Читать онлайн Следы на пляже, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Следы на пляже - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Следы на пляже - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Следы на пляже - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Следы на пляже

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 29

Венчание было в церкви Святой Марии, на Спринг-стрит Импозантная церковь со шпилем в позднеготическом стиле возвышалась над приморским городом. У входа вились роскошные красные кампсисы, будто символизируя потоки надежды и радости.
Двенадцатого сентября тысяча девятсот пятьдесят третьего года в этой церкви венчались Джон Ф. Кеннеди и Жаклин Бувье. Здесь была крещена Дорин Доннели, здесь она прошла конфирмацию, здесь отпевали ее предков.
Генри пока мог представлять только самого себя.
– Я собираюсь потерять это, Лулу, – говорил он Стиви, стоя снаружи на ступенях. Она вместе с Нелл пришла из гостиницы, чтобы поддержать Генри, пока тетя Аида помогала Дорин одеваться. – Знаешь, как много для нее значит венчаться именно здесь? Она ждала этого всю жизнь. Представляешь, Дорин и Джеки Кеннеди венчались в одной и той же церкви! Стоит мне бросить взгляд на то, как она появится здесь в белой фате и цветах, и я превращусь в рыдающего идиота. Нелл хихикнула.
– Что вас так позабавило, юная леди? – спросил он.
– То, что вы в своей белой форме выглядите очень уверенным и забавно представить, как вы рыдаете.
– Ты и впрямь весьма франтоватый жених, командор, – сказала Стиви.
Она чувствовала себя невероятно светло и счастливо – стоя с Нелл, зная, что Джек внизу в гостинице беседует с Мэделин и скоро он придет сюда и они встретятся. Перед этим они провели вместе почти целую ночь, пока не начало вставать солнце. Они опять любили друг друга, а потом Стиви проскользнула в свою комнату, притворившись, что спала на диване.
– Что это за нашивки у вас на груди? – спросила Нелл.
– О, это немного памятных моментов за время моей службы на флоте, – сказал он.
– Он морской офицер, награжденный высокими наградами, – сказала Стиви, привлекая к себе Нелл. – Он плавал по всем морям, участвовал в разных сражениях.
– Это такой забавный способ носить память о сражениях, – усмехнулся Генри, подняв одну бровь в сторону Стиви. – Разные истории.
– Вот это – что? – спросила Нелл, поднявшись на цыпочки, чтобы указать.
Стиви не знала, поэтому она подождала, пока ответит Генри. Казалось, он покраснел – ей было непривычно видеть его таким.
Через несколько секунд он сказал:
– Это орден Пурпурного Сердца, – сказал он.
– За что он дается? – спросила Нелл.
– За ранения в сражениях, – сказал он.
Стиви посмотрела на него с удивлением. Она и так испытывала волнение, связанное с венчанием, но эти слова ее поразили.
– Что ты имеешь в виду? – спросила она.
– Это было под Бахрейном, во время последней войны. Меня зацепило шрапнелью.
– Ты был ранен? – спросила Стиви. – Почему я не знала?
– Я не говорил Аиде, не хотел расстраивать ее. Она бы переживала, узнав об этом. Вообще, это было не очень серьезно.
– С каких это пор ранение шрапнелью несерьезно?
– Но мои товарищи тогда погибли.
Стиви затихла, задумавшись. Она посмотрела на Нелл, не желая расстраивать ее этой беседой. Но, к ее удивлению, взгляд Нелл был прикован к лицу Генри. Она шагнула вперед, подойдя к нему еще ближе.
– Ваши друзья умерли?
– Да, – сказал он.
– А вы были только ранены, и поэтому вы думаете, что ничего особенного не случилось? – спросила она.
Он кивнул.
– Это похоже на моих маму и тетю, – сказала Нелл. – Моя тетя как раз не понимала, как быть… после маминой смерти. И мы тоже не знали, как быть – оба, мой отец и я. Все страдают, но мы даже не думали, что будем жаловаться на это, или даже что-то говорить. Потому что моя мать…
– Потому что по сравнению с тем, что твоя мать умерла, это не ощущалось особенно сильно, – сказал Генри.
Нелл кивнула. Стиви смотрела на них, двух людей, которых она так любила – бывалого морского офицера и девятилетнюю девочку, стоявших на ступенях церкви.
– Но это так, – сказала Стиви. – Потерять людей, которых мы любим, это очень страшно.
И тут Стиви увидела, как Генри снимает планку со своей формы; она поняла, что он открепляет маленькую полоску, означавшую орден Пурпурного Сердца. Склонившись, он прицепил ее к платью Нелл.
– Вы отдаете это мне? – спросила Нелл.
– Потому что ты заслужила ее. Ты бравый моряк, Нелл Килверт.
– Спасибо, – сказала она, погладив планку.
– Я хотел бы другую такую же вручить тебе, – сказал Генри, показав бровью в сторону Стиви.
– Мне? – спросила она.
Он кивнул.
– За все твои кораблекрушения всех этих лет, Левкотея. Ты достойна Пурпурного Сердца за то, что выжила в них.
Она засмеялась и смахнула неожиданно набежавшие слезы, опустив глаза на церковные ступени. Генри был прав, прав во всех смыслах. Ее сердце болело так сильно, что она закрыла себя от всего мира. Она забаррикадировалась от всех в своем любимом коттедже, рисовала и писала красивые истории про птиц. Но потом появились Килверты.
– Это правда, – сказал Генри. – Но не думаю, что тебе нужно Пурпурное Сердце. Твое сердце и так в прекрасной форме.
– Я знаю, – сказала она, стоя рядом с Нелл. – Я думаю, что ты прав.
– И еще: будь сегодня особенно внимательна. Дело в том, что мы с Дорин продемонстрируем тебе, как правильно вести себя при венчании. Хорошее получает тот, кто умеет ждать.
– Ты говоришь о себе или обо мне?
– О нас обоих, дитя мое, – сказал Генри. – Согласись, что у нас есть печальный опыт тернистого пути. Но приходит время, когда мы находим спокойную надежную гавань.
Джек и Мэделин, любезно предложив другим воспользоваться машинами, пошли пешком.
Церковь находилась в двадцати минутах хода, за Бельвю-авеню, немного ниже мемориала Боливара. Они шли быстро, чтобы не опоздать. День был сияющий, ясный, великолепный. Джек невольно вспоминал давние сентябрьские дни, когда он ходил вместе с сестрой в разные места – в школу, в парк Гудвина, на теннисные корты. Воспоминания о прошлом становились яснее с каждым шагом.
– Как это вышло… – начал он, но она в тот же миг сказала:
– Как получилось, что ты прилетел сюда…
Оба засмеялись, а потом Мэделин сказала:
– Говори ты первый.
– Хорошо, – сказал Джек. – Как это вышло, что ты сидела здесь вместе со Стиви, когда мы с Нелл прилетели сюда?
– У меня своя теория, – сказала она. – Но скажи, что ты подумал.
Он покачал головой:
– Сам не знаю. Я знаю только, что мне необходимо было увидеть вас обеих. Свадьба Генри послужила для меня поводом, чтобы прилететь сейчас, в этот уик-энд, Нелл не допускала и мысли, что мы не поедем. Мы пришли в гостиницу, и Аида сказала мне, что Стиви обедает на пляже, немного ниже Клифф-Волк. Она объяснила, где этот ресторан, и я направился прямо туда.
– И увидел нас.
Джек кивнул:
– Вы обе оказались здесь.
– Когда я увидела твое лицо, единственно, что пришло мне в голову, это: «он ненавидит меня – сейчас он повернется и уйдет». – Ее голос прервался.
– О, я никогда не ненавидел тебя, Мэдди… совсем нет…
– Но я думала, что ненавидишь, – сказала она, – потому что весь последний год я сама себя ненавидела.
– Почему у тебя появилось такое чувство?
– Ты мой старший брат, Джек. Я знала, что, если уж ты отвернулся от меня так, как это было, значит, я совершила что-то чудовищное. Иначе ты простил бы меня.
– Разве не могло быть, что я был глуп и совершил огромную ошибку?
– Ты мой старший брат, – повторила она, и эти слова были такими простыми и бесхитростными, что они больно укололи Джека. – Чего я только не передумала – я виновата в том, что потащила Эмму в эту поездку, я виновата в том, что передала Джеку все, что она мне сказала… если бы не я, то никто ничего не узнал бы… я ни в чем не была уверена, я не понимала, почему ты перестал разговаривать со мной – потому ли, что Эмма мне все рассказала, или потому, что она умерла.
– Я сам ничего не понимал, – сказал Джек.
Подъем наверх становился круче. Мэделин тяжело дышала. Сестренка всегда была чуткой, отзывчивой девочкой; у нее было любящее сердце. И она всегда обожала своего старшего брата. Он чувствовал это и теперь, замедляя шаги, чтобы идти рядом.
– Я только хотела помочь, – сказала Мэделин. – И смотри, что я наделала…
– Ты помогала как могла, Мэдди, – сказал он. – Ты видела, что Эмма несчастлива, и ты хотела побыть с ней, дать ей возможность выговориться.
– Я повезла ее на пляж, – сказала Мэделин, – потому что это было то место, где она всегда была счастлива. Я думала, что если мы сможем лечь на песок, поплавать, поболтать ногами в соленой воде… Я надеялась, что море смоет ее боль и она сможет вернуться назад, в то время, когда она тебя любила.
– Это все из-за моей работы, – сказал он.
– Разве можно этим оправдать ее? – спросила Мэделин.
– Я не знаю, – ответил Джек. – Кажется, могу.
– Не можешь, – сказала Мэделин, – потому что существует Нелл.
Когда они дошли до вершины холма, поток машин стал двигаться в обоих направлениях. Холодный бриз долетел до них с гавани. Тротуар был испещрен тенями от раскидистых крон высоких деревьев. Джек взглянул на Мэдди, заметив, что ее дыхание участилось. Он чувствовал ее любовь – к себе, к Эмме и особенно – к Нелл. Он хотел бы сделать счастливыми всех, прямо сейчас, в это мгновение.
– Я никогда не забываю о Нелл, – сказал он.
– Эмма собиралась уйти…
– Знаешь, что я думаю? – спросил Джек. – Она не смогла бы уйти.
Глаза Мэделин расширились.
– Она могла говорить, что собирается это сделать. Ей действительно хотелось покончить с чем-то, что тяготило ее. Но Эмма никогда не смогла бы бросить Нелл – во всяком случае, навсегда. Я знаю это, Мэдди. И ты тоже знаешь.
– Я думала, что ты бросил меня навсегда, – сказала Мэдди.
Сильный ветер шуршал листвой над их головами, считалось, что все еще продолжается лето, но опавшие листья уже напоминали об осени. Джек хорошо слышал ее голос сквозь шум проезжавших внизу машин и порывов ветра, она шагнула ближе к нему и взяла его за руку.
– Я никогда не сделал бы этого, – сказал он. – Ты моя сестра.
Дальше они шли молча. Джек думал обо всех прогулках, которые они совершали вместе. Это было время, когда она получила свое первое «С» по тестированию в школе. И когда она стала ходить на игровую площадку, прежде всех одноклассниц. И тот день, когда они искали ее потерявшегося котенка. И утро, когда хоронили их мать и они, как сейчас, рядом шли в церковь.
– Я так рада, что ты вернулся, – сказала она. – Как бы то ни было, это произошло. Это случилось…
Он ждал, уже зная, что она скажет.
– Это случилось из-за Стиви?
– Благодаря Стиви это произошло быстрее, – ответил он. – Но рано или поздно это произошло бы.
– Стиви действительно любит Нелл, – сказала Мэделин. – И я думаю…
Джек замер, его сердце почему-то забилось сильнее.
– Что? – спросил он.
– Она любит и тебя.
– Это похоже на правду, – сказал он. – В общем, это взаимно.
– Тогда что же ты делал в Шотландии? – спросила она.
– Пытался понять, как скоро я смогу вернуться назад.
– Назад? Он кивнул:
– Я подал заявление в IR. Моя здешняя фирма не может опять принять меня на работу – в контракте, который я подписал, есть такой пункт. Так что пока у меня есть свободное время, и я думаю заняться проектом Аиды, ее замком.
– Это же здорово, Джек! – обрадовалась Мэделин. – Стиви говорила мне, что ее тетя Аида очень расположена к тебе.
– Однако тут встает вопрос, – сказал Джек. – Строительство требует денег. Даже если я предоставлю свои услуги бесплатно, все равно придется искать способ оплатить все счета фонда до его основания.
Глаза Мэделин вспыхнули, и на ее лице заиграла улыбка.
– Я знаю действительно хорошего специалиста по организации фондов, – продолжал Джек. – Специалиста по строительству.
– У меня есть ход в университет, – сказала Мэделин.
– А это возможно?
– Зависит от того, для кого просить. Для моего брата – само собой разумеется.
– Тогда, если я обращусь…
– Тогда все получится!
Показался шпиль церкви Святой Марии. Его темный силуэт был особенно изящным на фоне голубого неба Ньюпорта. Джек смотрел, как он устремляется в небеса. Этот шпиль казался ему стрелой, показывающей ему путь. Вперед и вверх – навстречу своим мечтам. Он видел в нем послание от Эммы – говорящее ему, что она смотрит с небес на Нелл, что она будет всегда со своей дочерью. Джек был в этом так уверен, как будто она сама шепнула ему это на ухо.
Стоя на тротуаре возле церкви Святой Марии, Стиви с Нелл оберегали спокойствие Генри. До них доносился аромат цветов кампсисов и поздних петуний – ароматерапия для взволнованного жениха. Когда пришло время, он вошел в храм, чтобы ждать там свою невесту. Тем временем свадебный кортеж доставил невесту, ее посаженую мать и подружку невесты. Тетя Аида появилась чуть позже.
Наступил торжественный час. Из открытых дверей доносились звуки органа, исполнявшего Баха. Где же Джек и Мэделин? Стиви волновалась все больше, видя что и Нелл нервничает. Девочка расхаживала по тротуару, вытягивая шейку по направлению к гостинице. Стиви пыталась отвлечь ее, рассказывая, как развивается сюжет истории «День, когда море чернеет». Но Нелл не могла переключиться на ее рассказ.
Стиви понимала, что девочка боится – вдруг Джек и Мэдди поссорились, нагрубили друг другу, и между ними опять вспыхнула неприязнь. Нелл бледнела с каждой минутой. Она сжимала и разжимала руки и прикусывала чуть не до крови нижнюю губу.
– Все в порядке, Нелл, – сказала Стиви мягко.
– Но откуда вы знаете? – спросила она.
– Я точно это знаю, – сказала Стиви, – они скоро придут.
– Почему вы так уверены? – спросила Нелл с неожиданной горячностью, заставшей Стиви врасплох.
Она должна была быть совершенно уверенной, чтобы передать эту уверенность Нелл.
Стиви подумала о собственной жизни. Она была отшельницей, у нее были только Тилли да работа. Она отдавала всю свою нежность и страсть птицам, которых рисовала, и историям, которые писала, испытывая от этого наслаждение и преклонение перед жизнью. Вспомнила знак запрета, который стоял перед входом в ее дом так долго, что его от основания успели оплести лианы. На его верхний край садились зяблики. Он был такой же частью ее дома, как входная дверь, как коврик Тилли, как мольберт.
Но в один прекрасный день, совершенно неожиданно, Стиви оказалась готовой убрать знак запрета. Она не могла отложить это действие – ни на один день, ни на секунду.
– Ты знаешь тюльпаны? – спросила она.
– Очень красивые цветы, – сказала Нелл.
– Да, это так. И они растут из луковиц.
– Я знаю. Я помогала маме сажать их у нас в саду.
– Тогда ты знаешь, что их сажают осенью, – продолжала Стиви. – Ты вырываешь в земле глубокие ямки, кладешь туда луковицы и глубоко вдавливаешь их вниз. Они спят в земле всю зиму. Снег падает, и земля, покрытая опавшими листьями, промерзает. Все перелетные птицы улетают на юг.
– Колибри…
– Колибри улетают далеко-далеко, туда, где тепло и светит солнце. Но в саду, где глубоко под землей лежат луковицы тюльпанов, очень холодно. Небо серое, и когда идет снег или дождь, кажется, что холод никогда не кончится.
– Зима тянется вечно, – прошептала Нелл.
– Но это то, что нам только кажется, – сказала Стиви. – Зима только кажется вечной. Потому что, когда мы уже забыли, где мы посадили луковицы, однажды из-под земли появляется первый росток. Прямо из почвы, которая несколько недель назад казалась насквозь промороженной.
Нелл кивнула, слушая.
– Это похоже на то, что произошло между твоим отцом и тетей, – сказала Стиви.
Но Бах уже зазвучал громче, и Дорин, сопровождаемая Аидой, вошла в церковь. Стиви почувствовала внутри беспокойство. Что, если она не права? Что, если раздражение Джека было слишком глубоко или Мэделин была обижена слишком сильно?
И тут же Стиви увидела, как они появились из-за угла, спеша вниз по Спринг-стрит. Когда они были в футе от ступеней, все гости уже вошли в церковь.
Мэделин поцеловала в голову Нелл, бросила на Стиви ликующий взгляд и вложила руку брата в ее руку.
– От одной пляжной девочки другой – передаю заботу о моем брате, – сказала она, взбегая по ступеням.
Стиви стояла рядом с Джеком, Нелл застыла на ступеньку выше их, пританцовывая от волнения. Джек смотрел в глаза Стиви – и она не могла отвести от него взгляд. Это просто вера, думала она. Так трудно сохранить веру, когда луковицы лежат в земле, когда человек еще не готов отказаться от заблуждений, когда маленькая написанная от руки табличка способна удерживать любого посетителя от желания постучаться в дверь.
– Пошли скорее, мы опоздаем на венчание! – позвала их Нелл.
– Нам бы этого совсем не хотелось, – сказала Стиви.
– Тогда поспешим, – сказал Джек.
Они поднялись по ступенькам. Стиви спиной ощутила бриз, доносившийся из Ньюпортской гавани, в которой встретились ветра из Хаббард-Пойнта, с пляжа Сент-Саймон и с Оркнейских островов. Все было взаимосвязано. Она знала, что Эмма сейчас присутствует здесь, с Нелл, и так будет всегда. В сердце билось обещание: «Я буду заботиться о них и любить их, Эмма…» Слова были отчетливыми, как звон церковных колоколов. И тут же она получила ответ от Эммы.
– Смотри! – воскликнула Нелл.
Прямо здесь, на великолепных, прелестных красных цветках кампсиса, приветствуя каждый венчик своей таинственной песней, появилась пара колибри. Они порхали от одного цветка к другому и пили нектар.
Стиви отлично понимала, что это были только птицы – они всегда были именно птицами, несмотря на все те человеческие черты, которыми она наделяла их в своих книгах. Но что, если не сердце заставляло этих «только птиц» всегда оставаться вместе, пролетать тысячи миль год за годом, стремясь возвратиться назад, воодушевляя Стиви продолжать свой путь? Эти цветы и эти птички были ей знакомы с самого детства. Кампсисы росли у ног каменного ангела, охранявшего могилу ее матери, и к ним прилетели колибри, и это было милым обществом ее детства. Стиви вспомнила, как Эмма просила ее написать об этом.
– Спасибо, – прошептала Стиви.
– За что ты благодаришь их? – спросила Нелл.
Стиви посмотрела на Джека. Он улыбался, как будто обо всем знал.
– Я тебе расскажу после венчания, – сказала Стиви.
Они взялись за руки – все трое. Нелл была в середине, сжимая их руки так крепко, как только могла, будто хотела удержать их вместе на всю оставшуюся жизнь. Когда Джек открывал тяжелую дверь, он бросил взгляд на Стиви над головой Нелл.
И все трое вошли в храм.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Следы на пляже - Райс Луанн



Очень необычный роман.Кто дочитает до конца - не пожалеет.
Следы на пляже - Райс ЛуаннIrine
27.12.2014, 19.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100