Читать онлайн На десятом небе, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На десятом небе - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На десятом небе - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На десятом небе - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

На десятом небе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Сара сидела в тонкой сорочке и ждала, когда придет доктор Гудейкер, чтобы осмотреть ее. Ежемесячный визит к нему требовал особого терпения. Он был нейрохирургом, и его пациентами становились жертвы лобовых столкновений, мотоциклистов, которые кувыркались без шлемов, детей, которые ныряли в мелководье и ломали себе шеи, наездников, которые слетали с лошадей и травмировали позвоночники, людей, которые однажды просыпались с опухолью мозга.
В кабинет ворвалась медсестра Вики со свирепым выражением лица и стала что-то искать в ящике стола. Она была невысокого роста, стройная, с темно-рыжими волосами и великолепной фигурой. Она была очень привлекательна, но работа у доктора Гудейкера сделала ее нетерпеливой и озлобленной.
– Привет, Вики, – сказала Сара.
– А, привет, – ответила та рассеянно.
– Он заставил тебя побегать?
– Ему нужен подготовительный комплект, а вы знаете, он нужен ему еще с прошлого Рождества.
Сара рассмеялась. Она видела, как работает доктор Гудейкер, и поняла, что Вики имеет в виду. Чтобы спасти вашу жизнь, он требовал от персонала невозможного, и это, очевидно, превращало его в кошмарного начальника.
Сара сидела на краю стола для осмотра пациентов и наблюдала, как Вики бегает по кабинету. Она хотела спросить, сколько ей еще придется ждать и можно ли немного проветрить, но воздержалась. Продолжительная болезнь заставила ее смотреть сквозь пальцы на многие вещи. Она приучила себя сосредоточиваться на самом важном, пропуская то, что не имело большого значения.
Наконец пришел доктор Гудейкер. Он был высокий и очень худой, в черном костюме с накинутым белым халатом Его волосы были темными и короткими, и, несмотря на круглые очки в проволочной оправе и отсутствие бороды, он очень походил на Авраама Линкольна. С серьезным видом он подошел к шкафу, находящемуся за дверью, и достал карту Сары.
– Здравствуйте, доктор.
– Привет, Сара.
– Кажется, сегодня напряженный день?
– Угу.
Нахмурившись, он приступил к чтению, но Сару не смущала его суровость. Она уже знала, что это был всего лишь способ самозащиты от проявления ненужных эмоций при осмотре особо тяжелых больных. Доктор Гудейкер спас ей жизнь, и она любила его всем сердцем.
– Боли есть?
– Только когда касаюсь шрама.
– Онемение? Покалывание?
– Нет.
– Приступов больше нет?
– Нет уже с июля. – Сара закрыла глаза и прочла молитву. Девять месяцев назад она была совершенно здоровой и пробегала по семь миль в день, готовясь к своему первому марафону. Однажды она очнулась на полу в душе. Она не помнила, как вошла туда и сколько времени там пролежала. Ей хватило сил добраться до телефона и набрать 911.
Сначала решили, что ее парализовало. Она не могла двигаться и еле разговаривала. Конечности были тяжелыми, в глазах двоилось. Кардиологи столпились вокруг нее, подключая сердце к мониторам, делая электрокардиограмму, СТ-сканирование и ЭЭГ. ЭЭГ выявило активизацию приступов, и кардиологи передали Сару в отделение нейрохирургии для дальнейшего обследования. Так у нее обнаружили опухоль головного мозга.
– Хорошо, – сказал доктор, положив карту, и наклонился к ней, чтобы посмотреть глаза.
Она почувствовала пряный запах парфюма и улыбнулась.
– Если бы у меня был друг, я бы хотела купить ему такой же одеколон.
– Сядьте прямо и закройте глаза, – сказал он без тени улыбки на лице. – Держите руки вытянутыми прямо перед собой.
Сара сделала так, как он ей велел.
– Теперь разведите руки в стороны.
Как крылья, подумала она, как самолет, летящий в Мэн.
– Дотроньтесь до носа левым указательным пальцем. Теперь правым. Глаза закрыты! Очень хорошо.
Сара чувствовала себя ребенком, которого проверяет школьная медсестра. С закрытыми глазами, ощущая знакомый запах доктора Гудейкера, она была в безопасности. Впервые она пришла к нему, чтобы получить еще одно заключение. Первый доктор из небольшой больницы на другой стороне города сказал, что у нее остеогенная саркома, худшая опухоль из всех возможных. Он предположил, что лечение лишь приблизит неизбежное, но даже при хирургическом вмешательстве у нее останется только десять недель жизни. Он предложил ей поехать в Париж, насладиться любимыми блюдами и попрощаться с людьми, которых она любит. Говоря об этом, он держал ее за руку. Он был пожилым и уважаемым человеком и произносил высокопарные слова, выражая сожаление.
В шоке, думая о Париже и Майке и смерти через десять недель, Сара вернулась домой. Было ли это тем же самым, через что прошла ее мать? Плача, она обратила к ней свои молитвы. Слабая и больная, она нуждалась в услугах приходящей медсестры, за ней стала ухаживать Мэг Фергюсон. Через шесть дней после смертельного приговора Майк уехал в Мэн. Десять дней делясь с Мэг своими страхами, Сара в итоге последовала ее логичному, полному сострадания совету: показаться еще одному специалисту.
Это был луч надежды. Ведь мать жила на маленьком острове и боролась с болезнью в одиночку, но у Сары все будет иначе. Да, ее сын сбежал в Мэн, но ей не хотелось ехать в Париж, и она не должна умереть от опухоли головного мозга. Не должна! Она почти слышала, как мать умоляла ее бороться. Мэг дала Саре координаты доктора Гудейкера, и она позвонила ему…
– Я подумываю о поездке, – сказала она доктору Гудейкеру, отвлекаясь от воспоминаний.
– В самом деле? – спросил он, осматривая ее затылок.
– В Мэн. Навестить своего сына.
– А, – сказал он, ощупывая шрам.
Опухоль примыкала к синусному нерву, бросая вызов хирургическому вмешательству и угрожая Саре парализацией или летальным исходом. Но доктор Гудейкер сотворил чудо: он удалил 99 процентов опухоли. Чтобы проникнуть вовнутрь, он сделал большой надрез в черепе, в форме буквы U, и тот выглядел как широкая улыбка красного цвета.
– Помните, я вам о нем говорила? О Майке? Он уехал в Мэн приблизительно в то время, когда мы с вами познакомились.
– Поехал учиться? – спросил доктор.
– Нет, он уехал к моему отцу.
Сара закрыла глаза, пытаясь подавить обиду. Доктор Гудейкер много значил для нее, но зачем ему знать подробности ее жизни?
– Ну что ж, не вижу причины для отмены поездки. – Он облокотился на низкую тумбочку и впервые за все время визита посмотрел на нее, как на обычного человека, а не как на пациента, предназначенного для изучения и оценки. – А доктора Боусвелла вы не спрашивали?
– Нет, – сказала Сара. – А что, надо?
Доктор Боусвелл была ее онкологом и сыграла важную роль в лечении Сары, но доктор Гудейкер был единственным, кому она доверяла свои надежды и страхи.
– Я скажу Вики, чтобы она с ней связалась, – сказал доктор Гудейкер, делая запись в карте Сары. – Если она не будет возражать, то и я не против.
– Я просто не хочу рецидива, – сказала Сара.
– Я знаю. Мы не можем предсказать… ваша опухоль труднодоступна и довольно агрессивна для крупноклеточной лим… – Он прервал себя на полуслове.
Доктор Гудейкер верил в ум и интуицию Сары, и не было необходимости озвучивать все свои опасения. Она может выжить, а может и нет. Сара знала, насколько рак мучителен: она видела, как умирала ее мать, прикованная к постели на острове Элк. Она видела, как отец практически высох от горя.
– Я хочу повидать сына, – тихо сказала она, сдерживая эмоции. – Хочу съездить домой.
Он кивнул:
– Но будьте осторожны. Если появятся симптомы онемения или покалывания, позвоните мне немедленно.
– Спасибо, – сказала Сара, просияв, как будто выиграла гонку.
– Жду вас через месяц, – строго, как всегда, сказал доктор Гудейкер, собираясь выйти из кабинета.
– Доктор Гудейкер, – остановила его Сара, набравшись смелости. Она никогда не спрашивала его ни о чем личном. – А как ваш отец? – Во время последнего визита она слышала от Вики, что у его отца был сердечный приступ.
– Ему лучше. – Доктор удивленно взглянул на Сару, как будто спрашивая, откуда она узнала об этом. – Но он живет во Флориде, и за ним ухаживает мой старший брат. Он просто ангел! – Губы его растянулись в улыбке, а в глазах светилась любовь.
Сара прекрасно знала, что такое любить на расстоянии, беспокоиться до изнеможения, доверять заботу другому человеку.
– Рада, что у вас такой замечательный брат!
Немного помедлив, доктор вышел, и дверь мягко закрылась за ним.
Оставшись одна, Сара постаралась унять волнение. Упражнения успокаивали ее, поэтому она вытянула руки перед собой, затем развела их в стороны… У Сары никогда не было брата, как у доктора Гудейкера, никогда не было такого ангела в ее жизни. Но она вдруг подумала об Уилле Берке, который обнимал ее на ярмарке и который повезет ее домой. К Майку.
Уилл ехал по длинной дороге, которая шла вверх по Уиндмер-хилл, петляя по дубово-сосновому лесу. Прошлой ночью выпал снег, и ветки низко клонились под его тяжестью. На самом верху взору открывалась широкая, покрытая снегом лужайка, окаймленная самшитами с шапками снега, которые образовывали живую изгородь. Была пятница, полуденное время, и он ехал за Сьюзан.
Шикарный каменный особняк Джулиана стоял с важным видом, затмевая зимний пейзаж. Два старых «феррари» были припаркованы за поворотом, а в гараже виднелся «Порше 356». Уилл припарковал машину, пытаясь подавить досаду на то, что с этим человеком живут Элис и его дочь.
Ожидая Сьюзан, он был удивлен, когда Элис вышла ему навстречу. При виде ее у него перехватило дыхание. Она все еще оставалась самой красивой женщиной, которую он когда-либо видел: кремовый цвет кожи, голубые миндалевидные глаза, золотистые волосы, стройная женственная фигура. Она шла по снегу в коротких черных сапожках. На ней был надет серый облегающий тренировочный костюм.
– Она попросила передать, что задерживается на несколько минут, – поспешно сказала Элис.
– Нет проблем, – ответил Уилл.
Он вышел из машины и облокотился на дверку. На нем были джинсы и старый зеленый свитер. Морозило, но он поборол порыв предложить Элис кожаную куртку, которая лежала на заднем сиденье.
– У нее участились приступы астмы.
– Почему? Что случилось?
– Ничего особенного. Она доводит себя до приступа только для того, чтобы повлиять на окружающих. Я не обвиняю ее, она многое пережила, но ей необходимо всегда быть в центре внимания.
– Я тоже этого хотел, когда мне было пятнадцать.
– И так продолжается до сих пор, – сухо сказала Элис, пристально глядя на его ботинки.
Это была пара старых ботинок фирмы «Дунхэм», коричневая кожа сильно износилась и потерлась, подметки были недавно заменены. Ему было интересно, помнит ли она, что они были куплены ею в первую зиму их пребывания в Форт-Кромвеле.
– Я хотел сказать о Дне благодарения… – начал Уилл.
Элис резко подняла голову:
– О Дне благодарения? Сьюзан останется с нами. У нас есть планы…
– Постой, – сказал Уилл, поднимая руку.
Боже, простейший разговор становится таким напряженным, любой вопрос обсуждается, как на переговорах! Он не мог удержаться от воспоминаний прошлых лет, когда разговор о Дне благодарения вращался вокруг Фрэда и Джона Алдена, которого он играл в школьной пьесе, и Сьюзан, игравшей странницу, в родительский дом которой они должны были пойти. Они вместе решали, что подавать на ужин: сладкие или тыквенные пирожки или и то и другое.
– Она ведь все праздники проводит со мной, Уилл! Это было частью нашего соглашения! – Жесткие ноты зазвучали в ее голосе.
– Расслабься, Элис. Я просто хотел сказать, что меня не будет в городе на День благодарения.
– Прекрасно! А куда ты едешь? – спросила она, подняв васильковые глаза, в которых промелькнуло новое чувство: беспокойство?
Уилл слышал о женах, которые потеряли счет своим бракам, и у которых возникало непреодолимое любопытство в отношении образа жизни их бывших мужей. Может, именно это чувство пробудилось и в Элис?
– У меня чартерный рейс в Мэн. Думаю, тебе следует знать это на тот случай, если я вдруг понадоблюсь. Понимаешь? Но я уверен: с Сикрит все будет в порядке.
– С Сикрит? Боже, Уилл! – взорвалась Элис. – Мы назвали ее Сьюзан. Ты хотел дать ей имя, полное силы, в честь той, на кого она могла бы равняться…
– Сьюзан Мэллори… – сказал он, вспомнив о своей бабушке.
– Не потакай этой чепухе с «Сикрит». Если хочешь знать, я думаю, что это какое-то психическое нарушение. Джулиан полагает, ей нужна профессиональная помощь.
– А разве ты не говорила ему, через что нам пришлось пройти с того момента, когда мы впервые появились в Форт-Кромвеле? – не сдержался Уилл.
– Конечно, говорила. Он знаком с доктором Дэрроу…
Элис в волнении стиснула пальцы, и на них сверкнули самое большое бриллиантовое кольцо, какое ему когда-либо доводилось видеть, и обручальное кольцо в изумрудно-бриллиантовом оформлении.
– Привет! – крикнула Сьюзан, выбежав через парадную дверь со своим рюкзаком, спортивной сумкой и маленьким свертком.
Она стояла там, как звезда, которая только что вышла на сцену: сияющая улыбка, театральная поза, безграничная энергия, распахнутые руки для приветствия обожающей публики. Ее родители были слишком расстроены, чтобы зааплодировать. Уилл слегка улыбнулся, протягивая левую руку, чтобы обнять ее, когда она бежала к нему по снегу.
– Привет, Сикрит!
– Господи, – пробормотала Элис.
– Привет, пап. Мы можем поехать через город? Мне надо кое-что забросить подруге.
– Командуешь ты!
– Не забудь сообщить мне номер телефона, куда ты отправляешься на День благодарения, – резко сказала Элис. – На всякий случай.
– А куда ты едешь? – забеспокоилась Сьюзан.
– Это по работе.
– Ты собираешься работать в День благодарения!
– Я отвожу подругу Фергюсонов Сару Талбот в Мэн.
– А, вот кого ты везешь! – задумчиво произнесла Сьюзан, уставившись на свой маленький сверток.
– У тебя ингалятор с собой? – спросила Элис, потянув ее к себе, чтобы обнять.
Увидев, что Джулиан выходит из гаража с человеком в синей форме механика, Уилл взял сумки:
– Ты готова, Сикрит? Пора ехать!
– Пожалуйста, играйте в свои игры, когда вы одни, без меня. Я в них не участвую! – разозлилась Элис.
– Тебе и не нужно называть меня Сикрит, – сказала дочь. – Я все равно поменяла это имя. С двенадцати часов минувшей ночи я Сноу…
– Сьюзан!
– Привет, – перебил их подошедший к ним Джулиан.
У него был равнодушно-усталый взгляд человека, который перезанимался в спортзале или много бегал. Волосы забраны в дурацкий хвост, который плохо сочетался с чертами его лица. Ему, должно быть, около пятидесяти, подумал Уилл. На нем была дорогая замшевая куртка с логотипом его гоночной машины на груди.
– Привет, Джулиан! – Уилл пожал ему руку.
– Вы знаете, почему меня зовут Сноу? – продолжала дочь высоким напряженным голосом. – Из-за Фрэдди. Он обожал зиму, это было его любимое время года.
– Сьюзан, детка, прекрати… – попросила Элис.
– Он любил кататься на санках, на лыжах. Помните, когда мы ездили к дяде Тому? Как же ему это нравилось! Он не хотел даже прерываться на обед, все катался и катался на лыжах, пока подъемники не останавливались вечером. Помните, как трудно его было найти?
– Это невыносимо, – простонала Элис, густо покраснев.
– В Ньюпорте он научил меня делать ангелов. Мы лежали в снегу у церкви Святой Троицы, глядя на гавань, лежали на спине с раскинутыми руками и ногами и махали ими, устремляясь в небо. Помните?
– Я помню, – сказал Уилл, пристально глядя в ее блестящие глаза.
– Милая, перестань, – сказала Элис, схватив девочку за руку. Слезы текли по ее щекам. – Изменив имя, ты не вернешь его.
– Ему это так нравилось! – не останавливалась Сьюзан. – Не важно, падал ли снег или лежал на пристани. Ему было все равно. Главное, это был снег. Он умер в сентябре, поэтому мое имя было Сэптэмбэр, и он всегда хранил мои секреты, поэтому я назвала себя Сикрит, и он безумно любил снег, поэтому сейчас меня зовут Сноу…
– О боже! – Элис закрыла лицо руками, пытаясь сдерживать рыдания.
– Останови свою дочь! – резко сказал Джулиан, обнимая Элис и гневно глядя на Уилла.
Уилл молчал взял руки девочки в свои ладони. Заглядывая ей в глаза, он попытался дать ей понять, что разделяет ее чувства. Она сходила с ума от горя и скорби по ушедшему Фрэду. И Уилл испытывал те же чувства, и Элис. Тяжесть потери нависла над ним с новой силой. Сердце сильно стучало. Он пытался обнять дочь, но она, сопротивляясь, смотрела на Джулиана ненавидящим взглядом.
– Не говори таким тоном с моим отцом!
– Послушай! – резко сказал Джулиан. – Ты совсем не уважаешь свою мать. Если тебе снова нужна помощь доктора Дэрроу, мы это устроим. Но сейчас же прекрати эту чепуху с изобретением имен!
Уилл не помнил, как это произошло. Гнев зародился где-то внутри, и, когда перешел в кулак, Джулиан упал на дорогу. Кровь текла из его носа, окрашивая снег в розовый цвет. Элис кричала, механик стоял в нерешительности, Сьюзан плакала. Пальцы Уилла ныли так, как будто он их сломал. В голове стучало, словно все переживания прошлого хотели вырваться наружу.
– Прошу прощения, – сказал он холодно, стоя над распластавшейся фигурой мужа своей бывшей жены. – Но я не позволю разговаривать с моей дочерью в таком тоне.
– Маньяк ненормальный, – сказал Джулиан, с трудом приподнимаясь. – Неудивительно, что тебя выкинули из воздушно-морских сил.
Уилл сначала хотел подать руку и помочь ему подняться, но понял, что это было бы унижением в дополнение к физической боли. Он лишь посмотрел на Джулиана, чтобы убедиться, что ничего ему не сломал. Ему было стыдно перед Элис, но он повернулся к дочери и, пытаясь ее успокоить, улыбнулся.
– А Сара считает, что это красивое имя, – сказала дочь, глядя широко открытыми глазами, полными паники, будто мир предал ее, будто она только что вышла из монастыря и ужаснулась реалиям, которые поджидали ее снаружи.
Но она произнесла имя Сары, и Уилл почувствовал некоторое облегчение. Весь гнев ушел. Он хотел быть рядом с этой женщиной, он хотел увезти ее туда, куда она пожелает.
– Сара? Кто такая Сара? – спросила Элис, но ей никто не ответил.
– Пойдем, Сноу, – сказал Уилл. – Нам пора! Больше не сказав ни слова, они забрались в старый синий джип Уилла и уехали прочь.
Симфонический оркестр Кельнской филармонии выступал этим вечером в концертном зале колледжа Марселлус, и Джулиан должен был быть там. Но настроения не было никакого, поэтому он лежал на диване с пакетиком льда, приложенным к носу, и с бутылкой Курвойзьера, в то время как Элис пыталась читать. Они расположились в библиотеке. Звучала музыка Сибелиуса, в камине потрескивал огонь.
Услышав, что Джулиан начал похрапывать, Элис положила книгу на низкий кленовый столик и посмотрела на спящего мужа. Он ее любил и поэтому старался сделать для нее все. Поцеловав его, она на цыпочках вышла из комнаты и побрела по огромному дому, слушая завывания ветра на улице. Это был ее дом. Она постоянно говорила себе это, проходя мимо портретов людей, которых никогда не видела, и надеялась, что станет здесь счастливой. Она нашла любовь, и это спасет ее.
В трудные моменты жизни она научилась делать выбор. В свои тридцать пять, повидав многое и пообщавшись с разными людьми, она думала, что знает, как жить. Она вышла замуж за Уилла, вырастила детей, дав им его имя. Так и жила, не испытывая ни счастья, ни горя, но случилось непоправимое.
Умер ее единственный сын. Прямо у нее на глазах. Это был кошмар, на который каждый отреагировал по-своему. Элис осталась у разбитого корыта. Дочь не переставая плакала, а муж просто потерял голову. Любил ли он ее когда-нибудь? Она не была уже в этом уверена. Он погрузился в себя, хотя она в нем так нуждалась! Уилл ушел в отставку, сорвал с места семью и увез их в неизвестность. Элис умоляла его победить горе, чтобы жить дальше, но он даже слышать об этом не хотел. Тогда она нашла работу, чтобы не сидеть дома. Ей нравилась новая работа, ей нравился ее босс.
И Джулиан тоже полюбил ее. Он обращался с ней как с королевой, как с любовницей, как с женщиной. Сначала у них был просто роман, но вскоре Джулиан стал для нее целым миром, и слово «роман» уже не вмещало того, что они чувствовали по отношению друг к другу. Это было то, для чего она была рождена, это было Божьим предназначением. И еще ей хотелось разбить сердце своего мужа, отнять у него дочь. Она была уверена, что сын дал бы ей свое благословение, ведь он так хотел, чтобы его мать была счастлива!
Правильно ли она поступила? Элис будет задавать себе этот вопрос всю оставшуюся жизнь. Она любила своего нового мужа, относилась к нему с большой нежностью и, лежа рядом с ним ночью, благодарила звезды. Она перестала работать, так как теперь была богата. Но боль накатывала на нее каждый раз, когда она заглядывала в глаза дочери. Элис видела в Уилле совсем разбитого человека и ругала себя за все его бессонные ночи. Ведь она знала его, как никто другой.
Прогуливаясь по большому пустому дому, Элис не могла не думать о ярости Уилла, о гневе в его глазах, когда он ударил Джулиана. Он копил это в себе долгое время, ожидая подходящего момента. Она винила в этом себя, как и в том, что Сьюзан меняет имена. А Уилл – она знала это – винил себя в том, что случилось с Фрэдом.
Ноги не мерзли в тапочках, обшитых овечьей шерстью, пока Элис бродила по темным залам, как измученный бессонницей полуночник. Сьюзан сейчас у Уилла, и можно заглянуть в ее ящики, чтобы посмотреть, какая одежда ей необходима. Приближалось Рождество, и Джулиан хотел купить девочке что-нибудь особенное.
Подойдя к комнате Сьюзан, она остановилась. В коридоре стояли прислоненные к стенной панели из орехового дерева две картины Гейнсборо, которые ей подарил Джулиан. Элис смотрела на них, на эти две красивые картины в больших позолоченных рамках. Маленькая девочка, две маленькие собачки. Она вспомнила, что Джулиан сказал в машине по дороге на аукцион об Уилле, который не мог себе позволить такие приобретения.
Элис понимала, что дочь несчастлива, и это тяжким грузом лежало на ее плечах. Она села, прислонившись спиной к стене. Холодный воздух скользил по полу. Обняв себя руками, она опустила голову. Мысли о Сьюзан подавляли ее, а она хотела быть именно той уверенной в себе женщиной, которую полюбил Джулиан. Иначе все будет потеряно: новый брак, уважение своей дочери.
Сидя в каменном замке Джулиана, Элис прошептала лишь одно слово: «Помогите».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На десятом небе - Райс Луанн



"...Они не принадлежат тебе, твои дети, никогда. Они вверяются тебе на короткое время. Ты стараешься, защищаешь их. Если они изменяют свои имена, ты спрашиваешь их, как они хотят, чтобы их звали. Если они хотят уйти в плавание, ты помогаешь им дождаться попутного ветра..."rnя еще не дочитала роман-но мне уже хочется поставить 10.Он читается не как классика жанра,а как книга о чем-то большее,чем любовь..
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
10.07.2013, 21.03





да..о чем-то большем ,чем любовь...невероятно
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
11.07.2013, 0.41





да.............
На десятом небе - Райс Луаннтана
25.08.2013, 22.47





Читайте, читайте...
На десятом небе - Райс Луанниришка
27.08.2013, 15.57





книга дуже класна!!!є над чим задуматись...
На десятом небе - Райс Луаннkristina
28.08.2013, 15.16





я не помню, когда читала что-либо подобное.так грустно и светло. не смотря на печальный конец после прочтения появляется ощущение радости бытия,все, что воспринималось как должное, выглядит совсем по-другому. плакала как белуга
На десятом небе - Райс Луаннлена
28.08.2013, 21.18





По сравнению с этим романом, все остальные пустые и не нужные. Я так оплакивала гг, словно она была моей лучшей подругой.
На десятом небе - Райс ЛуаннНила
30.08.2013, 16.16





так больно и так свело!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.21





так больно и так светло!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.32





Прекрасная книга! Главная героиня выходит замуж за любимого мужчину, зная, что это последний день ее жизни. История о колесе судьбы, прошедшем полный круг. После прочтения возникает желание ценить не то, что минуты, секунды своей жизни.
На десятом небе - Райс ЛуаннТатьяна
23.01.2014, 21.44





это чудесная книга о любви. Я читала и плакала... Столько эмоций, переживаний. Это достойный роман.
На десятом небе - Райс Луаннeris
29.07.2015, 23.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100