Читать онлайн На десятом небе, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На десятом небе - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На десятом небе - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На десятом небе - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

На десятом небе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Джордж стоял на кухне и ждал, когда Сара откроет деревянный ящик с омарами. Она была так же прекрасна, как и ее мать. Маленькая, но сильная, с длинными ногами и маленькими кистями рук. Лицо Сары могло заставить любого мужчину затаить дыхание. Взгляд ее голубых глаз был таким мягким, а голос таким ласковым, что казалось, она не умеет говорить неприятные вещи. Такие лица надо выпускать на рождественских открытках. А ее волосы. Джордж помнил, когда они были длинными, темными, переливались и стекали вниз, как шелк. А что теперь: какие-то клочья, торчащие во все стороны, как у лесорубов из глуши, которые не могут пользоваться услугами хорошего парикмахера. Цвет был слишком яркий, что-то такое серебристо-золотистое, напоминавшее ему фольгу для конфет. Он понимал, что волосы Сары стали такими из-за лечения, поэтому ничего ей не сказал.
Наконец Сара открыла ящик. Джордж заглянул внутрь, пересчитал лобстеров. Затем вытащил одного наугад. Посмотрев на него, он сразу определил, что это самец.
– Чертов Хиллер, – пробормотал он. – Он же знает, что у самочек омаров мясо более нежное, а он послал мне одних мужиков.
– Не думаю, что он сделал это нарочно, – заметила Сара. – Я никогда не видела, чтобы он их осматривал или проверял.
– Могу поспорить, что он это делает.
Джордж терпеть не мог, когда последнее слово оставалось не за ним. Сердце зашлось, он схватился за грудь рукой и сел. Омары стоили очень дорого, а у него теперь так много расходов Новые тормоза, новая крыша, голодные рты. Он подумал о Майке, который ел, как лошадь.
– Не надо так расстраиваться, – утешила его Сара.
Она провела рукой по его запястью так, будто хотела проверить пульс. Джордж попытался отнять руку, но не хватило сил. У него невыносимо болело в груди, и это его беспокоило. Он посмотрел на дочь, которая сидела рядом. У нее были такие глубокие голубые глаза, но вокруг них уже залегла сеточка морщин.
– Почему ты не вернешься в свой родной дом насовсем? – спросил он.
– Мне надо заниматься бизнесом, папа.
– Бизнес, – задумчиво произнес он. – Что значит бизнес по сравнению с твоей семьей?
Она улыбнулась, на лице ее промелькнули воспоминания о других временах, когда он говорил то же самое. Много лет назад, после того как умерла Роуз, Сара хотела поступить в колледж. Потом он говорил то же самое, когда она решила открыть свой первый магазин.
– Я ведь здесь, папа, разве не так?
Он нахмурился, зная, к чему она клонит. Они отдалились друг от друга. Они стали чужими – только так и можно описать все эти ужасные месяцы молчания, годы, прошедшие с тех пор, как она вернулась домой. Бэсс пыталась вразумить его, уговаривала, чтобы он был помягче с дочерью, чтобы принимал ее такой, какая она есть. Но это было нелегко. После смерти Роуз Джорджу пришлось стать и матерью и отцом для дочери, и он сделал немало ошибок. Когда она призналась ему, что беременна, он почему-то решил, что она стремится отделиться от него и жить собственной жизнью.
– Будет лучше, если ты останешься, – продолжал он твердить свое. – Тебе надо подумать и о Майке. Он здесь счастлив, и ты это знаешь.
– Да, я заметила, – вздохнула Сара.
– Я готов был убить Зика Лоринга, но я благодарен ему за Майка…
Джордж похлопал себя по карманам в поисках курительной трубки. Он не знал, как говорить с дочерью, и так было всегда. За час полета на самолете вместе с Уиллом он разговаривал с ним так, будто они были знакомы всю жизнь. Но Сара требовала совершенно иного подхода, и с ней надо было следить за своим языком. Джорджу всегда казалось, что он плывет вслепую в незнакомых водах, когда приходилось говорить с ней.
– Останься, – только и сказал он.
– Не могу, – ответила она. – И я хочу, чтобы Майк вернулся вместе со мной.
Джордж уставился на нее. Его сердце снова заколотилось, но ему было уже не так плохо, как в тот раз, когда она покидала его. Майк был достаточно взрослым, чтобы решать за себя, и Джордж был совершенно уверен в том, как тот поступит. Сара – вот о чем больше всего болело его сердце: эти морщинки вокруг глаз, странные волосы цвета металла. Его маленькая девочка смертельно больна. Все признаки налицо.
– Ты стала очень похожа на мать, – пробормотал он.
– Правда?
Он протянул руку и коснулся ее щеки – ее кожа была такой мягкой! Она родилась в этом самом доме наверху. Джордж сам накипятил воды на плите, которая стояла здесь же, на кухне. Он принес ее сюда, держа одной рукой. Она была ничуть не больше маленького гуся. Их глаза тогда встретились, и это было незабываемо. Он оживился, вспоминая о прошлом. Как счастливы они были, все трое. Джордж, Роуз и Сара. Это был их остров.
– А у тебя остались хорошие воспоминания о детстве? – вдруг, неожиданно для себя, спросил он.
– О, папа, – улыбнулась она, – самые лучшие.
– Правда?
Она обняла его за шею и положила голову ему на плечо. Она делала так всегда, когда была маленькой девочкой: в джипе, на котором они объезжали остров, в лодке, когда ездили рыбачить. Сара всегда садилась рядом с ним, прижавшись головой к его плечу. Ком встал у него в горле. Он подумал о Роуз: рак быстро прибрал ее, раньше, чем они успели отвезти ее в какой-нибудь медицинский центр на континент.
– На материке, наверное, тебе лучше. – Он услышал свой голос как будто со стороны.
В штате Нью-Йорк были прекрасные больницы. Высококлассные доктора, все необходимые лекарства, университеты, проводящие научные исследования. Если она вновь заболеет, ей нужно быть именно там. Не здесь, в одиночестве, как ее мать. Доктор Миллер сделал все возможное, но этого оказалось недостаточно. Он давно умер, а на его место так никто и не приехал.
– Да, – сказала она, – чтобы продавать стеганые одеяла тети Бэсс.
– Ты думаешь, мне нужны деньги? – с жаром перебил ее Джордж. – Нет, все, чего мне надо, чтобы с тобой все было хорошо! Понимаешь, Сара?
Ее глаза наполнялись слезами. Она кивнула и расплакалась. Джордж вздохнул: вот так всегда он заставляет женщин плакать у стола на кухне. Сару, ее мать… Он обнял ее за плечи и прижал к себе. Она прикрыла глаза рукой и продолжала тихо всхлипывать.
– Ну не надо, дорогая, тише, все хорошо!
– Папа, – выдохнула она.
– Ш-ш, Сара. Не делай больше глупостей. Просто будь счастлива.
Ее слезы намочили его шерстяную рубашку.
– Если я понадоблюсь… – начал он, с трудом выжимая из себя каждое слово. – Я знаю о таких вещах, когда дочь больна, и им нужна печень или спинной мозг. Все… Все, что угодно. Все, что у меня есть, я хочу отдать тебе.
Она прижималась к нему так, как когда-то, когда они вместе плыли на лодке и забрались довольно далеко от берега. Шлюпка сильно кренилась набок, Джордж сворачивал паруса и дергал румпель, а Сара все это время висела у него на шее, как маленькая испуганная обезьянка. Теперь она чувствовала себя так же: взрослая женщина, вцепившаяся в своего отца ради жизни.
– Ш-ш-ш, Сара, – утешал он, – ш-ш-ш.
Когда она успокоилась и осушила слезы, на щеках появился легкий румянец. Она была такая хрупкая, его Сара, для женщины, которая действовала так твердо, которая шла по жизни одна. Она была сама себе капитаном. Он по-своему гордился ею, но, с другой стороны, хотел, чтобы она познала в жизни то, что было у него с Роуз.
Джордж поднялся. Они так и не решили вопрос с Майком, но время само все расставит по местам. Так всегда бывает. Если она думает, что заберет Майка с собой, то сильно ошибается. Парень не хочет никуда уезжать, но Джордж не хотел быть тем человеком, который сообщит ей об этом.
Солнце садилось. Была суббота, их последний день на острове. Сара стояла у окна кухни и следила за тем, как лиловые тени ложатся на снежные поля вокруг бухты. Отец вышел во двор. Она видела, как он, прихрамывая, идет вместе с Гелей и машет руками, загоняя гусей в сарай.
Гелей лаяла и хромала так же, как и ее хозяин. Гуси разбредались в стороны и громко гоготали. Сара наблюдала подобную сцену сотни раз, но не могла припомнить, чтобы раньше при этом плакала. Она дотронулась до холодного окна, слезы потекли по ее щекам. Ее отец только что предложил ей свою печень и спинной мозг. Ее отец, который никогда не понимал, как это у кого-то может болеть голова, думает о том, что ей понадобится пересадка.
Но у нее не такой рак, при котором может помочь переливание крови или пересадка органов. Он рос внутри ее лимфатических узлов и устремлялся к мозгу. Доктор Гудейкер сделал все возможное. Она прошла все необходимые процедуры, и теперь была предоставлена своей судьбе или Богу.
Стоя в это утро в церкви вместе с Уиллом, она молилась о здоровье. Она знала, что Его нельзя просить о помощи при лечении конкретного заболевания. Ей надо делать то, что велят доктора, и верить, что Он позаботится о ней. Ведь жизнь так прекрасна! Сердце Сары было наполнено любовью к людям на этой земле. Увидев могилу своей матери, она подумала о небесах, где когда-нибудь они встретятся, но сейчас Саре хотелось быть здесь, в этом мире.
Именно здесь. Саре еще так много надо было сделать. Ей надо было воспользоваться наступающими холодами и кануном рождественских праздников, чтобы продать как можно больше одеял. Она хотела помочь Сьюзан наладить отношения с матерью, от которой та тайком сбежала. Отцу и тете Бэсс нужна ее финансовая помощь.
Одна лишь мысль о Майке заставила ее тяжело вздохнуть. Она должна направить своего мальчика по правильному пути.
И Уилл. Он нужен был ей, немедленно. Ее сердце забилось от волнения, а руки похолодели. Острые ледяные иглы стучали в окно старой кухни. На дворе ее отец запирал за гусями загон. Сара смотрела на него, прижавшись лбом к заиндевевшему стеклу, пока он не скрылся из виду. Первая звезда появилась на небе.
Медленно Сара отвернулась от окна и направилась к лестнице. В доме было тихо. Тетя Бэсс ушла к себе вздремнуть после обеда. Дети были на чердаке. Сара слышала, как там играет музыка, и различала их смех. Она подошла к двери Уилла и тихонько постучала.
Ответа не последовало, и Сара проскользнула внутрь. В комнате было темно, свет лился только от окон, выходящих на океан. Уилл лежал на кровати поверх покрывала. Возможно, он читал и незаметно заснул; раскрытая книга лежала рядом, но звук открывающейся двери разбудил его. Увидев Сару, он приподнялся на локте.
– Все в порядке? – спросил он.
Кивнув в ответ, Сара подошла совсем близко. Она не смогла бы объяснить, почему в горле у нее застрял комок, и ей хотелось плакать. Он заключил ее в свои объятия, и она прижалась к нему всем телом.
– Ты знаешь, что самое удивительное? – спросил он, поглаживая ее спину.
– Что? – прошептала она.
– Я надеялся, что ты поднимешься ко мне.
– Неужели?
– Да, как раз перед тем, как задремать, я подумал: может быть, Сара разбудит меня. Правда.
– Мне было очень смешно наблюдать за собой, когда я пробиралась в твою комнату.
– Знаю, – улыбнулся он. – Мы ведем себя как маленькие.
Наверху их дети-подростки прекрасно проводили время. Сара слышала, как Сьюзан визжит, а Майк смеется, как они гоняются друг за другом на чердаке и от топота их тяжелых ботинок скрипят старые доски.
– Сколько времени у нас до ужина? – спросил Уилл, целуя ее лоб и щеки.
– Несколько часов, – ответила она, поглаживая рукой его грудь, – по крайней мере, два.
Он снял с нее свитер, а она расстегнула на нем рубашку. Уилл быстро справился с молнией на ее джинсах, а Саре пришлось возиться с пуговицами на его брюках. Оставшись в одном белье, они нырнули под покрывало. Постель нагрелась от тела Уилла, пока он дремал здесь. Они уютно устроились, и Сара почувствовала, как его пальцы гладят ей спину, стягивают с нее трусики. Они целовались, их губы искали друг друга, они соприкасались телами.
Руки Уилла поднимались к ее плечам и вдруг нащупали шрам. Сара замерла на мгновение, раскрыв глаза. Он перестал целовать ее и тоже раскрыл глаза, как бы удивившись, что обнаружил что-то незнакомое. Саре стало стыдно, и она обрадовалась, что свет выключен.
– Мне делали операцию, – наконец сказала она.
– Это шрамы.
– Да, я ненавижу их. Я стараюсь забыть, что они у меня есть.
– Это часть тебя, и поэтому они прекрасны.
– Если ты увидишь его, то поймешь, что это не так.
– Тогда дай мне взглянуть.
Она отрицательно покачала головой. Никто, кроме докторов и сестер, не должен видеть шрамы на ее теле. Во время проведения химиотерапии в кожу головы попала инфекция. Она распространилась по всему черепу и перешла в остеомиелит. Доктору Гудейкеру пришлось удалить часть кости черепа. Он вынужден был сделать очень большой разрез, чтобы восстановить кровообращение, и хотя позднее Саре сделали пластическую операцию, шрамы все равно остались. Она знала, что больше никогда не сможет появиться в купальнике. И полюбила кондиционеры, работавшие везде летом, потому что они позволяли ей одеваться в вещи, которые закрывали всю спину и плечи.
– Покажи мне, – попросил он, – ты можешь, Сара.
– Я хочу, но боюсь, – ответила она.
– Не надо бояться.
– Но это ужасно, – сказала она.
– Не верю, – прошептал он, прижимая ее к себе.
Но не успел он еще договорить, как Сара изогнулась, нащупала у него за спиной шнур и повернула на себя лампу. Она села прямо, подняла волосы вверх, чтобы он смог все разглядеть. Она чувствовала, как он старается не дышать, чтобы не выдать своей реакции. Когда Мэг Фергюсон первый раз сняла ее повязки, то расплакалась.
– О, Сара… – произнес Уилл.
Он не мог притворяться. Ее изуродованный затылок и плечи, эти жуткие швы были толстыми и отвратительными. Она чувствовала, как он дрожит и плачет, целуя ее спину, плечи, шею. Его лицо было мокрым от слез, их соленый вкус был у нее на губах, когда он целовал ее. Они слились в поцелуе и упали на старую кровать.
– Но это ведь спасло тебе жизнь! – наконец прошептал он.
– Да…
– Тогда это прекрасно. Так, как я и говорил.
Он ласкал ее тело, давая ей понять, как любит ее. Она чувствовала это. Его руки так нежно касались ее, как будто она была хрупкой, как стекло, и драгоценной, как будто бы он брал на себя обязательство позаботиться о том, чтобы ей больше никогда не было больно.
Сара почувствовала, как медленно, буквально по сантиметрам, приоткрывается перед ним и начинает доверять ему. Она была так жестоко обманута Зиком, что с тех пор не верила никому. Сара опустилась на грудь Уилла, по телу ее пробежала дрожь. Все сомнения и все тяготы покинули ее. Она отдалась ему. Она действительно сделала это, чувства шли из самой глубины сердца. Такого с ней еще никогда не было.
Шрам был ее секретом. Это был знак, метка ее болезни. Он напоминал ей о жизни и смерти, и она постоянно боялась этого. И вдруг жизнь предстала перед ней как драгоценный подарок, повернулась совершенно иной гранью. Она могла открыться перед Уиллом. Сара ощущала, что оживает, все чувства обострились. Она улавливала малейший шорох, дыхание, ощущения на своей коже.
Их тела стали молодыми, сильными и полными страсти. У Сары были крутые бедра, тонкая талия и высокая небольшая грудь. Ее ноги были длинными и сильными. Уилл ласкал их, у нее появлялось странное ощущение, будто она бежит марафонскую дистанцию, и он будет ждать у финишной черты. Она покрывала поцелуями его тело, исследовала его. У него тоже было много шрамов, но ни одного такого страшного рубца, как у нее, и ей хотелось узнать, от чего они появились, услышать истории из его жизни.
Саре еще никогда прежде не приходилось испытывать такого полного слияния и единения. Уилл не спрашивал ее, что ей нравится, – он просто знал это. Он взял на себя инициативу так мягко и осторожно, что она чувствовала себя в полной безопасности. Постепенно он подводил ее к самому пику страсти, и она полностью отдалась ему. Простыни сбились вокруг их тел, старые пружины матраца поскрипывали…
Она всегда мечтала о чем-то таком. Она фантазировала, что когда-нибудь ей доведется испытать нечто подобное, что она будет так поглощена другим человеком, что не будет знать, где заканчивается ее тело и где начинается его. Его взгляд был преисполнен любовью, и, казалось, говорил, что это все для нее. Сара застонала и попыталась повернуть голову, чтобы укрыться от его взгляда, потому что чувства захлестывали ее. Но не смогла – взгляд Уилла заворожил ее.
– Останься, – попросил он и улыбнулся.
Он любил ее в ее собственном старом доме и старался, чтобы никто их не услышал. Никто. Она мысленно перечислила всех обитателей дома, всех, кто сейчас находился в нем и прислушивался к скрипу кровати, но Уилл прервал эти размышления.
Приложив губы к ее уху, он шептал:
– Останься со мной, Сара!
Именно это ей хотелось услышать. Она забыла о доме. Теперь они были одни, вокруг них на сотни миль простирался океан, в небе сияли звезды, горячий песок был вокруг. Сара и Уилл сплелись в объятиях, которые нельзя было разъединить. Они любили друг друга. В их любви была твердость камня и нежность пены. Все эти годы ее тело было оболочкой и подпиткой для духа и не более того, но теперь оно стало свободным, легким и жило своей жизнью.
Оно вибрировало, вздрагивало, отзываясь на все оттенки чувств, которые внезапно открылись ей и растекались по ее телу из какого-то таинственного источника, о котором она раньше и не подозревала.
– Уилл, – произнесла она, просто чтобы услышать его имя, чтобы убедиться, что он все еще рядом.
– Сара… – прошептал он.
В его глазах горел жаркий огонь страсти, усмиренный чистой любовью. Их губы опять встретились, и все посторонние мысли ушли. Ее грудь касалась его сильной груди при каждом движении, и это заставляло ее стонать и гореть от страсти. Ощущения стали более отчетливыми, они шли из глубины ее тела, и ей казалось, что она просто не вынесет этого восторга. Они с Уиллом были едины, они любили друг друга и сердцем, и душой, и телом. Сара понимала теперь, что все это и есть слияние двух душ, которые, наконец, нашли друг друга после бесконечных поисков. Она сейчас страстно желала всего: любви, здоровья, жизни. Ей хотелось, чтобы она всегда могла обнимать любимого мужчину. Она полностью растворилась в экстазе, превратившись в необузданную дикарку, и едва осознавала, что повторяет то же, что бормочет Уилл:
– Я люблю тебя, я люблю тебя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На десятом небе - Райс Луанн



"...Они не принадлежат тебе, твои дети, никогда. Они вверяются тебе на короткое время. Ты стараешься, защищаешь их. Если они изменяют свои имена, ты спрашиваешь их, как они хотят, чтобы их звали. Если они хотят уйти в плавание, ты помогаешь им дождаться попутного ветра..."rnя еще не дочитала роман-но мне уже хочется поставить 10.Он читается не как классика жанра,а как книга о чем-то большее,чем любовь..
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
10.07.2013, 21.03





да..о чем-то большем ,чем любовь...невероятно
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
11.07.2013, 0.41





да.............
На десятом небе - Райс Луаннтана
25.08.2013, 22.47





Читайте, читайте...
На десятом небе - Райс Луанниришка
27.08.2013, 15.57





книга дуже класна!!!є над чим задуматись...
На десятом небе - Райс Луаннkristina
28.08.2013, 15.16





я не помню, когда читала что-либо подобное.так грустно и светло. не смотря на печальный конец после прочтения появляется ощущение радости бытия,все, что воспринималось как должное, выглядит совсем по-другому. плакала как белуга
На десятом небе - Райс Луаннлена
28.08.2013, 21.18





По сравнению с этим романом, все остальные пустые и не нужные. Я так оплакивала гг, словно она была моей лучшей подругой.
На десятом небе - Райс ЛуаннНила
30.08.2013, 16.16





так больно и так свело!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.21





так больно и так светло!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.32





Прекрасная книга! Главная героиня выходит замуж за любимого мужчину, зная, что это последний день ее жизни. История о колесе судьбы, прошедшем полный круг. После прочтения возникает желание ценить не то, что минуты, секунды своей жизни.
На десятом небе - Райс ЛуаннТатьяна
23.01.2014, 21.44





это чудесная книга о любви. Я читала и плакала... Столько эмоций, переживаний. Это достойный роман.
На десятом небе - Райс Луаннeris
29.07.2015, 23.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100