Читать онлайн Дитя лета, автора - Райс Луанн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя лета - Райс Луанн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя лета - Райс Луанн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя лета - Райс Луанн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райс Луанн

Дитя лета

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Старая кирпичная больница была расположена на вершине горы над гаванью Мельбурна. Рядом с ней высился мемориал Первой мировой войны – гранитная плита, доставленная из каменоломен Куинспорт.
В этой больнице родился Лаэм и почти все его братья. Лаэм помнил, как приезжал сюда забирать домой Коннора – тому исполнилось всего три дня.
Пока мама и малыш готовились к выписке, отец повел его к озеру у подножия высокого монумента и рассказал ему, как их прадед сражался в годы Первой мировой. Лаэм помнил, как он держал отца за руку и слушал. Прадеда тяжело ранили, а многих солдат убили у него на глазах.
Лаэма так поразила история о тяжелом ранении деда, что он расплакался, – несмотря на то что у него родился братишка и мама возвращалась домой.
– Есть вещи, за которые стоит бороться, – сказал тогда отец, беря его на руки.
Все это Лаэм вспомнил теперь, припарковав машину и направляясь с Лили к хорошо знакомому зданию. За долгие годы ему частенько доводилось бывать здесь. Здесь ему делали первую операцию руки; сюда же доставили тело погибшего Коннора. И Роуз он тоже навещал здесь не однажды. Так что обоих – и Лили, и Лаэма – здесь хорошо знали, поэтому они миновали портье и прошли прямо на третий этаж, в детское кардиологическое отделение.
Лили вела себя предельно сдержанно, контролируя каждое свое движение, каждый жест. Он видел, как она нажала кнопку вызова лифта – решительно, но намеренно спокойно. Подоспевшие врачи и другие посетители оттеснили их к задней стенке лифта. Ростом Лили была всего сто шестьдесят сантиметров, да еще сантиметр ей прибавляла подошва кроссовок. На ней были джинсы, желтая майка и темно-синяя трикотажная куртка на молнии с капюшоном. Лаэм сильно превосходил ее в росте и теперь старался не глядеть сверху на ее темные шелковистые волосы.
Когда дверца лифта открылась, Лили ловко протиснулась сквозь толпу; Лаэм не отставал. В лифте он сумел разглядеть всех пассажиров и каждому из них посочувствовать в душе. Лили даже не заметила, что он следует за ней по пятам. Она направилась прямо к звуковому регистратору на стене возле входа в детскую кардиологию и назвала свое имя.
– Я приехала к своей дочери, Роуз Мэлоун, – сказала она.
– Сейчас к вам выйдут и проводят, – протрещал в ответ бесплотный голос.
В комнате ожидания было единственное окно с видом на памятник и бассейн. Несколько зеленых кресел были развернуты к телевизору, где начиналось ток-шоу. Передача, независимо от ее конкретного содержания, предстояла шумная, потому что оглушительно звучала дорожка с записью смеха за кадром. Лаэм выключил телевизор.
Лили по-прежнему стояла возле входа в отделение и ждала, когда ей откроют.
– Почему вы не присядете? – спросил он.
– Мне удобно, – ответила она, взглянув на него через плечо. – Как вы думаете, она здесь? Мне только что пришло в голову, что ее могли доставить через приемное отделение скорой помощи. Может быть, стоило начать с него?
– Наверное, тогда сестра сообщила бы вам об этом, как только вы представились, – сказал Лаэм. Она продолжала смотреть на него, отвернувшись от двери. Цвет ее глаз был где-то между серо-зеленым и серо-голубым. Этот цвет напомнил ему большую голубую цаплю, которая жила у него в пруду. Он видел ее каждое утро с момента восхода. У Лили были такие же спокойные, серьезные глаза, как у голубой цапли, и такие же красивые, с той разницей, что в них сквозила глубокая тревога, поэтому он попытался смягчить это состояние ободряющей улыбкой.
– Лаэм, вы можете не ждать, – сказала Лили. – Я понимаю, вам хочется удостовериться в том, что с Роуз все хорошо. Но после этого поезжайте, вам же нужно еще вернуть автомобиль его владельцу .
– Да, конечно, – ответил тот. – И я обязательно это сделаю. Но позвольте я еще ненадолго останусь. Только чтобы узнать, как она себя чувствует.
– Ну хорошо, – согласилась Лили. – Почему они так долго не открывают?
– Прошла всего минута.
– Но это же так много!
Это был первый признак того, что она была далеко не столь спокойной, какой казалась внешне. Голос ее надломился, и лицо исказилось.
Лаэм подошел к стене и нажал кнопку вызова.
– Слушаю вас, – раздался голос.
– Нам нужно повидать Роуз Мэлоун.
– Я знаю. К вам сейчас подойдут…
– Послушайте, – сказал он голосом ученого-ихтиолога, специалиста по акулам; этот голос заставлял людей трепетать; этим же голосом он беседовал с Оттавой и Вашингтоном на предмет передачи научных данных, с Гарвардом и другими университетами Канады и США о доступе к их фондам. – Это срочно. Здесь находится мать Роуз Мэлоун, девочки, которая была доставлена в больницу на борту вертолета прямо с празднования своего девятилетия, и матери нужно немедленно повидаться с ней – вы меня поняли?
Обернувшись к Лили, он увидел, как у нее затрясся подбородок, а глаза голубой цапли переполнились тревогой. А он стоял – просто так, вместо того чтобы прижать ее к груди, чего ему очень хотелось бы сделать.
– Идут, – сказал он.
– Спасибо.
Ровно через две секунды дверь отворилась. Появилась высокая молодая сестра с регистрационной картой в руках. Она приветливо улыбнулась, ничуть не смутившись хищным голосом Лаэма.
– Мисс Мэлоун? – спросила она.
– Мне нужно повидать Роуз, – повторила Лили.
– Идемте со мной, – сказала сестра.
Лили поспешно проскользнула мимо нее, и дверь за ними затворилась. Лаэм стоял в зеленом зале ожидания с комком в горле. Нет, он, конечно же, не ждал, что его тоже впустят, но все же надеялся.
Он пошел к окну и стал глядеть на памятник. Стела была высокой и узкой, со сглаженными гранями, глубокими продольными желобами и острым завершением. Когда Лаэму было три года, камень казался ему таким массивным и суровым. Так было и теперь. Памятник тем, кто служил в армии во время войны и погиб на фронте. Лаэм живо представил, как они с отцом стоят в его тени, остро почувствовал, как тогда, будучи трехлетним ребенком, горевал над погибшим прадедом, которого никогда не знал.
Двое врачей вышли из лифта, оба в белых халатах поверх зеленых спецовок. Они нажали кнопку вызова и их пропустили в отделение. У Лаэма захолонуло внутри: наверное, они идут осмотреть Роуз, побеседовать с Лили.
Снова обернувшись к окну, он заметил листья на деревьях, клумбу с ноготками у подножия памятника. Было лето. Тень стелы удлинялась, как продолжительность дня. Он поглядел на часы – было уже семь вечера – и вспомнил вторую часть истории прадеда, ту, что была связана с оставшейся дома семьей. Историю о тех, кто его ждал, о том, как прабабушка переживала, вернется ли он живой.
Потом он подумал о Лили – как она там, в отделении, ждет, что будет с Роуз. Как часто ожидание оказывается самым трудным испытанием!

***

Медсестра, которую звали Бонни Макбет, повела Лили через отделение. Здесь было очень много детей всех возрастов, подключенных к всевозможным аппаратам, но Лили интересовала единственная девочка – во второй кроватке слева: Роуз.
Лили выхватила ее взглядом из всей палаты мгновенно, как рыболовным крючком. Она еще даже не успела увидеть лица дочери, но уже твердо знала: это она. Очертания и размер тела под белым ячеистым одеялом, свойственная ей забавная манера держаться правой рукой за перила кровати. И сейчас ее маленькие пальчики ухватили поручень из нержавейки. Лили зашла за занавеску и взяла эту ручонку, наклонившись над девочкой, чтобы поцеловать ее в щечку.
– Мамочка, – произнесла Роуз.
– Привет, моя радость.
Зеленые глаза дочери поначалу внимательно оглядели Лили сверху донизу, словно впитывая в себя ее образ, желая удостовериться, что она действительно рядом. Затем веки дрогнули, полусомкнулись, взгляд рассеялся, потом снова сфокусировался, и глаза закрылись. Лили знала, что Роуз ввели морфий. Она чуть крепче сжала руку дочери.
Аппараты обнадеживали спокойным пощелкиванием. Роуз была под капельницей. Лили внимательно рассмотрела внутренний сгиб локтя, чтобы удостовериться, что на нем нет синяка от иглы. Вены девочки были тонки и порой хрупки, но, поскольку прошло уже много времени с тех пор, как ей делали внутривенное вливание, они были целы и здоровы. Ни синяков, ни следов непопадания на руке не было. Однажды Лили чуть с ума не сошла, когда при ней сестра четыре раза подряд вводила Роуз иглу и не попадала в вену.
Пока Роуз спала, Лили держала ее за руку. Бонни Макбет стояла рядом. Лили взглянула на нее. Они виделись в предыдущие разы, но тогда Бонни работала с другими детьми. Ведущий лечащий врач Роуз находился в Бостоне, поэтому Мельбурн служил в основном пунктом скорой помощи и, слава богу, в последнее время достаточно редко.
– Ей удобно, – тихонько сказала Бонни. – Мы ввели ей морфий, чтобы она успокоилась. Она поступила в очень возбужденном состоянии.
– Спасибо, – сказала Лили. – Ее ведь пришлось отправить вертолетом.
– Это кого угодно приведет в возбуждение, – улыбнулась Бонни.
Лили кивнула, не отпуская руку Роуз.
– Вы не хотели бы пройти к столу, где мы могли бы поговорить? Девочка вроде бы спит, но все же…
Лили сомневалась. Ей не хотелось отпускать руку дочери. Она просто не могла этого сделать.
– Все в порядке, – почти шепотом ответила она. – Роуз у нас – капитан своего корабля. Она все о себе знает и понимает, что с ней происходит. Мы можем поговорить здесь.
Бонни не удивилась. Мамы маленьких пациентов кардиологического отделения были совершенно несгибаемы – при этом дети обладали этим качеством вдвойне. Тем не менее она немного отвернулась, вынуждая Лили последовать ее примеру, хотя та упорно продолжала держать Роуз за руку.
– В карте девочки есть запись о том, что она назначена на операцию в Бостон.
– Да, которая должна состояться на следующей неделе. Ей нужно менять ткани, прежние ослабли.
– Это верно. Как только она к нам поступила, мы, естественно, сделали обследование. Сердце увеличено, легкие испытывают недостаток воздуха, поэтому появляется синюшность. Девочка смогла сама нам сообщить, что в последнее время у нее было несколько таких эпизодов. Причина заключалась именно в этом.
Как раз в этот момент вошли два врача и поздоровались. Это были Пол Колвин, с которым Лили уже была знакома, и Джон Сюр – его она пока не знала. Они делали обход и попросили Лили выйти из-за занавески.
– Я бы хотела остаться, – сказала она.
– Это очень мило, – возразил Пол Колвин, старший из них, кардиохирург, создавший здесь, в Мельбурне, очень достойное отделение. – Но мы вынуждены просить вас немного отойти, всего на несколько минут.
Наверное, его седина и строгий взгляд внушили бы почтительный страх, окажись перед ним другая мать. Но Лили замотала головой, не желая отпускать руку дочери.
– Пожалуйста, доктор, – сказала она. Ей не хотелось спорить, да этого и не требовалось. Они уже ранее встречались, поэтому он знал, с кем имеет дело, и позволил ей остаться.
Роуз прослушали стетоскопом, проверили приборы, сняли показания. Лили была рада, что врачей всего двое и что в больнице Мельбурна нет студентов и стажеров. Она вспомнила, как в возрасте десяти месяцев Роуз лежала в больнице в Бостоне в ожидании решения об оперировании. И возле нее постоянно стайками вертелись студенты в своих зеленых формах: они исследовали ее, мяли, простукивали, прощупывали, прослушивали сердце, – так что ребенок в конце концов начинал плакать. И тут же синел.
Лили не медлила, хотя и не имела опыта в больничных процедурах. Она отправилась к главному врачу и нажаловалась ему. Визиты студентов прекратились. Она с самого начала научилась быть медведицей, а с годами стала еще свирепее.
И теперь, держа Роуз за руку, она следила за тем, как девочка проснулась, увидела двух врачей, которые проводили осмотр, и тут же взглянула на Лили, ища в ней поддержки. Лили пожала ей руку. Роуз ответила тем же.
Они в полной мере чувствовали друг друга. Так просто. Только знать, что другой рядом. Что они держатся за руки, что они улыбаются друг другу. Роуз засыпала, зная, что мама рядом. Лили убрала ладонью волосы со лба девочки. Скоро время спать, и Лили собиралась сидеть в кресле возле кроватки.
Когда врачи ушли, вернулась Бонни. Она принесла поднос с лекарствами. Лили предпочла на минуту оставить Роуз с Бонни, чем с докторами. Пока та отмеряла дозы препаратов, Лили прошла к столу вслед за врачами.
– У ребенка последнее время участились приступы удушья, – сказал доктор Колвин, глядя на данные. – Девочка сказала, что один из таких приступов у нее случился сегодня.
– Все верно, – подтвердила Лили. – И именно по этой причине ей назначена операция в Бостоне. По замене заплаты для коррекции дефекта желудочковой перегородки. Заплату ей ставили в возрасте десяти месяцев. Скажите, вы звонили в хирургию в Бостоне?
– Да, как только девочка поступила к нам. Ваш врач в курсе всего, что происходит, но сейчас он в Балтиморе. Тем не менее он порекомендовал хирурга, к которому следует обратиться в Бостоне, а кроме того, хотел бы, чтобы вы ему позвонили после того, как мы завершим обследования.
– Что вам уже удалось выяснить?
– У нее паралич сердца вследствие закупорки сосудов. А также отек легких с довольно сильным набуханием. Мы даем ей Captopril и Lasix. Я хотел бы провести катетеризацию, чтобы получить более четкое представление о работе сердца.
Лили кивала – тупо, машинально, подавленная тем, что услышала. Когда же она успела привыкнуть слышать, что у Роуз паралич сердца? Этот диагноз уже не так беспощадно хлестал ее, как раньше. Она знала, что они вышли на финишную прямую – операцию в Бостоне по радикальной коррекции порока. Дочери заменят заплату, и она будет здорова, почти заново рожденная. Если бы теперь удалось стабилизировать состояние – а это непременно сделают, – Лили и Роуз смогут следовать давно намеченному плану и следующая операция точно станет последней.
– Когда ей проводили шунтирование? – спросил доктор Сюр.
– В десять месяцев, – ответила Лили.
– В Бостоне, – добавил доктор Колвин.
Лили кивнула и подалась немного назад, готовая вернуться к Роуз.
– Она у вас боец, – сказал доктор Сюр.
Эти слова заставили Лили стиснуть зубы, чтобы не разрыдаться. Ее внутреннее напряжение достигло такой силы, что казалось, внутри нее гейзер, неумолимо ищущий выход и готовый прорваться в любой момент. Разговоры о процедурах иногда вызывали в ней необычный эффект – словно клетки ее тела вспоминали, как она поцеловала малышку Роуз, когда ее в первый раз повезли на каталке в операционную. В то мгновение она едва не умерла, и каждый раз умирала, вспоминая это или представляя, что они уже пережили и что им еще предстоит пережить.
Ей дали подписать бумагу, и она сделала это размашисто и быстро. Скорее, скорее назад к Роуз…
– Все? – спросила она.
– Все, – ответил доктор Колвин.
– Мне хотелось бы, чтобы ей перестали колоть морфий, – сказала Лили.
– Она была сильно возбуждена, когда поступила к нам, – объяснил доктор Колвин. – Ей нужен покой.
– Морфий плохо действует ей на желудок. И потом, она предпочитает быть более трезвой и бдительной.
– Тем не менее мы не можем допустить, чтобы она волновалась.
– Я все время с ней, – ответила Лили, – и думаю, что это сработает.
Врачи нехотя согласились, доктор Сюр пожал плечами. Ее просьба была им непонятна.
Но Лили это мало заботило; главное, что это понятно им с Роуз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя лета - Райс Луанн



нет слов. прочла на одном дыхание.
Дитя лета - Райс Луаннелена
12.11.2011, 19.20





как будто эпилога не хватает.а так-красивый роман.как и все у этого автора.море .любовь.вечность.
Дитя лета - Райс ЛуаннТанита
13.07.2013, 21.34





хороший роман,заинтересовал с первой страницы
Дитя лета - Райс ЛуаннМарьяночка
15.04.2014, 10.22





Ох, я целый день читала, всё забросила. Очень понравилось, такая социальная драма, немного напомнило Дебору Смит - серьезно, жизненно. Эпилога очень не хватает, так хотелось прочитать как гад получает по заслугам... Буду дальше ее книги читать.
Дитя лета - Райс ЛуаннДина
15.04.2014, 19.29





вот это роман! Какие женщины, и мужчины в частности... Не без подонков, конечно. И на самом деле есть такая шваль,не жалеют ни матерей собственных, ни детей. Ни дай бог ипытать такие невзгоды ни одной женщине! Автор - чудо!!!
Дитя лета - Райс Луаннгалюша
23.04.2014, 21.27





эпилога не хватает, так как есть продолжение Судьбе вопрекиrnавтор-супер
Дитя лета - Райс Луаннсветлана
2.06.2014, 22.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100