Читать онлайн Дитя лета, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя лета - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя лета - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя лета - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Дитя лета

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Выбрав «Выход 90», Патрик Мерфи попал на самую переполненную стоянку, какую ему доводилось когда-либо видеть. Здесь были автомобили из всех штатов, туристические автобусы, фургоны – и ни одного местечка, где бы можно было припарковаться неподалеку от «Мистик Аквариум». Наконец ему удалось это сделать на противоположной стороне небольшой торговой площади, потеснив некую леди с мини-фургончиком.
Десятью минутами позже он уже стоял в очереди из не менее ста человек, дожидаясь возможности войти. Зажатый между прибывшим из Хартфорда семейством в составе пяти членов и молодоженами из Филадельфии, он коротал время, прислушиваясь к разговорам. Его излюбленным занятием по-прежнему оставалось ведение следствия и раскрытие преступлений, и он старался по возможности больше узнать о каждом встречавшемся ему человеке, даже не подозревавшем, что за ним следят и его слушают.
Простояв несколько минут, мать обширного семейства повела младшего отпрыска в туалет, и многодетный отец немедленно воспользовался этим обстоятельством, чтобы немедленно выдернуть из кармана сотовый телефон и позвонить особе, которую он ласково называл «моя сладкая». За спиной Патрика молодой человек рассказывал своей юной жене, что акции, подаренные ее отцом на свадьбу, на вчерашних торгах невероятно подскочили в цене и ему кажется, что стоит подумать о покупке дома вместо аренды жилья.
Оба эпизода подтвердили давнишнюю уверенность Патрика в том, что единственное, что необходимо для успешной работы полиции, – это хорошее знание и изучение человеческой натуры и поведения. Но вот наконец ему удалось проникнуть в «Аквариум» с живительным дуновением прохладных кондиционеров после стояния на изнурительной жаре и вернуться к истинным причинам своей скромной миссии, приведшей его в данное учреждение.
Он справился, где находится служба приема в члены общества, подумав при этом, что даже по прошествии девяти лет все еще не остыл в стремлении раскрыть самое безнадежное в своей практике дело. И его неуемное любопытство относительно человеческой природы не давало ровным счетом ничего, когда дело доходило до случая Мары Джеймсон. С таким же успехом можно было бы провести остаток жизни в молитвах Деве Марии, ожидая, что в руки сам собою свалится толстый ключ разгадки.
Вокруг него стайками бегали дети, от шума которых болела голова. На улице такой чудесный солнечный день! Ну что дети делают в помещении ? Когда он был мальчишкой, родители совали ему в руки мяч и биту или удочку и выпроваживали на улицу, на солнышко, не желая видеть его вплоть до самого обеда. Но по мере того как Патрик следовал за толпой, вид мерцающих аквариумов со стайками рыб, с угрями, вьющимися в зеленых рифах, буквально околдовал, заворожил его.
Патрик умел говорить на языке рыб. Он смотрел вокруг и думал, как было бы здорово очутиться на лодке в море и чтобы под ним все это плавало. Сандра никогда этого не понимала. Ей казалось, что рыбалка – это просто сидение на палубе с бутылкой пива в одной руке и длинной хворостиной – в другой. Она не понимала, что на небе в это время плывут облака, что вода постоянно меняет цвет, что то и дело у поверхности воды плещутся стайки рыб. Что это„ большое чудо, прекрасное таинство – не то, чем ему приходится заниматься каждый день, что терзает его сердце. Это не дело об исчезновении Мары Джеймсон.
Вот, оказывается, что происходит под днищем его лодки. Аквариумы все ему рассказали. Насладившись видом подводной жизни, Патрик вышел в коридор на поиски административных помещений. У входа его спросили, не нужна ли ему помощь, он поблагодарил за участие и объяснил, что ему нужно повидаться с кем-нибудь из членского общества «Мистик Аквариум». Спустя несколько минут к нему вышла миловидная блондинка.
– Здравствуйте, меня зовут Виола де ла Пэн, – представилась она. – Я помощник директора общества.
– Привет! – сказал он. – А я – Патрик Мерфи. – Он сделал паузу. Ему вдруг захотелось вынуть значок полицейского и показать ей, что он лицо официальное. Но вместо этого сказал: – Я следователь полиции в отставке.
– О, и свободное время вы хотите посвятить нашему аквариуму, а может быть, даже чем-то помочь! – улыбнулась блондинка. По озорному блеску ее глаз он понял, что она шутит. По крайней мере хотелось надеяться. И хотелось верить, что его суровая внешность бывалого полицейского не дает оснований полагать, что он согласится водить экскурсии для сопливых деток.
– Если бы у меня нашлось время для таких занятий! – вздохнул он, скроив треугольную улыбку.
– Вы хотите сказать, что вам нужно раскрывать преступления, следить за превышением скорости и тому подобное?
– Вы совершенно верно меня поняли, мэм.
– Мне всего сорок два, – заметила особа, – Вы полагаете, что я уже подпадаю под категорию «мэм»?
– Для копа в отставке, – безусловно.
– Хм. Отрезвляющая мысль. Чем могу быть полезна, отставной офицер Патрик Мерфи?
Он улыбнулся и она тоже.
– Я здесь по поводу членства в вашем обществе, – объяснил он. – В этом вы совершенно правы. Только не моего членства. А того, которое было подарено одной моей доброй знакомой.
– Как ее имя?
– Мэйв Джеймсон.
– Ее что-то не устраивает? Может быть, ей хотелось бы повысить категорию?
Нет, дело не в этом. А в том, что подарок был анонимный. Тот, кто это сделал, пожелал остаться неизвестным. Я хотел бы попросить вас помочь мне установить эту личность. Мэйв искренне желала бы поблагодарить этого человека. Только и всего.
– Я ее понимаю. Конечно, я должна учитывать пожелания дарителя, но в данном случае мне кажется это вполне безобидным.
Патрик проследовал за ней в кабинет, увешанный семейными фотографиями: вот мужчина на палубе парусной лодки, вот темноволосая красавица-дочь. Виола села за компьютер и принялась просматривать файлы. Патрик пытался пристроиться так, чтобы видеть экран монитора, но сделать это незаметно никак не удавалось, и он оставил эту затею.
– Кажется, нашла, – сказала Виола.
– Имя указано?
– Нет. Но есть замечание, что дар должен оставаться полностью анонимным, как я вам и говорила.
– Но должна же остаться какая-то запись о дарителе, верно? Даже если вы ничего мне не скажете?
Виола покачала головой, внимательно глядя на экран.
– Нет. Есть только мое примечание, что даритель пожелал убедиться в том, что у нас в аквариуме имеются киты-белуги. Почему-то это было важно. Мне кажется, что я не нарушу условий анонимности, сообщив вам эту подробность.
– Белуга? Разве это не рыба с ценной икрой?
– Отставной следователь, белуга – это также вид китов, один из видов, способных жить в неволе. У нас в аквариуме они живут уже много-много лет. Люди, давно ставшие взрослыми, сейчас вспоминают то впечатление, когда впервые увидели здесь кита – прямо в аквариуме. У нас проводится шоу с двумя китами – Пургой и Снежинкой, и начинается оно ровно через пятнадцать минут. Может быть, вы хотите посмотреть…
– Пурга и Снежинка?
– Да. Белуги – это белые киты.
– Уф.
Патрик размышлял. Может быть, Мэйв питает какую-то особую любовь к китам, особенно этим самым белугам? А может быть, она когда-то водила Мару смотреть их, еще когда та была маленькой? Или этот подарок решил ей сделать кто-то из ее учеников? А может быть, это и впрямь была ошибка и подарок исходил от страхового агента, или бакалейщика, или чудака-слесаря из автосервиса?
– А как оплачено членство? Сохранился ли в файле номер кредитной карты?
– Платили наличными. У меня помечено, что курс на тот день был невыгодным для клиента. Ему пришлось переплатить. Вот мои расчеты…
– Какой такой курс?
– Курс обмена, меняли канадские доллары на доллары США, – объяснила Виола. – Валюта-то была канадская.
– У вас сохранился конверт?
Улыбнувшись, Виола покачала головой:
– Простите, но я не знала, что нам придется вести расследование по делу о подарке.
Патрик улыбнулся ей в ответ. На мгновение ему показалось, что она с ним заигрывает. Но на пальце у нее было обручальное кольцо, и вся комната пестрела семейными фотографиями. Он так отвык от амурных дел, что с трудом стал улавливать разницу между дружеским подшучиванием и флиртом. Сандра ему не раз говорила, что он безнадежен – во многих отношениях.
– Послушайте, – сказала Виола. – Чтобы как-то вас утешить, я отведу вас на шоу дельфинов.
– Дельфинов?
– Да, но там ненадолго появятся и киты, Пурга и Снежинка. Таким образом, вы сможете узнать, как выглядят белуги, и доложить миссис Джеймсон, что стоит приехать их посмотреть.
Патрик поблагодарил ее, пожал руку и взял билет. Кто же все-таки подарил Мэйв членство в клубе и какое отношение ко всему этому имеют белуги?
Он направился к морскому театру и устроился на своем месте; вокруг него сидели туристы из Бруклина. Посещение аквариума входило в программу автобусного тура, и, прислушавшись к тому, что говорила сидящая рядом с ним женщина, он понял, что помимо аквариума им предстоял еще осмотр морского порта, после которого намечался обед и шоу в казино. Одна женщина состояла в разводе, другая оказалась вдовой. Вдова рассказывала о том, как ее внуки любят посещать шоу в дельфинарии.
Щуря глаза, Патрик смотрел на бассейн. Он думал о Мэйв, о том, как сильно она скучает по внучке, о том, что она так и не видела свою правнучку или правнука, которого носила под сердцем Мара.
И вообще, что он здесь делает? На девяносто пять процентов он всегда был уверен в том, что Мару убил Эдвард Хантер, что он спрятал ее тело там, где его никто никогда не смог бы отыскать. Но оказалось, что оставшиеся пять процентов все же обладали достаточной силой, чтобы Патрик пустился по безумным маршрутам, вплоть до того, что забрел в морской театр.
Какой-то морской биолог занял место на платформе и начал разглагольствовать о дельфинах-бутылконосах, потом об атлантических дельфинах. А потом в бассейн выпустили настоящих дельфинов – Патрик не проследил, какого именно вида, – и они начали подскакивать в воздух, словно цирковые дрессированные животные, и проделывать разные трюки: дуть в рог, ловить кольца, играть в мяч.
Патрик вспомнил, как они с Сандрой ездили в «Мир Моря». На Сандре были белые шорты и голубой бюстгальтер, и ей очень хотелось загореть. Патрик намазал ей плечи кремом для загара, но ему хотелось забыть про всех на свете дельфинов и вернуться в гостиницу. И теперь он тоже сделал над собой усилие, чтобы еще ненадолго остаться. Один из дельфинов по имени Сахар плюхнулся в воду, взметнул фонтан брызг, и пол аудитории мигом промокло.
Затем дельфины уплыли, и голос ведущего вдруг стал чрезвычайно серьезным. Патрик испытал жалость к ученому, которому приходилось сидеть здесь, в бассейне, и заставлять дельфинов выделывать всякие штуки. Патрик даже расстроился. Но вдруг поверхность воды раскололась, и над водой показалась голова большого белого существа.
Патрик застыл от удивления, увидев перед собой существо гигантских размеров. Кит, настоящий кит, прямо здесь, в бассейне «Мистик Аквариум», штат Коннектикут!
– Это Снежинка – наш старейший кит-белуга, – объявил ведущий. – Ее сестра, Пурга, сегодня отдыхает и выступать не будет. Обе сестры родом из северных вод, из приморской Канады, и мы…
Судя по возгласам в зале, многие дети были разочарованы тем, что не увидят Снежинку. Патрик неожиданно для себя встал, протиснулся мимо женщин из Бруклина, еще раз оглянулся посмотреть на белого кита. Глаза животного были ясны и внимательны. Патрик почувствовал, как они проследили за ним до двери, глядя, как он уходит. Это было необыкновенное ощущение – чувствовать, как за тобой следит кит.
Значит так. Ученый сказал, что белуги родом из Канады. Виола говорила, что за членство в обществе платили канадской валютой. Патрик пытался припомнить – было ли в деле Мары Джеймсон какое-нибудь упоминание о Канаде?
И он поспешил на корабль, чтобы поскорее вернуться к старым бумагам и уточнить этот момент.

***

Мэйв чувствовала себя неважно. Зной сомкнулся над Хаббардз-Пойнт, и все, в том числе Роуз и Мэйв, поникли. Она стояла на заднем дворе, наполняя желтую лейку из шланга, когда до нее донесся звук хлопнувшей дверцы автомобиля. Наверное, это сын Клары повез детей купаться, решила она. Прислонившись спиной к стене дома, она окатила ноги из шланга. Кран выступал из угла дома, как раз рядом с небольшим цементным крутом. Мара любила выкладывать что-нибудь из необычных материалов. Она шила маленькие одеяльца, маленькие подушечки, вешала вышивки на стену, вышивала закладки для книг. Но эта композиция доставила ей особую радость и гордость. Мэйв помогала ей замешать цемент, они вылили его в круг диаметром в один фут, и Мара вдавила во влажный цемент ракушки, морское стекло и большой доллар из песчаника. И тем не менее получилось красиво.
– Здравствуйте, Мэйв, – раздался знакомый низкий голос, который последние несколько лет можно было услышать исключительно по телефону.
Мэйв подскочила. Это был Эдвард, и в руках он держал небольшой блестящий голубой пакет. Он был по-прежнему высок, широкоплеч, уверен в себе. Поверх хаки на нем была рубашка навыпуск. Ни пояса, ни носков. Блестящие легкие кожаные туфли. Часы «Ролекс», те самые, что Мара купила ему на деньги, доставшиеся ей по наследству. При виде этих часов все внутри у Мэйв перевернулось, и ей пришлось буквально ухватиться за стену дома. Она взглянула в глаза Эдварду – и они тоже оставались прежними, с холодной черной искрой. Ледяными и в то же время жгучими. Самыми ненавистными глазами, которые ей приходилось видеть. Черные волосы зачесаны назад, и загар – от игры в гольф, а может быть, в нынешнем году это теннисный загар, а может быть, он приобрел яхту и стал яхтсменом.
– Эдвард… Что тебя сюда привело? – спросила Мэйв с достаточной долей холодности, чтобы уберечь себя от возможного поцелуя в щеку.
– Я был тут неподалеку по делу. Бизнес, – ответил он.
– Неужто? В Хаббардз-Пойнт? – И она оглянулась вокруг; пляж, скалы, соленая вода, розы, тишь-гладь. – Какой тут бизнес?
– Не в Хаббардз-Пойнт, конечно. В Блэк-Холл, Сильвер-Бэй и Хоторн. Во всех трех местах у меня есть клиенты.
– Хороши твои успехи. Три захудалых городишки штата Коннектикут. Ты всегда знал, где есть перспективы. – Она чувствовала, как слова пылают у нее на языке. Во время расследования цитировали ее высказывание о нем как о хищнике, для которого Мара была не более чем дичь.
– Мои дела действительно идут неплохо, – сказал он, в упор глядя на Мэйв, не в силах удержаться от того, чтобы не позлить ее. Все в нем было вызывающим. Мэйв знала, что достаточно надавить в нем на определенную кнопку, чтобы в считаные секунды он уже кипел от ярости. Но вместо этого она досчитала про себя до десяти и улыбнулась.
– Твоя мать должна тобой гордиться, – сказала она. – Тем, что ты выбился в солидные люди.
У него задрожала челюсть. Ба, да он весь как на ладони. Мэйв буквально видела, как начинает раскручиваться маховик. Интересно, что он сейчас сделает: засунет ее между планками оконного переплета или продолжит ломать комедию на тему Лиги плюща?
type="note" l:href="#FbAutId_8">8
Мэйв не уставала повторять, что это настоящая комедия в полном смысле этого слова. Потому что Мара обнаружила, что все его байки о Гарварде и Бизнес-Скул в Колумбии – полная ложь от начала до конца. Жаль, что для его профессии биржевого брокера это вранье, подлог ничего не значили. Что за это его нельзя дисквалифицировать, или объявить недействительными его сделки, или еще что-нибудь в этом роде.
– И она мною гордится, – ответил он.
– Ну, как же иначе. И твоя новая жена, наверное, тоже. – И тут же подумала о том, что ей рассказал Патрик о крахе этого супружества. Эдвард вздрогнул.
– Как вы здесь поживаете? – спросил он, не пожелав заглатывать наживку.
Мэйв нежно улыбнулась и не ответила. Он немного подождал. Но когда понял, что ответа не дождаться, резко тряхнул головой, словно ни о чем и не спрашивал. Они постояли молча в ожидании, кто следующий вбросит шайбу.
Как он посмел явиться сюда? На то место, где Мару видели в последний раз. Мэйв почувствовала, как ее внимание невольно скользнуло через двор и сосредоточилось на единственной ровной площадке, где можно было поставить тент, – там, где кончались ее владения и начинались владения Клары. Ровно одиннадцать лет назад на свадьбу Мары и Эдварда здесь натянули тент в желто-белую полосу. Под ним на бледно-желтых скатертях накрыли столы, расставили белые деревянные стулья и вазы с розами и прочими цветами из садов Мэйв и Клары. Здесь же разместился струнный квартет.
На свадьбе был весь Хаббардз-Пойнт, все друзья детства Мары: Бей Маккабе, Тара О'Тул, Дана и Лили Андерхилл и все остальные теперь уже повзрослевшие дети. Мэйв пригласила гостей из школы – бывших учителей и старого директора. Из Чикаго прилетела подруга Мары по комнате в Коннектикут-колледж, пришли также друзья сына и невестки. Пришла Эйда фон Лихен, сестра Джонни Мура, а его дочь Стиви, у которой Мара когда-то брала уроки по искусству, прочла стихотворение из любовной лирики Джонни.
Со стороны Эдварда набралось мало народу. Это был сигнал опасности, теперь-то Мэйв понимала. Но тогда она просто пожалела его. У его сестры не нашлось времени; мать лежала с воспалением легких; деньги, посланные ему Эдвардом на авиабилет, отец потратил на выпивку. Это очень опечалило Мару, и она изо всех сил старалась сделать так, чтобы каждый из ее друзей и друзей Мэйв отнеслись к нему с предельным участием и любовью.
Все эти мысли щелкали теперь в мозгу Мэйв, между тем как она пристально глядела на Эдварда. Пальцы так и чесались от желания выцарапать ему глаза. До исчезновения Мары она даже не подозревала, что способна на настоящую, страстную ненависть. На девятом месяце беременности ее родная, любимая девочка бесследно исчезла с лица земли…
– Давай прекратим любезничать, а? – предложила она. – Зачем ты здесь?
– Я нашел кое-какие вещи Мары и подумал, что нужно отвезти их вам, – сказал Эдвард, прижимая к груди пакет. – Какое-то время они находились в полиции, потом мне их вернули. Я держал их у себя в чемодане до удобного случая, когда можно будет передать их вам.
– Они мне не нужны, – заявила Мэйв.
Его глаза стали круглыми от удивления. У Мэйв задрожали губы. Она слегка отвернулась и принялась тянуть шланг к корням шпалерных роз, ветви которых поднимались вверх по стене дома. Это были целые заросли белых и желтых цветов, и сейчас они находились в самом зените своего восхитительного, изысканного цветения. Мэйв не могла заставить себя взглянуть наверх, туда, где они были самыми пышными. Шпалера заканчивалась, чуть-чуть не добравшись до окна спальни – детской спальни Мары, которая предназначалась также и для ее долгожданного малыша.
– Я уверен, что они вам нужны, – настаивал Эдвард.
Хм. – Мэйв попыталась изобразить равнодушие, но руки ее дрожали, и ей безумно хотелось заглянуть в пакет. Но от Мары она знала о некоторых свойствах Эдварда. Ей запомнился один из приездов внучки, еще на раннем этапе беременности. Уже тогда понемногу стало проявляться истинное лицо Эдварда. Мара боролась с этим открытием всеми фибрами души. Она изо всех сил старалась сохранить в себе иллюзию счастливого брака, частью которого было ожидание желанного – ею по крайней мере – ребенка.
– Я вот что не могу понять, бабуля, – говорила она. – Едва я даю ему понять, что чему-то ужасно рада, он как будто тут же хочет меня этого лишить. Например, вчера вечером. Он всю весну рассказывал мне, как мечтает пообедать со мной в Хоторн-Инн. Но я то болела, то уставала, то была завалена работой. И вот вчера вечером я готова была пойти. Мы уже оделись и совсем собрались, уже стояли на пороге – и вдруг он передумал. Просто посмотрел на меня и сказал, что ему неохота. Что теперь устал он.
– Может быть, он и правда устал, – сказала на это Мэйв. Ей хотелось, чтобы Мара тоже признала за ним право на сомнение и неопределенность.
– Нет, – и Мара заплакала, – он оставил меня дома, а сам пошел играть в гольф.
Мэйв запомнились эти слезы. Она смотрела на струю, бившую из шланга, и думала обо всех тех слезах Мары, которые внучка тщательно скрывала от своей бабушки.
Эдвард аж подергивался от разочарования, Мэйв это чувствовала.
– Но это же вещи Мары, – недоумевал он. – Я думал, что вы хотите…
– Поставь их у двери, – равнодушно сказала она.
– Вы же ее бабушка, – настаивал он. – Я думал, вам не все равно…
Мэйв разглядывала корни розовых кустов. Прохладный бриз потянул со стороны Лонг-Айленда. Помнит ли Эдвард те времена, когда они с Марой ходили под парусом? Времена, когда они устраивали друг другу душ на этом самом месте, из этого самого шланга?
Тут послышался лязг двери-ширмы, и ровно через тридцать секунд появилась запыхавшаяся Клара.
– Привет, Эдвард.
– Привет, миссис Литтлфилд. А вы шикарно выглядите! Сто лет вас не видел!
– Да, давненько, – сказала Клара тоном немного более дружелюбным, нежели хотелось бы Мэйв.
– Я привез Мэйв вещи Мары, но ей они, похоже, не нужны.
– В таком случае их возьму я, – заявила Клара, и не успела Мэйв оглянуться, как пакет перекочевал из рук Эдварда к Кларе. У Мэйв словно что-то освободилось внутри – будто сначала там все скрутили жестким шнуром, а потом вдруг внезапно ослабили и тело тут же стало, как у тряпичной куклы.
– Прошло столько времени, – сказал Эдвард. – Мне кажется, что у нас с Марой все могло бы наладиться. Каждый июнь и июль, как раз в то время, когда она исчезла, я очень скучаю по ней. Клянусь, я так никогда и не смог пережить это. Мне просто хотелось… поговорить с вами…
– Девять лет, – сказала Мэйв, – три недели и шесть дней…
– Может быть, поговорим?..
– Мне кажется, не стоит, – вмешалась Клара. – Ехал бы ты, Эдвард…
– Я остановился в Хоторн-Инн, – сказал он. – И пробуду здесь еще три дня. Я теперь живу в Бостоне, но у меня есть дела в этих краях. Я сообщаю это на тот случай, если вы вдруг передумаете, Мэйв.
– Спасибо, что привез вещи, – сказала Клара самым холодным тоном, на который оказалась способна эта самая сердобольная женщина в мире.
Тут раздался щелчок – словно включился водогрей под домом. Странно, подумала Мэйв, она его не запускала.
– Что это за звук? – спросил Эдвард.
– Тебя не касается, – ответила она.
– Надо бы взглянуть, – сказал он, но Мэйв пропустила это мимо ушей. Она отвернулась в сторону и не поворачивалась до тех пор, пока не услышала мотор машины Эдварда. Тогда она все-таки взглянула в его сторону. Это был черный «мерседес» с номерами штата Массачусетс. Она видела, как Эдвард надел черные очки авиатора и взглянул на себя в зеркало. Затем развернулся и укатил.
– По-прежнему не упускает случая полюбоваться собой в зеркале, – заметила Клара. – Помнится, ты говорила, что не доверяешь ему, – чуть ли не в первый раз, как он появился в доме, – потому что он постоянно любовался собой, ну просто глаз не мог оторвать.
– Но Мара его любила.
– И ты с этим согласилась. Почему ты не взяла у него пакет?
Мэйв смахнула слезу:
– Потому что я боялась, что, если он узнает, как сильно мне хочется получить этот пакет, то он тут же передумает.
– Но он же специально вез его за тридевять земель – именно для того, чтобы отдать тебе.
– Ты не знаешь Эдварда, как знаю его я, – сказала Мэйв. – И никто не знает.
– Он всегда казался мне таким милым, – призналась Клара. – И таким ранимым. Даже сегодня… Несмотря на все, что мы о нем знаем.
Мэйв кивнула. Внутри у нее все заклокотало. Обаяние и дружелюбная манера держаться помогли этому человеку серьезно преуспеть. Он по-прежнему обманывает простодушных людей вроде Клары. Только Патрик Мерфи сумел раскусить его сущность. Даже обвинение в убийстве, зависшее у него над головой, не отпугнуло от Эдварда его клиентуру. У людей короткая память, особенно когда они имеют дело с такими чародеями, как Эдвард.
– Пойдем в дом, – сказала Мэйв. И тут она снова услышала этот звук – нагреватель опять подавал голос. Нужно не забыть вызвать мастера. Пусть проверит. – Мне не терпится поскорее заглянуть в пакет. Клара, дай руку.
– Ты в порядке?
– Мне нужно посмотреть, что там, в пакете, – торопилась Мэйв, чувствуя, как почти теряет сознание; в глазах ее заблестели слезы, едва она осознала, что сейчас увидит и коснется вещей, некогда принадлежавших Маре.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя лета - Райс Луанн



нет слов. прочла на одном дыхание.
Дитя лета - Райс Луаннелена
12.11.2011, 19.20





как будто эпилога не хватает.а так-красивый роман.как и все у этого автора.море .любовь.вечность.
Дитя лета - Райс ЛуаннТанита
13.07.2013, 21.34





хороший роман,заинтересовал с первой страницы
Дитя лета - Райс ЛуаннМарьяночка
15.04.2014, 10.22





Ох, я целый день читала, всё забросила. Очень понравилось, такая социальная драма, немного напомнило Дебору Смит - серьезно, жизненно. Эпилога очень не хватает, так хотелось прочитать как гад получает по заслугам... Буду дальше ее книги читать.
Дитя лета - Райс ЛуаннДина
15.04.2014, 19.29





вот это роман! Какие женщины, и мужчины в частности... Не без подонков, конечно. И на самом деле есть такая шваль,не жалеют ни матерей собственных, ни детей. Ни дай бог ипытать такие невзгоды ни одной женщине! Автор - чудо!!!
Дитя лета - Райс Луаннгалюша
23.04.2014, 21.27





эпилога не хватает, так как есть продолжение Судьбе вопрекиrnавтор-супер
Дитя лета - Райс Луаннсветлана
2.06.2014, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100