Читать онлайн Повелитель душ, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель душ - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель душ - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель душ - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Повелитель душ

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Наступил момент взглянуть в лицо страшной правде. После того, как Джон обошел весь дом, его охватило отчаяние. Неужели он стал одним из них? Одним из тех, чья жизнь в одночасье превратилась в кошмар? Будучи адвокатом убийцы, Джон очень хорошо знал родителей, потерявших своих детей. И теперь все это, возможно, предстояло пережить ему самому. Теперь его жизнь могла расколоться на две части: жизнь до исчезновения Мэгги и жизнь после.
– Мэгги! – закричал он изо всех сил.
Дом ответил ему тишиной.
Джон вспомнил родителей пропавших девушек: Мур, Настое, Мак Дайармид, Литски… – все они прошли через это. Он слышал, как они говорили в суде: «Я пришел с работы, а дочери дома не оказалось», или: «Мы позвонили ей в пятницу вечером, но она не отвечала», или: «Мы искали ее везде, но не нашли».
– Мэгги! Кейт! – снова закричал он.
Кейт Хэррис – такое простое имя, симпатичная, совершенно нормальная женщина. Джон оцепенел. Да ведь это было типичное описание серийного убийцы! Маньяк всегда старается казаться обычным человеком и не вызывать подозрений! «И среди женщин тоже есть убийцы, – с ужасом подумал он, – садисты, испытывающие непреодолимое желание причинять боль и страдания другим людям».
Куда же Кейт Хэррис увезла его дочку? Его любимую, маленькую, упрямую, давно не мытую девочку в старой спортивной футболке… Мэгги. Маргарет Роуз О'Рурк. Мэгги Роуз. Мэгз, Мэгпай, Магуайр, Марджори, Мэгстер.
– Мэгги!
Джон поднялся на чердак. Там пахло пылью, нафталином и гниением. «Наверное, здесь снова завелись летучие мыши», – подумал он. Три года назад, когда на чердаке появились эти неприятные существа, Тереза вызвала специалиста, чтобы уничтожить их. При воспоминании о жене у Джона опять перехватило дыхание.
Это тоже был тот случай, когда жизнь разделилась для него на «до» и «после». «До аварии» и «после аварии». Не в силах больше думать ни о чем другом, он осмотрел пропахший затхлостью чердак, заглянул в старый шкаф и за комод из кедрового дерева, открыл ветхий кожаный чемодан, когда-то принадлежавший Терезиной бабушке.
Ничего не найдя, Джон закричал нечеловеческим голосом. В этом вопле было и облегчение от того, что он не нашел свою дочь убитой, и в то же время – боль и страх перед неизвестностью. Своим криком Джон спугнул летучих мышей, притаившихся на деревянных балках, и они стали неистово кружиться вокруг него в темноте, царапая его уши и лицо чем-то ужасно острым. Он сбежал по лестнице, выскочил за дверь и быстро закрыл ее за собой. Однако одной или двум летучим мышам все же удалось проскользнуть в открытую на секунду дверь, и они исчезли где-то на втором этаже дома.
Оставалось еще осмотреть подвальный этаж, где находились мастерская и комната для стирки белья. Кроме того, он не был еще в гараже, садовой беседке и небольшой постройке, где хранилась лодка. Однако он уже знал, что ничего там не найдет, и потому не стал терять времени на бесполезные поиски. Дорога была каждая минута.
«Вот оно, – подумал Джон, направляясь к телефону в спальне. – Час расплаты пробил. Пришло время заплатить за то, что я делал. Неужели люди были правы, и я – дьявол, помогающий всякой нечисти, соучастник страшных преступлений? Может быть, и в самом деле никто не должен защищать убийц?»
Джон сел на кровать и снял телефонную трубку «И вот теперь моя собственная дочь пропала – так же, как те девушки. Боже, как я теперь понимаю, что чувствовали их родители, как понимаю…» – подумал он. Руки его были влажными, и телефонная трубка почти выскальзывала из его ладони. Джон пытался набрать девять-один-один, но дрожащие пальцы не слушались его и попадали мимо кнопок. В конце концов, ему удалось взять себя в руки, и он набрал уже первые две цифры, как вдруг до его слуха донесся звук открывающейся входной двери. Залаял Брейнер, и послышался радостный возглас Мэгги:
– Он дома! Вот его портфель! Папочка!
– Мэгги! – закричал Джон.
Он сбежал вниз по лестнице. Дочь летела навстречу и бросилась ему в объятия. Она обняла его изо всех своих сил, и Джон, обычно старавшийся сдерживать ее, сейчас тоже крепко сжимал Мэгги в своих руках. Брейнер пытался втиснуться между ними, но ему это не удавалось.
– Мы не думали, что вы вернетесь домой так рано, – произнесла Кейт Хэррис.
Джон поднял глаза и посмотрел на нее поверх головы Мэгги. Кейт улыбалась. Или, по крайней мере, старалась улыбаться. Ее губы были растянуты в улыбке, и на ее нежных веснушчатых щеках появились ямочки, но ее глаза, цвета речной воды, были такими печальными, что казалось, они уже давно разучились улыбаться.
Однако Джон не был расположен во всем этом разбираться. Он осторожно высвободился из объятий дочери и спросил:
– Почему Мэгги не в школе?
– Она не захотела идти, – ответила Кейт.
– Она должна была пойти в школу. Почему вы ее не убедили?
– Я?
– Вы же взрослый человек, вы должны понимать.
– Что ж… – протянула Кейт, как бы думая над его словами, – пожалуй, вы правы.
– И где же вы были все это время? – спросил Джон.
– Мы хотели немного развеяться, Мэгги очень переживала за вас, – сказала Кейт со своим легким южным акцентом.
– Да, я очень переживала, – подтвердила Мэгги.
– Мэгги, пожалуйста, оставь нас на минуту. Иди на веранду и жди меня там, хорошо?
– Папа, не сердись, – произнесла девочка.
Вид у нее был несчастный.
За последние два года Джон часто видел ее такой, и он уже знал, что в подобных случаях следует делать. Нужно было пообещать дочери что-нибудь приятное, что могло поднять ей настроение.
– Я поиграю с тобой в шашки, – сказал он, хотя в офисе его дожидалось множество дел. – Иди, готовь доску.
– Хорошо, – согласилась Мэгги, отступая назад. – Но только ты не сердись на Кейт.
– Не волнуйся, – ответил Джон. – Иди, доставай шашки.
Они посмотрели, как Мэгги прошла по холлу и скрылась за дверью. Джон заметил, что мешковатая испачканная футболка дочери была теперь почему-то еще и мокрой, но ее неровно подстриженные волосы были аккуратно причесаны.
– Послушайтесь своей дочери и не сердитесь на меня, – с улыбкой отметила Кейт: она стояла перед ним безупречно одетая и ухоженная, но отвороты на ее серых брюках тоже почему-то были мокрыми.
– Она еще ребенок, – сказал Джон, – и ничего не понимает. Где, черт возьми, вас носило? Я чуть с ума не сошел и готов был уже звонить в службу спасения и полицию – я думал, что вы похитили мою дочь…
Улыбка сошла с лица Кейт. Все это время она держалась спокойно и даже немного кокетливо, но сейчас она была просто шокирована.
– Простите, я не думала, что заставлю вас так сильно переживать.
– Могли бы догадаться!
– Честное слово, я рассчитывала, что мы успеем вернуться домой до вашего прихода. Мы только съездили на автомойку, которая неподалеку отсюда…
– Как? Вы ездили мыть свою машину? – Джон почувствовал, как кровь ударила ему в голову. Да, она точно стала бы победительницей конкурса на самую плохую няню!
– Нет, мы… – начала Кейт.
– У меня нет времени на разговоры с вами, – сказал Джон, потирая висок. Голова была тяжелая, в ушах шумело. – Сейчас мне нужно поиграть с Мэгги в шашки, а потом я возьму ее с собой в офис: видите ли, у меня много работы – боюсь, вам этого не понять!
– Я все понимаю, и я с удовольствием останусь с Мэгги.
– Нет уж, спасибо, – ледяным тоном ответил Джон.
– Уделите мне одну минуту, и я все вам объясню.
– В этом нет необходимости, мисс Хэррис.
– Уверяю вас, есть! Это для меня очень важно! Я ждала…
– Я не знаю, что может быть оправданием тому, что вы увезли с собой моего ребенка, ничего мне не сказав и даже не оставив записки. Это возмутительно! Это, если хотите знать, преступление. Закон о киднеппинге гласит…
– Но не можете же вы в самом деле думать, что я хотела похитить Мэгги! Пожалуйста, выслушайте меня!
Джон отрицательно помотал головой и вытащил из кармана несколько двадцатидолларовых купюр.
– Вот возьмите, чтобы компенсировать свои расходы. Я позвоню в агентство и скажу, что вы нам не подошли.
Кейт попятилась к двери, не притронувшись к деньгам. Джон посмотрел в ее глаза и увидел в них искорки смеха.
«Что? Неужели она находит все это забавным?» – с раздражением подумал он и вслух произнес:
– Возьмите деньги. Или вы хотите, чтобы я расплатился с вами через агентство?
– Да, так будет лучше, – промолвила Кейт.
Слова прозвучали холодно, но ее глаза излучали тепло. Они светились, как сине-зеленая вода в реке, освещенная солнечными лучами.
– Ну, как хотите, – отрезал Джон, пожимая плечами.
Он понимал, что Кейт, конечно, не преступница, но, несомненно, она никогда не работала няней. Торопясь поскорее к Мэгги, Джон пошел провожать Кейт только для того, чтобы увидеть своими глазами, как она уедет, и запереть за ней дверь. Брейнер стоял рядом с ним и вилял хвостом.
– У меня было предчувствие, что мы так и не сможем с вами поговорить сегодня, – сказала Кейт. – Я пыталась…
– Поговорить? – переспросил Джон в замешательстве.
Она пожала ему руку, прощаясь, и они посмотрели друг другу в глаза. Момент прощания затянулся дольше, чем следовало, и Джон медленно высвободил свою руку из ее ладони. Пристальный взгляд женщины зародил в его душе какое-то непонятное беспокойство.
– До свидания, – произнесла она. – Попрощайтесь за меня с Мэгги. И с Тедди, когда он вернется из школы.
– Хорошо, – сказал Джон, наблюдая, как Кейт, держа в руке свое пальто, спускается по ступенькам – с расправленными плечами и высоко поднятой головой.
Солнечные лучи освещали ее каштановые волосы, и они отливали бронзой и золотом. Удобные серые брюки плотно облегали ее стройные бедра. Джон быстро опустил взгляд и снова отметил про себя, что отвороты ее брюк были совершенно мокрыми.
– Передайте Тедди, что клещей и колючек больше нет.
– Что? – с недоумением переспросил Джон, но Кейт Хэррис уже села в машину и включила двигатель.
Он стоял, дожидаясь, пока автомобиль развернется и наберет скорость. Брейнер прижался к его ноге, и Джон погладил собаку. Ее шерсть была мягкой шелковистой и немного влажной. Он бросил взгляд на Брейнера и обнаружил, что его шерсть стала гораздо светлее, и на ней не было больше грязи, репейника и водорослей. Собаку кто-то очень тщательно вымыл.
Подойдя к двери, Джон еще раз бросил взгляд на улицу: автомобиль Кейт Хэррис проехал мимо дамбы и скрылся из вида. «Передайте Тедди, что клещей и колючек больше нет». Джон покачал головой. Ну и денек сегодня: кирпич, больница, исчезновение Мэгги… Взглянув мимоходом на стоявший в прихожей столик, он увидел на нем оставленную Кейт визитку – маленькую белую карточку с вашингтонским адресом и написанным от руки местным номером телефона. Значит, она совсем недавно приехала сюда. Возможно, у себя на родине она сожгла за собой все мосты и решила обосноваться здесь, чтобы начать новую жизнь.
– Мэг! – крикнул Джон, кладя визитку в карман рубашки. – Ну, как, ты готова?
– Иди, иди, папа! – закричала она с веранды. – И приготовься проиграть.
Джон вздохнул полной грудью. Несмотря на все неурядицы (на чердаке живут летучие мыши, окно на кухне разбито, няню найти не удалось), в этот момент он чувствовал огромное облегчение от того, что его дочь снова была дома, живая и невредимая. Брейнер, сверкая золотистой шерстью, побежал впереди, как бы ведя его к Мэгги.
– Она уехала, – прошептала Мэгги, как только Тедди ровно в четыре тридцать переступил порог дома.
Тедди остановился как вкопанный. Он только что играл в футбол и теперь был весь грязный, потный и замерзший, потому что не надел теплую куртку. Была поздняя осень (приближался Хэллоуин), и на улице уже было холодно и рано темнело. Их дом выглядел снаружи довольно мрачно – свет почти нигде не горел. При жизни матери все было по-другому: когда дети возвращались из школы, дом сверкал всеми огнями. Тедди включил в прихожей люстру.
– То есть как? – спросил он, ошеломленный.
– Она уехала, – снова прошептала Мэгги и показала рукой на закрытую дверь в кабинет: это означало, что отец работает дома. – Папе она не понравилась.
– Кейт? – все еще не веря, переспросил Тедди.
Мэгги кивнула.
– Она увезла меня с собой, не спросив у папы разрешения. А он вернулся домой раньше нас, и когда мы приехали, напустился на Кейт.
– А куда вы с ней ездили?
– Тедди, он ее выгнал, – продолжала Мэгги, даже не услышав, о чем ее спрашивал брат. – Он пообещал поиграть со мной в шашки и отправил меня ставить доску, а потом пришел и сказал, что отпустил Кейт. Он сказал «отпустил», но ведь на самом деле это означает, что он ее выгнал. Так ведь?
– Так, – подтвердил Тедди и посмотрел на закрытую дверь отцовского кабинета.
Ему хотелось поговорить с отцом и объяснить ему, что Кейт хорошая. Она его понимала. Тедди это почувствовал уже после десяти минут общения с ней. Он не любил вспоминать о тех нянях, которые у них работали прежде: одни из них были заботливые и внимательные, другие равнодушно выполняли свои обязанности, – но ни те, ни другие не понимали его. А Кейт его поняла. И она сразу же понравилась Мэгги и Брейнеру.
– Как ты думаешь, куда она поехала? – спросил Тедди.
– Наверное, устраиваться няней в какую-нибудь другую семью, – печально ответила Мэгги. – Я пыталась уговорить папу вернуть ее, но он ничего не хочет даже слышать об этом. Говорит, что Кейт безрассудна и не внушает ему доверия.
– Что же такого она сделала? – поинтересовался Тедди, внимательно глядя на сестру.
Он только сейчас заметил, какая она розовая и свежая. Ее волосы сверкали при свете люстры.
На улице залаял Брейнер. Он, должно быть, завершил свой вечерний обход побережья и болот. Тедди открыл дверь и не узнал собаку. Шерсть Брейнера была безупречно чистой, блестела и искрилась, хотя он уже успел нацепить на себя несколько новых колючек. Присев на корточки, чтобы погладить пса, Тедди заметил, что его шерсть, к тому же, тщательно расчесана.
– Как она сделала это? – удивился Тедди, подняв глаза на сестру.
– Мы поехали на автомойку самообслуживания, – сказала Мэгги. – Кейт надела непромокаемый плащ и поливала Брейнера водой из шланга, а потом мы вытирали его полотенцами. Было так весело!
– А кто расчесывал ему шерсть?
– Кейт. Брейнер ей позволил.
Тедди закрыл глаза и прислонился щекой к мягкой шерсти собаки. Сегодня он очень плохо играл в футбол. Во время игры кто-то крикнул с трибуны: «Эй, ты, дружок Меррилла!» И этот выкрик лишил Тедди спокойствия и уверенности. Он допустил непростительную оплошность, и мяч влетел в ворота его команды. После игры Тедди старался больше не думать об этом, но сейчас его вдруг пронзило острое чувство потери оттого, что ему некому было рассказать о своих обидах.
– Я была просто поражена, – зашептала Мэгги брату на ухо, опустившись рядом с ним на колени. – Представляешь, Брейнер позволил расчесать ему шерсть! А ведь он не давал этого делать никому, кроме…
– Мамы, – сказал Тедди.
– Да, – выдохнула Мэгги.
– Ну, а как ты? – спросил Тедди, глядя на волосы сестры. – Кажется, ты наконец-то вымыла голову.
– Я приняла ванну, – гордо произнесла Мэгги. – Мне так этого захотелось.
– Молодец, – похвалил Тедди.
– А еще она купила нам тыкву.
– Где она?
– Она лежит на крыльце. Разве ты не видел, когда заходил?
– Нет, – ответил Тедди, и сердце его сжалось. – Там было темно. Лампочка перед входом и то не горела.
Ему было больно видеть свой дом – такой светлый и радостный при маме – темным и мрачным. Он испытывал неловкость оттого, что после школы его подвозили мамы его друзей, и дом, возле которого он выходил, был самым неприветливым и унылым в их квартале. Раньше все было не так: мама всегда включала свет на крыльце, и он горел там до тех пор, пока вся семья не соберется дома.
Поднявшись, Тедди включил свет снаружи дома и посмотрел через окно на крыльцо. Там действительно лежала тыква. Она была большая, приземистая, светло-оранжевая, с забавно изогнутой веточкой сверху.
– Как раз для Хэллоуина, – произнес Тедди.
– Да, Кейт так и сказала, – подтвердила сестра.
– Может быть, если я поговорю с папой… – начал Тедди, поглядев на закрытую дверь кабинета отца.
– Поговори, Тедди, – взволнованно сказала Мэгги, взяв брата за руку. – Уговори его вернуть ее!
Тедди кивнул. Он потрепал Брейнера, чтобы тот пожелал ему удачи. Они с Мэгги соединили сжатые кулаки, как игроки одной команды, и Тедди направился к двери.
После смерти жены Джон произвел в кабинете некоторые изменения: убрал со стола рамки с фотографиями и фигурки птичек, некогда расставленные Терезой, заменил собрания сочинений Готорна и Мелвилла на сборники судебных прецедентов и провел еще две телефонные линии.
Однако ни компьютер, ни факс, ни принтер не смогли превратить эту комнату в строгий офисный кабинет. Она по-прежнему оставалась домашней и уютной: ковер на деревянном полированном полу, стулья с кожаной обивкой, виндзорское кресло с эмблемой юридической школы Джорджтауна, мраморный камин, картина Хью Ренвика «Восход солнца», акварельный рисунок подводного мира Дэйны Андерхилл и несколько пейзажей местных импрессионистов. У Терезы был хороший вкус, и она всегда умела создать уют.
Джон сидел за столом и читал заключения врачебных экспертиз, на основании которых он собирался строить свою защиту. Согласно заключению психиатра Филиппа Беквита, к которому Джон обратился, Грегори Меррилл страдал психическим расстройством, побуждавшим его совершать насильственные сексуальные действия. Примерно такое же заключение было сделано и другим – официально назначенным – экспертом. Он написал, что Грег – сексуальный садист, преследуемый навязчивыми идеями и фантазиями, связанными с насилием над молодыми женщинами и их убийством. Когда он пытался обуздать эти мысли, они становились еще реальнее и росли до тех пор, пока он не давал им выход.
В своей защитной речи Джон собирался убедить суд в том, что психическое заболевание подсудимого должно рассматриваться как смягчающее вину обстоятельство, позволяющее заменить смертельную инъекцию на пожизненное заключение.
Услышав стук в дверь, Джон собрал бумаги, намереваясь спрятать их, и сказал:
– Да-да.
– Можно, папа?
Увидев сына, Джон махнул рукой, приглашая его войти. Спортивная одежда Тедди была испачкана травой, и Джон тяжело вздохнул, поняв, что в очередной раз пропустил его футбольный матч.
– Боже, папа, какое у тебя лицо!
– Да, я знаю, – произнес Джон, усмехаясь. – Я ужасно выгляжу, хотя чувствую себя нормально. Но в суд я поеду в любом случае, как бы там на меня ни смотрели. Ну, а теперь давай, выкладывай, Тедди, что ты хотел мне сказать?
– Я пришел поговорить о няне, – сообщил Тедди. – О Кейт.
– А, о Кейт, – протянул Джон, откинувшись на спинку кресла и заложив руки за голову.
Тедди молчал. Его глаза были полны надежды, и он ждал, что скажет отец дальше.
– Сначала она произвела на меня хорошее впечатление, – начал Джон. – Но теперь я убедился в том, что она не сможет хорошо заботиться о вас, моих детях. Она увезла с собой твою сестру без моего разрешения и даже не оставила никакой записки.
– Это из-за меня, – заметил Тедди.
– Из-за тебя?!
– Да. Она ездила мыть Брейнера, потому что я обронил, что он весь в колючках и клещах, и его давно уже надо вымыть. Она сказала, что у ее сестры тоже была собака и… Ну, в общем, это не важно, не в этом суть. Но поверь мне, папа, Кейт очень хорошая. Она самая лучшая. Нам с Мэгги она очень понравилась.
– Тедди, но ведь ты ее совсем не знаешь. Сколько времени ты ее видел? Пятнадцать минут?
Но Тедди не сдавался. Он был высоким и худым, а в его темно-зеленых глазах таилась недетская серьезность. Он давно перестал быть ребенком, и Джон уже едва помнил сына другим.
– Папа, мы хотим, чтобы она вернулась.
– Тед, этого не будет. Она…
– Я знаю, что ты собираешься сказать: она поступила легкомысленно, и поэтому не заслуживает доверия. Но если бы ты все знал, ты бы так не думал. Потому что в действительности, папа, она поступила как раз очень благоразумно. Во-первых, Мэгги была расстроена и места себе не находила, когда тебя отвезли в больницу, а Кейт удалось ее успокоить. Во-вторых, Брейнер уже давно был весь в клещах и блохах – вдруг какой-нибудь клещ укусил бы Мэгги, и она бы заболела? А Кейт вымыла и вычесала Брейнера, чтобы этого не случилось. В общем, тебе не следовало выгонять ее, папа.
– Да, из тебя получится хороший адвокат, – отметил Джон, смеясь.
– Верни ее, папа, – попросил Тедди. – Пока агентство опять не прислало нам одну из тех зануд, которые всегда все делают правильно. Все наши прежние няни всегда поступали до ужаса благоразумно, но никто из них не смеялся над шутками Мэгги, не мыл собаку и не покупал нам тыкву.
– Она купила нам тыкву?
– А разве ты не видел ее на крыльце?
– Видел, – ответил Джон. – Но я думал, что ее принесла миссис Уилкокс.
– Нет, это сделала Кейт. И вот еще что я хочу сказать, папа: никто из предыдущих нянь у нас надолго не задерживался.
– Да, я знаю, – нехотя согласился Джон. Они уходили, потому что в этом доме на них сваливалось слишком много работы. – Ну, а почему ты думаешь, что Кейт может остаться у нас надолго?
– Я не могу это объяснить, – сказал Тедди. – Я чувствую, что это будет так.
Джон задумался. Возможно, он и в самом деле слишком погорячился. В таком случае, Кейт Хэррис стоит вернуть. Ведь она не сделала ничего плохого. Напротив, она вымыла Брейнера, а Мэгги, вдохновленная этим примером, тоже с удовольствием искупалась в ванне. Таким образом, сразу две проблемы оказались решены.
Бросив взгляд на часы, Джон увидел, что они показывали без двух минут пять. Агентство работало до пяти, так что еще можно было успеть позвонить им, чтобы поговорить насчет Кейт Хэррис. Он подумал, что не лишним было бы проверить хотя бы ее рекомендации; и, кроме того, нужно договориться об оплате.
– Папа, давай я позвоню и спрошу о ней, – сказал Тедди с радостным нетерпением. – Хорошо?
– Ну, позвони, – Джон передал телефонный аппарат сыну, гордясь его самостоятельностью.
Назвав номер телефона, автоматически всплывший в его памяти, Джон приготовился слушать, как Тедди будет разговаривать с агентством.
– Добрый день, – произнес Тедди. – Вас беспокоит Таддеус О'Рурк. Мы обращались в ваше агентство по поводу няни. Мы живем… О, так вы нас помните? Хорошо. Так вот: я звоню насчет той няни, которую вы к нам сегодня направили. Ее зовут Кейт… Гм, ну, то есть, Кэтрин или, возможно, Кэтлин.
Джон вытащил из кармана рубашки визитку, которую ему оставила Кейт, и прочитал имя.
– Кэтрин, – подсказал он Тедди.
– Кэтрин Хэррис, – повторил Тедди в трубку и с солидным видом кивнул отцу, благодаря за подсказку. – Она пришла к нам сегодня…
Слушая, как сын разговаривает по телефону, Джон наполнялся чувством гордости за него. Тедди обладал природным даром общения с людьми. Ему удавалось быть в разговоре прямолинейным и деловым и при этом оставаться уважительным и доброжелательным. Когда он вырастет, из него выйдет прекрасный юрист. Да и в любой другой профессии он, вне сомнения, преуспеет.
– Да нет же, – заметил Тедди в трубку. – Она приехала к нам сегодня утром, на синей машине. Какая она? Высокая, с каштановыми волосами.
Джон весь превратился в слух. Он подался вперед, перегнувшись через стол, и наблюдал за тревожным выражением, появившимся на лице сына. Еще несколько секунд Тедди слушал, что ему говорили на другом конце провода, а потом побледнел, и глаза его наполнились слезами. Когда он положил трубку, то выглядел растерянным ребенком, каким отец его уже давно не видел. Джону все стало ясно.
– Она у них не работает, – сказал он, прежде чем сын успел сообщить ему эту новость.
– Как ты это узнал? – спросил Тедди.
– Очень просто, – спокойно ответил Джон. Больше всего ему сейчас хотелось крепко прижать к себе сына – так, как это сделала бы Тереза. Он внутренне содрогнулся при мысли о том, что могло произойти из-за его беспечности. Ведь эта женщина могла оказаться кем угодно, а Мэгги провела наедине с ней несколько часов. – Я не могу это объяснить, я просто чувствовал, что это так.
– Но она казалась… – беспомощно промолвил Тедди.
– Такой хорошей, – продолжил за него Джон, думая о том, что каким-то образом им все же удалось избежать несчастья. – Все преступники стараются казаться такими.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель душ - Райс Луанн



очень понравился роман. rnдетективная история, которую хотелось дочитать до конца
Повелитель душ - Райс Луаннсветлана
1.06.2014, 6.11





Да очень хороший детективный роман! Столько страстей и до последней главы держит тебя в напряжении и хочтеся скорей дочитать его - кто же виноват, но это такая цепочка...Но хорошо что ГГ обоим повезло, столько всего они пережили и всё таки заслужили счастья.Советую почитать.
Повелитель душ - Райс ЛуаннАнна.Г
1.01.2015, 11.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100