Читать онлайн Дитя лета, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя лета - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя лета - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя лета - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Дитя лета

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Гости приехали отовсюду, кто-то преодолел сотню километров, чтобы всем вместе отметить девятый день рождения Роуз Мэлоун. Здесь были мамы с дочерьми, сестры, тетушки, бабушки, старые приятели и новые друзья. Уже вошло в традицию отправляться в какое-нибудь необычное, красивое место; а стартовали всегда от магазинчика Лили под названием «Стежки» близ бухты, где некогда родился клуб мастериц-рукодельниц. Собирались в гостинице, в гостях друг у друга, в зале посещений при больнице, а однажды летним вечером – в затопленном саду. Но в этом году «Нанук Дикого Севера» впервые отметили день рождения в море на корабле.
Роуз сидела в центре, рядом с ней примостилась Джессика. Остальные девочки, сидевшие по кругу, придвинулись поближе, чтобы посмотреть, как Роуз открывает подарки; взрослые стояли слегка позади, поглядывая на детей и переговариваясь между собой. Лили чувствовала, как бьется ее собственное сердце – ровней, ровней…. Она смотрела на свою ненаглядную дочь и перебирала в памяти все ее прежние дни рождения. Они мелькали в сознании, подобно стремительным кометам.
Лили радовалась, что Роуз окружена такой любовью. Здесь каждый человек всей душой болел за нее и переживал за предстоящую им поездку в Бостон. Сквозь раскрытое окно донесся звук мотора Лаэма; сердце Лили часто забилось, но она продолжала наблюдать за девочками и дамами, находящимися в помещении, – все это были ее рукодельницы. Лили переводила взгляд с одной на другую; она знала практически все о каждой из них, за исключением Марисы. Знала все – или почти все: тревоги, радости, заботы, печали, и от этого все ее друзья казались совершенно необыкновенными женщинами. Конечно, праздники – сладкая ложь, за ними кроется много печалей, тем не менее жизнь продолжается, и Лили знала, насколько важны счастливые мгновения, подобные нынешнему.
Роуз вскрывала свертки с подарками: здесь были книги, акварельные краски, пластилин, серебряный браслет, кошелек, два CD, свитер с изображением белуги на груди, шли почти физически ощущала восторг дочери. Иногда казалось, будто у них общая кожа, оболочка, – потому ли, что Роуз больна, или просто потому, что все мамы напрямую подключены к детям? Лили только чувствовала радость, которая вливалась в нее прямиком из Роуз.
В этот момент затрещал громкоговоритель, и голос Джуда наполнил комнату:
– Приглашаем новорожденную и всех ее гостей на палубу. Вас ждет несколько сообщений о le baleines…
– Это значит о китах! – перевела Роуз Джессике.
Несколько человек здесь были из французской Канады, и Лили поняла, что Джуд сказал это для них. Она искренне любила мужскую половину семьи Нилов за доброту и была благодарна, что ее дочь, не знавшая отца, могла испытать эту доброту и любовь на себе.
Когда все поднялись на палубу, Лили взглянула на Марису. Свой клуб вышивальщиц она создала, исходя из глубоко личных, тайных мотивов; и в Марисе она угадала то же самое.
– Чудесный праздник, Лили, – сказала Энн, подойдя к окну, где стояла Лили.
– Роуз счастлива, – ответила Лили, глядя, как весело смеются дочь и ее подружки, пока Джуд рассаживал их на палубе.
– Мне удивительно появление Нэнни.
– Как это могло произойти? Как будто Джуд и Лаэм сговорились и спланировали это.
– Джуд здесь ни при чем, – сказала Энн.
– Ну, значит, Лаэм. Он всегда кого-то выслеживает по своему компьютеру. Когда я проходила мимо его офиса, то видела, как мигал экран, и слышала звуковые сигналы…
– Очень уж много времени он проводит с морскими существами, – заметила Энн. – Ас людьми почти не общается.
– А я бы только с ним и общалась, – сказала Марлена, присоединившись к ним с бокалом пунша. – Если бы не поклялась вообще никогда не связываться с мужчинами.
– Да ладно тебе, – засмеялась Энн. – Не прикидывайся. Если Артур оказался паршивцем, это не значит, что все мужчины такие.
– Ну, конечно, ты-то замужем за прекрасным парнем, а вот когда моей Барбаре было всего пять лет, ее отца только и видели; у него теперь новая семья, а о нас он и думать забыл. Не знаю насчет всех мужчин, зато знаю насчет одного мерзавца….
Маркса стояла чуть поодаль, словно не решалась подойти ближе. Лили улыбнулась ей и привлекла в компанию. Она прекрасно знала, что Мариса согласилась прийти на праздник именно по этой причине – независимо от того, осознавала она сама это или нет.
– Дочка так скучала по отцу, – продолжала Марлена. – У нее чуть лихорадка не сделалась, по ночам все плакала и плакала. Бывало, читаю ей какую-нибудь историю на ночь, и не дай бог там фигурирует отец – тут же безутешные слезы. Засыпает – ей отец снится, просыпается – плачет навзрыд. Пришлось ее даже не водить в школу пару дней, подержать дома – так она измучилась…
– Ты думаешь, дети могут по-настоящему заболевать, скучая по отцу? – спросила Синди.
– Все зависит от ребенка, – сказала Джоди.
– Нет, это от отца все зависит, – возразила Марлена. – Если ребенок ему безразличен, если он не участвует в его жизни…
– Ну, перестань, – улыбнулась Сюзанна. – Не так уж ты скорбишь, верно?
– Стараюсь, – ответила Марлена. – Я это, как говорится, изживаю.
– Ты просто не позволяй себя сжирать этим мыслям, дорогая, – посоветовала Дорис.
Лили слушала с интересом, но более других ее все же интересовала Мариса. Много лет назад она сама все это проходила. Вышивальщицы помогли ей вылечиться.
– Я предпочла бы, чтобы кто-нибудь сожрал его, – сказала Марлена. – Какая-нибудь восхитительно зубастая акула. Если доктор Нил сумел разыскать белого кита для Роуз, так, может быть, он сумеет присмотреть какую-нибудь акулу побольше для Артура?
– С Лаэмом об акулах не шути, – тихо сказала Энн. Лили медленно обернулась к окну. Она увидела «Зодиак», скользящий широкими, медленными кругами вокруг китобоя. Лаэм был высок и худощав, и ему приходилось низко пригибаться к рулю. У него были темные волосы, но в местах, где они поднимались легкими волнами, поблескивало серебро.
Стоя у окна салона, Лили наблюдала за Лаэмом. Но там появилась еще какая-то лодка. Она прищурилась, вглядываясь в нее, – ага, это Джеральд Лафарг. Было в нем что-то, что Лили не нравилось, – возможно, его самонадеянность, манера ходить гоголем. Джеральд смотрел в бинокль на Нэнни, и при виде этого Лили невольно содрогнулась.
– Да, – эхом отозвалась она, – при Лаэме об акулах не упоминай – после того, что случилось с ним и его братом.
– И с Джудом. – сказала Энн. – Мой муж ведь тоже там был. Они так до сих пор и не смогли это пережить, и – я уверена – никогда не смогут.
– Порой случаются такие страшные вещи, что их просто невозможно пережить, – раздался вдруг тихий голос Марисы.
Все лица обернулись в ее сторону. Лили представила ее друзьям в самом начале путешествия, как только они взошли на борт судна, и понимала, что у всех она вызывает любопытство. Но Мариса, словно сожалея о своих словах, подалась назад и отвернулась. На мгновение Лили снова взглянула в окно на Джеральда и вздохнула с облегчением, увидев, что он развернулся и повел лодку в открытое море.
– Постой, Мариса, – сказала Энн. – Иди сюда, поговори с нами.
– Конечно, пока девочки на палубе, расскажи нам немного о себе, – предложила Синди. – Что привело тебя на Кейп-Хок? Может быть, твой муж – рыбак? Или океанограф?
Я… м-м-м… я в разводе, – ответила Мариса. Внимание Лили было полностью приковано к своей новой гостье, и казалось, что та чувствовала себя крайне неловко. Вид у нее был не просто смущенный; она словно насторожилась, не желая выдавать какой-то свой секрет, не хотела и боялась обнаружить подробности своей жизни. Лили очень хорошо представляла, каким образом будет дальше разворачиваться этот разговор дальше.
– Человека могут привести сюда только три причины, – сказала Алиса. – Если у него семья в этих краях, если он безумно любит природу или если он бежал от несчастного брака.
По тому, как Мариса залилась румянцем, Лили поняла, что Алиса точно угадала и назвала одну из причин.
– Когда вы сказали, что бывают такие страшные вещи, которые не забываются, – подхватила Марлена, – я подумала – вот оно! Предательство, побои. У этих людей сознание, – как у четырехлетних, они просто деревья, сильные и тупые, только и всего…
– Я не могу… – начала Мариса.
– Девочки на палубе, – успокоила Энн. – Никто не услышит.
Лили придвинулась поближе к Марисе. Она хотела объяснить ей или хотя бы успокоить, что бояться нечего, что никто здесь не собирается делать ее жизнь предметом сплетен. Что никто не собирается выуживать из нее жестокие подробности ее жизни.
– Некоторые из нас далеко от дома, – сказала она. – Мы стали друг другу настоящими сестрами.
– У меня есть родная сестра, – сказала Мариса, и глаза ее заблестели. – Я с ней не так давно разговаривала…
– Скучаешь по ней? – спросила Лили.
– Больше, чем можно себе представить.
– А почему ты не хочешь пригласить ее сюда?
– Потому что не исключено, что он прослушивает ее телефон. Он сказал, что никогда – никогда – не отпустил бы нас.
– Но вы все же уехали.
– Уехали. – Мариса запнулась. – А теперь чувствуем, что попали в ловушку.
– Потому что ты боишься?
– Да, но есть и кое-что еще… мы не можем свободно перемещаться. Не можем оставаться самими собой…
– Это пройдет, – сказала Лили.
– Иногда мне здесь так одиноко.
– Теперь у тебя есть мы, – сказала Синди. – Мы только что познакомились, но уже все твои друзья. И рады, что ты среди нас, Мариса.
Мариса сделала попытку улыбнуться, но у нее это плохо получилось. Чувствуя, что женщине становится невмоготу, Лили взяла ее под локоть. – Давайте-ка выпьем пунша! Идет? – предложила она и повела Марису к буфетной стойке.
Спокойно, неспешно, как могло показаться со стороны, две женщины налили себе розового пунша в бумажные стаканчики, взяли маленькие тарелочки с нарезанным сыром и фруктами. В открытое окно доносился голос Джуда, объяснявшего девочкам, как киты питаются, фильтруя воду; он рассказывал, что морские животные съедают по пять тонн криля в день, что соответствует весу взрослого слона. Женщины тем временем продолжали беседовать, кто-то вышивал, рукодельничал, по мере того как мерно звучали и разворачивались всякие истории.
– Когда ты сказала, что одинока, – говорила Лили, – ты имела в виду, что скучаешь по мужу?
– По мужу? – с недоумением переспросила Мариса.
– Ну да, по нему. Ну, скажем, по бывшему мужу – ты ведь в разводе? Это отец Джессики?
– Нет, он ее отчим, – ответила Мариса, остановив руку со стаканом на полпути ко рту.
– Ив конце концов ты ушла от него… Для этого требуется определенное мужество. А знаешь что? Ведь на самом деле ты скучаешь по своим мечтам. По любви, в которую верилось вплоть до последнего дня.
– Откуда ты знаешь? – прошептала Мариса.
– О, что касается этих дел, я могла бы быть гадалкой, пророчицей, – заверила Лили. – Давай проверим. Ты его любила, больше, чем можно вообразить. Он вытирал о тебя ноги, так? Он заставил тебя поверить в любовь с первого взгляда.
Ты впустила его в свою жизнь. Однако возникли проблемы.
– Возникли, – согласилась Мариса.
На палубе Джуд рассказывал, что язык голубого кита весит столько же, сколько маленький слоненок, а его сердце – столько же, сколько небольшой автомобиль.
– Потому что мешала ложь. Потому что никогда нельзя было с уверенностью сказать, правду ли он говорил. И постоянно выходило, что ты виновата, а он, наоборот, всегда прав. Ужасно.
– Да, ужасно, – подтвердила Мариса.
– И тебя постоянно мучили сомнения в его правоте, и все же ты каждый раз убеждала себя, что сама не права. Потому что очень его любила. Несчастного, ранимого, обиженного…
– Откуда ты знаешь?
– Все они такие, – улыбнулась Лили. – Страшно ранимые и бесконечно несчастные. И в этом всегда виноват кто-то другой.
– Всегда. – И Мариса впервые по-настоящему улыбнулась.
– Во-первых, виноваты родители. У этих типов за плечами всегда самое несчастное детство. Прямо как у Диккенса: страшная нищета и некто крайне жестокий, кто постоянно избивал их досиня…
– И это оправдание тому, что теперь они так жестоки по отношению к нам.
– Естественно, а как же иначе, – сказала Лили.
– Как ты полагаешь, у них и правда было такое ужасное детство? Или это очередная ложь?
Лили медленно, неторопливо сделала глоток пунша. Потом закрыла глаза и подумала о тех бесчисленных эпизодах, когда она задавала себе те же самые вопросы, о том бесконечном количестве бессонных ночей, которые она провела, глядя на звезды и луну, мучаясь мыслью, почему на долю человека выпадает столько страданий.
– Мне жаль каждого ребенка, знавшего побои, – продолжала она. – Каждого обиженного. Но, знаешь, вырасти и использовать это как довод к тому, чтобы наносить обиды другим, – нет, я этого не принимаю. Так что это вообще не имеет никакого отношения к делу, независимо от того, правда оно или ложь.
– Мне никогда не приходило в голову трактовать это подобным образом, – призналась Мариса.
Так, может быть, именно это тебя и мучает? – спросила Лили. – Воспоминания о том, как ты его обнимала, утешала? А теперь все переживаешь, как он там, бедный, без тебя?
Мариса кивнула, улыбка снова сошла с ее лица.
– Я же медсестра, – сказала она. – Он мне неустанно повторял, что я его исцеляю.
– Между тем как он тебя уничтожал?
– Он никогда не бил меня.
– Мой тоже меня не бил, – пожала плечами Лили. – Есть более изощренные способы уничтожать личность. Я рада, что ты вырвалась от него. Наверное, было совсем худо, если ты уехала в такую даль. Лишь бы подальше от дружка. Мне кажется, что на самом деле ты скучаешь вовсе не по нему.
– В моей жизни образовалась какая-то пустота, – прошептала Мариса таким хриплым голосом, что он прозвучал, как хруст сломанной ветки.
– Ты скучаешь по любви, – сказала Лили. – По мечте. Ты скучаешь по мечте о любви, которую связывала с ним. И именно по этой причине я создала клуб «Нанук Дикого Севера».
– Дикого Севера – то есть Канады, – уточнила Мариса.
– О, нет! – возразила Лили. – Ты думаешь, что название как-то связано с географией? Никак! Это связано вот с этим. – Она положила руку на сердце. – Дикий Север – это та долгая жизнь, которая прожита рядом с ними, нашими любимыми. Теперь ты свободна, Мариса. Добро пожаловать в оттепель!

***

Роуз никогда не была так счастлива. День рождения получился просто невероятный, сказочный. Этот день наверняка станет событием в жизни каждого, кто теперь здесь, с ними. Капитан Джуд Нил показал им финвалов, горбачей, бурых китов, одного голубого кита и, конечно же, Нэнни. Он рассказал им, что при рождении белуги, в том числе и Нэнни, бывают светло-коричневые, но с каждым годом светлеют, пока в возрасте шести лет не становятся чисто-белого цвета.
Он отвел всех девочек в рубку и дал им по очереди подержаться за штурвал; потом они читали по компасу, наблюдали за радаром и задавали множество вопросов о китах.
– Хочешь поговорить по радио, новорожденная? – спросил капитан Нил.
– Я? – спросила Джессика.
Роуз рассмеялась в ответ на шутку подруги, но та вдруг покраснела.
– Это я просто пошутила, – смутилась Джессика.
– Ты, я вижу, прямо комедийная актриса, – засмеялся капитан. – Моя жена держит гостиницу, так тебя можно приглашать выступать по пятницам. Нам всегда требуется хорошее шоу. Как тебя звать?
– Джессика Тейлор.
– Ах, это Джессика Тейлор, Виновница Торжества, – не унимался капитан. – Что вы говорите!
Все девочки дружно засмеялись, как будто капитан Нил был настоящим комедийным актером. Это был высокий, пышущий здоровьем человек, с темными, как у брата, волосами. Лицо его избороздили морщины от солнца, ветра и непогоды, но на нем всегда играла веселая улыбка, и казалось, ему нравилось смешить людей и смеяться самому. Он вел судно по волнам на входе в залив, чрезвычайно мягко и деликатно, за что Роуз была ему очень благодарна. Сегодня с утра грудь сильно болела. Чуть не разрывалась, и было страшно, что путешествие по открытым водам, удары корабля о волны вдруг расколют ее и тогда все, что находится внутри, выплеснется наружу. Но чудесным образом соленый морской воздух был так свеж и прохладен, так наполнял легкие, что девочка успокоилась и почти забыла о своих опасениях.
– Когда у тебя день рождения? – спросила Джессику Элли. – Ну, настоящий, я имею в виду?
– Сегодня! – крикнула Джессика и засмеялась. – И завтра. Да, и еще послезавтра!
– Иди-ка сюда, настоящая новорожденная, – позвал капитан, потрепав Роуз по плечу. – Свяжись-ка по радио с моим братом и спроси у него, куда ушли киты.
– Я не умею.
Делай так… – И капитан показал, как брать микрофон, какую кнопку нужно нажать. – Нажимай и говори, а когда закончишь, скажи «Прием» и потом слушай. Все дети, кому уже исполнилось двенадцать лет, должны уметь пользоваться радиосвязью.
– Мне же только девять! – воскликнула Роуз.
– Не может быть!
Она замотала головой. Капитан закатил глаза и тоже замотал головой, делая вид, что не может в это поверить.
– Ты меня водишь за нос! Готов поклясться, что тебе двенадцать! Ты же совсем взрослая!
Роуз нравилось, как он описал галантный полукруг рукой, приглашая ее к радио. В ней также возникло чувство гордости, вызванное его репликой в адрес ее возраста. Она была куда меньше своих сверстников – болезнь мешала ей поспевать за ними в росте. Кое-кто из мальчишек в школе дразнил ее лилипутом, когда она проходила мимо. Капитану Нилу удалось сделать так, что она почувствовала себя не просто нормальной, а даже немного особенной. К тому же она теперь знает, как пользоваться радио.
– Доктор Нил! – сказала она в микрофон, нажимая на нужную кнопку. – Прием.
– Это ты, Роуз? Прием!
– Да, это я! Спасибо, доктор Нил!
В этот момент, держа в руках микрофон и поглядев в окно рубки, она увидела его оранжевый «Зодиак», делавший широкие круги по воде.
– Ну, вот ты и повидалась с Нэнни в свой день рождения, – сказал он. – Видишь, она все помнит и постаралась вернуться точно в срок.
– Вам кажется, она действительно что-то знает? Прием!
– Разумеется. Мне кажется, она хорошо чувствовала, что мы ее ждем. Киты очень чуткие животные, Роуз. Особенно Нэнни. Она уже много лет плавает в морях и, я думаю, неплохо знает тех людей, которые за ней наблюдают и берегут ее.
«Людей, которые за ней наблюдают и берегут ее…» Роуз слышала его слова, видела его в «Зодиаке», затем она обернулась посмотреть на маму через стекло рубки – вон она, в главном салоне. «Люди, которые за ней наблюдают и берегут ее…»
– Я хочу, чтобы Нэнни тоже наблюдала за моей мамой, – сказала Роуз как можно глуше, не нажимая кнопки, – и берегла ее.
– Что ты сказала, дорогая? – спросил капитан Нил. – Нужно говорить громче и не забывать нажимать на кнопку. Вот так. Говори в микрофон, давай.
– Спасибо еще раз, доктор Нил, – сказала Роуз.
– Спроси его, где сейчас находятся киты, – напомнил ей капитан. – Он у нас эксперт.
– Где сейчас киты? – спросила Роуз.
– К востоку, в сотне ярдов, – ответил доктор Нил. Он держал микрофон здоровой рукой, поэтому указать направление пришлось протезом. Роуз перевела взгляд туда, куда он указывал. И увидела фонтаны, водяные пары, сверкавшие в солнечных лучах.
Позади нее вдруг зашептались и захихикали Бритни и Элли. Острая боль пронзила Роуз, когда она услышала, как кто-то сказал: «Капитан Крюк».
В грудь словно ударили чем-то тяжелым.
Она обернулась, увидела, как Бритни изображает человека с крюком вместо руки: она резко согнула руку в запястье, плотно сомкнула и вытянула вперед пальцы наподобие жесткой лопасти. Глаза девочек встретились, но, вместо того чтобы прекратить обезьянничать, Бритни помахала Роуз рукой-клешней, отчего Элли прыснула со смеху. Роуз видела, что капитан Нил пристально смотрит на нее и ее подруг; от стыда Роуз сильно ссутулилась, отчего плечи ушли далеко вперед. Она протянула капитану микрофон, уверенная в том, что он никогда больше не позволит ей говорить по радио, потому что ее друзья смеялись над его братом.
Но капитан только потрепал ее по головке и похвалил за работу. Она что-то пролепетала про Нэнни, про Лаэма и в этот момент почувствовала, что ее грудная клетка дала пробоину. Сродни тому, как острая колючка пробивает шину велосипеда…. какое-то время воздух со свистом выходит наружу, потом маленькая дырочка превращается в большую прореху, и уже весь воздух с силой устремляется вон.
Роуз зашаталась, ударившись о стальной штурвал, потом качнулась в другую сторону, капитану на руки. Она слышала, как работал мотор лодки доктора Нила – такой успокаивающий звук, по нему она знает, что Лаэм рядом. Ей пришлось обернуться туда, где стояла Бритни, но еще ближе к Роуз находилась Джессика.
– Что такое, Роуз? – встревожилась Джессика. Роуз открыла рот. Она знала, что времени у нее немного.
– Роуз, это то, что случилось тогда, по дороге из школы домой? – спросила Джессика, но даже не стала дожидаться ответа. Роуз поняла, что она помчалась за мамой.
– Бритни, – сказала Роуз, в упор глядя девочке в карие глаза. – Пожалуйста, не называй так доктора Нила… пожалуйста! Он мой друг. Он хотел, чтобы я увидела Нэнни в день рождения.
– Я знаю, прости меня, – ответила перепуганная Бритни – тем ли, что сказала Роуз, или, может быть, тем, что она посинела? Роуз много раз видела этот взгляд в глазах друзей, когда у нее бывал приступ.
Накатила дурнота, закачала ее на волнах и потянула под воду. Мысли спутались. Она вспомнила о двух желаниях. Одно из них сбылось: Нэнни вернулась и Роуз с ней встретилась. Но ее охватило другое желание – значительно большее и совершенно неотложное. Ей так безумно хотелось, чтобы оно исполнилось, хотелось до смерти – а смерть всегда ходила рядом… Роуз ужаснулась при этой мысли; сейчас сердце работает с таким трудом, что едва поддерживает в ней жизнь, но по опыту девочка знала, что это должно пройти.
– Хочу, чтобы моим папой… – пролепетала она, и ноги ее подкосились. – Хочу, чтобы он был… он был…
– Что, моя милая? – спросил капитан Нил, подхватывая ее и поднимая на руки.
– Я хочу, чтобы мой папа был хорошим, – прошептала она, – и чтобы он меня любил…
И потеряла сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя лета - Райс Луанн



нет слов. прочла на одном дыхание.
Дитя лета - Райс Луаннелена
12.11.2011, 19.20





как будто эпилога не хватает.а так-красивый роман.как и все у этого автора.море .любовь.вечность.
Дитя лета - Райс ЛуаннТанита
13.07.2013, 21.34





хороший роман,заинтересовал с первой страницы
Дитя лета - Райс ЛуаннМарьяночка
15.04.2014, 10.22





Ох, я целый день читала, всё забросила. Очень понравилось, такая социальная драма, немного напомнило Дебору Смит - серьезно, жизненно. Эпилога очень не хватает, так хотелось прочитать как гад получает по заслугам... Буду дальше ее книги читать.
Дитя лета - Райс ЛуаннДина
15.04.2014, 19.29





вот это роман! Какие женщины, и мужчины в частности... Не без подонков, конечно. И на самом деле есть такая шваль,не жалеют ни матерей собственных, ни детей. Ни дай бог ипытать такие невзгоды ни одной женщине! Автор - чудо!!!
Дитя лета - Райс Луаннгалюша
23.04.2014, 21.27





эпилога не хватает, так как есть продолжение Судьбе вопрекиrnавтор-супер
Дитя лета - Райс Луаннсветлана
2.06.2014, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100