Читать онлайн Сокол и огонь, автора - Райан Патриция, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокол и огонь - Райан Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокол и огонь - Райан Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокол и огонь - Райан Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Патриция

Сокол и огонь

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Стражник отворил дверь темницы. В руках у него была веревка.
— Готовы ли вы, миледи?
«Кто может быть готовым к тому, чтобы умереть на костре?» — подумала Мартина. Она в последний раз оправила на голове свой белый чепец и подошла к воину, протянув перед собой дрогнувшие руки.
— Сегодня за спиной, миледи, — сказал стражник, избегая ее взгляда. — Так приказано.
Мартина, поколебавшись, молча сомкнула сзади руки и повернулась к нему спиной. Стражник обмотал ее запястья веревкой и затянул узел.
«Я не унижусь перед ними. Я не заплачу и не стану молить о пощаде. Я не доставлю им этого удовольствия».
Еще больше стражников, чем во время суда, ждали в коридоре. Во внутреннем дворе, где она впервые за столько дней оказалась под открытым небом, ее окружил уже целый эскорт. Еще не рассвело, и многие в толпе держали зажженные факелы. Солдаты подняли ее на повозку, несколько из них остались стоять рядом. Лошади тронулись. Впереди верхом ехал шериф со своими людьми в сопровождении еще дюжины вооруженных всадников. Несколько монахов, в их числе отец Саймон, следовали за процессией. Второй раз в жизни Мартина ехала не верхом, а в повозке — в первый раз это было, когда ее увезли из замка Блэкберн. Телега тряслась и скрипела, лошади с трудом волокли ее через полные грязи мостовые Гастингса. Мартина едва не падала на руки стражей, которые придерживали ее, следя, чтобы она оставалась на ногах.
Несмотря на ранний час, на улицах были видны вереницы горожан. Эти люди вышли из домов пораньше, чтобы посмотреть, как ее повезут на костер. Публичная казнь всегда собирает толпы зевак. Но эта толпа не походила на ту, которую ей приходилось видеть раньше. В ожидании казни народ обычно шумел, лица выглядели разгоряченными, даже радостными. Вслед осужденному неслись крики брани, в него даже швыряли тухлые овощи. Ничего этого не было теперь. Из сотен людей на улицах никто не вымолвил ни слова, только один раз она услышала возглас: «Господь с тобой, леди!» Люди мрачно крестились. Многие плакали. Похоже, горожане совсем не были уверены в ее виновности; кроме того, они были поражены жестокостью приговора. К виселицам здесь привыкли, им приходилось видеть, как отсекали головы благородным дворянам.
Но костер…
Только не думать об этом. Не думать. Может быть, Торн спасет ее, хотя это кажется невероятным, если нет, то он обещал прекратить ее страдания своей милосердной стрелой раньше, чем пламя охватит ее. Он обещал. Надо верить, что он сделает это. Только так она продержится до конца.
Костер был сложен на вершине пологого холма за городом, среди пустоши, за которой начинались болота. Над высокой кучей хвороста возвышался позорный столб. Вокруг уже стояла толпа, но, как и в городе, Мартина не услышала ни брани, ни криков. Повозка подъехала ближе. Мартина лихорадочно вглядывалась в десятки обращенных к ней лиц. Нигде в толпе не было видно Торна. Сердце ее упало.
Если он опоздает, они привяжут ее к столбу и зажгут костер. Нет, не думать, только не думать об этом!
На руках стражей она спустилась с повозки и ступила в грязь. Толпа раздвинулась, образовав перед солдатами проход. Горожане крестились, бормоча молитвы. Она увидела рыдающую Фильду. Служанка бросилась вперед, чтобы прикоснуться к Мартине, но двое солдат схватили ее и грубо отшвырнули обратно в толпу. Появился брат Мэтью и, протиснувшись между людьми, решительно шагнул к осужденной. Он поднял перед собой небольшое деревянное распятие, и стражники отступили, не тронув его. Они даже минуту помедлили, ожидая, пока приор вложил крест в одну из связанных рук Мартины, поцеловал ее в щеку и прошептал:
— Да пребудет с тобой Господь.
Шериф вышел перед сложенным костром и зачитал акт, подготовленный епископом, где было сказано, что церковь осудила ее на смерть за преступную ересь и для исполнения приговора передала в руки светских властей. Он быстро повернулся в сторону Мартины. Ей показалось, что в его взгляде были печаль и сожаление. Шериф кивнул дюжему палачу, и тот, взяв Мартину за плечи, подвел к костру. Ее руки были по-прежнему связаны сзади. На куче зеленых, совсем свежих веток перед столбом был закреплен бочонок, и палач, подхватив Мартину на руки, поставил ее на него. В ноздри ударил резкий запах. Опустив глаза, она увидела, что сквозь щели в бочонке сочится деготь. Поодаль были сложены два мешка угля и небольшая куча торфа. Они явно подготовились к тому, чтобы поддерживать медленный огонь.
«Может статься, ты будешь умирать до полудня», — прозвучал в ушах Мартины голос Бернарда.
Ее охватила дрожь. Режущей болью свело внутренности, и она несколько раз судорожно, во всю силу легких глотнула воздух. Нет, ради Господа Бога, не думай!
Служка бросил палачу моток толстой веревки. Тот накинул свободный конец на шею Мартины. Затем, намотав веревку на столб, затянул и завязал первый узел. Жесткий канат сдавил ей горло, голова запрокинулась, и она затряслась всем телом. Мартина не подумала о том, что ее привяжут за шею, это наполнило ее ужасом. Она не могла пошевелиться, не могла даже сглотнуть мерзостный комок желчи во рту.
— Пожалуйста… не надо за шею, — прохрипела она.
— Мне очень жаль, миледи, — негромко ответил палач. — Но выбирать не приходится. Я только исполняю указания отца Саймона.
Сердце редкими болезненными ударами колотилось в груди. Мартина в отчаянии всматривалась в чужие лица толпы. Где же Торн? Торн! Они сделали это со мной! Веревка кольцами сжала ей грудь, талию и бедра. Палач затянул ее, крепко прижав все ее тело к столбу. И тогда Мартина увидела отца Саймона, который вышел на место экзекуции с горящим факелом в руках. С ним были Бернард и Джайрс. У Мартины остановилось дыхание, в глазах закипели слезы. Она закрыла их, желая молиться, и открыла опять в безумной надежде увидеть Торна. Господи, скорее пошли ко мне Торна!
Палач шагнул вперед, чтобы взять факел у монаха, но отец Саймон отвел его руку и объявил:
— По соизволению епископа Ламбертского право поджечь костер мы предоставляем тому, кто стал жертвой ксаней этой колдуньи и еретички.
Он передал факел Джайрсу.
Палач оглянулся на шерифа.
— А по моему разумению, — хмуро сказал шериф, — к вящему благу церкви будет не вмешиваться в дела мирской власти, святой отец. Леди Фальконер более не в руках епископа, она отдана мне и будет казнена публичным палачом, как и положено.
— Права епископа как духовного владыки, — ответил отец Саймон, возвысив голос, — распространяются на любые общественные дела. И особенно если дело касается изгнания из общества тех, кто противится воле церкви. Не сомневайтесь, что отступников он покарает без колебаний.
Шериф выглядел обескураженным. «Он явно воспротивился бы такому наглому попранию его полномочий, — подумала Мартина, — если бы не намек монаха на отлучение от церкви».
— С вашего позволения, милорд шериф, — сказал палач, — для меня не будет большим почетом поджечь этот костер. Пусть ублюдки исполнят мою работу, если они этого добиваются, — и сплюнул на землю перед собой.
Шериф угрюмо кивнул и отступил прочь от монаха.
— Я думаю, самое время, — сказал Бернард, с оскаленной ухмылкой повернувшись к Мартине. — Начинай, добрый человек.
С чадящим факелом в вытянутой руке грузный моряк неуклюжей походкой направился к костру. Дым пахнул Мартине в лицо. От огня повеяло жаром, и она содрогнулась, точно пламя уже лизнуло ей кожу. В последний раз, дико озираясь, как затравленный зверь, Мартина обвела глазами толпу. Что-то мелькнуло за их спинами, раздались возгласы стражников, и на стоявшую в стороне повозку вскочил человек.
Это был Торн. Он держал короткий лук. Сбоку был виден колчан со стрелами.
Мартина из последних сил попыталась смотреть ему в лицо, ее губы шептали: «Прошу тебя».
Он вынул стрелу, наложил ее и отвел локоть, согнув лук. Мартина закрыла глаза. Смерть придет сразу. Спасибо тебе.
В последний миг вновь дохнуло жаром от факела. С гудящим звоном стрела пронзила воздух.
В толпе закричали. Она слышала крики и поняла, что даже не ранена. Он промахнулся! Как же он мог промах-нуться! Раздались возбужденные восклицания, послышался смех. Она открыла глаза. Джайрс стоял подле костра, разинув рот, по-прежнему с вытянутой рукой, но факела в ней не было. Шкипер с ошалелым видом смотрел куда-то вбок. Бернард метнулся вперед, отпихнув по дороге Джайрса. На его лице была написана злоба. Секунды две Мартина не могла его видеть, а затем он вернулся с факелом в руках. Факел все еще чадил, надвое расщепленный вошедшей в него стрелой Торна.
— Эй, Джайрс! — крикнул Торн с повозки. — Ну-ка поговори со мной!
— Приди в себя, безумец! — заорал отец Саймон. — Этот человек нем!
Торн покачал головой.
— Неправда, он не немой. Говори, мерзавец!
Джайрс таращил на него глаза, набычившись.
По знаку Торна два человека вскарабкались вслед за ним на повозку. Это были те самые два матроса, что свидетельствовали с Джайрсом на суде.
— Вот твои люди, не так ли?
— Суд окончен! — крикнул отец Саймон. — Приговор уже вынесен. Я приказываю вам, шериф, арестовать лорда Фальконера и этих двух…
— Я не из ваших слуг, отче, — грубо оборвал его шериф. Он повернулся к Джайрсу: — Ну, отвечай, коли тебя спрашивают. Твои это люди?
Джайрс кивнул.
— Эти двое сказали мне, — продолжал Торн, — что ты вовсе не был немым до самого недавнего времени, до тех пор, пока не был вызван свидетелем в суд! Выходит, проклятие моей жены подействовало на тебя спустя десять месяцев? А может, и не было никакого проклятия? Отвечай мне!
Но Джайрс лишь отрицательно помотал головой.
— Ты не подумал, как тебя могут наказать за лжесвидетельство на суде церкви? Если я докажу, что ты лгал, — поверь мне, что я докажу, — как думаешь, что с тобой сделают? Может, отрежут язык? Или отлучат от церкви? Может быть, это тебя поставят к столбу и сожгут! Мне сдается, это было бы по заслугам.
Джайрс молчал. Мартина вдруг поняла, что он со всем упорством будет и дальше отстаивать свою очевидную ложь, хотя на него сыпались самые страшные угрозы.
«Какие бы ни были причины, — промелькнуло у нее в голове, — для этой лжи насчет проклятия, прежде всего он ненавидит меня всеми силами души».
— Я хочу сказать тебе перед всеми, — произнесла Мартина, напрягая слабеющий голос. Лица толпы обратились к ней. Пламя факела плясало и чадило в руках Бернарда. Она смотрела прямо в угрюмые глаза Джайрса. — Я знаю, — продолжила она, — мне кажется, я знаю, почему ты ненавидишь меня. С одной стороны, просто за то, что я норманнка. Мой муж сакс, и он рассказывал мне об этом. Он рассказал мне, что наши люди сделали с твоим народом, и теперь я понимаю, почему твой народ ненавидит мой. — Она коротко взглянула на Торна, читая в его глазах поддержку. — Я поняла и другое. Тогда на корабле я вела себя с бездумным высокомерием. Я унизила тебя перед твоими людьми. Я поступила непростительно. Все, что ты говорил о приметах, казалось мне признаком грубости и невежества. Но мой муж рассказал мне многое о вашей вере и обычаях. Теперь я знаю, что сама была невеждой. Вот и все, что я хотела сказать. Я сожалею о нанесенном тебе оскорблении и понимаю, почему ты сделал со мной… то, что ты сделал. Я прощаю тебя. Но прошу всем сердцем, прости и ты меня.
Никто не проронил ни слова. Джайрс молчал, уставившись в землю, его грубые мясистые руки заметно дрожали. Когда он поднял голову, в глазах его стояли слезы.
— Господи, прости мне мой грех, — сказал он. Изумленный вздох пробежал по толпе. Джайрс сокрушенно покачал головой. — Сам не знаю, что хотел совершить.
Он полез в карман и выбросил на землю пригоршню серебра.
— Вот ваши шесть шиллингов, — сказал он Бернарду. — Мне не нужно этих денег.
— Он заплатил тебе за лжесвидетельство?! — крикнул Торн.
— Да, милорд, заплатил, — шкипер повернулся и побрел прочь, еще раз пробормотав: — Прости меня, Господи.
— Бернард Харфордский, я арестую вас! — воскликнул шериф, выступая вперед.
— Не сразу, милейший, — хищно оскалившись, возразил Бернард. Он выдернул стрелу Торна из горящего факела. — Я пришел, чтобы насладиться зрелищем, и не хочу отказывать себе в этом.
Пятясь от шерифа, он спиной приблизился к костру, с последними словами внезапно повернулся к Мартине и протянул факел не к уложенному под бочонком хворосту, а к ее ногам. Он знал, что льняная роба на ней вспыхнет мгновенно. Она превратится в пылающий столб раньше, чем кто-либо успеет двинуться с места.
— Что, сокольничий, — проскрежетал Бернард, обращая к Торну лицо, искаженное гримасой дикой радости, — ты наловчился выбивать стрелой из рук факел? А еще раз сможешь?
Раньше чем Мартина успела перевести дух, в руках у Торна мелькнула новая стрела, он поднял лук и спустил тетиву.
Она услышала крик толпы… увидела, что Бернард повалился навзничь и, корчась, рухнул на землю. Стрела сакса торчала в его груди.
— Не стану рисковать, — сказал ему Торн.
Бернард упал лицом вверх, его глаза остановились на Мартине. Она видела, как удивление в них в последний раз сменилось бешенством. Он рванулся раз-другой, его лицо посерело, из легких с хрипом вырвался воздух. Полузакрытые глаза закатились, и тело замерло.
Дрожь пробежала по спине Мартины, страшно заломило виски, кровь отхлынула от головы. Шум толпы стал отдаляться, свет померк. Потом все исчезло…
Сознание вернулось вместе со звуком голоса. Мартина услышала шепот:
— Пей, милая. Ну же, выпей немного, любовь моя…
Она разомкнула губы и сделала большой глоток вина из меха, поднесенного ко рту. Вино было сладким. Но еще слаще было чувствовать сильные руки Торна, тепло его тела. Ее голова лежала на его широкой груди. Он сидел, опершись спиной о ствол дерева, и крепко держал ее в объятиях. Было так уютно, так хорошо. Ей захотелось, чтобы это длилось вечно.
Вдалеке эа деревьями она увидела тот самый холм и сложенный костер со столбом посередине. Там толпился народ, мелькали воины и черные рясы монахов, но звук голосов не долетал до нее.
Все кончилось, подумала она сонно и свернулась поудобнее, пряча лицо на груди мужа, вдыхая его запах. Она приложила ухо, чтобы слушать ровные удары его сердца. С каждым ударом боль и страх, так долго терзавшие ее душу, уходили все дальше и таяли, превращаясь в бесплотные и бессильные призраки прошлого. Закрывая глаза, она, казалось, слышала неуловимый легчайший шелест, с которым ткались, незаметно оплетая их, незримые узы, соединявшие навечно. Торн поцеловал ее волосы, затем щеку и висок. Щекоча ей ухо губами, он прошептал:
— Ты сможешь идти?
Мартина попробовала согнуть ступню и поморщилась от боли.
— Не стану рисковать, — сказала она, улыбаясь.
Он подхватил ее на руки и гибким движением поднялся в полный рост.
— Значит, придется нести тебя до Блэкберна. Нам здесь больше нечего делать. Пора домой.
Она обхватила его за шею и заглянула в сияющие глаза, синие, как ясное летнее небо.
— Домой. Да, конечно. Я хочу домой.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Сокол и огонь - Райан Патриция



интересно,захватывает...много страстей,ужасов....читайте,одним словом...
Сокол и огонь - Райан ПатрицияИсабель
3.01.2013, 22.35





Да жутковатый романчик. Все решилось в самый последней момент.
Сокол и огонь - Райан Патрициянека я
20.07.2013, 13.17





Тяжелый роман.
Сокол и огонь - Райан ПатрицияКэт
26.10.2014, 13.02





Рыцарский роман со всеми реалиями того времени: бескультурье, жестокость, кровавые битвы, грязь, крысы, вши и блохи. Но автора слегка заносит: некоторые герои принимают ванны, а в одном замке есть туалет, водопровод и ванна с кранами - Ха! Ха! Главная героиня выдает себя за леди королевских кровей, а была дочерью деревенской содержанки. Но требовала от главного героя необыкновенной честности, за что отлучила его от своего тела. Как жаль, что ее не сожгли на костре.
Сокол и огонь - Райан ПатрицияВ,З.,67л.
7.08.2015, 18.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100