Читать онлайн Следы на пляже, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Следы на пляже - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Следы на пляже - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Следы на пляже - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Следы на пляже

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Команда в Лэдапуле торопилась, пытаясь ускорить проектирование и перевести проект в область строительства как можно скорее. Они занимали несколько комнат в «Хайланд Инн», одном из деловых отелей, которые были возведены на Оркнейских островах для обслуживания нефтяного бизнеса.
У Джека и Нелл было несколько комнат на четвертом этаже, откуда просматривалась местность. Джек понимал, что его душа была серьезно обеспокоена – фактически он знал то, что он может смотреть на пейзаж из своего окна, на зеркальные бухты, каменные острова, далекие горы и называть это «площадкой для строительства». Нелл делала здесь свои школьные задания; мисс Робертсон приходила к ней несколько раз в неделю.
В свободное время Нелл сосредоточенно изучала справочники, которые Джек раздобыл для нее, сопоставляя раковины, перья, ракообразных, скорлупу яиц с рисунками и названиями в книгах. Она писала Стиви всякий раз, когда ей удавалось определить что-то новое, а это случалось каждый день.
Опираясь на барьер, на бюро стояли два приглашения, которые пришли по почте – оба от Аиды. Одно было на открытие ее выставки – зеркальная карточка с изображенной на ней литографией полупрозрачной полной созерцательности картины из «Серии побережья». Другое было приглашение на свадьбу ее пасынка Генри, которая должна была состояться в Ньюпорте, Род-Айленде, в эту субботу.
– Я хочу поехать, папа, – сказала Нелл однажды утром после завтрака.
Она сидела за столом у окна, рисуя на бумаге утку, которую она видела на рассвете.
– Куда?
– На свадьбу.
– Нелл, они прислали нам приглашение только из вежливости.
– Нет, не поэтому! Они хотят нас видеть!
– Нелл, мы едва знаем Генри. Мне кажется, что это небольшая семейная церемония и Аида послала нам приглашение, чтобы просто дать знать о ней.
– Тетя Аида никогда так не поступила бы, – сказала Нелл. – Послать приглашение и знать заранее, что мы не приедем. Чтобы получить от нас подарок?
– Я имею в виду не это, милая, а то, что мы здесь, в Шотландии, за три тысячи миль оттуда.
– Но мы можем прилететь на самолете, не так ли?
– Нелл, она не рассчитывала, что мы вернемся домой на свадьбу.
– Ты сам сказал, папа, – воскликнула Нелл, выскакивая из-за стола. – Ты сказал «домой».
– Я имел в виду…
– Наш дом в Америке – а не здесь. Я так соскучилась! Я соскучилась по Пегги, по пляжу, по тете Аиде и по Тилли – и, папа, я так скучаю без Стиви!
– Я понимаю…
– А теперь еще Франческа появилась! Прямо в нашем отеле, живет сразу через холл!
– Мы не видимся с ней очень давно.
– Ты с ней видишься. На работе. Она такая назойливая!
– Тише, Нелл, – проговорил Джек быстро, желая успокоить ее прежде, чем она перейдет в решительную атаку.
Он притянул ее к себе, обнял, но она вырвалась. Схватив приглашения, она прижала их к груди.
– Нас пригласили, и я хочу поехать.
– Это же очень далеко. Ты же знаешь, в каком положении моя работа. Может быть, когда она закончится, мы сможем поговорить о том, чтобы поехать домой погостить. На День благодарения, или на Рождество, или даже на выставку тети Аиды в октябре…
– Это не то, – сказала Нелл, ее голос задрожал. – Это что-то такое, на что любой может поехать. Свадьба Генри – это особенное. Как ты говоришь, приглашена только семья. Я хочу семью, папа!
– У тебя есть я, милая.
– Но я хочу и других тоже, – сказала она. – Понимаешь? Нас было так много. У меня были ты и мама, и у меня была тетя Мэдди и дядя Крис… у нас была Стиви… Они все исчезли!
– Нелл… – повторял он, пытаясь обнять ее, но она отбежала к окну, прижалась лбом к стеклу и заплакала. Джек подошел к ней сзади, его руки дрожали. Она казалась такой хрупкой, что он не мог заставить себя даже прикоснуться к ее плечам.
– Я не собираюсь никуда ехать, – сказал он.
– Но ты мог бы, – рыдала она. – Ты уехал, когда все вокруг стало так хорошо. У нас было место в Хаббард-Пойнте, где мы жили, и мы могли оставаться там дольше… мы ловили моллюсков и гуляли по берегу со Стиви… мы были счастливы…
– Я знаю, – сказал он, удивляясь, насколько справедливы были ее слова.
– У меня есть тетя, которая любит меня, любит тебя, а ты не хочешь знаться с ней. Что, если я буду поступать так же с тобой, папа? Что, если я так выйду из себя, что больше никогда не буду разговаривать с тобой?
– Нелл, ты моя дочь.
– А Мэдди твоя сестра! Вот что ты делаешь с людьми, которые любят тебя больше всех, – ты бросаешь их.
– Я никогда не брошу тебя, даже если…
Нелл зарыдала и затрясла головой.
– Это ты теперь так говоришь, – проговорила она. – Но если я вдруг сделаю что-нибудь не так, ты рассердишься и возненавидишь меня так же, как ты ненавидишь тетю Мэдди?
– Я никогда не смогу возненавидеть тебя. И ее я не ненавижу – я ее люблю. – Правда этих слов открылась ему, когда он увидел свою сестру, стоявшую возле машины на проселочной дороге в Хаббард-Пойнте, – но десять футов между ними было не менее трудно пересечь, чем форсировать каньон.
Он с надеждой уставился в затылок Нелл. Но она не повернулась, чтобы взглянуть на него, даже когда он погладил ее по волосам.
Зазвонил телефон. Это Эйприл услышала рыдания Нелл сквозь стену.
– Я сама мать, – сказала она. – Могу дать совет: для успокоения ребенка можно использовать домашнее кино.
– Мне кажется, все уже прошло, – ответил Джек, нахмурившись и наблюдая за Нелл, стоявшей у окна, вздрагивающей от тихих, сдерживаемых рыданий.
Оставить плачущую Нелл было мучительно, но у него не было выбора. Он, Эйприл, Виктор и другие инженеры договорились собраться на берегу. Одни из них обследовали границы, другие вели геологические наблюдения – брали пробы грунта, океанографы проводили измерения приливной полосы. Джек подошел к краю воды, чтобы сесть на камень и свести вместе все эти данные, а заодно попытаться собраться с мыслями. Как только он вернется в свою комнату, он найдет телефон, который дал ему доктор Гэлфорд.
Франческа, поглядывая в его сторону, шла куда-то по каменному берегу. Вдруг она выругалась, и Джек оглянулся на нее. На ней были высокие черные сапожки, каблуки которых застревали среди камней. Взглянув на него, она криво улыбнулась. Это была их первая встреча наедине с тех пор, как она приехала.
– Я буду теперь звать тебя Бенедиктом, как в «Арнольде», ты перебежчик.
– Ну, ты же знаешь, как это бывает, когда подворачивается удачный случай, – сказал Джек. – Ты можешь либо взять, либо потерять. – Слова отзывались в его ушах в совершенно другом контексте.
– Айвен хотел получить тебя – это факт. Ему понравилась работа, которую ты делал в Мэне. Конечно, он хотел, чтобы ты, так сказать, по-семейному познакомился с этими каменистыми далекими заливами.
Джек тихо засмеялся, глядя на ее каблуки. Франческа, со своими развевающимися и падающими на глаза волосами, более естественно выглядела на городских улицах, особенно на бостонской Ньюбери-стрит.
– Все в порядке, – сказала она, смеясь. – Это место совсем не для меня. Бог мой, хотя бы есть где-нибудь здесь хороший ликер?
– Я думал, что ты предпочитаешь чай, – сказал Джек, думая о чае, приготовленном у Стиви и у Аиды…
Франческа вытаращила глаза. Она подошла на несколько шагов ближе к Джеку и легко коснулась рукой его щеки. Их глаза встретились. Ее волосы были длинными, русыми, они развевались и падали на лицо, что делало его еще более привлекательным.
– Позволь спросить, помимо того факта, что ты перелетел через океан, что-то еще изменилось?
– Что именно?
– Джек, мы больше не работаем в одной компании. Теперь у нас нет тех же… запретов.
Джек посмотрел на ее страстные глаза – искусно подкрашенные, как и все лицо. Ее губы были такие яркие, с нежным перламутровым оттенком. Джек подумал о Стиви, он даже не мог вспомнить, был ли на ней какой-то макияж, и отвел глаза.
– Есть разные виды запретов, – сказал он.
– Но ведь ничего не случилось, – возразила она. – У нас хорошие рабочие отношения… и я знаю, что они могли бы стать чем-то большим. Кое-кто из здешних понял это – почему, ты думаешь, Эйприл поселила нас напротив друг друга?
Да, Эйприл, вероятно, пыталась им помочь, подумал Джек. Но ведь она не знала истинного положения вещей.
– Здесь так романтично, – продолжала Франческа. – Один раз можно согласиться и с отсутствием цивилизации. Конечно, за исключением проблем с ликером. Я слышала, здесь можно увидеть северное сияние… мы могли бы погулять попозже, сегодня вечером.
– Со мной Нелл, – возразил он.
– Держу пари, что Нелл понравится играть в электронные игры, – сказала Франческа. – Или будет читать одну из книжек Стиви Мур…
При звуке этого имени у Джека все перевернулось внутри.
– Нелл действительно помогает Стиви писать одну из них, – сказал Джек. – Про здешних птиц. О том, что они находятся под угрозой разлива нефти.
– Ты шутишь?
– Нет, не шучу. Нелл у себя наверху как раз сейчас пишет ей письмо.
– О нефтяном загрязнении?
Джек указал на линию прилива, где клубки черной, масляной смолы прибивались к берегу вместе с водорослями. Франческа вгляделась туда, потом быстро отвела взгляд.
– Не надо, чтобы Айвен слышал такие разговоры, – предупредила Франческа. – Он увидит в этом подрыв отношений, которые налаживает с Бруксом. Охрана природы – это, конечно, очень хорошо и благородно, но если она не пересекается с его реальной выгодой.
– Наверное, есть вещи более важные, чем выгода, – сказал Джек.
Франческа засмеялась:
– Странно слышать это от человека, который бросил свою службу, чтобы работать в IR, зная, что они специализируются на шотландских нефтяных месторождениях, – не лицемерно ли это?
Джека будто ужалили эти слова, отражающие, в общем, то, о чем говорила ему Нелл. Он уставился на птиц, плавающих в бухте. Их силуэты выделялись на фоне яркого солнца, низко, по-северному, стоявшего над горизонтом и оживляющего своим светом пейзаж. Свет, одновременно освещающий и обманчивый, подумал он, кто знает, что скрывает отражающая солнце морская гладь?
– Я не знаю, – ответил он. – Может быть.
– Так увольняйся, а я займу твое место! – съехидничала она.
Джек не ответил, по-прежнему рассматривая птиц. Повернувшись, он взглянул на гостиницу. Солнце светило прямо в окна, но, как ему показалось отсюда, он видел свое окно и в нем тень фигуры Нелл, стоявшей там и наблюдавшей за ним с Франческой.
– Смотри, – сказала Франческа, указывая на кучку мусора, образовавшуюся при приливе. – Не только нефть загрязняет море. Здесь всякий другой мусор. Смотри куски дерева…
– Они принесены приливом, – сказал Джек.
Она пожала плечами:
– Ну, хорошо. Довольно живописный мусор. Ну а как насчет этих стаканчиков из пенопласта, этой бутылки из-под кока-колы?
– Возможно, это следы пребывания нашей бригады, то, что мы бросаем на берегу, – сказал Джек, нагнувшись, чтобы вытащить мусор из водорослей.
Он отбросил его в сторону, к камням, на которых сидел, и услышал, как вскрикнула Франческа.
– Смотри-ка! – удивилась она. – В бутылке записка!
Джек внимательно посмотрел – она была права, в бутылке был кусочек линованной бумаги, свернутый в трубочку.
– Мы должны прочитать послание, – сказала Франческа.
Джек открутил пробку, перевернул бутылку вверх дном, вытряхнул содержимое к себе на ладонь. Свернутая в трубочку бумажка показалась очень знакомой. Пока Франческа ожидала, он молча прочел послание.
– О чем там говорится? – спросила Франческа. – Ну, прочитай же мне! От какого-то потерпевшего крушение моряка, ожидающего спасения?
Джек не хотел или не мог прочесть. Франческа была почти права – послание было от того, кто ждал спасения. Его руки дрожали, когда он сложил листок пополам и сунул его в нагрудный карман. Франческа протестовала, требуя показать ей послание, но он едва ли слышал ее.
Он всматривался в окно отеля. Свет солнца падал на окно и слепил глаза, но и сквозь него он видел Нелл, прислонившуюся лбом к отражавшему лучи стеклу. Он не мог хорошо разглядеть ее, но знал, что она плачет. Он знал это, потому что прочитал ее письмо, и чувствовал, будто и сам плачет.
Стиви воспринимала все страстно – каждое слово, сказанное тетей, вид стройки, развернувшейся на Лавкрафт-хилл, изумительный новый стиль живописи тети Аиды и ее слова о страхах. Она хранила этот разговор в себе, как нечто драгоценное, как будто принимала решение о том, что делать дальше. Сентябрьский свет лился в студию ярче, чем когда-либо. Ее обуревали мысли – их было так много, что она не могла заснуть или сидеть спокойно.
Иногда ей казалось, что она никогда больше не увидит Джека и Нелл, и это приводило ее в отчаяние. Но когда она начинала работать, окутанная золотистым светом побережья, ее сердце успокаивалось.
На следующее утро, как только она вернулась домой после купания, зазвонил телефон. Завернувшись в полотенце и ежась от прохладного осеннего воздуха, она поспешила к аппарату.
– Алло?
– Привет, Стиви, это я.
– Мэдди – обрадовалась она.
– Как ты?
– Прекрасно, а ты?
– Гораздо лучше. Особенно теперь. Я получила твое письмо. Я рада, что ты приедешь в Род-Айленд.
Действительно, Стиви послала ей письмо, удержавшись от желания позвонить. Теперь ее отношение к семейству Килвертов было очень непростым. Она прекрасно понимала, что брат и сестра должны были встретиться, но ей было горько от мысли, что именно эта встреча натолкнула Джека на решение уехать в Шотландию. Не то чтобы Стиви таила обиду на Мэдди – нет, просто она тосковала в разлуке с Джеком и Нелл.
– Я поеду на свадьбу родственника. Это будет в субботу, – сказала Стиви. – Я буду в Ньюпорте в пятницу и субботу, и я подумала, вдруг ты сможешь приехать, и мы вместе могли бы пообедать в пятницу или позавтракать в воскресенье.
– Лучше в пятницу – мне так много надо рассказать тебе, и чем скорее, тем лучше… Но, может быть, в эту пятницу репетиция церемонии и ты хочешь на ней присутствовать?
– Они это репетировали целых пятнадцать лет, – усмехнулась Стиви, испытывая нежность к Генри. – Нет, все будет очень неформально. Я буду совсем свободна. Где мы встретимся? Где-нибудь на побережье?
– Я уже думала об этом, – сказала Мэделин. – В Ньюпорте нет ничего подходящего, зато ниже по берегу есть мемориал Боливара, это маленькое местечко на Истон-бич. Оно называется Лилли-Джейнс, справа от променада. Там подают самую свежую рыбу и отличный лимонный пирог.
– Перед этим мы можем прогуляться по пляжу, – сказала Стиви.
– Конечно, – ответила Мэдди.
– И послушать волны…
Даже теперь, после всего случившегося, Стиви была уверена, что на пляже все будет хорошо.
– Если ты нацелена на пляж, – воскликнула Мэдди, – стоит ли думать о еде?!
– Одно другому не мешает, – ответила Стиви мягко. – Главное, надо повидаться. Вот это важно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Следы на пляже - Райс Луанн



Очень необычный роман.Кто дочитает до конца - не пожалеет.
Следы на пляже - Райс ЛуаннIrine
27.12.2014, 19.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100