Читать онлайн Следы на пляже, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Следы на пляже - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Следы на пляже - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Следы на пляже - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Следы на пляже

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Первая бутылка шампанского закончилась так хорошо, что Мэделин с трудом дожидалась, когда можно открыть вторую. Это было не слишком весело – пить в одиночку, особенно когда Стиви сосала свой имбирный эль. Мэделин решила не обращать на это внимание.
– Расскажи мне о себе, – сказала Мэделин. – Ты живешь здесь круглый год?
– Нет, – ответила Стиви. – Зимой я уезжаю в Нью-Йорк, а сюда приезжаю в конце мая.
– Я догадываюсь, как это прекрасно быть художником – свобода. Я-то работаю в строительной конторе Брауна из-за денег.
– Провиденс – большой город. Я кончала там школу, школу дизайна Род-Айленда, Там я познакомилась со своим первым мужем.
Мэделин не хотела расспрашивать Стиви о ее мужьях, но была рада, что она заговорила сама. Она тянула свое шампанское.
– Кевин был такой яркий и талантливый, – продолжала Стиви. – Мы полюбили друг друга в первую же неделю на первом курсе. У него был такой природный талант… никто не мог давать очертания, как он. Так просто и строго… он отбрасывал все ненужное. Школа была прогрессивная, авангардная…
– Выпускники преподносят сюрпризы, – сказала Мэделин.
– Да, – кивнула Стиви. – Это было дико и удивительно. Но Кевин делал свои работы почти в классическом стиле. Он любил рисовать фигуры; он работал углем на бумаге. Его лучшие работы напоминали Пикассо. Не кубизм, но очертания…
– И вы поженились?
– Да. Хотя мы и были еще в колледже. Мы сбежали…
– Я помню, ты писала нам про это. Думаю, это было последнее письмо, что я получила от тебя.
Стиви вздохнула:
– Вообще-то, это верно. Я была в поисках…
– Поисках чего?
– Мастерства и любви.
Мэделин засмеялась:
– Я думала, ты нашла и то и другое.
– Я была рождена и с тем, и с другим, – Стиви покачала головой. – Думаю, что с большинством людей это так. Но потом мы растрачиваем то, что нам дано. Мои родители так любили меня. Я была не то чтобы избалованной, но, полагаю, аффектированной. У меня были такие большие ожидания. Думалось, что жизнь может быть всегда и будет всегда. Даже после смерти матери мой отец был…
– Всем для тебя, я помню.
– Да, был. Он так любил меня. Всегда я у него была на первом месте, он давал мне почувствовать, что я могу делать все, что мне угодно. Он вдохновлял меня на то, чтобы я стала действительно независимой, верила в себя, но всегда сомневалась. Он говорил мне: «Стиви, художники смотрят на то, что есть, что они могут видеть, и они рисуют это. Поэты никогда не полагаются на внешнее. Они учатся смотреть внутрь и верят в то, что им сразу не видно».
– То, что им не видно… – повторила Мэделин.
– Я смотрела на Кевина и видела красивого, блестящего художника. И только много позже, когда мы уже были женаты, я посмотрела внутрь… Я увидела неуверенного человека, завидующего всем. Он был так ожесточен. Однажды один из наших однокурсников устроил выставку, и Кевин назвал его предателем, работающим на продажу. Он возненавидел его. А потом я начала работать над детскими книгами…
– И имела большой успех, – добавила Мэделин.
– И с этого началась его ненависть и ко мне. Это было так тяжело – жить с этим, – сказала Стиви, глядя вниз на море напряженным взглядом. – Я тогда подобрала Тилли – она была котенком, родившимся у нью-йоркской уличной кошки позади нашего дома. Она стала радостью для меня – муж был таким отчужденным, он едва говорил со мной. Мы уже никогда не спали вместе. Но у меня появилась Тилли.
– Любовь, которая не ставит условий.
– Да. Именно это. Я часто думала над словами отца… Я все еще не смотрела внутрь – глубже внешнего. Я помнила, какой счастливой сделала меня любовь, когда я была юной, и я понимала, что любить только кошку недостаточно, хотя я была безумно рада, найдя ее. И вот я пошла на лекцию в Вудхолл и там встретила Лайнуса.
– Лайнуса?
– Моего второго мужа. Я ушла от Кевина к нему. К тому времени Кевин совсем спился. Я даже не уверена, что он это заметил.
Мэделин глотнула своего шампанского. Спился – это ее не касается. Она отпила еще.
– Лайнус орнитолог. Он англичанин, такой яркий и интересный. У него есть сын от первого брака – я любила его, став его мачехой. Я действительно думала, что нашла то, что мне нужно. Он исследовал разные виды птиц в Англии и за ее пределами, знал всех инспекторов – каким-то образом нам удалось избежать карантина, необходимого для домашних животных. Он сказал мне, чтобы я не волновалась из-за Тилли, что инспектора пропустят нас. Так и вышло.
– Достаточный повод, чтобы полюбить мужчину!
– Совершенно верно, – засмеялась Стиви. – Мы жили в Оксфорде, в каменном доме недалеко от средневековой церкви Его сын жил в Лондоне, но приезжал к нам на уик-энды и выходные. Мои картины лились рекой – это было то время, когда я продала права на съемку «Малиновки»… Я хотела ребенка…
– Ты? – спросила Мэделин. – Я тоже хотела…
– Но не родила?
– Нет. – Мэделин покачала головой, – Я не могла забеременеть. Мы несколько лет пытались, и даже два раза из пробирки. Но ничего не получилось. Но ничего, у меня есть… – Она умолкла, не в силах сказать «Нелл». Стиви ждала, когда она закончит свою мысль, но Мэделин пожала плечами и улыбнулась: – У меня был Крис.
– А я забеременела, – сказала Стиви.
Ее голос был спокойным, но щеки вспыхнули.
– У тебя есть ребенок?
– Нет. У меня был выкидыш.
– О, Стиви! Я так тебе сочувствую.
Стиви закрыла глаза:
– Я никогда не думала, что это может быть так ужасно. До этого, когда я слышала о женщинах, с которыми это случалось, я думала: «Они могут попробовать опять» или «Это же еще не настоящий ребенок». Но все оказалось не так. Это был настоящий ребенок.
– На каком сроке это случилось?
– Три месяца. Я сказала моему отцу и тете. Это была девочка.
– Девочка… (как Нелл). Что же случилось?
– Я была страшно расстроена. Я хотела дать имя, похоронить. Лайнус отказался. Он считал, что это просто смехотворно. У него было к этому научное, медицинское отношение. Он говорил об «этом» как о болезни, возможно, не понимая, что «это» – продолжение его жизни, и он начал объяснять мне что-то о Дарвине, естественном отборе и выживании сильнейших. Я говорила ему, что она достойна большего, чем все это. Я назвала ее Кларой, как мою маму. Я устроила ей настоящие похороны. А потом я ушла от Лайнуса.
– Как грустно, – сказала Мэделин. – Грустно, что он не смог понять, как тебе это необходимо.
– Это было так, – сказала Стиви.
Они сидели молча несколько минут. Мэделин думала о том, как это больно – потерять девочку. Она думала о Нелл и знала, что Стиви думает о Кларе. Внезапно Стиви усмехнулась.
– О чем ты?
– Вспомнила, как Эмма постоянно дразнила меня – говорила, что я вечно нуждаюсь в привязанностях. Она была права. Я была уверена, что мне необходим человек, с которым у меня всегда будет все в порядке. Я смотрела на Кевина, на Лайнуса – и видела в них то, что мне хотелось. Я выходила за них замуж, надеясь – и нуждаясь в этом, – что они дадут мне то, на что они на самом деле были не способны. Прекрасно соединиться с тем, кто был бы реальной родственной душой, любил детей… надежный друг, понимаешь?
– О, очень хорошо понимаю.
– Я вернулась в Нью-Йорк на грузовом корабле. Мы с Тилли были в отдельной каюте. Мы вышли из Саутгемптона. К тому времени, когда мы дошли до Азорских островов…
– Ты выпрыгнула с корабля?
– Нет. Влюбилась в капитана.
Мэделин засмеялась, за ней Стиви.
– Это было длинное путешествие. Грузовое судно не похоже на круизный лайнер. Оно не идет прямо от одного порта до следующего. Оно ходит от одного порта в другой, пока не совершит большой круг, половину кругосветного путешествия. Месяцы прошли. Я подписала контракт, желая посмотреть на море, подумать и разобраться в ситуации.
– Может, времени на море было слишком мало?
– Да. И слишком много крепких напитков. Это был шведский корабль, и там было очень много лосося – жареного, копченого, консервированного – и лососевой икры… все с большим количеством спиртного. Шампанское тоже подавали, в первое время, когда мы уходили из портов, а портов было много.
– Так из-за этого ты бросила пить?
– Да, но это произошло далеко не сразу, – сказала Стиви. – Я была на море, мы шли под парами на Азоры, Тенериф, Кейптаун, Рио, Майами с большими прогонами между ними, и у меня было много времени, чтобы подумать. Я была дважды разведенной, я падала в цене в свои тридцать семь…
– Ты хотела ребенка.
– Да.
– Итак, ты вышла замуж за капитана?
– В итоге он не мог сам совершить обряд над собой, – сказала Стиви и засмеялась. – Пришлось это сделать первому помощнику.
– Как изобретательно!
– Да, вроде того. По счастью, это не имело законной силы. К тому времени, как мы вошли в доки Манхеттена, я поняла, что попала в беду, и в серьезную. Мой отец встретил корабль, он нашел мне юриста, который добился для меня аннулирования брака – если это можно было назвать законным браком.
– Что сделал капитан?
Стиви посмотрела вниз на берег:
– Он разозлился. Но за то короткое время, что я провела с ним, после нашего «Согласны», я увидела, что он зол всегда. Должно быть, по пьянке я приняла его злость за страсть. Я поняла, каков он на самом деле, когда он пнул ногой Тилли.
– Он ударил твою кошку?
– Пытался. Но я бросилась ее защищать, и тогда он вместо нее ударил меня в челюсть.
– Ублюдок.
Стиви кивнула и вздохнула. Мэделин потянулась к ее руке и сжала ее. Так они сидели несколько минут, и Мэделин думала, насколько она признательна Крису за их жизнь. Позади террасы летали чайки, плавая в восходящих потоках воздуха с пляжа. Обе женщины тихо смотрели на их полет, во время которого птицы даже не взмахивали крыльями. Тилли сидела перед дверью-ширмой, следя за ними сверкающими глазами.
– Это последний раз.
– Последний раз что?
– Что я вышла замуж.
– Ты не можешь так говорить. Может ведь неожиданно встретиться кто-то удивительный. Кто-то вроде Криса.
– Расскажи мне о нем.
– Ну, он живой, с юмором, хороший друг… у него собственное страховое агентство, и у него там все в порядке. Он действительно заботится о клиентах – понимает все их жизненные перипетии. Вступление в брак, строительство дома, дети, забота о больных родителях, смерть… Его по-настоящему все это затрагивает.
– Как вы познакомились?
– Джек страховался в его агентстве. Давно, еще когда они только начинали жить с Эммой. Он им очень понравился, и они нас познакомили.
– Это хороший способ – знакомиться через людей, которые тебя знают и любят.
– Да, – сказала Мэделин. – Это так.
Она спокойно сидела, поражаясь тому, как комфортабельно она себя чувствует, окунувшись в старую дружбу. Со Стиви всегда было легко разговаривать. Она вспомнила, как иногда Эмма была занята со своей матерью или у нее были какие-то задания, и Мэделин наслаждалась случаем побыть со Стиви.
– О чем ты думаешь?
– Об Эмме, – ответила Мэделин.
– Как будто она здесь, – произнесла Стиви. – Я чувствую ее присутствие.
– Я только что ее вспоминала, – сказала Мэдди, ее голос задрожал. – Как она умела все устраивать. Когда она чего-то хотела, всегда это получала.
– Она умела отстаивать свои права, – сказала Стиви. У Эммы были собственнические наклонности – по отношению к подругам, а позже к Джеку и Нелл. Как она могла решиться оставить их? Эти мысли вызвали у Мэделин желание налить еще один бокал, но после рассказа Стиви о ее собственных проблемах с выпивкой она удержалась.
– Как ты насчет того, чтобы прогуляться? – спросила Стиви спустя некоторое время.
– Я бы с удовольствием походила вокруг, посмотрела, что изменилось, а что осталось тем же самым, – ответила Мэделин, надеясь, что прогулка поможет ей освободиться от своих темных мыслей.
День был ясный, небо ярко-синее. Мэделин была рада размять ноги. Это отвлекло ее от мыслей о шампанском. Когда они медленно сошли вниз и двинулись по извилистой дороге в сторону Хаббард-Пойнта, Стиви держалась очень бдительно, поскольку она надеялась – или опасалась – кое-кого встретить. Они прогулялись вниз за теннисный корт, к пляжной парковке.
– Я помню, мы играли здесь, – сказала Мэделин.
– Правда? – спросила Стиви. – Я не помню, что мы когда-либо играли в теннис – мы все время были на пляже.
– Не с тобой и не с Эммой, – пояснила Мэделин. – С моим братом. Джек всегда был снисходителен ко мне – я была четырьмя годами моложе, но он вставал на игру и подавал мне…
Мэдди посмотрела на заднюю линию площадки, и она могла бы поклясться, что видит своего брата в игре – шесть-три, с длинными темными волосами, которые он всегда забывал подстригать и которые теперь стали седеть. Как-то он выглядит сейчас? Прошел целый год. Носит ли он до сих пор солнечные очки в темной оправе? Поседели ли его волосы еще больше? Оставило ли горе на его лице новые морщинки, как это случилось с ней?
Подруги прошли весь путь через песчаную парковку к променаду. Стиви сбросила сандалии. Мэделин вслед за ней сняла жакет. Они шли по песку, он был таким горячим, и они спустились к самому краю воды, чтобы охладить ступни.
– Когда я смотрю на детей этого возраста, то думаю о себе и Эмме, – сказала Стиви, глядя на двух детишек, едва начинающих ходить, стоявших у края воды. – Мы встречали вместе самое первое лето нашей жизни.
– Еще до того, как я присоединилась к вам.
– Да, но мы никогда не были так близки, пока ты не оказалась с нами.
– Помнишь, как мы ходили на твой, малый пляж и Эмма нашла там палку и начертила круг?
– И мы поклялись быть связанными на всю жизнь…
– Силой, данной мне по праву полнолуния…
Они смотрели друг на друга и знали, что они сейчас сделают: не сговариваясь, они направились к малому пляжу. Дорога была длинной и жаркой. Платье Мэделин прилипло к телу, но она не обращала на это внимание. Она снова почувствовала себя девочкой, прошедшей назад сквозь время. Стиви взяла ее руку, потянула за собой к тайной тропе.
Они прошли под деревьями – Мэделин помнила каждый дюйм этого пути. Она узнавала старые дубы и эвкалипты, ставшие еще более могучими с тех пор, как она была здесь последний раз. Их ветви переплетались над головой, рисуя на тропе светлые и темные пятна. Внезапно им открылась укромная бухта с белым песком, сияющим на солнце.
Подруги шли вдоль пляжа позади страшной скалы, напоминавшей белую акулу, к тому таинственному месту на песке… где Эмма рисовала круг.
– Она здесь, с нами, – сказала Стиви. – Ты чувствуешь ее?
– Да, – сказала Мэделин.
У линии прибоя лежали кучи плавников, выбеленных и блестящих, словно кости Стиви спустилась вниз, взяла длинную палку, дала ее Мэделин. Они ничего не говорили, касаясь друг друга руками. Медленно поворачиваясь, Мэделин пыталась начертить крут.
– Силой, данной мне по праву сегодняшним полнолунием… – говорила Стиви.
– Лунная девочка, – сказала Мэделин, слова, пришедшие из прошлого, вызывали у нее головокружение.
Она уронила палку и закрыла глаза. Ей страстно захотелось сейчас стать волшебницей. Ей казалось, что у нее кипит кровь и звенит под волосами. Но это было о г жары и ветра Магия девочек с побережья ушла… Эмма ушла…
– Я не могу, – прошептала Мэделин. Стиви крепко сжала ее руки.
– Прости, – сказала она. – Я не должна была доводить тебя до этого.
– Я подумала об Эмме, – сказала Мэделин, и ее глаза наполнились слезами. – Как она любила пляж. Как будто она была здесь.
– Она здесь, – сказала Стиви. – Она в нашей любви к ней.
Мэделин покачала головой, и из ее глаз полились слезы. Она не могла рассказать Стиви о том, что она ощущает на самом деле, признаться в том, что она чувствовала к Эмме не долгую искреннюю любовь, а какую-то извращенную, запутанную неприязнь за то, что она делала с Джеком и Нелл…
– Ее здесь нет, – проговорила Мэделин, пытаясь сохранять контроль над своим голосом.
Ей хотелось бежать и кричать. Если она не сдержит себя, то расскажет Стиви все: каждую мелочь из того, что Эмма говорила ей, выражение лица Джека, когда Мэделин выложила ему все – все целиком.
– Мэдди, – сказала Стиви, в ее глазах была тревога.
Мэделин крепко зажмурила глаза. «Эммы здесь нет», внушала она себе. Теперь она была. Синдром фантомной невестки вернулся опять. Пребывание рядом со Стиви вызвало его, как безумие. Правая сторона ее тела зудела. Правая рука протянулась, чтобы опуститься Эмме на плечи, обхватить ее, вернуть ее домой, в семью, в жизнь – во все, частью чего она была.
– Давай вернемся на общий пляж, – предложила Стиви мягко.
Мэделин кивнула. Когда они шли назад, она оглянулась через плечо: круг оставался на том самом месте, где она его начертила. Волны лизали берег, начинался прилив. Скоро круг смоет – совсем как тот, первый, который начертила Эмма много лет назад.
На самом ли деле она верила в волшебство?
Она подумала о сумасшедшем желании поверить во что-то, об острой тоске, которая бывает у молоденьких девушек. Им – Эмме, Стиви и Мэделин, девочкам побережья, необходимо было окружать себя символами солнца и луны, песка и моря, чтобы убедить самих себя, что все это будет продолжаться всегда. Они убедили себя в магии побережья.
Как глупо.
К тому времени, когда Стиви и Мэделин пробрались назад по тропе и приблизились к общему пляжу, Мэделин прогнала и слезы, и следы «магического» круга. Ей ужасно хотелось шампанского. Чем быстрее она сможет вернуться в дом Стиви, тем будет лучше.
Но пока они шли вдоль берега, ступая босыми ногами по воде, любое впечатление действовало на нее еще сильнее.
– Я смотрю на детей этого возраста и думаю о… – начала Мэделин, глядя на маленькую девочку, около четырех лет, аккуратно похлопывающую лопаткой по песчаному замку, чтобы сделать его еще больше и красивее.
Ее мать помогала ей, украшая сверху ракушками. Мысли Мэделин заполнила Нелл, и она оглянулась. Глаза ее были полны слез.
– О чем ты думаешь, Мэдди?
Мэделин не могла признаться, поэтому она сделала вид, что ничего не слышала. Они продолжали идти по мокрому песку, чувствуя, что волны подбираются к лодыжкам. Вода опять смыла ее вспыхнувшие эмоции, заменив их на ощущение мирного солнечного дня. Прилив прибывал, и Мэделин чуть не наткнулась на мальчишку, выбегавшего из-под волны. Она схватила Стиви за руку, едва не повалив ее при этом.
Смеясь, Стиви плеснула водой на Мэделин, которая подняла фонтан брызг. Капли были такие холодные и соленые, и они брызгали друг на друга, играя и хихикая, как будто снова стали подростками. Мало-помалу они заходили все глубже – Стиви в шортах и рубашке без рукавов и Мэделин, приподнимавшая свою длинную юбку.
– Давай искупаемся, – вдруг предложила Стиви, сверкнув из-под челки глазами.
– Мы же одеты!
– Кого это заботит? Пошли за мной!
– Это что-то вроде того, что делала твоя бешеная тетка! Или женщина, которая прошла половину кругосветного путешествия на грузовом пароходе. Можно плавать в платьях на курортах Портофино или Позитано, или, я не знаю, где-то еще в таких же сногсшибательных местах! Но я не могу этого делать на глазах всех этих добропорядочных граждан.
– Это же пляж!
– Да, дорогая, но мы же в платьях.
– Мы – Зельда, а жизнь – фонтан! – воскликнула Стиви, ныряя в воду и всплывая.
Мэделин видела ее такой, какой всегда ее помнила: нетерпеливой и возбужденной в отношении секса или любви к жизни. Она следила, как Стиви плывет к молу и назад, ее темная голова блестит, как голова тюленя.
– Тебе принести купальник? Хочешь, пойдем и переоденемся? – спросила Стиви, выходя из воды.
– Пожалуйста, я не взяла купальник.
Шампанское и радость встречи заставили Мэделин не помнить о своей внешности, которой она в горе совсем перестала заниматься. Но теперь, когда она увидела стройную фигуру своей подруги, ее мускулистые ноги и руки, ее тонкое лицо и высокие скулы, она внезапно почувствовала все свои лишние килограммы и отступила на два шага назад с мелкой воды.
– Ты иди, – сказала она Стиви. – Поплавай.
– Без тебя не пойду, – сказала Стиви, в ее глазах блеснул огонек, когда она выскочила из воды и встряхнула головой, как мокрая охотничья собака. Она схватила Мэделин за руку. – Но я беру с тебя обещание до конца лета еще вернуться ко мне и поплавать вместе.
– Ты, должно быть, ведьма, – пробормотала Мэделин с принужденной улыбкой. – Но я скажу тебе прямо сейчас: не получится. Разве что с применением обряда черной магии. – Она страдала от жары, неловкости телесной и душевной.
Теперь этот берег напоминал ей о последнем дне, проведенном с Эммой. Неожиданно ей показалось, что эта ее поездка была большой ошибкой.
Стиви, мокрая насквозь, двинулась вдоль берега, мимо всех людей, входивших в воду и выходивших из нее, мимо женщины в пляжном кресле, мимо детей, строивших замок из песка. Мэделин схватила ее за руку:
– Ты не против, если мы сейчас вернемся к тебе домой? Там так хорошо…
– Конечно. Пошли, – сказала Стиви. Они взяли свою обувь и двинулись коротким путем – по деревянному мостику через ручей, вверх по лестнице, затененной старыми деревьями. Они свернули налево по незаметной тропе, о которой Мэделин забыла, вымощенная камнем дорожка через подстриженный кустарник вела прямо к коттеджу Стиви. Мэделин смотрела вверх на кроны деревьев, раскинувшиеся над ними, освежающие сияющее небо своими широкими листьями, и чувствовала комок в горле.
По дороге Стиви стряхивала с себя капли. Потом Мэделин увидела, как она нагибается, собирая мелких жуков с кустов гортензии. Она улыбнулась Мэделин и объяснила:
– Для птицы.
– А-а! – откликнулась Мэделин.
Мэделин смыла песок из туфель шлангом во дворе, а Стиви поднялась наверх переодеться и покормить птицу. У Мэделин болела голова и бурчало в животе. Поход на пляж был для нее слишком большой нагрузкой. Она преодолела одиночество, открыв холодильник и достав оттуда своего проверенного друга – вторую бутылку.
Стиви вошла в кухню, когда Мэделин выстрелила пробкой.
– Я надеюсь, ты не возражаешь, – сказала Мэделин. – Я чувствую себя как на празднике. Так потрясающе быть снова вместе.
– Именно потрясающе, – сказала Стиви. Ее лицо сияло, будто у нее была тайна, которую ей не терпелось открыть. Мэделин заметила ее напряженность, еще когда они шли вверх и вниз по дороге к пляжу. Вообще с ней что-то происходило. Стиви налила себе чаю со льдом и они подняли бокалы.
– Ну вот, – сказала Мэделин. – Мы пили за пляжных девочек и за то, чтобы быть вместе… а за что же еще?
– Как насчет того, что здесь еще есть самая новая пляжная девочка… – сказала Стиви торжественно, глядя прямо в глаза Мэделин. – Я хотела рассказать тебе о ней еще на малом пляже. После того, как ты начертила круг…
– Самая новая?..
– Нелл, – сказала Стиви.
Мэделин заморгала, почти не веря, что она услышала это имя. Стиви по-прежнему смотрела на нее.
– О чем ты говоришь? – спросила Мэделин пораженно.
– Мы встретились. Мэдди. Она здесь, в Хаббард-Пойнте, прямо теперь. Она и твой брат приехали на побережье. Они снимают дом возле теннисного корта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Следы на пляже - Райс Луанн



Очень необычный роман.Кто дочитает до конца - не пожалеет.
Следы на пляже - Райс ЛуаннIrine
27.12.2014, 19.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100