стоит об этом беспокоиться, Эллен. Думай только о здоровье ребенка. А потом время придет и учителя найдутся. — И, ободряюще пожав руку девушки, Дженис поспешила дальше.
Она не любила, когда ее отвлекали от цели. Подходило еще несколько женщин, чтобы посочувствовать в связи с пожаром, а может, чтобы подхватить новые сплетни. Дженис вежливо улыбалась им, хотя знала, что миссис Дэннер — одна из самых яростных противниц женщин-учителей. По слухам, ее муж увивался за Эви Мон-тейн, когда та работала в местной школе. Старый греховодник пару раз пытался ущипнуть и Дженис, но горький жизненный опыт многому ее научил: она знала кое-какие приемы и с помощью шляпной булавки быстро отвадила ухажера.
Наконец Дженис сумела покинуть болтливых кумушек и решительно направилась к конторе шерифа. От быстрой ходьбы ленты ее шляпки развевались. Только бы сплетницы думали, что учительница идет опознавать преступника, требовать наказания или наводить справки! Конечно, им никогда не догадаться о том, что она на самом деле задумала, а то разговоров хватит на месяц.
Надо поосторожней, решила Дженис, иначе все равно сплетен не оберешься. Глянув на себя в витринное стекло, она забрала под шляпку выбившуюся прядь, расправила плечи и протопала в кабинет шерифа.
Эви проскользнула бы легко и кокетливо, Джорджина вплыла бы в облаке лент и локонов, но Дженис в отличие от своих подруг могла только деревянно протопать, как солдат на марше. Ее глухое серое платье и впрямь выглядело как униформа. Дженис заморгала, привыкая к темноте помещения и не обращая внимания на взгляды собравшихся у стола мужчин.
— Мисс Харрисон. — Шериф крайне почтительно приподнялся с кресла.
Этот человек считался самым объективным во всем городке. Даже газета освещала городские новости весьма пристрастно. Зато у шерифа, похоже, напрочь отсутствовало личное мнение. Что бы ни случилось, он просто брал под стражу преступившего черту закона, предоставляя горожанам вершить остальное. Вот к этому человеку ей и надо было сейчас обратиться.
— Шериф. — Дженис деревянно кивнула.
Теперь, когда на нее перестали пялиться, она взглянула поверх очков и узнала стоявших рядом с шерифом. Мистер Холт здесь. И Джэсон. Обменявшись с ним взглядом, Дженис осмотрела толпу — в основном члены школьного совета. Это уже говорило о многом.
— Я так понимаю, вы арестовали виновника ночного пожара?
Дженис зарекомендовала себя как женщина серьезная и рассудительная — старым девам разрешалось быть таковыми — и сейчас пыталась извлечь выгоду из своей репутации, следуя принципу «нападение — лучший способ защиты».
Шериф мрачно кивнул:
— Думаем, что так. Этот бродяга вчера остановился на ночлег у реки за вашим домом. Наверное, напился и заснул, не затушив костер.
— Это он так сказал?
Дженис охватило сомнение. Версия казалась весьма правдоподобной. Но она пришла сюда не для того, чтобы спасать пьяницу, а помочь человеку, спасшему ее дом.
— Нет, он клянется, что перед сном затушил костер. Но школа уже неделю как закрыта, поблизости никого не было, только вы и он. Таковы факты.
— Что ж, с этим трудно спорить, — согласилась Дженис, лихорадочно собираясь с мыслями.
Она знала только то, что видела. Этот человек, рискуя собственной жизнью, спасал школу. Если бы не он, Дженис сейчас была бы без крыши над головой. При мысли о том, что она могла лишиться того немногого, заработанного тяжким многолетним трудом, Дженис задрожала и перевела взгляд на Джэсона. У него были деньги и положение, к его слову прислушивались. К тому же он ее друг.
— Я видела, кого сегодня утром вели в тюрьму. Это тот самый человек, который почти в одиночку спас мой дом от огня. Если пожар и произошел по его вине, я уверена, что это случайность. Что вы хотите с ним сделать?
— Мисс Харрисон, полагаю, это решат присяжные. Поджог — серьезное преступление, — веско ответил шериф, хотя Дженис даже не смотрела на него.
Она пропустила мимо ушей эту чепуху, не сводя глаз с Джэсона. Тот, беспокойно переминаясь с ноги на ногу, провел рукой по седеющим волосам. Седина не старила его, а скорее облагораживала. Он был еще красивым мужчиной, но, казалось, не замечал этого. Джэсона вообще почти ничто не интересовало, кроме его проклятого ранчо.
— Послушай, Дженни, не надо так на меня смотреть! — Он давно называл ее этим уменьшительным именем. — Здесь я ничего не могу сделать. Нельзя позволять всяким бродягам шататься по нашему городку и поджигать наши дома.
— Он ничего не поджигал, наоборот, спасал от огня. Неужели вы думаете, я пришла бы сюда, если бы думала иначе? Этот пожар, похоже, оставил меня без работы и чуть не лишил дома. Если бы я считала его виновным, я бы первая сказала: «Повесьте его!»
Она не решилась рассказать о том, как он предупредил ее о пожаре. Ведь, если узнают, что он первым увидел огонь, это лишь усилит подозрения.
Двое мужчин из совета школы захихикали в уголке. Дженис так и подмывало ударить их по рукам линейкой и потребовать, чтобы они рассказали всему классу, что их так развеселило. Но в данном случае она, похоже, догадывалась, что. Как же: засидевшаяся в девках учительша пришла спасать сильного молодого бродягу!
Один из них прочистил горло, ткнул Джэсона в бок и что-то зашептал ему на ухо. Джэсон годами объяснял совету школы, что надо делать с попечительным фондом своей мачехи, и все по старой привычке полагались на его мнение. Глаза Джэсона задумчиво сузились, когда он выслушал предложение.
— Не знаю, Мик. Ты видел этого человека? На мой взгляд, отъявленный мерзавец. Не думаю, что мисс Харрисон может быть в безопасности, если такой человек будет там целый день.
У Дженис оборвалось сердце. Что он такое говорит? Где будет целый день? Что еще они замышляют? Мик зашептал свое предложение на ухо другому, и лицо слушателя совсем не понравилось Дженис.
— Шериф, почему бы вам не привести сюда этого человека? Мы бы его расспросили. У нас тут появились кое-какие идеи, возможно, они снимут проблему, — предложил Джэсон и, скинув свой кожаный жилет, сел на деревянный стул, по-хозяйски забросив ногу в ботинке на стол шерифа.
Безусловно, он имел право на такую бесцеремонность. Его банк держал кредиты на всю городскую собственность.
Дженис с опаской отошла в дальний угол, не желая привлекать к себе внимания. Она и так зашла слишком далеко, а ведь ей только хотелось объяснить шерифу, что сделал этот человек. Но теперь она ни за что не уйдет, пока не выяснит, что здесь затевается.
— Док сказал, что бродяга отравился дымом и нуждается в отдыхе. Когда мы его вели сюда, он упал в обморок. — Шериф неуклюже повел своими большими плечами.
«Док» звучало слишком громко для простого аптекаря без медицинского образования, который, впрочем, утверждал, что несколько лет назад работал с опытным врачом. Однако во всей округе не было ни одного квалифицированного медика, который мог бы с ним поспорить. Дженис с нетерпением ждала, что они решат.
— Что ж, нам всем не поместиться в камере, посадите его вот на этот стул, и мы быстро с ним поговорим. — Джэсон пнул ногой соседний стул, который никто не решался занять.
Возражений не последовало, и шериф, взяв со стола связку ключей, пошел за арестованным. Дженис нервно сцепила перед собой руки — почему-то не хотелось, чтобы бродяга видел ее. Это было совершенно необъяснимое чувство, и все же она забилась в угол, спрятавшись за плотной стеной мужских спин.
Арестованный вел себя довольно спокойно. Дженис, выглядывая между мистером Холтом и Миком, видела, как шериф дернул его за руку и втолкнул в комнату. Шериф был самым высоким мужчиной в городке, даже выше Джэсона, а арестованный оказался с ним одного роста.
«У него широкие плечи и узкие бедра», — невольно отметила про себя Дженис и сама удивилась своим мыслям. Она никогда раньше не обращала внимания на то, какие фигуры у мужчин, и покраснела.
Грязная борода отвратительно топорщилась, а противный запах долетал даже до ее угла, но вряд ли шериф додумался предложить ему ванну. Должно быть, выспавшийся, чистый и выбритый он выглядит намного моложе. Вчера ночью он так уверенно командовал толпой, что Дженис приняла его за мужчину в возрасте, привыкшего повелевать людьми. Сейчас она видела, что ошиблась. Бродяга обернулся, и Дженис судорожно сглотнула. Ей показалось, что он все-таки увидел ее. У него были зеленые глаза. И длинные ресницы.
Мужчина не улыбнулся и не сел на предложенный стул. Держа перед собой скованные наручниками руки, он стоял, обводя собравшихся безучастным взглядом, и даже не поинтересовался, зачем его сюда привели, всем своим видом как бы говоря: «Пошли вы все к черту! У меня полно своих дел». Такого удивительного спокойствия Дженис еще никогда не видела.
— Вот этот джентльмен хочет задать вам несколько вопросов. — Шериф ткнул в Джэсона большим пальцем.
Незнакомец вопросительно вскинул брови.
— Ваше имя? — спросил Джэсон.
— Питер Алоизис Маллони. А ваше?
Дженис не слышала ответа Джэсона. Задыхаясь, она ухватилась рукой за стену, чтобы не упасть. Этого не может быть! Питер Алоизис Маллони! Неужели это тот самый человек, который уволил ее сестру, тот самый, из-за которого и сама Дженис потеряла работу? Семья Маллони владела барачным городком, в котором умерли ее родители, не выдержав побоев и издевательств сборщика арендной платы. Неужели это тот самый человек, которого она ненавидела всеми силами души? Нет, не может быть!
Но надменность его ответа говорила, что может. И тяжелый взгляд его зеленых глаз, когда он снова отыскал ее за спинами любопытных, был точной копией взгляда другого человека, которого она ненавидела и презирала еще сильнее, чем того, кто стоял сейчас перед ней.
Дженис с ужасом смотрела прямо в глаза Маллони — человека, владевшего Катлервилем, человека, разбившего ее жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажная луна - Райс Патриция



Если рейтинг маленький, то не значит, что роман плох. Но если есть рейтинг, почему нет коментов? Сюжет интересен, есть любовь, есть приключения. Понравились гл.герои и их отношения. И главное, забота Питера. И вообще, прочла с удовольствием!
Бумажная луна - Райс ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 1.19





Меня книга не зацепила. Чего-то в этой книге явно не хватило, то ли страсти, то ли красок...
Бумажная луна - Райс ПатрицияКсения
13.02.2015, 12.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100