Читать онлайн На десятом небе, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На десятом небе - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На десятом небе - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На десятом небе - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

На десятом небе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Джордж Талбот наблюдал, как Уилл Берк сметает снег со своего самолета тем же самым способом, как некоторые парни чистят свои автомобили с кузовом, и знал, что смотрит на мужчину, который пришелся ему по сердцу. Настоящий мужчина, делает все как должно. Не извиняется и идет напрямик.
Уилл любил свою машину. Он смел снег от носа до хвоста самолета, расчистил его лопатой вокруг крыльев, развязал чехлы и откатил самолет назад так, чтобы Джордж мог подготовить взлетную полосу. Затем Уилл проверил двигатель и винты, тщательно исследовал днище самолета.
– У тебя хороший самолет, – похвалил Джордж.
– Спасибо, сэр.
– Полеты – твое хобби?
– Это моя работа. Я владею маленькой авиакомпанией в Форт-Кромвеле. Главным образом корпоративные заказы. В долину около Уилсонии переезжают многие большие компании.
Джордж кивнул, зажег трубку и закурил. Его ревматизм обострялся при холодной погоде, и ничто, за исключением хорошей трубки, не могло успокоить боль в суставах.
– Счастливчик, тебе платят за то, чем тебе нравится заниматься. Было время, когда и я проводил много времени в воздухе.
– Над Европой?
– Да. У меня было сорок два боевых вылета. Кельн, Дрезден, Нормандия.
– Сорок два – это много.
Джордж никогда ни с кем не говорил о войне. Роуз была единственной. Она могла слушать его часами, в любое время, когда ему хотелось что-то вспомнить. Расчищая самолет с молодым офицером военно-морских сил, Джордж вдруг почувствовал, что с удовольствием расскажет ему обо всем.
– Нам нужно было скинуть много бомб. Они накачивали нас кофе и рассказами о красных и посылали в воздух. Как только мы возвращались, нас отсылали снова.
– Вас сбивали когда-нибудь?
Джордж кивнул:
– Над Эльзасом. Прыгнул с парашютом и приземлился на дерево. Но обошлось.
– Вы потеряли друзей, – сказал Уилл. Это было утверждение, а не вопрос. Как солдат, он знал: даже если это случилось не с вами, вы знали кого-то, кто погиб на войне. Ваш лучший друг, напарник, ваш пилот, ваш врач убиты в бою.
– Мой первый экипаж, – ответил Джордж. – Мы обучались вместе целый год, выполнили десять боевых вылетов, когда прилетели в Англию. Затем по какой-то безумной причине меня перевели на должность штурмана-бомбардира в ведущем самолете.
– Сара рассказывала.
– Дочь гордится мною.
Джордж не чувствовал себя гордым за то, что произошло, как будто это была не его заслуга. Шла война, и он был там, где необходимо. Не по своей воле его новый экипаж должен был привезти его походную кровать, вещи и его самого на новое место.
– В самый первый боевой вылет они полетели без меня, их сбили, и они приземлились на маленьком острове, не больше чем этот, в Северном море.
– Такова война, – тихо сказал Уилл.
– Да, – вздохнул Джордж, потягивая трубку.
Эти воспоминания до сих пор вызывали слезы на глазах: он не мог поверить, что эти прекрасные парни, его лучшие друзья, погибли. Их потеря сильно ранила его. Смерть была окончательной точкой, она причиняла боль, тут все было бесповоротно. Потому-то ты и злишься, и становишься ожесточеннее…
– Ты летал в Персидском заливе? – спросил он Уилла.
– Да, летал.
– Пилот?
– Да, сэр.
– Сара сказала мне, что ты ограничился работой спасателя.
– Да, я обучался на базе морской авиации в Джексонвилле, служил немного на границе на военном корабле США «Джеймсе». Но затем перешел на авианосец, поэтому знаю, что вы чувствовали, когда покидали свой старый экипаж. У меня тоже такое было…
Они уже управились с самолетом и сели в джип, чтобы ехать к дому. Джордж обернулся и посмотрел через сиденье на Уилла. В глазах у молодого человека была боль военного времени, а может быть, семейная боль, то, что пришло позже и с чем ты ничего не можешь поделать, потому что стал жестким после всего, что видел на войне.
– Ты тоже кого-то потерял?
– Да, сэр. – Уилл схватился за сиденье руками в кожаных перчатках, помолчал и затем сказал:
– Я потерял своего сына.
– Собственного сына? Боже правый!
Уилл смотрел прямо перед собой, будто видел лицо погибшего мальчика. Джордж знал этот взгляд: он видел такой же иногда в собственных глазах, когда проходил мимо зеркала рано утром: в нем еще жили сны о Роуз и о его дружной команде.
Он сидел, крепко держа руль. Не часто он бывал в ситуациях, когда не знал, что сказать. Ему хотелось спросить, где это произошло, при каких обстоятельствах. Но какой в этом смысл? Все, что ему хотелось, чтобы Уилл не страдал от боли потерь. В те дни мир смотрел на горе, как на нарыв. Им хотелось прооперировать вас, позволить гною выйти наружу, чтобы не инфицировать все вокруг. Но это слишком просто. Джордж знал, что горе и печаль – это то, что позволяет быть людям людьми, что связывает их навсегда с теми, кого они потеряли.
Джордж прокашлялся, сплюнул в окно. Холодный воздух наполнил джип, выстрелив в позвоночник: ледяной и обжигающий. И потрепал Уилла по плечу.
– Ты позволил своей старой команде на корабле «Джеймс» гордиться тобою, – сказал он. – Ты спас Майка.
– Спасибо, сэр.
– Мы тоже гордимся тобой. Не думаю, что Сара когда-нибудь забудет это. – И он пожал руку Уиллу. – Добро пожаловать на борт, командир!
Джордж завел мотор, и они направились к дому.
Когда Уилл и ее отец вернулись, Сара встретила их в холле. Она слышала, как тетя Бэсс разговаривает с Хиллером Кроуфордом, пытаясь убедить его привезти омаров самому. Расстроенная после разговора с Майком, она тем не менее пыталась выглядеть веселой.
– Бэсс и Сьюзан устраивают вечеринку сегодня вечером, но Хиллер слишком занят, чтобы привезти омаров. Я могу взять джип, чтобы съездить за ними? – обратилась Сара к отцу.
– Тормоза недостаточно жесткие, – ответил он с сомнением. – Майк заказал новые прокладки, их привезут на днях.
Сара улыбнулась:
– Я буду осторожна.
– Я лучше поеду с тобой, – сказал Уилл.
– Ты поведешь, Уилл, – приказал Джордж. – Она покажет тебе дорогу.
– Хорошо, – сказала Сара.
У нее с отцом было много споров, и этот едва ли стоило брать в расчет. Раньше ее бы оскорбило, что он не понимает того, что она может ездить по острову не хуже, чем любой мужчина. Ей потребовались годы, чтобы понять: таким образом он защищает ее, неуклюже показывая свою любовь. Поцеловав отца в лоб, она тем самым приняла его предложение.
– Выбери самых хороших, – сказал Джордж сердито. – Если он скажет тебе, что они весят два фунта, попроси его взвесить их при тебе.
– Отец, он не собирается тебя обманывать. Ты знаком с Хиллером всю жизнь. Вы вместе ходили в школу.
– Поэтому я знаю, о чем говорю. Он самый большой обманщик здесь. Присматривай за ним: он специально оставляет ножницы для омаров в чашке весов, и таким образом те повышаются в цене на фунт. Проследите, командир!
– Не волнуйтесь, сэр, – в тон ему ответил Уилл.
Сев в джип, все еще прогретый после поездки к самолету, Сара и Уилл обнялись. Прошло всего несколько часов, в течение которых они не виделись, но им казалось, что прошло несколько дней. Уилл поцеловал ее в губы. Сара просунула руки под его куртку, и ей хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно. Казалось, никто из домашних за ними не наблюдал, но даже если это было так, ей было все равно.
Уилл сдал назад. Несколько гусей, выйдя из сарая и побродив вокруг в поисках еды, встали на дороге. Сара открыла окно, чтобы отогнать их рукой, и боль из спины ударила в ногу.
– А-а-а! – вскрикнула она, и в глазах заплясали искры.
– Что случилось? – испугался Уилл.
Она с трудом выпрямилась:
– Ничего…
– И все-таки? – спросил он.
– Наверное, я защемила нерв, – сказала Сара, молясь, чтобы это было так. – Или, может быть, это из-за Майка. У нас был тяжелый разговор.
– И это вызвало боль в спине? – удивился Уилл.
– Из-за перенапряжения, – попыталась она выкрутиться.
– О чем был спор?
– Обо мне. – И она улыбнулась, чтобы он не увидел, какую боль она испытывает.
Они ехали на север, по единственному шоссе, которое разделяло остров на две части. Они проехали мимо пруда, где Майк провалился под лед, мимо соснового леса, мимо дома, где жили родители Зика. Сара знала здесь каждый дюйм. Она показала Уиллу школу, где она училась после сада до двенадцатого класса, лучшие места для сбора черники, дорогу, ведущую в Кестрель-Пойнт, где стояли большие летние дома и где жила девушка, с которой погиб Зик.
Они свернули вниз по Харбор-роуд, ухабистой дороге, проложенной осенними штормами, прямо к причалу. На пристани не было видно ни одной лодки. Ловцы омаров рыбачили обычно с сентября по апрель, давая омарам возможность подкормиться за лето и набрать вес. Охотиться за омарами зимой былой очень рискованно. Рыболовецкая флотилия теряла по человеку каждые четыре года или около того, но их омары считались лучшими в Соединенных Штатах, и они продавали их по самым высоким ценам.
Три траулера стояли в ряд в доках. Сотни плетеных корзин для омаров были сложены в огромную кучу. Яркие бакены и старые сети лежали в углу дока. Чайки летали кругами, надеясь на маленький кусочек пищи или забытого омара. В воздухе стоял острый запах соли и селедки. Припарковавшись на усеянной чешуей стоянке, Уилл и Сара вошли в одну из рыбацких хижин.
Хиллер Кроуфорд был такого же возраста, как и отец Сары, но выглядел старше. На его обветренной коже было заметно множество морщин, артрит согнул его почти пополам. Жизнь на острове была нелегкой, но Джордж Талбот всегда говорил, что гусиная ферма – это каникулы в тропиках по сравнению с ловлей омаров. Глядя на старого Хиллера, понимаешь, что он прав.
– Привет, Сара! – сказал Хиллер.
На нем были высокие резиновые сапоги, точно такие, как надевал ее отец, когда собирался зарезать гуся. Куртка была в пятнах, а штаны цвета хаки сморщились на коленях. Сара улыбнулась, вспомнив его жену Софию. Она была красивой и элегантной и никогда не позволила бы Хиллеру выйти из дома таким помятым. Она крахмалила и гладила его вещи, отсылала его шерстяную одежду в химчистку на континент. Но она умерла прошлым летом.
– Привет, Хиллер, – улыбнулась Сара, проходя мимо большого деревянного чана для омаров, чтобы поцеловать старика.
Он крепко сжал ее в объятиях и долго не отпускал. От него немного пахло виски. Отцу повезло, что с ним живет Бэсс, подумала Сара. Этим бедным старикам одиноко на острове.
– Мы потеряли Софию, Сара, – тихо сказал он ей.
– Я знаю, Хиллер. Мне жаль.
– Да, она была леди, как и твоя мать.
– И любила тебя! Я помню, она всегда стояла на ступеньках крыльца, ожидая, когда твоя лодка причалит к берегу. Ты скучаешь по ней?
– Еще как, – вздохнул Хиллер, вытирая глаза. – А ты, тот пилот, который вытащил Майка из пруда? – спросил он, пристально рассматривая Уилла.
– Новости разлетаются быстро, – рассмеялась Сара. – Хиллер, это Уилл Берк. Уилл, это наш старый друг Хиллер Кроуфорд.
Мужчины пожали руки, и Хиллер начал жаловаться: он рассказал о своей старой лодке, о своей язве, о сломанной спутниковой тарелке, о крушении планов по переезду во Флориду.
– Это была скорее идея Софии, чем моя, – рассказывал он, подходя в чану с омарами. – Мы несколько раз провели отпуск в Нэпле, и ей там понравилось. Мы подумали, что, может быть, продадим бизнес и переедем туда к зиме. А здесь оставим дом для летнего отдыха.
– Но ты все еще можешь это сделать.
– Нет, – ответил Хиллер. – Без Софии это неинтересно.
– Может быть, ей хотелось бы, чтобы ты переехал, – сказала Сара, наблюдая, как медленно он передвигается от шумного чана к висящей чашке весов.
Он взвесил каждого омара, написал цену на бумажном пакете и положил омаров в деревянный ящик.
– Может быть, и так, но я не хочу уезжать без нее, Сколько омаров вам нужно?
– Шесть.
– Пять, – сказал Уилл. – Сьюзан не будет есть.
– Майк съест два.
– Бэсс сказала, двухфунтовые, правильно? Хотите, я брошу вам несколько моллюсков? Они вкусные и толстые, я ел вчера на обед.
– Конечно. Спасибо.
– Не за что…
Хиллер вручил Уиллу ящик, в котором скреблись омары. Сара забыла о предостережении отца, но подозревала, что он напрасно волновался. Казалось, Хиллера уже вообще ничего не интересовало.
– Ты в порядке? – спросила Сара, беря Хиллера за холодные руки.
– Старею, Сара.
– Береги себя. – Он равнодушно кивнул.
Уилл шагнул вперед, чтобы пожать ему руку:
– Ваша жена была настоящей леди, и вы были счастливы вместе.
– Был… – сказал Хиллер, и в его глазах появились огоньки.
Сев за руль, Уилл не хотел ехать сразу домой. Не обсуждая это с Сарой, он повернул на восток, вместо того чтобы ехать в южном направлении к верхней части Харбор-роуд. Он хотел увидеть весь остров, перед тем как уедет, чтобы знать дорогу в следующий раз, когда они вернутся. Проехав через город, они миновали универсальный магазин, почту и два свободно стоящих бензонасоса.
– А вот дом Хиллера и Софии, – сказала Сара, указывая на роскошный белый дом в колониальном стиле.
Он был расположен близко к дороге, двор был окружен изгородью из самшита. Несмотря на то, что на улице были еще три дома, этот явно был городского стиля и чем-то вроде достопримечательности. Американский флаг развевался на высокой белой мачте на его фасаде. Но мертвые цветки герани и сухой плющ стояли в наружных ящиках для растений, не закрытых с самого лета. Одна из ставен висела на сломанной петле. Остатки выброшенного мусора лежали перед подъездом к дому.
– Только посмотри на этот прекрасный дом, – сказала Сара. – В детстве мне всегда хотелось жить в нем больше, чем где-либо еще.
– Но у вас замечательная ферма.
– Этот дом такой элегантный и изысканный. В центре города, с клумбами. Мне нравилось приходить в гости к Софии с мамой. Но смотри… без Софии он разваливается. Кажется, она делала здесь все.
– Это не дом, – сказал Уилл.
– Что ты имеешь ввиду?
– Это Хиллер. Без Софии он разваливается.
– Ты прав.
– Кажется он из тех, кто не хочет жить, когда уходит жена.
– Хорошо, если бы он уехал во Флориду… – задумалась она, глядя в окно.
Центр городка неожиданно кончился. Главная улица уступила место узкой дороге, на которой едва могли уместить два автомобиля. На протяжении нескольких миль ее окружали сосновые деревья, затем снова появилось море. Они миновали две маленькие бухты, узкий залив, изящный мост в виде арки.
– Художники из Нью-Йорка и Бостона часто рисуют этот мост, – сказала Сара. – Есть известное полотно с его изображением в музее «Метрополитен».
– «Ловля голубых крабов»? – спросил Уилл.
– Да.
– Мне нравится ловить крабов. Я знаю место под железнодорожным мостом в Южном Лиме. А здесь они большие?
– Огромные, – улыбнулась она. – Мы используем бекон и мелкую рыбешку для приманки.
– А я использую кости цыпленка, – сказал Уилл. – Моим рекордом был двадцать один краб за день.
– Голубые крабы в Коннектикуте? – не поверила Сара.
– Да еще какие! Довольно приличного размера. Моя мать готовила их на пару на обед, и это всегда было самое вкусное угощение.
– Так же делала моя мама.
– Покажи мне что-нибудь еще, – попросил ее Уилл. – Я видел школу, в которой ты училась, пристань, залив, где ловят крабов. Я хочу знать все главные места.
– Давай навестим могилу моей мамы. – И Сара указала вдаль на восток.
Они миновали северные скалы, высокие гранитные пики, на которых гнездились орлы. Пока Уилл вел машину, Сара вертела головой во все стороны, высматривая лысых орлов. Гнездо было видно: крыша из палочек и заросли ежевики на высоком уступе, – но птицы, скорее всего, улетели на охоту. Вскоре они повернули на узкую дорогу, недавно вспаханную, но покрытую остатками снега, выпавшего прошлой ночью. Дорога извивалась через поле, затем через дубовую рощу, где ветви смыкались над головой.
Наконец, они выехали на берег Атлантического океана. Каменная часовня одиноко стояла, окруженная снежными полями. Рядом с церковью, огороженной кованым забором, находилось маленькое кладбище. Припарковав джип, Уилл подошел к Саре и взял ее за руку. Она задумчиво смотрела на воду, как будто пришла сюда с определенной целью…
Часовня была сделана из темного камня, маленькая, в средневековом стиле. На прочной колокольне держался каменный крест, прикрепленный стальной проволокой к крыше, покрытой шифером, чтобы выдержать натиск ветров с Атлантики. Три гранитные ступени вели к деревянной двери, сделанной в форме арки. Кто-то повесил венок из пихты, украшенный сосновыми шишками, серебряными ягодами барбариса, сухой черникой и пурпурной лентой.
– Отец недавно был здесь, – прошептала Сара.
– Это он повесил венок?
– Он вешает его каждый год, на следующий день после Дня благодарения. Он равнодушен к праздникам, но моя мама любила Рождество. Он делает это для нее.
Они шли по кладбищу.
– Это здесь, – сказала, наконец, Сара, указывая на могилу с ангелом на надгробии.
Уилл поднял засов, и железная щеколда лязгнула позади них. Ветер, дующий с океана, приносил с собой запах соли и бросал снег прямо в лицо. Это было самое холодное место на всем острове, и Уилл снова продрог до костей, вспомнив ледяной пруд. Стоя среди могил, он подумал о Фрэде.
Между тем Сара опустилась на колени перед могилой матери. Она была прекрасна, погруженная в воспоминания и молитвы, ее осветленные волосы были похожи на шапку снега. Памятник был сделан замысловато, со статуей ангела, летящей над водой. Имя «Роуз Талбот» было высечено над датами ее рождения и смерти. Рядом с ее могилой было надгробие с именем Джорджа без дат. А внизу надгробие с именем Сары.
Увидев его, Уилл испытал благоговейный ужас. Он примерз ногами к земле не в состоянии шевельнуться. Он перевел взгляд с надписи на Сару – она была здесь, стоя на коленях рядом с ним и молясь о своей матери. Можно протянуть руку и дотронуться до ее плеча. Он снял перчатку и пальцем провел по ее шее. Кожа была теплой. Она пошевелилась в ответ на его прикосновение.
– Сара… – Он опустился рядом с ней на колени.
– Это Уилл, – сказала она, беря его за руку. – Мне хочется, чтобы ты знала о нем.
– Привет, Роуз, – сказал Уилл, сжимая пальцы Сары.
– Мам, я скучаю по тебе, я скучаю очень сильно.
Уилл больше не мог этого выносить. Он много раз молился о Фрэде, с тех пор как тот утонул, но слышать, как Сара разговаривает с умершей мамой, видеть ее имя на надгробии было выше его сил. Он обнял ее и поднял на ноги.
– Что? – встрепенулась Сара, и в ее голосе прозвучала тревога.
Ее щеки зарумянились, в глазах стояли слезы.
– Холодно, – сказал Уилл. – Я хочу тебя согреть.
– Пойдем внутрь?
– В машину?
– В церковь.
– Она не заперта? – спросил Уилл, нахмурившись.
Он думал, что в таком безлюдном месте церковь закрывают.
– Я знаю, где найти ключ, – улыбнулась Сара.
В зарослях падуба, в двух футах над землей, из спрятанной ступки, сделанной из церковного камня, она вытащила старый железный ключ четырех дюймов длиной, с кружевными причудливыми узорами, он не выглядел настоящим, но Сара открыла тяжелую дверь одним поворотом.
Внутри старой церкви было темно и пахло плесенью. Перед алтарем стояло шесть рядов высеченных скамеек из дуба. На витражах из синего и красного стекла были изображены сцены из жизни святых и лодки. Простой деревянный крест стоял за алтарем.
Сара подошла к кафедре и пробежала пальцами по дереву. Уилл видел, что она чем-то смущена.
– Что-то не так? – спросил он.
– Не знаю.
Он хотел прикоснуться к ней, но не знал как. Он даже боялся посмотреть ей в глаза, но, наконец, решился:
– Надгробие… Почему на нем твое имя?
– Имя моих родителей и мое, – поправила она.
– Единственное, что я видел, – твое.
– Но это семейное надгробие. Я привыкла видеть на нем свое имя, с тех пор как мама умерла. Так все поступают на острове. Мы здесь родились, здесь и будем похоронены.
– Тебя крестили здесь? – спросил Уилл, стараясь думать о более радостных вещах и заставляя свое сердце успокоиться.
Она посмотрела на алтарь:
– Да. И Майка. С разницей в двадцать лет нас крестили здесь. Она указала на мраморную купель для крещения, сделанную в форме раковины моллюска. Уилл представил себе, как все дети острова плакали, когда их головы поливали водой. – Я почти вышла здесь замуж.
– За ловца омаров? – спросил Уилл, не представляя, что Сара стоит перед алтарем с другим мужчиной.
– Но он не пришел, – ответила Сара. – Он не хотел, чтобы я была его женой.
– Идиот!
Сара пожала плечами. Стоя у мраморной купели, она легонько прикоснулась пальцем к святой воде.
– Он похоронен снаружи, – глухо сказала она. – Отец Майка. Из-за него Майк вернулся на остров.
– Ты думаешь? – спросил Уилл, где-то в глубине души радуясь тому, что этот мужчина мертв, мужчина, от которого Сара забеременела, и который бросил ее перед алтарем.
– Ему всегда нужен был отец, – вздохнула Сара, вспоминая ссору с Майком.
– Он хороший парень, – успокоил ее Уилл. – И вырастет прекрасным человеком.
– Да, но он сам не верит в это. Он хотел все узнать о своем отце и сделал это. Жизнь на острове, это сумасшествие… здесь нет будущего. Посмотри на моего отца, посмотри на Хиллера! Я хочу, чтобы он уехал со мной, Уилл. Я хочу, чтобы он вернулся домой.
– Я знаю. – Уилл обнял ее.
Сара всхлипнула. Она пыталась повлиять на своего сына, но тот сопротивлялся. Уилл не хотел думать о том, что произойдет завтра утром, он беспокоился о Саре. Она поставила на карту слишком многое.
– Позволь ему быть самим собой. Это все, что ты можешь сделать.
– Я говорю это себе, но как? – спросила она. – Ведь я его мать.
Уилл погладил ее волосы, думая о Фрэде. Как он мог позволить своему ребенку умереть? Живой или мертвый, он всегда с ним. И Уилл понял: в действительности у тебя нет выбора. Они не принадлежат тебе, твои дети, никогда. Они вверяются тебе на короткое время. Ты стараешься, защищаешь их. Если они изменяют свои имена, ты спрашиваешь их, как они хотят, чтобы их звали. Если они хотят уйти в плавание, ты помогаешь им дождаться попутного ветра.
– Ты будешь любить его, где бы он ни был, – сказал Уилл.
– Правда?
– Посмотри на себя и свою мать, – сказал Уилл.
– Я люблю ее, где бы я ни была, – сказала Сара, хлюпая носом.
– Ты это уже знаешь как дочь. – Он улыбнулся, вытирая ее слезы. – Теперь тебе надо понять это как матери.
Сара кивнула. Уилл уже видел прежде, как она плакала, и ему было забавно, как быстро меняется ее настроение. Десять минут назад она была просто развалиной, рыдая в его объятиях. А теперь сияла, как невеста. Он представил, как она идет по этому самому проходу, стоит у алтаря, ожидая человека, который не собирался прийти. Слова застряли у него в горле. Сара вернула его к жизни, той, которую он покинул в тот день, когда умер Фрэд. Может быть, и он здесь для того, чтобы облегчить ее страдания?
Посмотрев друг на друга долгим взглядом, держась за руки, они пошли прочь от алтаря.
Идя обратно по проходу, Уилл вдруг остановился и посмотрел ей в глаза. Затем, обняв ее таким образом, как будто приподнимает вуаль, он поцеловал женщину, которая никогда не была невестой.
Открыв дверь, они вышли на улицу, где дул холодный ветер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На десятом небе - Райс Луанн



"...Они не принадлежат тебе, твои дети, никогда. Они вверяются тебе на короткое время. Ты стараешься, защищаешь их. Если они изменяют свои имена, ты спрашиваешь их, как они хотят, чтобы их звали. Если они хотят уйти в плавание, ты помогаешь им дождаться попутного ветра..."rnя еще не дочитала роман-но мне уже хочется поставить 10.Он читается не как классика жанра,а как книга о чем-то большее,чем любовь..
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
10.07.2013, 21.03





да..о чем-то большем ,чем любовь...невероятно
На десятом небе - Райс ЛуаннТанита
11.07.2013, 0.41





да.............
На десятом небе - Райс Луаннтана
25.08.2013, 22.47





Читайте, читайте...
На десятом небе - Райс Луанниришка
27.08.2013, 15.57





книга дуже класна!!!є над чим задуматись...
На десятом небе - Райс Луаннkristina
28.08.2013, 15.16





я не помню, когда читала что-либо подобное.так грустно и светло. не смотря на печальный конец после прочтения появляется ощущение радости бытия,все, что воспринималось как должное, выглядит совсем по-другому. плакала как белуга
На десятом небе - Райс Луаннлена
28.08.2013, 21.18





По сравнению с этим романом, все остальные пустые и не нужные. Я так оплакивала гг, словно она была моей лучшей подругой.
На десятом небе - Райс ЛуаннНила
30.08.2013, 16.16





так больно и так свело!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.21





так больно и так светло!!!
На десятом небе - Райс Луаннбэлла
21.01.2014, 0.32





Прекрасная книга! Главная героиня выходит замуж за любимого мужчину, зная, что это последний день ее жизни. История о колесе судьбы, прошедшем полный круг. После прочтения возникает желание ценить не то, что минуты, секунды своей жизни.
На десятом небе - Райс ЛуаннТатьяна
23.01.2014, 21.44





это чудесная книга о любви. Я читала и плакала... Столько эмоций, переживаний. Это достойный роман.
На десятом небе - Райс Луаннeris
29.07.2015, 23.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100