Читать онлайн Свидание с прошлым, автора - Райс Молли, Раздел - ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидание с прошлым - Райс Молли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидание с прошлым - Райс Молли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидание с прошлым - Райс Молли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Молли

Свидание с прошлым

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Стейси на цыпочках пробиралась по коридору. У входа в холл она остановилась. Совершенно незнакомая ей молодая женщина сидела за столом Пэм, занятая какими-то бумагами. Стейси отскочила назад, сдерживая дыхание. Как быть? Ей надо пройти через холл, чтобы попасть в коридор на другой стороне, а оттуда на лестницу, ведущую на чердак. И медлить было нельзя, потому что через час сюда начнут стекаться завсегдатаи из местных жителей, обычно приходящие в бар гостиницы на коктейли. И тогда будет трудно пройти через холл незамеченной.
Та же проблема возникнет, когда она будет возвращаться с чердака, но заранее беспокоиться об этом не имеет смысла.
Зазвонил телефон, и она услышала, как девушка сняла трубку и ответила. Стейси рискнула выглянуть и увидела, что девушка стоит спиной к холлу и занята телефонным разговором.
Попробовать? Стейси сделала глубокий вдох и осторожно двинулась через холл, прижимая к груди снятые туфли и бесшумно ступая по ковру. Она проскочила в дверь на другой стороне как раз в тот момент, когда девушка прощалась со своим телефонным собеседником.
Теперь Стейси предстояло выйти в дверь в конце коридора и подняться по лестнице, минуя два этажа гостевых комнат.
Она оглянулась через плечо — ей послышался какой-то шум. Никого и ничего. Она быстро подошла к двери.
Заперто! У Стейси сразу взмокли ладони, а лицу стало жарко от прилива крови. Такого препятствия она не предвидела. Где может храниться ключ? Она представила себе доску, на которую вывешиваются ключи. Вдруг какой-то из них подходит к этой двери? Но как его заполучить?
Стейси опять посмотрела назад, вдоль коридора. Она знала, что комната Пэм находится где-то здесь, за одной из этих дверей. Что, если Пэм сейчас там? Что, если неожиданно выйдет и застанет Стейси крадущейся по коридорам, без туфель?
Стейси взглянула на дверь слева от себя, расположенную рядом с дверью на лестницу. Придется рискнуть. Здесь в коридоре ее вот-вот застанут.
Медленно и осторожно она стала поворачивать ручку и почувствовала, как отодвинулся язычок. Его щелчок отдался громом у нее в ушах, хотя умом Стейси понимала, что он, по всей вероятности, произвел очень мало шума. Она подождала, прислушиваясь, не раздастся ли внутри какой-нибудь звук. Но все было тихо. Она осторожно надавила на дверь, открыв ее пошире, и заглянула внутрь. Комната оказалась чем-то вроде кладовки, и в ней никого не было. Можно спрятаться здесь. Но надолго ли?
На полках стояли коробки с разными запасами: лампочки, одноразовые судочки для готовой пищи, канцелярские принадлежности, мыло — множество разных вещей, необходимых в гостиничном хозяйстве. В любой момент в комнату мог кто-то зайти, чтобы что-то взять. Она уже решила выйти отсюда, как вдруг заметила телефон, стоявший на небольшом рабочем столе в углу. Рядом лежала книжка бланков заказов и целая стопка телефонных справочников, местных и иногородних, и она поняла, что отсюда Пэм делала заказы, когда какие-то ее запасы кончались. Она положила руку на телефон, и у нее оформилась одна мысль. Стейси нажала кнопку с обозначением «Администратор».
Девушка ответила, и Стейси очень постаралась, чтобы ее голос как можно больше походил на голос Пэм:
— Послушай, дорогая, я забыла оставить сообщение для мисс Миллман. Будь добра, запиши его и подсунь ей под дверь. Готова? Пиши: «Дерек будет ждать вас в баре в пять часов». Написала?
Стейси повесила трубку после того, как девушка повторила это фиктивное сообщение. Сосчитала до ста, чтобы та успела записать сообщение, выйти из-за стола и пересечь холл.
Как могла бесшумно Стейси пробежала по коридору и выскочила в холл. Она рассчитала, что у нее есть около трех минут на то, чтобы найти нужный ключ и скрыться в коридоре до возвращения девушки.
Ключ был четко обозначен надписью «Чердак». Она схватила ключ с доски и снова быстро скрылась за углом.
Подходя к запертой двери, Стейси тяжело дышала. Она заставила себя успокоиться, и только тогда ей удалось вставить ключ в замочную скважину и повернуть его.
Лестница была узкой и темной. Стейси тихо закрыла за собой дверь и вынула из кармана джинсов небольшой фонарик. Света он давал немного, но ничем другим она не запаслась. Будет хотя бы освещать ступеньки впереди, чтобы не оступиться и не загреметь вниз.
Ей показалось, что она целую вечность кралась медленно и бесшумно, пока не преодолела три лестничных марша. Там ее ждала еще одна дверь, которая была закрыта, но не заперта.
За дверью было целых два чердака, разделенных кирпичной перегородкой из дымоходов и освещаемых каждый своим рядом окон, которые располагались в дальнем конце. В это время суток в окна проникало мало света, и Стейси оставила фонарик включенным. Надев свои туфли на резиновой подошве, она на цыпочках отправилась в обход по пыльному полу, чтобы получить представление о чердачных помещениях и о сложенных повсюду вещах.
С беспокойным вздохом Стейси провела лучом фонарика по мебели, ящикам, сундукам, предметам искусства, картинам и зеркалам в вычурных рамах, по рядам развешанной на плечиках одежды. В балки были вбиты крючки, и на них висели детские игрушки, две птичьи клетки и целая коллекция зонтов.
— Господи, с чего же начать? — прошептала Стейси. Она пробралась на другую сторону, но и там обнаружила тот же ассортимент старых вещей. Работа для супермена, — пробормотала она, с трудом сдерживая смех. — Мне не хватает только рентгеновского зрения.
Она опустилась на перевернутый деревянный ящик, в каких раньше оставляли пустые бутылки для молочника — он забирал их, когда доставлял заказ молочных продуктов на день.
Стейси бесцельно водила лучом фонарика туда-сюда по ближней стене.
С таким же успехом можно сидеть и внизу, в номере, сокрушалась она. Понадобится несколько дней, чтобы перебрать весь этот хлам, но найдет ли она что-нибудь ценное и полезное для себя, неизвестно. Такую работу ей не провернуть — ее обязательно поймают. Несколько секунд она размышляла, не пойти ли ей в открытую, не попросить ли у Пэм разрешения порыться на чердаке, но быстро отмела эту мысль. Глупо ждать, что Пэм захочет оказать Стейси любезность. Стейси вдруг подумала, что, пока ее отношения с Дереком не зашли еще дальше, она спросит у него, не был ли он близок с Пэм, а если нет, то не давал ли ей повода надеяться, что будет.
Стейси поднялась с ящика и еще раз вздохнула, смиряясь с тем, что придется спускаться вниз.
Когда она повернулась, свет от ее фонарика упал на штабель каких-то коробок в северо-восточном углу чердака. Она уже направилась было к двери, как вдруг поняла, что эти коробки выглядят несколько необычно. Светя себе фонариком, Стейси подошла посмотреть, что это за коробки и чем они привлекли ее внимание.
Ну конечно! В отличие от остальных снесенных на чердак вещей эти коробки были аккуратно составлены в три ряда, по две коробки в каждом ряду, по шесть в каждом слое. Все коробки были одинаковые: картонные, с прорезанными ручками, с крышками как у подарочных коробок, размерами примерно восемнадцать на одиннадцать и на двенадцать дюймов. Белые, с надписями по бокам. Стейси нагнулась и тихо ахнула, прочитав надпись на одной из коробок: «Хозяйственные записи и документы — 1954». Она подняла крышку и чуть не вскрикнула. В коробке лежали амбарная книга, связки писем, альбом с фотографиями, несколько пачек счетов с отметкой «Оплачено», записи о произведенных работах и покупках. Она отставила коробку в сторону. Если во всех коробках хранятся такие же материалы, то она, возможно, нашла то, что искала.
Ее сердце неистово колотилось от возбуждения, когда она опустилась на колени в пыль и стала по одной снимать коробки, читая обозначенные на них даты. Некоторые, как она увидела, охватывали период больше одного года, а другие даже три года, как в случае с коробкой, датированной 1944–1947 годами.
Стейси добралась до коробки с отметкой «1959–1962», и у нее так сильно задрожали руки, что ей не удалось снять крышку. В этот момент она пожалела, что бросила курить и не держит при себе сигарет. Она поднялась с колен и решила немного походить, чтобы успокоиться и все как следует обдумать, прежде чем заняться содержимым коробки.
Когда Стейси наконец показалось, что она собралась и готова заняться коробкой, она вдруг увидела эту фигуру, идущую ей навстречу из полумрака.
Какой-то инстинкт заставил Стейси зажать руками рот и заглушить крик, рвавшийся у нее из горла. Фонарик упал на пол со слабым звуком и покатился куда-то. Сделав шаг назад, она наступила на него и едва не подвернула ногу. Стейси взмахнула раскинутыми в стороны руками, чтобы удержать равновесие и не упасть.
Именно в этот момент до нее дошло, что фигура перед ней в точности повторяет каждый ее жест. От нервной разрядки у Стейси по щекам покатились слезы, и она начала смеяться, глядя на свое отражение в викторианском зеркале, стоявшем в каком-то закутке в тени.
К тому времени, когда, немного придя в себя, Сгейси вернулась к коробке с домашними документами, нервы у нее были так перенапряжены, что она стала сомневаться, сможет ли отделить драгоценное зернышко нужных ей сведений от остальной пустой породы.
* * *
— Мне надо передать сообщение для Стейси Миллман, — сказал Дерек.
Пэм с отвращением посмотрела на телефонную трубку, потом снова поднесла ее к уху.
— Конечно, Дерек, пожалуйста, но почему ты сам ей не позвонишь? Я могу соединить тебя.
— В номере ее нет. Я уже звонил, там никто не отвечает.
— Не может быть, она наверняка у себя. Подожди минутку. — Пэм прикрыла трубку рукой и повернулась к Келли Макрей, которая помогала ей каждую неделю с бухгалтерией: — Мисс Миллман не выходила, пока я была на кухне?
— Никто не входил, и никто не выходил.
— А ты все это время была здесь, в холле?
— Конечно. — Светлый «лошадиный хвост» девушки подпрыгивал с каждым кивком. — Ну, кроме того раза, когда вы позвонили и попросили меня подсунуть ей под дверь записку.
— Извини, не поняла.
— Ну, помните, когда вы позвонили и велели мне написать ей записку, что Дерек будет ждать ее в пять в баре?
Пэм уставилась на девушку, потом посмотрела на телефонную трубку, которую прижимала к груди.
— Дерек, мне надо бежать. Давай твое сообщение.
— Передай ей, что я буду около шести, и пускай без меня не обедает. Спасибо, Пэм.
Пэм швырнула трубку на рычаг и помчалась в коридор, где находилась комната Стейси. Действительно, под дверь был подсунут листок бумаги. Пэм подняла его и прочитала записку, написанную почерком Келли.
Пэм коротко постучала в дверь, потом попробовала ручку. Найдя дверь запертой, она воспользовалась своим ключом, открыла комнату и убедилась, что там никого нет. Она уже собралась было выйти, когда заметила на кровати куртку Стейси с лежащей поверх нее сумочкой. Пэм подошла к кровати и открыла сумку. Бумажник и ключи от машины оказались на месте.
Пэм вышла в коридор и посмотрела в обе стороны, потом вернулась в холл и спуда направилась в бар. Она тщательно обыскала весь главный этаж, включая даже общественный дамский туалет рядом с холлом.
Этой сучки Миллман не было нигде, хотя все указывало на то, что из здания она не выходила. Пэм вернулась к столу дежурного администратора.
— Келли, на сегодня хватит. Закончим завтра. — Она нетерпеливо ждала, пока девушка убирала бухгалтерские книги обратно в сейф и ходила в офис за пальто и сумкой.
В какой-то момент этого ожидания она взглянула на доску, где обычно висели ключи от комнат, и поняла, что чего-то не хватает. Она дважды пересчитала крючки, и лишь тогда до нее дошло, что исчез ключ от чердака.
* * *
Дерек положил трубку и стал думать. Стейси обещала никуда не выходить, и у него не было оснований сомневаться в том, что она сдержит слово. Может быть, пошла в бар поболтать с барменом? Он понимал, что ей наверняка надоело сидеть в этой крошечной комнате целый день.
Он подписал еще рапорт, который подготовил один из его людей, потом откинулся на спинку своего вращающегося кресла и положил ноги на стол. Большую часть дня здесь было настоящее столпотворение: люди вбегали и выбегали из здания окружного суда, из Городов понаехали репортеры, чтобы взять у него интервью о смерти мэра, помощники предлагали свои версии, составленные на основе дошедших до них слухов и сплетен.
Слухи ходили всевозможные — от возвышенных до нелепых. Высказывалось предположение, что мэр Хантер был голубым и боялся, что его отвергнет бывший любовник, что он растрачивал казну города, что он умирал от рака и испугался, что ему не хватит сил на последние стадии агонии.
Дерек зевнул и устало потянулся.
Он спал, может быть, часа три перед поездкой в усадьбу Хантеров для разговора с Селмой Хантер. Карли Сеймос и жена Боба Изабелл были там и попытались ему помешать, но он настоял на том, что ему необходимо поговорить с миссис Хантер, и пригрозил им, что возьмет ордер, если они не перестанут путаться у него под ногами.
Обе женщины были в состоянии, близком к истерике, и он ожидал, что найдет мать Уильяма в полной прострации от горя.
Но, как всегда, эта старая дама не собиралась соответствовать тому, чего от нее ожидали. Она сидела за своим столом в библиотеке, выпрямив спину, твердо упираясь ногами в пол, и что-то писала. Окинув Дерека холодным взглядом, она приказала ему скорее говорить то, что он пришел сказать, и убираться вон из ее владений.
Дерек проигнорировал ее грубость.
— Миссис Хантер, я сожалею, что беспокою вас в такое время, но мне нужно задать вам несколько вопросов.
— Так не тяните с этим, — резко бросила она.
— Не казался ли Уильям… мэр Хантер необычно подавленным в последнее время?
Она с насмешкой посмотрела на него.
— Должно быть, был хоть чуточку подавлен, если лишил себя жизни, верно, шериф? — Она пошевелилась на стуле. — Если все ваши вопросы такие же дурацкие, как этот, то мне некогда их выслушивать.
— Надеюсь, вы понимаете, что будет произведено вскрытие и проведено расследование. — Он сказал это как можно мягче, предполагая, что слова его причинят ей боль.
— Делайте то, что положено, — ответила она, всем своим видом показывая, что разговор окончен и она желает вернуться к прерванному занятию.
Дерек вышел от нее изрядно озадаченным. Он совершил ошибку, ожидая, что Селма Хантер будет реагировать на самоубийство сына так, как реагировала бы любая другая мать. Например, Иди. Но миссис Хантер явно была не как все другие матери; она вообще не была похожа ни на кого из знакомых ему людей.
Дерек снял ноги со стола и посмотрел в окно.
Может ли Иди знать что-то такое, что пролило бы свет на самоубийство мэра? А если знает, то поделится ли с ним более охотно, чем это делали до сих пор все другие, с кем он разговаривал?
* * *
Амбарная книга на первый взгляд не дала ничего примечательного. Цифры явно представляли собой выплаченные суммы, но большинство записей было обозначено буквами алфавита, и Стейси решила, что не стоит тратить время, пытаясь расшифровать их. Она уже собиралась закрыть книгу, как вдруг до нее дошло, что никакой это не шифр, а просто инициалы. Проведя пальцем вниз по колонкам, она нашла инициалы К. М. Против них была проставлена цифра 175 долларов. И дата: 1/59.
Стейси стала быстро просматривать каждую страницу, ища повторения этих инициалов. Да, вот они опять, с той же самой проставленной против них суммой. Дата: 2/59. Когда то же самое повторилось и в марте 59-го, Стейси поняла, что перед ней записи о выплате жалованья К. М., Кэтрин Миллман.
Она вернулась на первую страницу и стала снова просматривать колонки. Остановилась, дойдя до инициалов Д. М. Джералд Миллион? Выходит, они оба работали у Хантеров?
Она положила книгу на пол рядом с коробкой и с интересом занялась остальным ее содержимым. Здесь тоже оказался альбом с фотографиями. Она подняла его крышку, и, как если бы ее действиями руководила некая высшая сила, альбом раскрылся на странице, содержавшей одну глянцевую фотографию размером восемь на десять. На снимке были изображены две пары: одну из них составляли определенно ее мать и отец, а другую — Боб и Изабелл Хантер. У обеих женщин к корсажам вечерних платьев того времени были приколоты букетики гардений, и все четверо молодых людей счастливо улыбались.
— Они были не просто слуги, — тихо произнесла Стейси, — они были друзья.
Ее сердце наполнилось грустью при виде запечатленной фотографом улыбки на лице матери. Стейси не помнила, чтобы хоть раз мать улыбалась вот так ни тогда, когда Стейси приносила домой самые высокие оценки, ни тогда; когда окончила школу, а потом и колледж. Ее отец умер рано, она была еще ребенком, но у нее в памяти остался образ угрюмого, молчаливого человека. Ничего общего с этим молодым мужчиной, весело и беззаботно улыбающимся ей с фотографии.
Стейси была так поглощена своими печальными мыслями, что не услышала крадущихся шагов у себя за спиной.
Она уже собиралась закрыть альбом, как вдруг сзади на нее обрушился сильный удар, и все погрузилось в темноту.
* * *
Дерек мерил шагами коридор перед дверью номера Стейси. Он стучал три раза, но изнутри не доносилось ни звука. Она, должно быть, неправильно поняла то, что он просил передать, и заранее отправилась в обеденный зал, чтобы ждать его там.
Но в зале ее не было, и в баре тоже. Он справлялся у Пэм, однако та уверяла, что весь день не видела Стейси даже мельком.
— Но ты передала ей мое сообщение?
— Я подсунула его под дверь, — сказала Пэм. — Когда она не ответила, я решила, что она спит.
— Мне надо попасть в ее комнату.
— Оставь, Дерек, ты же знаешь, что я не могу этого позволить. — Ее глаза злорадно сверкнули. — Вот если у тебя есть ордер…
— Я могу получить его, и ты это прекрасно понимаешь, Пэм. Так что давай не будем ходить вокруг да около. Я только хочу убедиться, что с ней все в порядке.
— Это имеет какое-то отношение к смерти мэра Хантера?
— Почему ты так думаешь? — спросил Дерек, сильно удивившись.
Пэм состроила гримасу.
— Ну, я не знаю, просто мне показалось неслучайным, что все эти странные вещи стали происходить как раз после того, как сюда явилась эта Миллман.
— Похоже, это мнение преобладает, — пробормотал себе под нос Дерек. Потом повысил голос и спросил: — Так ты откроешь дверь или нет?
Стейси в комнате не было. Дерек внимательно посмотрел на ее кровать и увидел, что она гладко застелена, — не похоже, чтобы Стейси на ней спала.
Пэм прислонилась к дверной раме, машинально поигрывая связкой ключей на кольце и наблюдая за Дереком, пока он осматривал комнату Стейси.
Когда он вышел, покачивая головой, она сделала движение, чтобы запереть дверь, и при этом столкнулась с ним. Он поймал ее, как раз когда она, не устояв на высоких каблуках, стала падать. Инстинктивно она поняла, что это, может быть, ее последний и единственный шанс. Пэм обвила руками шею Дерека и притянула к себе его голову, так что их губы встретились и слились в поцелуе, о котором она страстно мечтала долгие годы.
Они оба испытали потрясение, когда поцелуй закончился: он — от неожиданности, она — от ощущения того, что поцелуй был для него нежеланным. Стейси Миллман занимала мысли обоих, но вызывала у них абсолютно противоположные эмоции.
Дерек решил не ставить Пэм в неловкое положение и не комментировать случившееся.
— Скажи Стейси, когда она придет, что я буду ждать ее звонка у себя в офисе, хорошо?
Пэм кивнула, закрыв рот ладонью, чтобы сдержать стон разочарования и обиды.
Она стала думать о Стейси — связанной, с кляпом во рту, запертой на чердаке. Поделом, этой сучке. До ее появления в городе жизнь текла так, как и хотелось Пэм. Года через два она выкупила бы свою долговую расписку, и гостиница перешла бы в ее Полную собственность. Хантеры не почувствовали бы, что им грозит опасность, и не заставили бы ее делать за них всю грязную работу. И, что важнее всего, у нее еще оставался бы шанс завоевать любовь Дерека.
Но явилась эта Миллман, и теперь все Взбудоражены, а для Пэм все потеряно.
Она вышла в холл вслед за Дереком. Дерек остановился в дверях, здороваясь со знакомой супружеской парой.
Пэм подошла к стойке метрдотеля и вытянула из стопки два меню в ожидании, когда эти люди закончат разговор с Дереком и пройдут в зал.
На какой-то момент она испытала удовлетворение, глядя в спину уходящего Дерека. Он больше никогда не увидит свою морковноволосую потаскушку.
* * *
Застонав, Стейси открыла глаза, но тут же снова их закрыла, пронзенная жуткой болью в голове. И опять открыла — на этот раз от страха, потому что поняла, что ничего не увидела вокруг себя, кроме сплошной черноты.
— Я ослепла! — закричала она. Крик остался у нее в горле. Ее рот был чем-то закрыт. Она попыталась поднести руки ко рту и сообразила, что они привязаны к ручкам кресла. Дальнейшие попытки пошевелиться дали ей понять, что ноги привязаны к его ножкам. Она ослепла или эта темнота объясняется лишь отсутствием света?
Где я?
Она повернула голову, скосила глаза, но нигде не увидела ни проблеска света.
Она постаралась вспомнить, чем занималась до того, как потеряла сознание, но боль в голове не позволяла ей сосредоточиться.
Дерек, где ты? Ты мне нужен.
Кто связал ее и что собирались с ней делать? Может быть, Дерек ищет ее? У нее не было представления о времени, она не сказала бы, утро сейчас или ночь. Возможно, ночь, потому что темно, но тот, кто ее связал, мог держать ее в помещении без источника дневного света.
Стейси почувствовала, как ее охватывает панический страх. Что, если ее закрыли в небольшом помещении без доступа воздуха, где ее ждет смерть от удушья? Это шутки ее воображения или действительно ей уже становится трудно дышать?
Нет. Она не поддастся ни своему похитителю, кто бы он ни был, ни своему разгулявшемуся воображению.
Стейси закрыла глаза и стала медленно и глубоко дышать через нос, приказывая себе успокоиться. Она немного подремлет, чтобы прошла голова. А потом вспомнит, что с ней случилось, и подумает, как ей спастись.
* * *
Дерек смотрел на машину Стейси, припаркованную на обычном месте на улице недалеко от гостиницы. Неужели она отправилась прогуляться пешком, и при этом одна, хотя он предупреждал, чтобы она этого не делала?
Он вернулся к своей машине и связался с другой патрульной машиной. На его вызов ответил Майк Бауэр.
Дерек спросил Майка, делал ли он патрульный объезд города.
Тот ответил, что делал.
— Ты случайно не видел Стейси Миллман? — Дерек тут же вспомнил, что Майк ее не знает, и описал ее.
— Нет, не видел никого, кто бы соответствовал этому описанию, шериф. Но я позвоню, если замечу ее. Хотите, чтобы я ее забрал?
— Нет, просто дай мне знать.
Дерек включил двигатель и стал сам медленно объезжать улицы города. Он подумал о Джоне Бел-лоузе. Вдруг она с ним? Мог же Беллоуз одолжить машину у кого-то из приятелей и куда-нибудь повезти Стейси? Он все еще не доверял этому мальчишке, не очень верил в совпадения.
Он остановился перед окружной тюрьмой и вошел внутрь, чтобы позвонить в университет. Получил номер общежития и позвонил туда.
Джон Беллоуз сам подошел к телефону и был явно удивлен, услышав, что ему звонит шериф.
— Со Стейси все в порядке? — сразу же задал вопрос Беллоуз.
— Я потому и звоню. Подумал, что она, может быть, с вами.
— Нет. На этой неделе мы все сидим тут как привязанные, готовимся к выпускным экзаменам.
— Будьте добры, позвоните ко мне в офис и оставьте сообщение, если она позвонит или появится. — Дерек продиктовал Беллоузу свой номер.
Теперь он был в растерянности.
Выйдя на улицу, он вернулся к патрульной машине и поехал по Мэйн-стрит. Проехал мимо дома матери и поморщился, вспомнив их последний разговор в библиотеке. Повинуясь импульсу, он объехал вокруг квартала и затормозил на подъездной дорожке к дому матери.
Если мать хоть что-нибудь знает, он воспользуется случаем и заставит ее сказать.
Она встретила его в фартуке… само воплощение материнства, как если бы той ссоры вовсе не было.
— Входи, садись ужинать, дорогой. Я как раз испекла твои любимые булочки к супу.
— Я не в гости, мам, — сказал Дерек, проходя вслед за ней в уютную бело-голубую кухню, которая за все эти годы не менялась, если не считать периодической побелки и покраски.
От еды он отказался, но согласился выпить кофе из «своей» синей с белым кружки.
— Мама, Стейси Миллман исчезла. Ее машина по-прежнему стоит у гостиницы, но ее самой нет нигде, и у меня появляются плохие предчувствия. Он наклонился вперед и положил ладонь на руку Иди, а в его голосе послышались умоляющие нотки: — Мама, если ты знаешь что-нибудь, что может мне помочь, то прошу тебя, скажи. Теперь речь идет не просто о гордости Хантеров… или что там еще их заедает. Кто-то уже покушался на жизнь Стейси один раз, и я считаю, что ей грозит реальная опасность. Особенно теперь, в свете самоубийства Уильяма.
Иди сняла очки и пристально посмотрела на сына.
— Ты это серьезно?
— Еще как серьезно. — Он сглотнул и потер рот рукой. — Я люблю ее, мама.
Лицо Иди отразило внутреннюю борьбу. Он сделал вдох наконец, когда она кивнула и начала говорить.
— Я уверена, что это не они пытались причинить ей вред, — сказала Иди, имея в виду Хантеров. — Они только хотели, чтобы она перестала задавать вопросы. Хотели, чтобы она уехала из города, оставила нас всех в покое.
— Но почему? — Дерек с трудом удерживался, чтобы не вскочить со стула, — ему надо было что-то делать, искать ее на улицах.
Следующие слова матери пригвоздили его к месту:
— Они не хотели, чтобы ты узнал, что ты — сын Боба.
— Что? — Он не так понял. Ну да, наверняка. Она сказала это очень тихо — он просто не расслышал.
Иди опустила голову и чертила на вышитой скатерти круги краем своей ложки.
— Прости, Дерек. Ты никогда не должен был это узнать. Карли в лепешку разбивалась, чтобы никто ничего не узнал.
— Карли Сеймос? А она-то какое имеет к этому отношение?
— Она приходится Изабелл теткой по мужу. Изабелл и Боб были помолвлены, и она не хотела, чтобы что-нибудь помешало свадьбе. Карли была настырной дальней родственницей Хантеров и смотрела на брак Изабелл с Бобом как на способ сократить расстояние. Кроме того, — продолжала Иди, посмотрев Дереку в глаза, — Селма не хотела, чтобы Боба перехватила я. С ее точки зрения, я была неподходящей партией. Брак между Изабелл Сеймос и Бобом был куда более приемлемым.
— Селма знала.
Иди кивнула; глаза у нее были грустные, губы дрожали.
— Вот почему они платили за мою учебу?
— Да. Твой отец… Пит… потерял все наши сбережения из-за неразумного вложения денег, а ты получил лишь частичную стипендию. Я пошла к Селме и сказала ей, что ты — ее внук, независимо от того, желает она признавать тебя или нет.
Дерек откинулся на спинку стула, пытаясь за несколько минут переосмыслить всю свою жизнь. Десятки образов промелькнули у него в голове; они смещались и менялись, когда он подставлял лицо Боба Хантера вместо лица Пита Чанселора.
— Почему же Боб ни разу не подал никакого знака? Боб изо всех сил старался не замечать меня все время, пока я рос.
Иди молчала, не глядя на сына.
— Мама? Почему он не… о Господи! Мама, разве он не знал?
По щекам Иди покатились слезы, когда она покачала головой. Достав из кармана фартука платок, она вытерла глаза и нос.
— Таков уж был договор: главное — не дать Бобу узнать, потому что если б он узнал, то расторг бы помолвку с Изабелл и настоял бы на том, чтобы жениться на мне.
— А ты не хотела выходить за него? Ты его не любила?
Иди пожала плечами.
— Я была очень молода и только тот один-единственный раз ездила с ним к трем озерам. На то, чтобы влюбиться, времени практически не было, да к тому же я уже почти увлеклась Питом. Так или иначе, я не могла идти против Селмы и Карли, когда они приняли решение. Они сказали, что подарят нам с Питом этот дом, если мы немедленно сбежим и поженимся, и дали мне пожизненно работу в библиотеке.
— Угу, все получилось чистенько и гладенько, если не обращать внимания на то, что я всю свою жизнь называл отцом чужого мне человека, а с родным отцом был едва знаком. И вот теперь ты говоришь мне об этом, потому что боишься, как бы не нажить неприятностей.
— Я не хотела, чтобы ты думал, будто я могла причинить вред этой девушке, — воскликнула Иди. — Не хотела… независимо от того, что еще ты теперь обо мне думаешь.
Дерек взял себя в руки. Она напомнила ему о том, зачем он вообще сюда приехал. Сейчас ему надо думать только о Стейси.
— А какое отношение ко всему этому имеют Миллманы? Откуда Стейси могла узнать об этой истории?
Иди пожала плечами.
— Не знаю. Я полагала, что Миллманы тоже знали правду. Они ведь были не просто домашней прислугой, Боб и Джералд были близкими друзьями, то и дело вместе охотились и рыбачили. Миллманы уехали неожиданно, по-моему, среди ночи. Возможно, Хантеры решили, что Миллманы поделились секретом с дочерью, когда та подросла.
— И это действительно все, что тебе известно?
— А разве есть что-то еще?
Дерек поднялся.
— Я верю тебе, мама, но все равно из рассказанного тобой ничто не объясняет покушения на убийство.
По привычке он потянулся поцеловать мать в щеку, но остановился и лишь похлопал ее по плечу. Потребуется какое-то время, чтобы прошло то чувство горечи, которое вызвали в нем ее признания. Не сказав больше ни слова, он вышел через заднюю дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидание с прошлым - Райс Молли



ммм... очень необычно, мне понравилось)
Свидание с прошлым - Райс МоллиВалентна
2.10.2011, 19.12





весьма,читайте
Свидание с прошлым - Райс Моллиаина
14.10.2011, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100