Читать онлайн Дитя лета, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя лета - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя лета - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя лета - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Дитя лета

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Теперь у Лаэма была семья. Таковы были его ощущения, когда он заботился о Лили и Роуз. После эпизода в гостинице он чувствовал, что они слишком уязвимы, чтобы возвращаться домой, поэтому он повез их в свой собственный дом на вершине холма. Лили, похоже, успокоилась, словно после долгого забега, во время которого приходилось постоянно принимать решения, почувствовала потребность в отдыхе.
Решительно настроенный обеспечить ей этот отдых, Лаэм миновал каменные столбы на границе своей собственности и поехал в гору по длинной извилистой дорожке. Он жил в еловом лесу, в большом каменном доме, который некогда принадлежал владельцу каменоломни. Из-за того что с дороги дом не был виден, Лаэм знал, что фантазия местных ребятишек обратила его в загадочный, окруженный тайнами особняк, обитель Капитана Крюка. Лаэм взглянул на Роуз в надежде, что ей не будет страшно. Но она почти спала и только слабо улыбалась тому, что наконец-то оказалась дома в Кейп-Хок.
Лаэм взял ее на руки, и все трое направились к парадному входу. Сердце Лаэма билось от возбуждения, волнения и гордости. Привести в свой дом Лили и Роуз означало для него все.
– Как давно я здесь не была! – устало улыбнулась Лили.
– А помнишь, как ты пришла сюда в первый раз? – спросил он.
– Роуз тогда было всего три недели, – ответила она. – У нее была простуда, и как раз в это время была гроза, и все телефоны вырубило, а поперек дороги ветром повалило дуб, и я никак не могла выбраться. И тогда я поймала попутку и доехала до тебя, чтобы попросить помощи.
– И он помог? – спросонья пробормотала Роуз.
Лаэм благодарно улыбнулся. Он включил в доме свет, надеясь, что холостяцкий интерьер не отпугнет милых ему гостей. Повсюду лежали стопки океанографических журналов, здесь же были навалены книги про акул, фотографии нападения акул на морских млекопитающих, видеопленки и записи свидетельских описаний нападения акул на человека. В доме стояла крепкая дубовая мебель с множеством красных подушек, красовался большой тебризский ковер, выданный Лаэму Камиллой из фамильного наследства, книжные шкафы, до отказа забитые книгами, и телевизор, примостившийся в углу, словно попал сюда после долгих раздумий о степени его нужности.
– Как здесь уютно, – заметила Роуз.
– Ты так думаешь? – обрадовался Лаэм, склонившись над ней. – Я рад.
– Только я не понимаю, почему мы приехали сюда, а не к нам домой.
Лаэм взглянул на Лили, желая, чтобы она ответила Роуз сама.
– Из-за того человека в гостинице? – допытывалась девочка.
– Да, милая, – сказала Лили. – Это человек, который знает другого человека, с которым я когда-то была знакома. Но сегодня это не важно. Сейчас важно одно – уложить тебя спать.
Лаэм понес Роуз наверх, в одну из просторных спален. Лили огляделась и увидела по соседству еще одну пустую спальню. Лаэм вынул из бельевого шкафа в холле чистые простыни и застелил широкую кровать. Роуз наблюдала за ним внимательнее, чем обычно. Всякий раз, поднимая глаза, он сталкивался с пристальным взглядом Лили. Она выложила лекарства для Роуз на бюро и пошла налить себе стакан воды.
– Что такое, Роуз? – спросил он.
– Этого-то я и хотела, – сказала она. – Тогда, на дне рождения.
– Хотела побывать здесь?
Но Роуз то ли слишком устала, то ли решила, что и так сказала достаточно. Лили вернулась с водой и приступила к долгому процессу выдачи дочери всех лекарств, которые необходимо было принять. Потом взрослые подоткнули ей одеяльце, и Лили сказала, что будет спать рядом, в соседней комнате.
– Там же, где и доктор Нил? – спросила Роуз.
– Моя комната находится внизу, – вмешался Лаэм. – Но если кому-то из вас что-нибудь понадобится, я услышу.
– Спасибо, – сказала Роуз, обнимая его за шею и поцеловав на ночь. То, что это дитя, пережившее такие трудности, появилось у него в доме, переполняло сердце Лаэма радостью и состраданием.
Когда Роуз угомонилась, они снова спустились вниз. Он поставил чайник на плиту и обернулся к Лили. Она стояла, облокотившись на кухонную тумбочку. Ее черные, как соболий мех, волосы мерцали в свете электрической лампы. Он подошел к ней, приподнял ее лицо за подбородок и поцеловал – так, как хотел поцеловать ее весь день.
Они изголодались друг по другу, Лаэм даже не предполагал, до какой степени. Словно они оказались где-то далеко-далеко от реальной жизни и полностью погрузились в то, что происходило с ними. Но реальность, будучи слишком глубока и значима, подсказала Лаэму, что нужно оторваться.
– Как ты? – спросил он.
– Хорошо. Только я никак не могу осознать, что к чему. Операция Роуз прошла так на удивление хорошо, а потом вдруг меня вернули домой – в прошлое.
– Как же ему удалось тебя разыскать? – спросил Лаэм.
Лили прищурилась и улыбнулась, опустив голову,
Лаэм полагал, что это растревожит ее, разбередит, даже раздосадует, но она никак не проявляла признаков волнения.
– Это все моя бабуля, – сказала она.
– Она все знала?
Лили утвердительно кивнула:
– Она не знала, куда точно я еду, но я не могла сбежать, не предупредив ее. Я никогда бы так не поступила с ней. Ты ее не знаешь, Лаэм, это самая умная, самая необыкновенная женщина в мире. Она воспитала меня сильной. Мне казалось, что я могу вынести все.
Лаэм слушал и смотрел, как горят столь любимые им глаза.
– Но оказалось, что не все. Эдварда я не вынесла. И поняла это накануне рождения ребенка. Я понимала, что он никогда не отпустит меня по доброй воле, но подвергать испытаниям Роуз я тоже не могла.
– Ты знала, что будет девочка, – сказал Лаэм. – Я помню, как в ночь, когда она родилась, ты протянула руки и сказала: «Дай мне ее» – еще до того, как я сказал тебе, что это девочка.
– Да, я это знала. Мне неоднократно делали ультразвук. Муж не раз сбивал меня с ног, я уже говорила. И валил вину на меня, старался убедить, что я нескладеха, каких поискать. Форменная корова.
– Я убью его, – прорычал Лаэм, и точно, сделал бы это. В нем все кипело от ярости и ненависти – подобного чувства он никогда в жизни не испытывал. Даже в отношении акул, еще в юности, до того как изучил их повадки и поведение хищников, он не чувствовал такого холодного огня ненависти.
– Я не могла допустить, чтобы он стал частью жизни Роуз, – объяснила Лили. – Если бы я дождалась ее рождения и решила бы уйти после, уже действовал бы другой закон и санкции. Вовсе не потому, что она была ему нужна. Напротив, он не хотел ребенка. И ясно давал это понять. Но я знаю и другое: он использовал бы ее, чтобы держать на крючке меня. Это стало бы пыткой для нас обеих, я сознательно употребляю это слово. Эдвард существует, чтобы причинять боль другим.
– Да что же это за человек такой?
– Человек, которому неведомо соучастие, сострадание, – спокойно ответила она. – Хуже того: он убийца.
– Как это понимать?
– Когда-нибудь я тебе расскажу. Не сегодня. Но очень скоро.
– Бабушка знала об этом?
Лили кивнула:
– Да, она знала многое, хотя и не все. Но достаточно, чтобы захотеть мне помочь избавиться от него.
– Это она подсказала тебе укрыться в Кейп-Хок?
– Нет, – сказала Лили. – Это место я разыскала сама. Выяснилось, что оно связано с Камиллой, а она, в свою очередь, связана с Эдвардом.
– Моя тетушка? Камилла Нил?
– Да. Мои родители погибли в той же катастрофе на пароме, что и ее муж, Фредерик. Я тщательно собирала все газетные заметки об этом событии и однажды наткнулась на заметку о том, что Камилла подарила городу камень для мемориала. Я почувствовала к ней такую благодарность за это!
– Она была бы счастлива узнать об этом, – сказал Лаэм.
– Я рада, – улыбнулась Лили. – Я знаю, как глубока рана в ее душе, так же глубока, как и моя. Страшно терять самых близких людей. Ты чувствуешь себя совершенно беззащитным… Мне кажется, что это облегчило задачу Эдварда, сделав меня легкой добычей. Я была сиротой, не важно, что мне уже стукнуло тридцать. Все равно это сказывалось.
– Но какое отношение Эдвард имеет к Камилле? – недоумевал Лаэм.
– У него на стене висела фотография в рамке с изображением китобойного судна зимой в доке. Прекрасное, просто завораживающее своей красотой, с обледенелыми мачтами и канатами зрелище. Эдвард всем рассказывал, что этим судном владел его прадед, капитан-китобой. Это ложь, как и выдумки насчет Гарварда; но он так часто ее повторял, что, по-моему, сам в это почти поверил.
– А как называлось судно? – спросил Лаэм.
– Оно называлось «Пик». – И глаза Лили заблестели.
– Это судно принадлежало моему прапрадеду, Текумзее Первому Нилу.
Теперь я тоже это знаю, – сказала Лили. – Так вот. Я часто смотрела на эту фотографию и чувствовала, словно лед в моем сердце прямо оттуда. Лед в жилах, ледяной холод, который я ощущала в себе, живя в Эдвардом. Эта фотография была ему нужна только для того, чтобы убеждать людей в своем происхождении из рода капитанов-китобоев. А меня завораживал сам пейзаж. Скалы, замерзший фьорд, состояние глубокой зимы – все такое чистое, суровое. Это очень отвечало моему внутреннему состоянию.
– А как ты узнала, где была сделана эта фотография?
– Отследить источник оказалось чрезвычайно просто. Это был оригинал, сделанный известным фотографом. В коричневатых тонах, на желатиновой дощечке, очень ценный. На обратной стороне имелась марка студии, и я туда позвонила. Выяснилось, что некогда фотография принадлежала Камилле.
– У нее довольно внушительная коллекция морских пейзажей наших краев – настоящие творения искусства, – сообщил Лаэм, изумленный подобным совпадением.
– Я была потрясена, прочитав имя заказчика на квитанции, потому что это было имя той самой женщины, которая ставила памятник жертвам паромной катастрофы. Я еще помню, как тогда подумала: какое странное, непривычное имя – Камилла Нил. И уж совсем не могла представить, что однажды встречусь с ней.
– Так вот почему ты приехала именно сюда? По этим двум причинам?
– Отчасти да. Меня подкупило, что это место как-то связано с родителями, а потом мне казалось, что я никогда не видела такой красоты, как в Кейп-Хок. Во мне родилось чувство тайной, мелкой мести, заменившее тот комплекс ощущений, который я испытывала рядом с Эдвардом ежедневно. Я решила воспользоваться тем же изображением, которое он использовал для поддержания легенды о своих предках. Причем он говорил всем, что Кейп-Хок находится где-то в Ньюфаундленде, потому что не имел ни малейшего представления об этом месте.
– Хорошая была мысль! – засмеялся Лаэм и обнял Лили.
– К тому же это очень далеко.
– От Эдварда, – уточнил Лаэм.
Что само по себе было замечательно, – кивнула Лили. – А вместе с тем и ужасно, потому что и от бабушки тоже было очень далеко. Она хотела, чтобы я сбежала и просто исчезла; дала мне денег и помогла замести следы – врала полиции, это уж точно.
– А именно Патрику Мерфи, – снова уточнил Лаэм.
В тот момент, когда в гостинице все бросились поприветствовать Роуз и столпились вокруг Лили, Лаэм вдруг увидел глаза этого человека – они светились счастьем при виде женщины, которую он называл Марой. Но было и что-то еще – какая-то грусть, будто его предали. И Лаэм проникся к нему симпатией.
– Да, – сказала Лили. – Как ты думаешь, он сказал правду? Моя бабушка действительно хочет, чтобы он меня нашел?
– Я думал, она знает, где ты. Почему бы ей тогда просто не позвонить?
– Она не знала, куда я уехала. Мы решили, что это единственный способ по-настоящему защитить нас с Роуз. Я послала ей несколько пустяковых вещиц: газетную вырезку, очечник почетного члена «Нанук», членский билет в местном «Аквариуме». Я просто думала, что если Нэнни доставляет такое счастье мне и Роуз, то, может быть, между нами и Мэйв установится какая-то связь через собратьев-китов.
– Почему ты не называешь ее бабушкой? – спросил Лаэм. Про себя он отметил, что Лили упомянула Нэнни, но не хотел выказывать волнения по поводу ее местонахождения – она по-прежнему двигалась на юг и, когда он последний раз получал о ней данные, кормилась где-то в районе Блок-Айленда.
– Я бы с удовольствием ее так называла, – ответила Лили. – Но у меня по-прежнему нет твердой уверенности в том, что мы в безопасности. Если Эдвард узнает, что мы живы, он явится за Роуз, я уверена. Наверное, я уже дала ему основания требовать с меня законных гарантий – тем, что сбежала и исчезла. Лаэм, что будет, если он станет требовать Роуз?
Я не просто так сказал, что сказал, а вполне сознательно, – отчеканил Лаэм с небывалой для него серьезностью. Он знал точно, что, если Эдвард Хантер – или еще кто-то – попытается причинить Лили и Роуз зло, он убьет этого человека не моргнув глазом. После всего, что тот сделал с Лили, Лаэму это даже доставит искреннее удовольствие.
Лили прильнула к его груди, приподнявшись на цыпочки, и поцеловала. Он почувствовал, как по телу прошел жар, захлестнув каждую его частицу. Он так долго держал в себе тайные чувства к Лили и Роуз, потому что знал, как Лили закрыта, как она настороженна, как работает инстинкт самообороны. Возможно, он сознавал, что и с ним отчасти происходило то же самое.
И вот теперь, когда Роуз спокойно спала наверху, а они целовались внизу на кухне, Лаэм почувствовал, как эти заслоны рухнули. Они сдали друг другу крепости, добровольно и навсегда. Она крепко обнимала его обеими руками, и Лаэм прижимал ее к себе всем сердцем, обнимал всем своим существом. Ему хотелось коснуться каждой ее частички, каждой клеточки ее кожи, прямо сейчас. Именно так люди осознают, что они живы, подумал он. Доставлять друг другу радость – разве не для этого дана жизнь? Они с Лили упускали так много и так долго. Нужно было немедленно начинать восполнять потери, подумал он, крепко целуя женщину, которую любил.

***

Джо Хоулмз мирно спал дома в Хаббардз-Пойнт. Окна были распахнуты, и морской бриз овевал прохладой его голую спину. Он доносил с собой запахи прибрежных трав, песчаных отмелей на отливе и цветов из сада Тары, его жены. Накануне он отработал ночную смену по делу офисного преступления, прослушивая телефонные разговоры банкира из Стэмфорда. Поэтому, когда зазвонил телефон, не слышал звонка. Но телефон зазвонил снова, и он послал кому-то на другом конце сто чертей в бок. Потом зазвонил домашний телефон, и Тара осторожно потрясла Джо за плечо.
– Послушай, дорогой, это Патрик Мерфи, – сказала она. – Который вышел в отставку. Тот, что вел дело Мары, помнишь?
– Бр-р-р-р, – встряхнулся Джо и прохрипел в трубку: – Хоулмз слушает.
– Привет, Джо. Это Патрик Мерфи. Извини, что разбудил тебя, но дело крупное.
– Информация по этому козлу-банкиру из Стэмфорда, надеюсь?
– Не угадал, по Эдварду Хантеру.
– Это который муж Мары Джеймсон?
– Он самый.
– У тебя появились новые сведения? О Маре?
– Да, – ответил Патрик. – Я обязательно расскажу, только потом. Сначала другое – мошенничество в Интернете. Скажи, ты что-нибудь знаешь об аферистах, делающих деньги на досках объявлений? О вымогателях, фальшивых благотворительных фондах?
– Как не знать. Только это очень трудно доказать, трудно проследить. Главным образом потому, что эти жулики очень скользкие и неуловимые. Они проводят аферу и исчезают. Постоянно меняют имена. Их поймать за руку практически невозможно, разве только кому-то вдруг удастся зафиксировать IP-адрес этого деятеля, прежде чем он испарится.
– А если удалось сохранить распечатку всей аферы?
Вот теперь Джо проснулся и приподнялся на локте. Все равно через час подъем; он уже чуял носом, что Тара варит на кухне кофе.
– Тогда можно взглянуть, – сказал он. – Если еще не поздно и этот тип не ушел в подполье, можно его прижать, установив его IP-адрес и выяснив, где он окопался в городе. Ты хотел мне что-то сообщить насчет Мары.
– Пока только то, Джо, что предположительно этот тип – Эдвард Хантер.
– Эх, с каким бы удовольствием я прищучил этого высокомерного говнюка! – крякнул Джо.
– Вот и я бы тоже, – сказал Патрик. Джо слышал, как тот тяжело дышит в трубку – вероятно, его сильно волнует перспектива наконец-то взять Эдварда хоть за что-то, пусть не за Мару. Джо зевнул и хорошенько проморгался.
– Бедная Мэйв, такой стыд на ее седую голову, – сказал он.
– Мэйв?
Ну да. Кстати, жена видела, как позавчера ее увозила скорая. Клара Литтлфилд сказала Таре, что у нее что-то вроде приступа, ее забрали в больницу. Надеюсь, она выкарабкается. Ей будет приятно знать, что сковородка для Эдварда – этого дристуна – уже греется на огне.
– Спасибо тебе, Джо, – сказал Патрик.
– Не вопрос, старина, – сказал Джо. – Слушай-ка…
Но Патрик уже дал отбой. Связь прервалась. Джо взглянул на телефон и покачал головой. Он слыхал, что Патрик слишком близко к сердцу принял дело Мары Джеймсон. Джо его ничуть не осуждал – все люди человеки, даже копы. Он глубоко уважал Патрика Мерфи, и искренне расстроился, узнав, что его брак распался. Сам Джо точно знал, что никогда такого не допустит – слишком много он потерял бы с Тарой.
Окончательно проснувшись, он вдохнул аромат кофе. Затем вылез из постели и отправился на кухню поцеловать жену.

***

Патрику стоило немалого труда убедить Марису сообщить ему, где живет Лили. Ее очень воодушевил его звонок в ФБР и то, что обозначилась реальная возможность накрыть Теда. Одновременно с этим она была поражена и обескуражена тем фактом, что, как утверждал Патрик, Эдвард Хантер – официальное имя Теда – имя человека, некогда женатого на Лили.
– Не может быть, – сказала она.
– Отчего же? Просто он широко распустил щупальца.
– Но это невероятно, что и я и Лили попали сюда, в одно и то же место, так далеко от дома…
– Честное слово, могу ручаться, что если вы с Лили побеседуете на эту тему, то очень быстро выясните, что именно побудило вас выбрать Кейп-Хок. Наверняка одни и те же причины.
– Я руководствовалась сугубо личным желанием досадить ему, – ответила Мариса, вспоминая фотографию китобойного судна, принадлежавшего прадеду Теда, волшебный вид его обледенелых мачт на фоне скал Кейп-Хок. – И, признаюсь, горда этим. Пусть ему хотя бы немного отольется то унижение, которое я прошла.
Ручаюсь, что Мара – Лили – тоже держала в голове нечто подобное. И наверняка выбрала это место как большую фигу в кармане этому ублюдку, который выкурил ее из дома. Извиняюсь за грубость.
– Да нет, все понятно, – ответила Мариса. – Однако уже поздно. Мы устали. Послушайте, как я поняла, что-то случилось с бабушкой Лили и ей следует об этом знать. Но Лили только что пережила события, связанные с Роуз. Неделю назад ее дочь перенесла открытую операцию на сердце, и я просто не могу допустить, чтобы вы ее потревожили сегодня. Приезжайте-ка завтра утром, и я вас к ним отведу. Обещаю.
Патрик Мерфи стоял у двери и глядел вниз, словно раздумывая, верить ей или нет. Мариса понимала, что у него есть веские основания для разного рода подозрений. Такие женщины, как они с Лили, становятся очень хитрыми, изворотливыми и изощренными в способах самозащиты. Из долгого опыта общения со своими обидчиками они научились притворяться, что все прекрасно, в то время как тайно вынашивали планы бегства.
Чтобы убедить Патрика в том, что она намерена сдержать слово, Мариса протянула ему руку. В углах его глаз сосредоточились глубокие морщины, а ладонь показалась ей жесткой и мозолистой. Он крепко пожал ей руку. Мариса чувствовала, что ему хотелось бы еще на какое-то время бросить здесь якорь, чтобы убедиться в надежности данного порта. В ответ она серьезно, без тени улыбки, поглядела на него.
– Я хочу, чтобы вы мне верили, – сказала она. – Поэтому я вам сейчас что-то скажу. Только обещайте, что тут же это забудете. Договорились?
– Договорились, – согласился он, и голос его прозвучал настолько устало, словно это старый, окончивший карьеру боец.
– Мое настоящее имя – Патриция.
– Патриция, – повторил он.
– А мою дочь в действительности зовут Грейс.
– Патриция и Грейс, – эхом отозвался он.
– Но только никогда не называйте нас так, – сказала она. Никогда.
– Чудесные имена, – восхитился Патрик.
– Так нас звали, когда мы жили с Тедом. Но как бы там ни было, мы уже другие. Теперь мы Мариса и Джессика. И это навсегда. Понимаете?
– Конечно, – сказал он.
Мариса еще раз пожала ему руку и увидела свет в его усталых глазах.
– До завтра, – сказала она. – Приезжайте к девяти, и я отведу вас к Лили.
– Тогда до утра, – ответил он. И по мере того как он удалялся по направлению к машине, Мариса глядела ему вслед в надежде, что он понял, что ему не о чем беспокоиться. Он мог спокойно отправляться спать, зная, что она никуда от него не сбежит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя лета - Райс Луанн



нет слов. прочла на одном дыхание.
Дитя лета - Райс Луаннелена
12.11.2011, 19.20





как будто эпилога не хватает.а так-красивый роман.как и все у этого автора.море .любовь.вечность.
Дитя лета - Райс ЛуаннТанита
13.07.2013, 21.34





хороший роман,заинтересовал с первой страницы
Дитя лета - Райс ЛуаннМарьяночка
15.04.2014, 10.22





Ох, я целый день читала, всё забросила. Очень понравилось, такая социальная драма, немного напомнило Дебору Смит - серьезно, жизненно. Эпилога очень не хватает, так хотелось прочитать как гад получает по заслугам... Буду дальше ее книги читать.
Дитя лета - Райс ЛуаннДина
15.04.2014, 19.29





вот это роман! Какие женщины, и мужчины в частности... Не без подонков, конечно. И на самом деле есть такая шваль,не жалеют ни матерей собственных, ни детей. Ни дай бог ипытать такие невзгоды ни одной женщине! Автор - чудо!!!
Дитя лета - Райс Луаннгалюша
23.04.2014, 21.27





эпилога не хватает, так как есть продолжение Судьбе вопрекиrnавтор-супер
Дитя лета - Райс Луаннсветлана
2.06.2014, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100