Читать онлайн На десятом небе, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На десятом небе - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На десятом небе - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На десятом небе - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

На десятом небе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

На острове знали только один способ приготовления омаров: на пару с водорослями. Был отлив, и Майк вместе со Сьюзан предложили свои услуги: они пойдут в бухту и соберут водорослей и мидий. Все принялись поддразнивать Майка и советовать, чтобы он надел спасательный жилет и снял свои тяжелые башмаки, перед тем как снова решит поплавать. Сара была удивлена, что он так легко воспринимает подшучивание над собой. Ее сын мог вести себя как бесчувственное бревно, но он был очень раним.
– Это новый вид спорта, – улыбнулся он. – Я собираюсь принять участие в следующей Олимпиаде.
– Хождение по пруду! – добавила Сьюзан.
– Да, не обязательно использование тяжелых зимних ботинок, но каждый должен провалиться сквозь лед и приземлиться на ноги. Тот, кто выберется живым, получает медаль.
– Майк Талбот получает золотую медаль за победу в хождении по пруду! – громким голосом произнесла Сьюзан, подражая спортивным комментаторам и вместо микрофона поднеся ко рту солонку.
– Возможно, – сказал Майк, глядя в пространство, – золотой медали заслуживает твой отец.
– Но скоро наступит прилив, и если вы не поторопитесь, то не наберете для нас водорослей, – сказал Джордж.
– Пойдемте с нами, – позвала его Сьюзан, дергая за руку, – вы покажете нам те места, где много мидий.
– Майк их знает, он покажет тебе.
– Пойдемте…
Джордж и дети надели теплые ботинки и куртки и направились вниз к бухте. Тетя Бэсс вышла из комнаты.
Уилл обошел плиту и обнял Сару. Он поцеловал ее в губы, а потом в шею. По телу прошла дрожь, и ей захотелось взять Уилла за руку и снова подняться вместе с ним по лестнице наверх. На нем были старые джинсы и мягкая замшевая рубашка. Ткань под ее рукой была мягкой, а его руки крепкими. Поцеловав его в губы, Сара прижалась к нему и закрыла глаза. Вдруг раздался какой-то посторонний звук – Бэсс вежливо кашлянула.
– Давайте я помогу, – сказал Уилл, пересекая кухню, чтобы взять у нее из рук старую помятую коробку.
– Спасибо, – ответила она. – Я вытащила ее, чтобы начать приготовления к Рождеству, но думаю, что могу доверить это вам двоим. Сара знает, куда это все развешивать.
– Останься, тетя Бэсс.
Но она лишь загадочно улыбалась, глядя на них.
– Святая простота, – прокомментировал Уилл, обняв Сару, как только Бэсс исчезла в своей комнате для шитья.
Каждое украшение имело свою историю. Здесь были стеклянные шары от тети ее матери из Англии, ангелы от ее бабушки, изящное ожерелье из ракушек, нанизанных на красную ленточку, которое она сама сделала, когда ей было десять лет.
– Как давно я не видела всего этого, – произнесла она, прижимая к себе стеклянного ангела. Мать ее матери подарила его им в год, когда родилась Сара, незадолго до своей смерти.
– Когда ты приезжала сюда на Рождество в последний раз? – спросил Уилл.
Сара закрыла глаза, пытаясь вспомнить.
– Много лет назад, до того, как родился Майк. Я не любила приезжать на остров на Рождество, – призналась она.
– Почему?
– Это напомнило бы мне обо всем, чего мы были с ним лишены. Острова, семьи. Мне было легче в Бостоне, где вокруг было много родителей-одиночек.
– Печально, – заметил Уилл, обняв ее, – особенно если учесть, как сильно ты привязана к этому острову.
– Да, я люблю его, – согласилась Сара. – Но долгое время я хотела быть подальше отсюда.
– Я рад, что привез тебя назад.
– Я тоже.
Они вышли на улицу, чтобы нарезать зеленых веток. Ветер был резким, и изо рта пошел пар. Уилл срезал ветки пиний, а Сара собирала их в охапку. В глазах стояли слезы, но она ничего не могла с этим поделать. Она никак не могла поверить, что это происходит с ней. Неужели это она украшает дом к Рождеству вместе с мужчиной, который хочет помочь, мужчиной, которого она любит?
– Столько хватит? – спросил он.
– Да, достаточно, – сказала она, и он взял охапку… Они украсили ветками дом, развесили на них шары.
Роуз всегда перевязывала все к Рождеству красными ленточками, она пропускала их сквозь ветки сосны, обвязывала ими подсвечники и плафоны, но Сару слишком переполняли чувства, чтобы она могла заняться такой кропотливой работой.
– А что это такое? – спросил Уилл, доставая что-то из коробки.
– Ах! – выдохнула Сара.
Это была звезда Майка. Он сделал ее в первом классе. Они жили в Бостоне и хотели послать что-нибудь ее отцу на Рождество. Сара вырезала звезду из картона, а Майк раскрасил ее мелками пастели. Они поехали в Свемпскотт, чтобы собрать там морского песка, ракушек и немного водорослей, а он приклеил все это к звезде. Сара закрепила все лаком. Вместе они пошли на почту и отправили посылку.
– Майк сделал это, когда ему было шесть лет.
– Молодец, – улыбнулся Уилл.
– Надо же, отец сберег ее.
– А что тебя удивляет?
– Он был так суров, – сказала Сара, – я всегда думала, что он выбрасывает наши подарки.
– Почему? – удивился Уилл. – Судя по тому, как он живет здесь, сохранено все, связанное с прошлым, с тобой.
Сара не ответила. Она осмотрелась вокруг, признавая, что Уилл был прав. Может быть, она думала так, потому что чувствовала себя выброшенной из жизни? Потому что ее отцу не понравилось, что она сбежала с острова в Бостон, что она забеременела, даже не успев предстать пред алтарем? Глядя на звезду Майка, она поняла: отец не вычеркивал ее из жизни. Она бросила все сама.
– Я была слишком несправедлива к нему, – задумчиво произнесла Сара.
– Нет, ты несправедлива к себе самой! – ответил Уилл.
Она подняла голову и взглянула на него. Больше всего на свете ей хотелось слушать этого человека, который, казалось, так хорошо знает ее и может объяснить ей все о ней самой. Ее сердце забилось чаще, а боль в спине стала еще сильнее.
– Мне кажется, что ты просто не веришь в любовь. Они любят тебя, но не умеют показать это так, чтобы ты поняла.
– Но если я не замечаю этого, то как могу быть уверена в том, что это так? – спросила Сара.
Уилл взял ее лицо в ладони и серьезно заглянул в глаза. Она улыбнулась ему. Медленно убегали секунды.
– Ты что? – наконец не выдержав, засмеялась она.
– Я только хотел убедиться, что ты это видишь, – ответил Уилл.
– Что вижу?
– Что я здесь, – шепнул он.
Майк перешел вброд небольшую запруду, постепенно заполняя мешок водорослями. Холод проникал сквозь резину сапог, но это было мелочью по сравнению с купанием в замерзшем пруду. Его совсем не интересовали лобстеры, но иногда он подумывал о том, чтобы стать океанографом. Он хотел изучать приливы и отливы, течения, лобстеров и китов. Разобраться, почему побережье в Мэне каменистое, а во Флориде – песчаное. Он хотел воспользоваться информацией, которая нужна каждому ловцу лобстеров, но совершенно для других целей.
Майк мечтал о многом. Дедушка выписывал журнал «Нэшнл Джиографик», и внук проводил за ним многие часы. Он узнал, что существует такая профессия, как культурная антропология, и она его очень увлекла. Ты изучаешь традиции и обычаи разных групп людей, выясняешь, почему они живут так, а не иначе. Майку казалось, что это будет круто – наблюдать за жизнью ловцов лобстеров на острове, а потом сравнивать их с такими же ловцами на Матиникусе.
А может быть, ему стоит стать фермером и разводить гусей, работать на земле. Продавать птицу и одеяла, продлить жизнь семейного ремесла.
– Эй! – окликнул его дед, опекающий Сьюзан. – Сюда!
Она брела, как пьяная, прямо по покрытой ледком заводи и пыталась вытянуть шею, чтобы разглядеть, на что он указывает.
– Мидии, – запыхавшись, сказала она.
– Самая большая колония на острове. Никому не рассказывай, – предупредил ее дедушка.
Майк улыбнулся. Его дед был просто замечательным. Он управлял своей землей, как король. Он знал, где что находится, и обихаживал каждую крупицу своего имущества как настоящий рачительный хозяин. Прошлой весной он показал Майку заросли папоротника в тенистой части болота. Они плотно свились между собой и были скрыты от постороннего взгляда. Они срезали несколько побегов, пожарили их на масле и вкусно пообедали. В октябре они отправились в лес на поиски лисичек, маленьких золотистых грибочков, которые Майк принял бы за поганки, если бы дед не показал, в чем их отличие.
– Хорошая еда, – сказал дед, подавая ему лисички. Потом дал ему поганку и объяснил: – А от этой у тебя сведет живот, и ты умрешь.
Когда они вернулись домой, тетя Бэсс пожарила лисички в сметане и подала их на горячих тостах. Теперь Майк знал, какой вкус у этих грибов.
Мидии были сине-черные, цвета вечернего неба. Каждый взял по нескольку штук, и они положили их в отдельную корзину, чтобы не смешивать с водорослями.
Майк знал, что все это может принадлежать ему. Сбор мидий на краю Атлантики, две сотни акров холмистой местности, поросшей соснами, белый дом, где жила его семья уже сотню лет.
– Смотрите! – закричал дедушка, указывая на небо. Оно переливалось и сверкало всеми красками.
– Что это? – благоговейно спросила Сьюзан.
– Ты раньше никогда не видела? – спросил дедушка.
Она молча помотала головой.
Эти цветные всполохи были похожи на рождественские елки, качающие ветвями под порывами ветра. Если он станет океанологом, то сможет изучать и это явление природы. Он будет специалистом по течениям северного Мэна, по всякой морской живности и даже по атмосферным явлениям, и это будет честная игра. Интересно, а есть ли в колледже Марселлуса программы по океанографии? В Корнеле они точно есть.
– Да что же это? – снова спросила Сьюзан.
– Северные огни, – ответил Майк, глядя поверх крыши дома, – полярное сияние.
– Не может быть! – возразила Сноу.
– Да, – подтвердил дед.
Его голос излучал довольство, будто он устроил это специально к их приезду. Если Майк станет антропологом, то сможет включить в свое исследование и деда. Старые фермеры штата Мэн и их образ жизни. Майк сможет написать целую книгу о своем деде.
– Северное сияние! О господи! – потрясенно произнесла Сьюзан.
Она отвернула обшлаг рукава куртки и взглянула на часы, но было уже довольно темно, чтобы разглядеть стрелки.
– Что ты там разглядываешь у себя на руке? – спросил дедушка сердито. – Зрелище у тебя над головой!
– Я хочу узнать, сколько сейчас… – сказала Сноу.
Майк подошел к ней. Сара подарила ему «Таймекс Индиго» на пятнадцатилетие. Надо было всего лишь нажать на кнопку, и на циферблате загорались голубые цифры. Он подсунул руку с часами прямо ей под нос.
– Восемнадцать сотен часов! – воскликнула она. Я впервые увидела северное сияние в восемнадцать сотен часов тридцатого ноября!
Эта девчонка была просто невероятной. Когда Майк увидел ее впервые, ему показалось, что на голову рухнула кирпичная стена, и теперь это опять повторилось.
– Восемнадцать сотен часов, – повторил он, и подумал, как это здорово, знать девчонку, которая говорит, как настоящий моряк.
– Пойду, позову остальных, – сказал дедушка, направляясь к дому.
Сьюзан осталась возле Майка, и он наклонился, чтобы поцеловать ее. Она вцепилась в рукава его куртки своими тонкими руками и повисла на нем так, будто ее не держали ноги. Полярное сияние было забыто: Майк видел звезды.
Вся семья вышла на улицу, чтобы посмотреть на северное сияние, но, к счастью, никто не умел читать чужих мыслей. А Сьюзан между тем думала: «Мой первый поцелуй, первый поцелуй! Майк Талбот, миссис Майкл Талбот». Она стояла между Сарой и своим отцом, всего в нескольких шагах от Майка, и на лице сияла улыбка.
– О господи! – твердила тетя Бэсс, всплескивая руками. – Господи!
– Мы ведь видели это уже много раз, – сказал Джордж.
– Каждый раз – это как в первый раз, – добавила Бэсс, глядя в небо.
– Но ты уже не маленькая девочка, Бэсс! – сердито укорял ее Джордж. – В первый раз – это, считай, что ничего не сказать. У вас-то там нет таких зрелищ на небе, в этом вашем Форте, правда, Майк?
– Это неповторимо! – восторженно произнес внук.
Сьюзан осторожно придвинулась к нему поближе и дотронулась до его пальцев. Он взял ее за руку, и они так стояли – прямо среди своей семьи! Она чувствовала, как краснеет.
– Папа, – сказала Сара, – а помнишь, когда мы с тобой как-то раз возвращались с рыбалки, только причалили лодку в бухте, и…
– Точно, совершенно точно, – подхватил Джордж, – сияние было красным в ту ночь. Мы видели его со стороны бухты, и нам казалось, что весь дом объят пламенем.
– Мы так и подумали сначала. – Обращаясь к Уиллу, Сара запрокинула голову назад, с любовью глядя на него. Сьюзан смутилась, не зная, как ей отнестись к тому, что видела.
– Северное сияние бывает здесь вплоть до апреля, правда, Майк? Или даже до мая? – спросил Джордж, пристально глядя на их сцепленные руки, будто взглядом хотел разрушить эту связь.
– Мы видели его в середине мая в прошлом году, – ответил Майк.
– И увидим его снова! – заволновался Джордж. – Черт возьми, придет весна! Мы будем гулять на свежем воздухе и смотреть на сияющее небо, в то время как все остальные люди в штате Нью-Йорк будут видеть вокруг только нечистоты и дышать испорченным воздухом. Так ведь, Майк?
– Аврора – прекрасное имя, – быстро вклинилась Сьюзан, чтобы дать Майку время обдумать ответ. Ей понравилось имя Аврора, но, как бы прекрасно оно ни было, оно никак не связано с Фрэдом.
– Я прав, Майк? – переспросил Джордж с нажимом.
Тетя Бэсс хлопнула в ладоши:
– Вот и хорошо! А теперь мы все пойдем готовить омаров. Давайте быстрее в дом!
– Омары и северное сияние, – задумчиво произнес Джордж, переводя взгляд с рук детей на глаза своего внука, как будто бы понимал, что теряет связь с ним и не может удержать его. – Две вещи, которые лучше всего удаются в штате Мэн.
– Я знаю, дед, – беспомощно произнес Майк, не зная, как приободрить его.
Но он все же отпустил руку Сьюзан, чтобы похлопать старика по плечу.
Сьюзан чуть не разобиделась. Ведь он снова возьмет ее за руку, в этом она была уверена. Потерять его, хотя бы и на короткий миг, было ужасно. Она не понимала, почему сразу почувствовала себя такой одинокой и брошенной. Стоя здесь среди людей, которых она так любит, Сьюзан почувствовала внутри какую-то пустоту. Эта пустота заставляла ее сердце болеть, от нее в груди разливался холод. Она постаралась сдержать слезы, которых не было. Но это не помогло. Она заметила, что отец держит Сару за руку, но так, чтобы никто не видел, так же, как всего минуту назад проделали они с Майком.
Никто в точности не мог вспомнить, сколько надо варить омаров. Но это было не важно. Талботы варили их так часто, что уже инстинктивно знали, как это делать. Сначала в кипящую воду опускали моллюсков и мидий, затем их подавали на стол с кусочками сливочного масла. Следом варили омаров – они были ярко-алыми и выглядели очень празднично, украшая большое блюдо в центре стола. Для всех была приготовлена печеная картошка, а для Сьюзан еще и овощи. Сара убедилась, что у каждого достаточно масла.
– Мэнские лобстеры, мэнская картошка. Вы были когда-нибудь в графстве Арусток? – спросил Джордж. – Они выращивают самую лучшую картошку в стране.
– Я не была, – сказала Сьюзан.
– Да и я не был, – добавил Уилл.
– Большинство картофельных ферм расположено по дороге на Арусток, – продолжил Джордж, наклоняясь в сторону Майка. – Я свожу тебя туда будущей весной. Мы соберем вместе всех лишних котят и отвезем их туда. В Арустоке водится много крыс, им будет где поохотиться.
– Какие из них – лишние котята? – вежливо спросила Сьюзан, оглядывая кухню.
Кошки почуяли запах омаров и бродили кругами. Самые отчаянные подбирались ближе к столу, тянули лапы за пустыми раковинами, старались поддеть когтями пустые панцири. Более стеснительные прятались в тени у стен, за подставкой для дров, наверху буфета. Их было, должно быть, около тридцати.
Сара улыбнулась:
– Все эти кошки – потомки Дездемоны. Котенка, который был у моей мамы, когда она была девочкой.
Она отломила кусочек омара и угостила тощего черного кота, который терся у ее ног.
– Я все видел, – с укором произнес Джордж.
– Извини, – сказала Сара.
– Ты всегда подкармливала животных. Даже тогда, когда стала большой. Сколько раз мама говорила тебе, что в хороших семьях так не делают.
– Я всегда забывала об этом, – заметила Сара, испытывая к своему отцу более теплые чувства после разговора с Уиллом.
– И какие же из них все-таки лишние кошки? – в замешательстве переспросила Сьюзан.
– Да они тут все лишние, – пробурчал Джордж. – Если какая-нибудь из них свалится в колодец, я буду только рад.
Сара поняла, что у отца стремительно портится настроение. Это был их последний ужин вместе. Он взял немного мяса из клешни и состроил гримасу.
– Гадость, – проворчал он и выплюнул все в салфетку.
– Что-то не так, Джордж? – спросила Бэсс.
– Отбросы, – сказал он. – Хиллер послал нам одних самцов. Он отлично знает, что у самок мясо нежнее. Вот, кис-кис. – Он поставил свою тарелку на пол, и две большие коричневые кошки стали драться за куски панциря.
– Джордж… – призвала его к порядку Бэсс.
– Я думал, что ты не занимаешься кормежкой кошек в этом доме, дед, – попытался пошутить Майк.
– А тебе-то что за дело? – огрызнулся Джордж, отталкивая свой стул назад. – Ты всего лишь временный постоялец, нечего устанавливать в доме свои правила, если ты не собираешься в нем остаться!
– Дед… – начал Майк и покраснел.
– Что – дед?
Стул упал, но он не наклонился, чтобы поднять его. Это сделал Уилл.
– Папа, – мягко сказала Сара, – не надо, пожалуйста.
– Что не надо? Что пожалуйста? – В голосе Джорджа прорывался еле сдерживаемый гнев, но взгляд был еще хуже.
Она заметила, что он уставился на рождественского ангела, будто хотел разбить его.
– Что на тебя вдруг нашло? – спросила она.
– А что нашло на него? – спросил он, указывая пальцем на Майка. – Или это совсем другое дело?
– Дед, – сухо произнес Майк, – садись, и давай закончим ужин.
– В честь какого праздничка? В честь того, что это твой последний ужин здесь?
Майк не ответил. Сара почувствовала, как у нее сильно забилось сердце. Он передумал. Она видела это по тому, как ее сын смотрел на деда с любовью и сожалением. Бэсс была права: она вырастила хорошего парня. Он умеет заботиться о людях, которых любит, он не хочет причинять им боль или разочаровывать. Сейчас он уже смотрел на Сару. Его губы дрожали, хотя он пытался улыбнуться.
– Любовь для некоторых парней здесь становится источником неприятностей, – сказал Джордж, переводя взгляд с Майка на Сьюзан, а потом на Сару. – Разве не так? Скажи ему.
– Папа, перестань. Майку надо завершить образование. Ты ведь хочешь, чтобы он это сделал, ради него самого? Ты знаешь, как это важно?
Боль в спине внезапно вернулась, и Сара почувствовала, будто позвоночник стянуло тугим узлом, который не давал ей пошевелиться.
– Ты ведь окончил колледж, Уилл? – спросил Джордж.
– Да, Тринити-колледж! – неожиданно резко выкрикнула Сьюзан, сердито глядя на него, как на врага.
– Это так, сэр, – подтвердил Уилл.
– И ты этого хочешь, Майк? – Дед не отрываясь смотрел на внука. – Ты хочешь учиться дальше?
Майк пожал плечами:
– Возможно.
– Ты действительно хочешь этого, дорогой? – уточнила Сара. Она была удивлена и обрадована настолько, что почувствовала сильное облегчение.
– Да, – просто сказал он.
На каждой тарелке лежало по половине недоеденного омара, но никто, кроме кошек, не интересовался едой. Джордж хмуро смотрел на огонь. Сара не могла отвести глаз от сына.
– Но это же чудесно, – сказала тетя Бэсс. Никто по ее тону не смог бы понять, насколько она разочарована: ведь она-то надеялась, что Майк останется на острове. – Окончить высшую школу – это просто прекрасно, высшее образование – вещь бесценная. Не только для карьерного роста, но и для того, чтобы сделать жизнь богаче. Пройти по жизни, имея только знания о том, как надо работать руками… А искусство, музыка… литература! Артур всегда говорил, что никогда не достиг бы ничего в своей жизни, если бы не окончил Университет Брауна. Я закончила всего лишь восьмилетку, но путешествия с Артуром были прекрасным опытом. Как будто я сама выпустилась из Пемброка!
Джордж посмотрел на нее, потом обернулся к Майку:
– Когда ты надумал? Я был уверен, что ты счастлив здесь на ферме.
– Это так, – подтвердил Майк. – Я хотел вернуться в штат Мэн, чтобы увидеть места, откуда вышли мои родители и предки. Я устал от школы, я устал от…
– Чего? – спросил Джордж.
– Жизни… – Майк бросил виноватый взгляд на Сару.
Этот взгляд ранил ее в самое сердце: как вынести то, что ее сын устал от жизни и не хотел жить? И это в то время, когда все знают, как прекрасна и как быстротечна жизнь?
– Да как можно жить, если рядом нет океана? – спросил Джордж.
– Аминь, – вмешалась Сноу, глядя на него так, словно собиралась восстановить их дружбу, но Джордж даже не взглянул на нее.
– Когда я приехал сюда, мне стало интересно жить, – продолжал Майк, обращаясь к деду. – Вот и все, что я знаю. Мы – всего лишь маленький островок посреди неизвестности, и это совершенно немыслимо. Но есть так много всего, что хочется узнать. Ты знаешь пути, по которым проплывают киты между островом Элк и Литтл-Галлом? Или почему мидии вырастают такими сочными именно здесь, на юге, но зато в Оттер-Коув или Кинг-Байте не найти ни одной? Тебе практически приходится быть специалистом по омарам и правилам вылова… А северное сияние… Все думают, что оно появляется, когда воздух становится холодным, но это не так. Когда мы видели его в мае, воздух был теплым. В тот день было девяносто градусов по Фаренгейту…
– Оно связано с высокими широтами, – угрюмо произнес Джордж. – Сияние не имеет ничего общего с температурой воздуха. Чем ближе к полюсу, тем чаще его можно видеть.
– Именно это я и имел в виду, – ответил ему Майк, как будто вокруг них больше никого не было. – Ты рассказывал мне обо всех этих вещах, и я захотел уехать и узнать больше. Со мной никто никогда не говорил так, как ты.
Сара прикрыла глаза, боясь пошевелиться. Она сделала все, что могла. Она пробудила в Майке любознательность, тягу к знаниям, стремление изучить все, что можно, она давала ему все, что могла дать. Она любила его всей душой, она пыталась стать для него и отцом и матерью, но она всегда понимала, что этого недостаточно, что ее на все не хватит. Майк был таким же, как и все мальчишки, он рано вырвался из-под опеки своей матери. Слушая его речь, она не могла сдержать слез, которые наполняли ее глаза.
– И эти твои «Нэшнл Джиографик» дед, – такие интересные журналы.
– Рад, что они пригодились, – сказал Джордж, – залезай на свой чердак и читай их, сколько захочешь.
– Я вернусь, – пообещал Майк – Вот мой план я хочу поступить в колледж, а потом вернусь и буду работать на ферме.
– Примерно к тому времени, как мы тут помрем? – язвительно спросил Джордж.
– Джордж мне кажется, что вы выглядите достаточно здоровым и крепким, – заметил Уилл.
– Так было и с американскими вязами, – ответил Джордж – А потом пришла болезнь датских вязов – Он бросил взгляд на Сару.
Этот взгляд напомнил ей о том насколько серьезно она больна, о том, как быстро ушла ее мать. Слезы текли по ее щекам Майк возвращается домой – это все, чего она хотела, но она не могла видеть, как больно это ранит ее отца, и наклонилась к нему.
– Спасибо, папа.
– За что?
– За то, что помог Майку так, как только ты мог это сделать. Просто выслушал его и услышал. Он хочет учиться дальше, это все благодаря тебе. Спасибо.
Она говорила это от всей души, от всего сердца, но ее отец даже не взглянул в ее сторону.
– Проклятые животные – сказал он, когда кошки, подгоняемые голодом, стали влезать на стол и принюхиваться к тарелкам. Омары совсем остыли. Растопленное масло замерзло, лужица морской воды натекла на блюдо.
Боль в спине переместилась в ногу, и та слегка затекла. Сара пыталась вернуть ноге подвижность и начала тихонько трясти ею под столом, но при этом случайно задела ногу Сьюзан. Взглянув на нее, чтобы извиниться, она заметила, как девочка смотрит на Майка.
– Обидно, что все наши омары пойдут на помойку, – произнесла тетя Бэсс, качая головой – Оставить столько еды на тарелках – это просто непристойно.
– Вот поэтому хорошо быть вегетарианцем, – заметила Сьюзан – Когда не доешь картошку, у тебя не возникает таких горьких сожалений.
– Не плачьте по омарам, – с горечью произнес Джордж, засовывая трубку в рот и впиваясь в мундштук зубами – Здесь, в Мэне, у нас их много.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На десятом небе - Райс Луанн



"...Они не принадлежат тебе, твои дети, никогда. Они вверяются тебе на короткое время. Ты стараешься, защищаешь их. Если они изменяют свои имена, ты спрашиваешь их, как они хотят, чтобы их звали. Если они хотят уйти в плавание, ты помогаешь им дождаться попутного ветра..."rnя еще не дочитала роман-но мне уже хочется поставить 10.Он читается не как классика жанра,а как книга о чем-то большее,чем любовь..
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
10.07.2013, 21.03





да..о чем-то большем ,чем любовь...невероятно
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
11.07.2013, 0.41





да.............
На десятом небе - Райс Луаннтана
25.08.2013, 22.47





Читайте, читайте...
На десятом небе - Райс Луанниришка
27.08.2013, 15.57





книга дуже класна!!!є над чим задуматись...
На десятом небе - Райс Луаннkristina
28.08.2013, 15.16





я не помню, когда читала что-либо подобное.так грустно и светло. не смотря на печальный конец после прочтения появляется ощущение радости бытия,все, что воспринималось как должное, выглядит совсем по-другому. плакала как белуга
На десятом небе - Райс Луаннлена
28.08.2013, 21.18





По сравнению с этим романом, все остальные пустые и не нужные. Я так оплакивала гг, словно она была моей лучшей подругой.
На десятом небе - Райс ЛуаннНила
30.08.2013, 16.16





так больно и так свело!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.21





так больно и так светло!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.32





Прекрасная книга! Главная героиня выходит замуж за любимого мужчину, зная, что это последний день ее жизни. История о колесе судьбы, прошедшем полный круг. После прочтения возникает желание ценить не то, что минуты, секунды своей жизни.
На десятом небе - Райс ЛуаннТатьяна
23.01.2014, 21.44





это чудесная книга о любви. Я читала и плакала... Столько эмоций, переживаний. Это достойный роман.
На десятом небе - Райс Луаннeris
29.07.2015, 23.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100