Читать онлайн Судьбе вопреки, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Судьбе вопреки - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Судьбе вопреки - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Судьбе вопреки - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Судьбе вопреки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Как можно вернуться в ту жизнь, которую человек покинул девять лет назад? Зная, что его долго и упорно разыскивали, а его фотографии помещали на первых страницах всех газет не только в штате Коннектикут, но и за его пределами? Сознавая, что все местные полицейские по-прежнему его ищут? Понимая, что все его друзья и родственники, кроме одного, давно уже считают его мертвым?
Ответ прост: он должен войти в парадную дверь.
Именно это и сделала Лили Мэлоун ночью девятого августа. Чуть позже часа ночи Лайам Нил припарковал свой автомобиль на разворотной площадке Хаббардз-Пойнт, взял на руки спящую Роуз, утомленную долгой поездкой из Новой Шотландии, и спустился вслед за Лили по каменным ступеням.
Лили бросила взгляд на арку над «колодцем желаний». На ней виднелось название дома — «Морской сад», буквы которого стали лишь чуть более проржавевшими, чуть более филигранными из-за соленого воздуха, чем девять лет назад. Увидев эту арку, она радостно вздохнула и поняла, что теперь она действительно дома. Легкий бриз дул со стороны пролива. Там была точно такая же соленая вода, как и в заливе Святого Лаврентия в приморской части Канады где она жила и скрывалась последние девять лет. Но этот ночной бриз был теплым и нежным, наполненным ароматами сочных трав и песчаных пляжей, а не запахом арктических утесов в фьордах и холодной чистой воды, бегущей прямо с пакового льда.
— О боже! — произнесла она вслух. Ее захлестнуло волнение: наконец-то она дома! Розы в саду приветствовали ее — их аромат наполнял воздух. И хотя цветы на деревянной решетке у входной двери выглядели чуть менее ухоженными, чем девять лет назад, они росли так же обильно и пышно. Лили осторожно протянула руку между шипами, пошарила у стены рядом с выключенным фонарем на крыльце и нашла, то что искала, — ключ, который ее бабушка всегда прятала в этом месте, охраняемом листьями и шипами роз.
— Она не перепрятала его, — тихо произнесла Лили.
— Конечно нет, — прошептал ей на ухо Лайам, стоя позади нее с Роуз на руках. — Она не переставала надеяться, что ты вернешься.
— Мэйв тоже вернется, — сказала Лили, открывая легкую скрипучую дверь с сеткой от насекомых. Потом, придерживая ее плечом, вставила ключ в старый замок входной двери. — Так ведь? Скажи мне, что с ней все будет в порядке…
— Да, Лили, с ней все будет в порядке, — ответил Лайам
Ключ в замке наконец повернулся. Как и девять лет назад, дверь глухо стукнула из-за того, что одна из петель немного провисла. Зайдя на кухню, Лили почувствовала запах сырости, какой бывает в прибрежных домах, когда их хозяева отсутствуют. И все же кто-то — вероятно, Клара — открыл несколько окон. Лили прошла по первому этажу, ощущая себя привидением, прилетевшим в свое самое любимое, самое знакомое место на земле.
На ее губах появилась улыбка. «Все по-прежнему», — подумала она. Луна сияла над проливом, заливая своим бледным светом комнату. Лили увидела знакомые чехлы на мебели, плетеные коврики, подушки, которые она сама украшала вышивкой для своей бабушки. Она провела кончиками пальцев по старой коллекции ракушек, книгам на полке, лунным камешкам, собранным во время отлива на Литтл-Бич.
Ей очень хотелось увидеть все, но свет зажигать еще было нельзя. Если бы она зажгла свет, это означало бы, что ее изгнание закончилось и она вернулась в мир живых. Соседи увидят свет и придут, поняв, что она возвратилась.
Поймет это и Эдвард.
— Где будет спать Роуз? — спросил Лайам.
— В моей комнате, — прошептала Лили.
Она провела его наверх по узкой лестнице. На втором этаже были четыре маленькие спальни, как в обычном береговом коттедже. Сердце Лили бешено колотилось, когда она входила в свою комнату в северной части дома. Из-за выступающих балок карниза ее потолок имел довольно странный вид. Здесь тоже все было как прежде: двуспальная кровать и старые бумажные куклы на письменном столе. Сняв покрывало, Лили задохнулась от волнения, увидев простыни с рисунком из маленьких букетиков голубых роз и легкое розовое одеяло. Постельное белье было свежим.
— Бабуля знала, что мы возвращаемся, — сказала она. — До того как уехать в больницу, она приготовила постель для Роуз.
Вместе они уложили девочку. Малышка пошевелилась, открыла глаза, с сонным удивлением оглядела незнакомую комнату.
— Мы уже здесь? — спросила она.
— Да, милая. Ты увидишь все завтра утром. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — пробормотала Роуз, и ее веки, задрожав, опять закрылись.
Лили и Лайам спустились вниз. Лунный свет блестел на воде перед домом. Бессчетное количество раз Лили наблюдала за восходом луны из этой комнаты через широкое, без занавесей окно, выходившее на море. Здесь все казалось таким открытым по сравнению с замкнутым пространством окруженного со всех сторон соснами домика на мысе Кейп-Хок в Новой Шотландии. Там она пряталась в арктическом лесу, где ее часовыми были соколы и COBЫ.
Лайам оказался одним из первых людей, которых она встретила, когда приехала в этот отдаленный незнакомый городок, изменив свою внешность, обрезав длинные черные волосы и покрасив их в светло-каштановый цвет, надев старые очки в роговой оправе, которые дала ей бабушка. Она стала ее другом и спасителем, несмотря на то что сначала изо всех сил противилась этому. Она должна была так поступать, чтобы защитить себя и своего еще неродившегося ребенка.
Первые недели, проведенные Лили в Новой Шотландии, походили на мрачную сказку, в которой, как и положено, была избушка в глубине северных лесов и награда за какие-либо известия о ней, обещанная Эдвардом в объявлениях, которые он разместил в газетах. Был в этой сказке и спаситель — угрюмый, но добрый Лайам. Именно он принимал роды и тогда же поклялся всегда защищать мать и дитя. Потрудиться на этом поприще ему пришлось немало: Роуз родилась с пороком сердца и только в начале этого лета ей сделали заключительную операцию.
«Ребенок с больным сердцем, мать с разбитым сердцем» , — думала Лили, глядя на луну над заливом. Она обняла Лайама, и он прижал ее к себе. До них доносились крики чаек с гнездовий на скалистых островках в полумиле от берега. Эти звуки отзывались эхом в сердце Лили, и она вспоминала о ежегодном Ирландском фестивале. Он вот-вот должен был начаться в Кейп-Хок, и ирландская музыка была таким же ярким воспоминанием, как и крики чаек.
Она взглянула на Лайама. Он был высоким, худощавым, а в его голубых глазах читались тени его собственных печалей. Когда он был еще ребенком, акула убила его брата и искалечила его самого — он лишился одной руки, за что получил прозвище Капитан Крюк, став одновременно и посмешищем, и трагической фигурой в своем родном городке. Но Лайам не смирился с таким положением — он буквально пробил себе путь, окончив университет и аспирантуру, в итоге став известным океанографом и ихтиологом. Теперь он изучал больших белых акул — тот самый вид, представитель которого растерзал его брата и искалечил его собственное тело.
Лили до конца так и не понимала, что же свело их вместе. Но с другой стороны, это мало ее беспокоило. Они встретили друг друга в том далеком северном городке. Убежав так далеко от дома, она нашла подобие семьи. Энн, Мариса, Марлена… Ее подруги и члены клуба рукодельниц были ей как сестры. И Лайам. Он присутствовал при рождении Роуз и с тех пор всегда был рядом. Эти девять лет в Кейп-Хок дали Лили больше, чем она могла себе представить и на что могла надеяться.
Болезнь ее бабушки привела ее назад, в Хаббардз-Пойнт. Патрик Мерфи, детектив, ведущий дело об исчезновении Лили, в конце концов нашел ее в Кейп-Хок. В тот момент, когда она услышала о болезни Мэйв, все остальное перестало иметь значение. Лили знала, что ей надо делать.
Она вернулась домой.
— Я действительно дома, — сказала она, прижимаясь к Лайаму.
— Готова к завтрашнему дню? — спросил он.
— Я должна быть готовой, — ответила она. — Я нужна бабуле.
— Знаю, — сказал он.
Его голос прозвучал тихо и уверенно. Он слегка коснулся ее волос, и она вспыхнула, как молоденькая девушка. Они стали любовниками совсем недавно. Трудно поверить, но они впервые поцеловались всего несколько недель назад. Их свела любовь к Роуз, а теперь они были по-настоящему вместе.
— Я хочу, чтобы Роуз никогда о нем не узнала, — сказала Лили. Ей даже не нужно было уточнять, о ком она говорит.
— Давай я ее увезу, — сказал Лайам. — Спрячу ее. Только ты будешь знать, где мы.
Сердце Лили будто подпрыгнуло, как камешек, скачущий по воде. А если он на самом деле сможет? Если она сможет навсегда спрятать Роуз от Эдварда?
— Там, в Канаде, я чувствовала себя такой сильной. Ее безопасность была полностью в моей власти. А теперь, когда мы вернулись в Штаты… Вдруг он начнет ее преследовать, решив, что через нее сможет добраться до меня? А через меня — до нее!
Они стояли, прижавшись друг к другу, глядя на серебристую лунную дорожку на воде.
— Думаю, ты должна съездить к бабушке, — сказал Лайам. — Но ты должна разрешить мне увести Роуз в какое-нибудь безопасное место.
— Можно попросить помощи у Патрика, — ответила Лили.
— Можно… Но у меня есть старый друг в Университете Род-Айленда. В аспирантуре по океанографии. У него свой дом недалеко от Скарборо-Бич, в заливе Нарраган-сетт. Он разрешит нам пожить у него. И это совсем недалеко отсюда.
— Роуз еще никогда не разлучалась со мной, — сказала Лили, чувствуя, как заныло сердце. — Только когда лежала в больнице.
— Но ты делаешь это именно для нее, — произнес Лайам, — чтобы держать ее подальше от Эдварда, пока сама не будешь знать, чего от него ожидать.
— Она с удовольствием отправится с тобой, — пробормотала Лили. Роуз очень любила Лайама. На свой девятый день рождения, который они отпраздновали около месяца назад, она загадала две вещи: увидеть Нэнни — легендарного белого кита Кейп-Хок и иметь настоящего отца, такого, как Лайам. — А как все объяснить Роуз ? Сколько ей можно рассказать?
— Думаю столько, сколько она, на твой взгляд, сможет понять.
Лили даже не представляла себе, с чего начать такой разговор с ребенком. Роуз совсем недавно сделали операцию на сердце. И сейчас она только-только стала приходить в себя после этой, как считали врачи, окончательной операции, необходимой для излечения ее сердечного недуга — врожденного порока сердца, с которым она родилась.
— Не знаю… — задумчиво ответила Лили. — У нее появится столько вопросов.
— Все будет нормально, Лили, — успокаивающе произнес Лайам.
— Ты и раньше мне много обещал, — улыбнулась Лили. Но ни одно из его обещаний не могло сравниться с тем фактом, что он всегда был рядом и никогда не покинет Роуз — ребенка с больным сердцем, которому он помог появиться на свет.
— И не разу тебя не подвел, так ведь?
— Пока да, — произнесла Лили.
Повернувшись, она откинула голову назад и поцеловала его долгим и страстным поцелуем, чувствуя, как закипает кровь Ей казалось, что каждое прикосновение Лайама наполнено волшебной энергией и обещанием счастья. За окном волны бились о скалы и листья шумели от дуновений морского бриза. Лили вздрогнула, страстно желая больше любви и еще больше счастья.
— Так, значит, ты согласна? — спросил Лайам.
Лили закрыла глаза, не в силах ответить. Все происходило так быстро с того момента, как она услышала о болезни Мэйв и решила больше не скрываться, до ее приезда домой из Новой Шотландии.
— Не обязательно решать это прямо сейчас, Лили, — сказал он. — Тебе нужно поспать. А утром ты будешь знать, что делать.
— Когда взойдет солнце, Клара увидит твой пикап, — предупредила Лили. — И придет узнать, в чем дело. Если она застанет здесь тебя и Роуз, то в секрете мы это уже никак не сохраним. И дело не в том, что она хочет нам навредить… На самом деле я жду не дождусь, когда ее увижу.
— Знаю, — ответил Лайам. — Ты считаешь, что нечестно просить ее принимать участие в том, что она может не понять. Пойдем спать — у нас есть время до рассвета, чтобы решить, что нужно делать.
— Всего несколько часов, — сказала Лили
Держась за руки, они вновь поднялись наверх. Лили до сих пор не включила ни одной лампы. Но темнота не была помехой — она знала каждый сантиметр этого дома на ощупь, каждый его угол, каждую скрипучую доску в полу, каждый стул или стол. С тех самых пор, как уехала Лили, бабушка ничего здесь не меняла.
И все же именно здесь, в домике, который Лили знала лучше любого другого места на свете, она ждала ответов на мучившие ее вопросы. Она не могла не радоваться тому, что вновь оказалась здесь, — ей нравился теплый бриз и запах роз в саду ее бабушки. Она провела Лайама в самую большую спальню, — ту самую, которую бабушка всегда приберегала для гостей, — в передней части дома, где окна мансарды выступали над покатой крышей и выходили на залитый лунным светом залив. Лили раскрыла окна как можно шире.
Порыв ветра раздул белые легкие занавески и остудил разгоряченную кожу Лили. Через окна до них долетал звук волн, ритмично плещущихся о скалы внизу. Лили встала и пошла проверить, как спит Роуз. Пройдя в ее комнату и наклонившись над ее кроватью, она смотрела, как опускается и поднимается грудь дочери. Дыхание Роуз было равномерным, спокойным и уверенным. Лили знала, что с Лайамом Роуз будет хорошо, но сама мысль о том, что она не сможет каждый день видеть перед собой свою дочь, была ей почти непереносима.
— Лили, — прошептал Лайам, подходя сзади и кладя ей руку на плечо. — Пойдем спать.
Лили покачала головой — она не могла пошевелиться. Как может такая мирная картина вызывать у нее такой страх? Роуз спала в той самой кровати, в которой в детстве спала Лили. Летний бриз приносил запахи жимолости и сотен красных, розовых и белых роз. Ей опять вспомнились слова Эдварда: «Белые розы так легко помять». Глядя на свою дочь, она успокаивала себя тем, что Эдвард даже не знает о существовании Роуз. Не зря же она прошла через столько испытаний!
Насколько Эдварду было известно, его жена Мара умерла. Она умерла — и так считали все — девять лет назад, когда срок ее беременности составлял восемь с половиной месяцев. Вдруг Лили почувствовала восторг, как будто боги только что даровали ей полную свободу! Эдвард ничего не знает о Роуз…
— Я хочу, чтобы ты ее увез, — проговорила она, не поворачивая головы и не сводя глаз с лица дочери, любуясь ее нежным личиком, длинными ресницами, тонкими скулами. Девочка лежала на спине — рот слегка приоткрыт, левая рука согнута в локте, а кончики пальцев касаются шеи, как будто защищая шрам, оставшийся после операции на сердце. — Я хочу, чтобы ты ее увез.
— Я позабочусь о ней, — прошептал Лайам. Лили кивнула:
— Знаю. Ты всегда о ней заботился.
Она опустилась на колени рядом с кроваткой Роуз и целую долгую минуту не отрывала от нее глаз — пока Роуз не вздохнула и не повернулась на бок. Не желая ее будить, Лили поцеловала спящую дочь в голову и пошла вслед за Лайамом в их спальню. Она знала, что ничто на свете не смогло бы заставить ее расстаться с Роуз, вынудить ее так поступить, за исключением одного: необходимости увидеть бабушку, женщину, которая ее вырастила, и сделать все, чтобы она была счастлива.
Ничто другое не смогло бы ее заставить расстаться с дочерью.
Натянув легкое летнее одеяло и свернувшись калачиком рядом с Лайамом, Лили закрыла глаза. Шум волн сливался с дыханием Лайама. Она считала волны, чувствуя, как бьется ее сердце. А за открытым окном на скалистых гнездовьях все кричали и кричали чайки.
Лили смотрела на луну, висящую прямо за окном, слушая крики чаек и ощущая дыхание Лайама на своей шее. Она еще крепче прижалась к нему, надеясь, что поступает правильно.
Утро наступило неожиданно, как налетевшая летняя гроза, и Лайам Нилл понимал, что времени оставалось мало. Он знал, что нужно увозить Роуз, и в то же время не знал, как сможет уехать от Лили.
Лили приготовила кофе и овсянку, а потом подняла, умыла и одела Роуз. По мере того как солнце все больше освещало горизонт на востоке, цвет неба менялся от темно-фиолетового до лазурного. Лайам столько слышал о Хаббардз-Пойнт, что это место стало для него почти мифическим. Именно здесь выросла Лили, именно здесь ее обожаемая Мэйв получила всяческие награды за свои розы и воспитывала сильную и красивую внучку. Лайам вышел на боковую террасу, отпивая из чашки кофе и глядя на гранитные уступы, покато спускающиеся к проливу Лонг-Айленд. Как и рассказывала Лили ему и Роуз, когда они ехали из Кейп-Хок, домик бабушки стоял почти на самом кончике мыса Хаббардз-Пойнт.
Лайам глянул на соседний дом, облицованный таким же потемневшим от непогоды гонтом, но с бирюзовыми ставнями и дверью, с белыми цветочными ящиками с красной геранью на подоконниках. Вдруг он заметил, что кто-то рассматривает его из окна, и быстро шагнул назад, поближе к стене, а потом вошел внутрь. Лили и Роуз весело болтали на кухне за столом. Он слегка коснулся плеча Лили.
— Меня только что кто-то видел, — сказал он. — Из окна в доме напротив.
— Это Клара, — ответила Лили. — Она всегда встает вместе с солнцем.
— Тогда нам пора ехать, — сказал Лайам.
— Но я думала, — запротестовала Роуз, наморщив лоб, — мы только что сюда приехали.
Лили глубоко вздохнула. Лайам знал, каково ей сейчас, и погладил ее по блестящим темным волосам. Она посмотрела Роуз прямо в глаза.
— Дорогая, — сказала Лили, — вы с Лайамом уезжаете и несколько дней поживете в другом месте. Это недалеко отсюда… Ну, не очень далеко… И я постоянно буду знать, где вы находитесь.
— А почему ты не едешь? — спросила Роуз.
— Мне нужно позаботиться о бабушке.
— О твоей бабуле? Лили кивнула:
— Да. Ты же знаешь, она заболела…
— Именно поэтому мы и приехали сюда из Кейп-Хок.
Лили внимательно посмотрела на Роуз, как будто раздумывая, сколько еще можно сказать ребенку. Лайам наблюдал за двором, зная, что у них осталось мало времени.
— Поэтому мы и приехали, — повторила Лили. — Но давным-давно была одна причина, по которой я отсюда уехала. Мне нужно уладить… все эти дела, прежде чем ты вернешься и будешь здесь жить.
— Мамочка… — тихо пробормотала Роуз, ее голосок испуганно сорвался.
— Роуз, это совсем ненадолго.
— Я хочу, чтобы ты поехала с нами.
— Я обязательно скоро приеду, — сказала Лили. — Очень скоро, Роуз. Как только все здесь улажу. Это ненадолго, обещаю. А пока ты побудешь с Лайамом.
Роуз колебалась. Она все еще казалась обеспокоенной и бросила взгляд вверх на Лайама, как бы прося у него поддержки. Он улыбнулся ей и погладил по голове. Она подняла руки, и он подхватил ее. Потом шагнул к Лили — их взгляды встретились.
— Береги ее, — произнесла Лили.
— Конечно. Буду беречь как собственную дочь, — ответил Лайам, наклоняясь вперед, чтобы Лили смогла обнять Роуз, а он сам смог обнять их обеих. Все было готово к отъезду: сумки уже лежали в машине, Лили записала номер мобильного телефона Лайама, а он оставил ей всевозможную дополнительную информацию, включая домашний и рабочий адреса и телефонные номера Джона Стэнли, и даже нарисовал карту, чтобы она смогла найти его дом в Наррагансетте.
— До свидания, милая, — слабым голосом сказала Лили, пряча слезы от дочери.
— До свидания, мамочка!
— Я тебе позвоню, — пообещал Лайам.
Лили махнула рукой, чтобы он поторапливался. Он глянул через двор, покрытый темно-зеленой мокрой от свежей росы травой, и увидел, как в окне дома напротив опять шевельнулись занавески. Неся Роуз на руках, он прошел по боковой дорожке и поднялся по каменным ступеням мимо увитого розами колодца.
— Что это? — спросила Роуз.
— «Колодец желаний», — ответил Лайам, открывая дверь своего пикапа, усаживая Роуз на сиденье и пристегивая ее ремнем безопасности. Он обошел машину, сел на водительское сиденье и завел мотор.
— В саду моей прабабушки? — удивилась Роуз.
— Да, — ответил Лайам, включая задний ход как раз в тот момент, когда в доме по соседству открылась дверь и оттуда вышла седоволосая женщина, торопливо зашагавшая по боковой дорожке.
— Хочу… — шептала Роуз. — Хочу…
Сердце Лайама бешено колотилось, когда он давал задний ход. По обеим сторонам, окружая землю, раскинулись голубые воды пролива. А на скалистых береговых уступах красовались элегантные коттеджи, погруженные в садики, из которых, как из огромных корзин, выглядывали береговые розы и полевые цветы. Он не мог оторвать взгляда от Лили. Она стояла на переднем дворике, крепко скрестив руки на груди, не в силах пошевелиться.
— Кто эта тетя? — спросила Роуз, глядя на седоволосую женщину, которая, быстрой походкой пройдя разделявший дома дворик, вдруг остановилась как вкопанная. Затем она громко вскрикнула и бросилась к Лили.
— Это Клара, — ответил Лайам, хотя сам раньше никогда не видел эту женщину. — Когда-нибудь ты с ней познакомишься.
— Было бы здорово, — проговорила Роуз все еще грустным голоском. — Кажется, она очень рада видеть мамочку.
— Конечно, рада, — сказал Лайам.
И, глядя на то, как Лили протянула руки, чтобы обнять лучшую подругу своей бабушки, переключил скорость и поехал в сторону Род-Айленда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Судьбе вопреки - Райс Луанн



очень понравилось,хорошая книга о сильных женщинах.
Судьбе вопреки - Райс Луаннелена
13.11.2011, 10.37





А роман "Дитя лета" рассказывает об этих же женщинах, этот заканчивает историю.rnДушевный, читайте.
Судьбе вопреки - Райс ЛуаннИнна
19.05.2015, 17.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100