Читать онлайн Созвездие верности, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Созвездие верности - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Созвездие верности - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Созвездие верности - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Созвездие верности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Чтобы добраться до Индейской Могилы, Румер пошла через пляж. Ночь выдалась ясной. Было уже прохладно, в мягком воздухе ощущался осенний холодок. Ступни на мокром песке оставляли отпечатки, и их тут же слизывали волны. Румер вспомнила слова отца: «Простив сестру, ты обрела свободу». Свободу от предательства, обид и боли. Прощение – великая вещь. Уж если Христос заповедал любить, и прощать, и благословлять проклинающих вас, то как же можно было не простить Элизабет, раскаявшуюся в своих деяниях? И вот теперь, двадцать раз перечитав ту давнюю записку, она спешила на то, давнее свидание, которое назначил ей Зеб двадцать лет назад! Она была свободна и любима!
Теплая морская вода пенилась вокруг лодыжек Румер, навевая на нее мысли о ночных заплывах в компании Зеба, когда им обоим было по шестнадцать. Страшный и одновременно волнующий океан обтекал в темноте их тела. Удаляясь от берега, они нежно касались друг друга коленкой или бедром, держались за руки и глядели друг другу в глаза. Их руки были распростерты над гладкой бухтой, в которую гляделась луна и отражались звезды. Тихие волны плескались, наполняя их глаза и рты солеными брызгами.
Над их головами проплывал луч маяка Викланд-Рок, и Румер думала о том, что ее прародительница погибла в кораблекрушении всего в миле отсюда. Она гадала, держал ли капитан Элисабет за руки и пытались ли они помочь друг другу доплыть к берегу.
– Если бы мы попали в кораблекрушение, – сказала она Зебу, пока ее глаза щипало от соли, – то я непременно бы спасла тебе жизнь.
– Забавно, что ты упомянула об этом, – он еще крепче сжал ее ладони. – Но сначала я спас бы твою.
– Зеб, ты забыл, что я обучалась спасанию на водах, – улыбнулась она. – Я сумела бы зацепить тебя специальным хватом и оттащить к берегу.
– Вот таким хватом? – Зеб обвил рукой ее шею и боком поплыл к пляжу. В темной пучине большая рыбина задела ее ногу, и она взвизгнула. Но Зеб не выпустил ее, он продолжал грести, пока они оба не очутились на безопасном мелководье.
И теперь, торопясь к Индейской Могиле, Румер вспоминала, как же ей нравились его нежные и надежные объятия. В играх и беготне им было так легко прикасаться друг к другу. Жизнь на пляже подразумевала активный отдых – плавание, лазанье по деревьям, футбол. И Зеб всегда был готов подставить ей свое плечо; он тащил ее на руках к воде и тянул за собой в море.
Когда они плавали той ночью, думал ли он о том, чтобы поцеловать ее? Она очень хотела этого. Спустя неделю поцелуй все-таки состоялся, и она чуть не вывернулась наизнанку. Сердце упало куда-то вниз, потом подпрыгнуло чуть ли не к горлу – от счастья и испуга она чуть не задохнулась тогда… Да, скачок от дружбы был, пожалуй, опаснее любой хищной рыбины из глубин океана.
И вот теперь Румер торопилась на романтическое свидание с Зебом. В черноте спустившейся на Мыс ночи она вскарабкалась по тропинке у поваленного дерева, потом прошла мимо развалин Фиш-Хилл, через дубовую чащу, а затем по водопроводной трубе над самой глубокой и заиленной речушкой на этих болотах.
Она прихватила с собой фонарик. Желтое пятно скакало перед ней, пока она пробиралась среди свисающих лиан и длинных сучьев. Свет фонарика привлек москитов, и они мигом окружили женщину туманным звенящим облаком.
Сразу же за брекватером небо и море рассекал мощный луч маяка Викланд-Рок. Вперед-назад, чтобы корабли не сбивались с курса. Вверху, в летнем небе, сияли созвездия, которым вскоре предстоял переход в осенний сентябрь.
Пауки наплели своих паутин буквально повсюду: в ветках, на высокой траве, рогозах, мертвом дереве. Румер чувствовала шелковистые нити на своем носу, губах, руках и голенях. Когда она смахивала их, они прилипали к ее пальцам. К тому времени, когда она наконец добралась до Зеба, который стоял у холма, где был похоронен индеец, смех прямо-таки душил ее.
– Ну вот, теперь ты знаешь, каково это – быть ученым на земле, – сказала она.
– Теперь мне не страшна даже черная дыра, – прошептал он, заключая ее в объятия.
Они поцеловались, а потом принялись счищать паутинки со своих щек. В ушах у них гудели разные болотные насекомые. По небу снова пронесся луч маяка и выхватил в нем летучую мышь, взмывшую на дерево.
– Боишься, Мэйхью? – весело спросила она.
– Не-а, Ларкин. Это ведь наша с тобой территория.
– Разве это не романтично? – сердце Румер немного успокаивалось.
– Да, Ру. Знаешь, я подумал – не удивительно, что мы так страдали все эти годы, не побывав тут в самом начале.
– Как, по-твоему, почему влюбленные парочки с Мыса Хаббарда неустанно выбирают именно это место, а? – спросила Румер, слыша шорохи в камышах и плеск чьих-то лап в реке.
– Потому что тут страшно, – притянув ее к себе, ответил Зеб. – И это хороший повод, чтоб пообниматься вот так же крепко.
– Да, в объятиях любимого можно не бояться ничего, – Румер откинула голову назад, и они слились в страстном поцелуе, игнорируя жужжание и стрекот, искренне поражаясь тому, что им понадобилось ужас сколько времени, чтобы в конце концов их свидание на Индейской Могиле все-таки состоялось.
Наобнимавшись вдоволь, она стала разглядывать его лицо в свете звезд. Светлые волосы Зеба растрепались, сверкавшие в ночи глаза ни на миг не выпускали ее из виду, словно он был готов – в любую секунду – подхватить ее на руки и спасти от кого бы то ни было. Но тут вниманием Румер целиком и полностью завладела его футболка.
«Кэмп-Курант», – посветив фонариком, прочла она. В благодарность за успехи в деле развозки прессы газета «Хартфорд-Курант» давным-давно прислала ему и ей по футболке – темно-зеленого цвета, с фирменным шрифтом и изображением веселых детишек, наслаждавшихся отдыхом в лагере. Та, что была на нем, уже давно выцвела и пообтрепалась.
– Ты до сих пор берег ее? – удивилась она.
– Я запрятал ее в сундук и оставил в гараже у Винни. Это одна из вещей с Мыса Хаббарда, которую я не мог ни выбросить, ни взять с собой в Калифорнию.
– Потому что ты был уверен, что вернешься сюда, – Румер прикоснулась к старой, кое-где уже побитой молью, зеленой ткани футболки, одновременно лаская его кожу.
– До нынешнего лета я ни в чем не был уверен, – признался Зеб.
– Вот уж не думала я, что эта футболка снова попадется мне на глаза… – прошептала она, но потом смолкла, чтобы собраться с духом. – По правде, я думала, что и тебя больше никогда не увижу. После того, как Винни сказала мне, что ты арендовал ее коттедж, я была в шоке. Я не спала ночами, гадая, о чем же заговорить с тобой при первой встрече.
– Судя по всему, ты и видеть-то меня не хотела.
– Да, не хотела, – согласилась Румер.
– Поэтому нам нужно было подобрать безопасные темы, – сказал Зеб. – О Майкле, о твоем отце…
– Звездах, – добавила она, взглянув на небо. – Я думала, что мы поговорим о Млечном Пути, о том, каково тебе было летать там, наверху, и глядеть на нас тут, внизу.
– На тебя, Румер, – сказал Зеб. – Бороздя просторы космоса, я присматривал за тобой. Я сгорал от желания узнать, чем же ты занималась, не повстречала ли ты кого-нибудь еще. Я представлял себе, как ты каталась на коне, о котором мне рассказал Майкл, на Блю, а потом придумал новое созвездие.
– И какое же?
– Девушка на крылатом коне.
– Как на Пегасе…
– Да, – Зеб кивнул. – Только этот конь летает очень низко. Он держится ближе к земле, перемахивая каменные стены и живую изгородь, разделявшую наши дворы. Ветер задувает кроликам в уши, когда конь проносится мимо. Девушка очень любит его. Она берет его с собой в потрясающие странствия – по морю, отмели Викланд-Шоул, к Индейской Могиле… А потом каждую ночь скачет на нем домой.
– А где же ее дом?
– На Мысе Хаббарда, разумеется.
– Теперь все изменится, – чувствуя, как к горлу подступил комок, грустно сказала она.
– Из-за Франклина? – спросил он.
Она не ответила, потому что у нее недостало сил договорить.
Взяв Зеба за руку, Румер, словно держа в поводу звездного коня, повела его за собой на другой берег узкого ручейка. Болотная трава щекотала им ноги. Румер была босиком, и ее ступни проваливались в мягкую, теплую жижу. Постепенно земля стала тверже, появились и камни. Подымаясь наверх, они держались за руки.
Вершину холма венчала древняя Индейская Могила. Собственно, могилы как таковой здесь давно уже не было, так жители Мыса называли весь этот холм, увенчанный причудливым изваянием идола, воззрившегося в небо подобно каменным бабам с острова Пасхи. По сохранившейся издавна легенде, индеец, когда-то похороненный здесь, был из племени пиантиков. Его большая семья состояла из коренных жителей этой чудесной местности; все его предки когда-то охотились и рыбачили здесь, живя в простецких вигвамах, раскинувшихся на холмах и в лесу.
Когда индейцев переселили в резервации, они уже не могли проводить много времени у моря. Этот Дядя Лот (так кто-то начертал на его надгробном камне) был рабом в одной из богатейших семей с мыса Томагавк-Пойнт. Румер помнила, как однажды прогуливалась тут в компании матери Зеба; та взглянула на изваяние и опечалилась. На вопрос Румер миссис Мэйхью ответила, что ей грустно из-за того, что Дядя Лот был вынужден рабствовать на людей, которые у него же и украли его исконную землю, ею родину.
– Не мешало Тэду Франклину бы прийти сюда, – тихо сказал Зеб, поглядывая на гранитное надгробье. – Мы бы познакомили его с духом Дяди Лота. Может быть, тогда до него дошло бы, что эту землю нужно любить… а не просто владеть ею.
– Жаль, что тебе не удалось все-таки уговорить его продать дом.
– Я пытался, Ру, – взяв ее лицо в свои ладони, сказал Зеб.
– Он слишком горд своим приобретением. Он никогда не будет здесь счастлив, но из принципа ничего нам не продаст.
– Я пробовал и так, и эдак, говорил ему, что заплачу даже вдвойне. В общем, любую цену. Я думал, что оно того стоит даже без деревьев. Ведь все ради твоего счастья…
– Я знаю, где мое счастье.
– Где?
– Рядом с тобой…
– Хочешь, чтоб у нас был домик прямо здесь? – воскликнул Зеб. – Может быть, чуть поодаль от Мыса… что скажешь, если я построю дом возле твоей лечебницы? Там так просторно. Я вот ходил, пытаясь подобрать участок под конюшню, и подумал…
– Но это ведь уже не на Мысе, – возразила Румер.
– Да, но очень близко. И тогда мы смогли бы уединиться вдвоем – знаешь, твой отец глаз с меня не спустит, пока я не докажу ему серьезность своих намерений…
– Не говоря уже о les Dames de la Roche…
– Именно, Ларкин. Понимаешь, да? А так у нас все получится. Я бросаю работу в лаборатории и примериваю на себя профессию строителя. Сначала конюшня, потом дом… Ну, что скажешь?
– Не могу поверить, что ты хочешь отказаться от своей карьеры, – Румер поглядела ему прямо в глаза. – Почему, зачем?
– Потому что я хочу быть с тобой.
– Но пожертвовать такой потрясающей возможностью… Ты уверен?
Зеб указал на небо. Другой рукой он обвил ее плечи, и она наблюдала за тем, как он щурился в черную ночь, словно планируя межзвездные маршруты, по которым ему всегда хотелось пролететь на своем челленджере.
– Они никуда не денутся, – сказал он. – Звезды по-прежнему будут там, наверху. На мое место в Калифорнии претендуют еще десять спецов по спутниковым фотографиям. Так что с поиском замены проблем не будет. Но чего мое начальство пока еще не знает, так это моих грандиозных планов по поводу Восточного побережья.
– Ты о чем?
– О новенькой с иголочки обсерватории, где-нибудь на полпути отсюда в Провиденс, что в штате Род-Айленд. Нам еще придется подобрать подходящую площадку. Матильде надо будет поработать за двоих – потому что, разделавшись со строительством, я буду брать тебя с собой в путешествия по округе. Я собираюсь открыть лабораторию, и она непременно будет в пределах недолгой поездки на машине от…
– …Мыса Хаббарда?
– От нашего с тобой дома, Румер. Он всегда будет там, где ты.
И потом, держа ее за руки, Зеб опустился на колени у Индейской Могилы. Вокруг поднимались теплые испарения с земли, а над головами у них сверкали звезды, и Зеб привлек ее к себе.
– Я так люблю тебя, Ларкин, – сказал он, когда ее коленки уткнулись во влажную почву.
– Взаимно, Мэйхью.
Румер моргнула, гадая, почему же Зеб выбрал это место – среди всех прочих прекрасных уголков Мыса Хаббарда – для той давней встречи. Двадцать лет назад они могли бы заняться здесь любовью – но почему именно тут? Почему оно имело для них такое большое значение? Отгоняя назойливых насекомых, она посмотрела на изваяние Дяди Лота.
И ясный как день ответ был прямо там, у нее под носом. Этот человек любил Мыс – его природу и наследие, – так же как и Румер с Зебом. Если легенда не врала, то он был в услужении у тех, кого ненавидел – за варварскую кражу этого чудесного, прекрасного края. Ведь Зеб уже сказал: Дядя Лот, как никто другой, понимал, что землю нужно любить, а не просто владеть ею.
– Спасибо тебе, Дядя Лот, – произнесла она вслух, когда Зеб помог ей подняться.
– За что, Румер? Почему ты благодаришь его?
– Потому что научил всех нас, – ответила Румер. – Всех детей с Мыса Хаббарда, которые знают про него…
– Чему научил?
– Ты сам знаешь, – она поцеловала Зеба. – Тому, что на самом деле мы никогда не покидали этот край, который так безумно любим. Что бы ни происходило и куда бы нас ни заносил ветер судьбы…
– Значит, вот что я упустил двадцать лет назад? – спросил Зеб.
– Вовсе нет, – прошептала она. – Ты и тогда знал об этом. Ты же вернулся, разве не так?
– И все это время я присматривал за тобой, оттуда, сверху…
В небе полыхнул луч маяка, заслонив собой все звезды. Румер думала о своей прародительнице Элисабет, матери первой Клариссы. Уплыв с капитаном Торном, она упустила то же самое. Они потерпели крушение и утонули неподалеку от земли, которая могла спасти их.
– Завтра приедут бульдозеры, – Румер просто задохнулась от осознания того, что двор Франклинов, бывший двор Мэйхью – лицо Мыса Хаббарда – навеки изменит свой облик, а они с Зебом бессильны как-либо помешать этому.
– Знаю.
– Ты так старался не подпускать их сюда…
– Но этого оказалось недостаточно, – Зеб еще крепче сжал ее ладонь. – Пойдем, – он потянул ее за локоть.
– Обратно ко мне? – спросила она.
– Нет, к нашему зеленому дому. Моему дому… в последний раз.
Они побежали, летя сквозь лесную чащу, словно сам Дядя Лот придавал им сил и подгонял вперед. Спускаясь вниз по тропинке, Зеб поддерживал ее, чтобы она не упала. На главном пляже они гулко топотали по серебристому песку. Держась за руки, пронеслись через мостик, а оттуда вверх по ступенькам к дорожке, ведущей во двор Зеба.
Там, на лысом холме, высился зеленый коттедж. Его роскошное окружение из сосен и дубов исчезло, и теперь он стоял один-одинешенек под черным звездным небом. У Румер защемило сердце – и так, вероятно, будет всякий раз, когда ее глаза опять не смогут найти любимые деревья.
Зеб прошел к большому валуну и только потом вспомнил, что старинного медного ключа там не было, а замки в дверях уже поменяли. Поглядев на дорогу, они с Румер удостоверились в том, что у обочины не было машины Франклинов. Сам дом был окутан темнотой, внутри не горело ни одной лампочки.
Встав у северной стены, Зеб ухватился за повидавшую виды трубу дымохода. На ней были небольшие выступы, образованные кирпичами, выложенными из широкого основания в прямую узкую колонну. Он подтянулся до самого низкого упора для ног и поглядел вниз через плечо.
– Справишься?! – крикнул он Румер.
– Проще простого, Мэйхью! – крикнула она в ответ. – Ты хоть представляешь, сколько раз по утрам я забиралась сюда, чтобы постучать в твое окно, когда ты просыпал время развозки газет?
– Знаю, Ларкин, – Зеб подал ей руку и втащил за собой наверх.
С кирпича на кирпич они ползли по трубе. Добравшись до нижнего ската крыши, Зеб чуть отстранился и пропустил Румер вперед. Она по-крабьи проползла мимо слуховых окон, а уже оттуда вскарабкалась на второй ярус. Вцепившись в открытые ставни, она рывком забралась на самый верх крыши.
Зеб поспешал следом за ней. Усевшись бок о бок, они перевели дыхание. С моря на болота и Индейскую Могилу дул мягкий бриз, отгонявший назойливых москитов. Румер взяла Зеба за руку, думая обо всех обещаниях, которые они дали друг другу в эту ночь.
С этой крыши, знакомой ей с детства, глядела она на расчищенную площадку, где прежде росли деревья, на каждый камушек и поросший мхом валун. Запах свежесрубленной древесины не выветрился до сих пор. В воздухе парил аромат подъельника и нектара жимолости. «Это наше место, – подумала она. – Я земля, а он небо. Я тяну его вниз с небес, а он увлекает меня клуне. Куда бы нас ни занесло, все началось именно здесь».
– Это мой дом! – прокричал Зеб звездам. Он вел себя как мальчишка, и как же она любила его!
Мириады звезд мерцали у них над головами – белые огоньки на бархатисто-черном ковре небосвода. Румер разглядела Орион, Большую Медведицу, Арктура и Плеяды. Все эти годы звезды оберегали Зеба, а потом вернули ей. Она молча вознесла благодарственные молитвы небесам, а потом переключила свое внимание на дела земные.
– Твой дом, – повторила Румер.
– Этот дом, эта крыша, – Зеб глядел вниз, на улицу, где торчал желтый бульдозер и кран с железной бабой для сноса зданий. – Они завтра исчезнут.
– Мне не верится, – ответила Румер. Безграничная любовь к Мысу Хаббарда взыграла у нее внутри и выплеснулась наружу, когда Зеб обнял ее. Один край крыши оберегал дымоход, а за другим присматривал единорог с флюгера. Слезы брызнули у нее из глаз, когда она подумала о том, что у них было и что они завтра утратят навсегда.
– Это называется компромисс, Ру, – прошептал он. – Правда нашей жизни…
– Почему нельзя сделать так, чтобы некоторые вещи оставались вечно? – спросила она. – Деревья, скалы… этот старый-старый дом…
– Мы все равно будем вместе. Мы сохраним это в своем сердце, в своей памяти. Открой свою душу, Ларкин: впусти туда это мгновение, чтобы мы никогда не забыли о нем.
– Никогда… – повторила Румер. Вытерев глаза рукавом футболки Зеба, она заглянула в окно своего коттеджа и увидела отца, задремавшего прямо в кресле. На коленях у него лежала раскрытая книга.
Она подумала об учительском пособии Сикстуса Ларкина, и у нее в голове прозвенели слова: «Поймите, что каждому ребенку нужен приют, его собственный заповедник».
Здесь и был ее заповедник. Мыс Хаббарда и эти поросшие травой старые дворы. Здесь Румер узнала, кем она была на самом деле – девчонкой, которая так любила животных, что решила стать ветеринаром. Мыс был ее классной комнатой, а в этих дворах, как говаривала миссис Мэйхью, – ее заповедник.
– Там, наверху, – Зеб поднял руку, – есть новое созвездие, о котором я уже упоминал. Хотел бы я подарить его тебе, Румер.
– Девушка на крылатом коне, – задрав голову, она будто воочию увидела скачущего по небу коня, шею которого обвивала руками девушка, и они припадали к земле, перелетая через скалы, кусты и кроликов. – Они только начали свое ночное путешествие? Или уже заканчивают?
– Начали, – целуя ее волосы, ответил Зеб.
– Как оно называется? Это новое созвездие?
– Ну, у него может быть лишь одно название. Поскольку это вы с Блю летите ко мне домой, – сказал Зеб, – и раз вы с ним и мы с тобой самые верные друзья на свете, то я нарекаю его Верность.
– Да, Зеб, – Румер покрепче обхватила его за шею. – Что бы ни случилось, давай поклянемся всегда любить этот край.
– Без вопросов.
– И друг друга.
– Навеки, Румер, – Зеб нежно поцеловал ее в глаза и в губы. – Как всегда.
Разжав свои объятия, они вдруг услышали чьи-то голоса. Они замерли, чтобы их никто не заметил, и разглядели на дороге скопление народа. Люди что-то оживленно обсуждали. Затем вспыхнули спички, защелкали зажигалки. И следом одна за другой темноту осветило множество свечей.
– Что это? – прошептал Зеб.
От благоговейного трепета Румер лишилась дара речи.
Они молча наблюдали за тем, как Майкл, держа зажженную свечу, поднялся на холм к дому Румер. Он открыл дверь без стука, а затем разбудил своего деда. Протерев глаза, Сикстус стряхнул с себя сон, и Майкл помог ему выбраться из кресла.
– Где тетя Румер? – спросил Майкл, спускаясь с дедом к подножию холма.
– Гуляет где-то с твоим отцом, – ответил Сикстус.
В оранжево-золотистом пламени свечей Румер увидела лица всех les Dames de la Roche и их мужей, сыновей и приятелей. Там стояли Аннабель, Марни, Шарлотта, Дана, Элли, Сэм, Куин, Майкл, Сикстус, Геката и даже затворница миссис Лайтфут. Наверное, кто-то позвонил и Матильде, потому что на дороге прогромыхал ее старый «вольво», и она тоже присоединилась к общему собранию. Постепенно яркие огни свечей растеклись по всей длине Крестхилл-роуд в неком подобии траурной, но в то же время и радостной церемонии.
– Что происходит? – еще раз спросил шепотом Зеб.
– По-моему, это ночной дозор, – ответила Румер. – Для твоего дома.
У них не было с собой ни свечек, ни спичек, ни зажигалок, но в едином порыве печали и торжества они воздели руки к звездам. Когда явилась Винни в своем ярко-белом – в тон седым волосам – балахоне и начала петь, все слушали ее с молчаливым почтением.
– Хорошее лето, чтобы вернуться домой, – сказал Зеб.
– Отличное лето, чтобы вновь встретиться с тобой, – сказала Румер.
– Завтра этот коттедж канет в Лету, – сжав посильнее ее ладонь, вздохнул он. – Но ты, я, Майкл и Блю…
– По-прежнему будем здесь, – подхватила Румер. Они поцеловались, удерживая друг друга, чтобы не свалиться с крутой крыши. Внизу женщины и мужчины Мыса распевали песни, и Румер знала, что они будут стоять там всю ночь, пока не оплавятся их свечи, пока не начнет свой разбег железная сокрушительная баба.
– Я дома! – прокричал Зеб, и его голос унесло ветром к морю, к небесам и спустился вниз к людям, стоявшим на улице, которую они так сильно любили.
– Кто это там на крыше? – спросила Аннабель.
– Ты и сама знаешь, кто, – проворчала Винни. – Румер и Зеб. Кто ж еще?
– Это вы там вдвоем?! – крикнул Сикстус, поднеся свечу к лицу.
– Да, это мы, – ответила Румер, и морской бриз тут же подхватил ее слова.
Куин и Майкл заулюлюкали, а потом Куин издала то, что можно назвать только воплем дикого ниндзя. Когда эхо затихло среди гранитных утесов, остальные продолжили пение. И к ним присоединилась Румер Ларкин, которая все так же правила на земле, вместе с Зебулоном Мэйхью, который до сих пор царил в небе. Хотя у них не было свечей, они тянули руки вверх, пока их пальцы не схватили по звезде, струящийся свет которых, подобно райскому сиянию, наделял красотой все, чего он касался – и скалы с крышей, и ужасный бульдозер.
Луч маяка продолжал свой бег по водной глади, указывая морякам безопасный путь домой. В его ярких всполохах отражалось небо, океан, болота, Индейская Могила и магазин «Фолейс». Он пролетал над гнездом поморника, «Клариссой» у причала, старым двором семейства Ларкин и новым пастбищем Блю, озаряя участки дворов и оплетая золотыми нитями каждое дерево. Взобравшись на высокий холм, луч маяка выхватывал из объятий темноты старый зеленый коттедж Мэйхью в его последнюю ночь на этой земле, освещая широкую крышу и сидевших на ней двух лучших друзей, которые были безумно влюблены друг в друга.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Созвездие верности - Райс Луанн



Мне кажется, что через 20 лет исправлятьrnОшибки поздно.
Созвездие верности - Райс ЛуаннАлина
16.09.2012, 8.03





МРАК!!! ( Изо всех сил стараюсь быть объективной!)
Созвездие верности - Райс ЛуаннКира_Т
30.09.2012, 20.37





Вот дура то .... Об нее вытерли ноги, наплевали на все, а она все любит и любит. Когда это происходит с кем то , понятно и просто , все просто решается. Но как хочеться, пркричать ей - ну вспомни, ведь выбрал же твой любимый , что красивее, что ярче , что по его мнению лучше. Так чего ты нюнишь, дура? Оставь ты его в прошлом... В море полно рыбы... Не знаю , зачем женщины прощают предательство? Ведь если тебя предали один раз............
Созвездие верности - Райс ЛуаннА
15.05.2014, 8.55





Прочла до самого конца! А любовь побеждает все все! Да это всего лиш книга, выдуманная история... Смешно. А я все равно рада, что любовь жива,что она победила...
Созвездие верности - Райс ЛуаннА
16.05.2014, 7.51





Ага, два старичка лет через 40 после расставания шамкакают на лавочке о любви! Мрак и бряк!
Созвездие верности - Райс ЛуаннЛайза
16.05.2014, 10.33





Несмотря на некоторые шероховатости (частые повторы уже описанных ситуаций, затянутость, изобилие исторических фактов и дат), книга очень романтична: 8/10.
Созвездие верности - Райс Луаннязвочка
16.05.2014, 17.53





Прекрасное произведение О любви, предательстве, подлости, о доброте ко всему живому!!! О незначительном умышленном событии, которое перевернуло жизнь трех близких людей. О том, что если двое ЛЮБЯТ друг друга, это не значит, что им никто и ничто не помешает любить. Сильный, затрагивающий душу и чувства роман, заставляющий поразмышлять о многом, что нас окружает, особенно об отношениях к любимым и детям, в каком бы возрасте они не были. И гл.героиня не дура, она добилась в жизни того, о чем мечтала и 40 лет это еще не старость, как пишут в коментах - это зрелость! А это уже совсем другое суждение о жизни, чувствах, долге и любви!!! Есть немного затянутые места, но это ничего не портит. Очень интересный, захватывающий роман!!! 10 баллов.
Созвездие верности - Райс ЛуаннЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
7.10.2014, 8.30





В сорок лет жизнь только начинается!
Созвездие верности - Райс ЛуаннНаталья 66
2.12.2014, 21.00





Не очень.
Созвездие верности - Райс ЛуаннКэт
24.01.2015, 9.59





Да в 40 лет и в 50 лет жизнь только начинается только если до этого тоже была жизнь. Жаль Гг-ю , двадцать лет это слишком много, прошли лучшие годы.
Созвездие верности - Райс Луанниришка
11.02.2015, 1.54





Думаю,ей просто повезло,что он был вынужден после взрыва поменять место работы,а иначе каждый из ГГ продолжал бы жить по-старому:он летать,жена играть на сцене,а сестра лечить животных и жить на другом конце света!Ну и когда бы они встретились?
Созвездие верности - Райс ЛуаннНаталья 66
14.02.2016, 18.45





Роман понравился,незнаю хватило бы у меня сил простить сестру и любимого за предательство,но 20 лет все же много для боли и переживаний....в жизни такого наверное не бывает.роман жизненный очень понравился 10+++
Созвездие верности - Райс Луаннсоня
24.03.2016, 11.29





Кобели нагуляются , дело к старости и они едут прощения просить к тем , кто их любил . Они что не понимают , что в душу нагадили . И ведь бабы -дуры прощают . Это в книгах все хорошо и красиво , а в жизни все по другому . Больно и обидно .Подобное уже читала .
Созвездие верности - Райс ЛуаннRoza
24.03.2016, 14.25





Полностью согласна c предыдущим комментарием. Прощение таких вот кобелей - основная черта русских баб.А потом плачут, что доля несчастливая.
Созвездие верности - Райс ЛуаннТуся
24.03.2016, 17.14





Кника заслуживает прочтения , но для дам старше 40 . Твердая десятка ! Написала рецензию только что прочитав , но все из -за отключения интернета пропало . Сейчас уже немного не те эмоции , но все же попробую . И так - вначале романа гнев , такой сильный , аж в душе все переворачивалось , гнев и злость на сестру героини и главного героя . Подлость и предательство от подруг -это уже входит в норму , но от сестры-это уже удар ножом в спину . Теперь про главного героя : женился , развелся . А чего 10 лет ждал ? Где ты эти 10 лет был , по бабам чужим шатался , как жена сказала . Почему же не приехал , не объяснился ? Ведь вместо 20 потеряных лет можно было 10 и не терять . Не все мне понравилось , но это и не важно . Но много эмоций и рассуждений вызвала книга . Жалко героиню , но она молодец , что нашла сил простить . Хоть после 40 найдет свое счастье . После 40 пишут жизнь только начинается , нет , жизнь начинается с рождения . И чем мы моложе , тем и все ярче и более счастливо воспринимается . В молодости и солнце ярче светит , и трава зеленее . Но что жалелеть о том , чего не случилось , хоть и больно от этого . Жизнь продолжается и надо ловить момент . Пусть хоть конец жизненного пути будет счастлив .
Созвездие верности - Райс ЛуаннMarina
25.03.2016, 12.15





боожееее,как же много лишних людей,слов и описаний...на 8 главе не выдержала,бросила..согласна с теми,кто написал,что любить можно и в 40,это не старость,а зрелость,но автор вместо того,чтобы описывать жизнь главных героев,приплетала всех,кого не попадя,я уже и перескакивала главы,но все равно дальше 8 не осилила
Созвездие верности - Райс Луаннэн
5.10.2016, 20.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100