Читать онлайн Шелковые нити, автора - Райан Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелковые нити - Райан Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелковые нити - Райан Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелковые нити - Райан Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Патриция

Шелковые нити

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Я бы хотела кое-что выяснить у вас, Ада, – сказала Джоанна на следующее утро, поднося последнюю ложку овсянки к губам своей новой подруги. – Боюсь, это покажется вам немного странным.
Ада с трудом проглотила кашу и закашлялась.
– Что вы имеете в виду?
– Это касается вашего мужа.
– Рольфа?
Джоанна кивнула, убирая пустой горшочек назад в корзинку. Ей не хотелось говорить Аде слишком много сейчас, когда обессилевшая от болезни женщина не в состоянии ничего сделать. Рано утром, прежде чем отправиться с ежедневным визитом в дом Лефевра, Джоанна дала монетку мальчишке, чтобы он отнес записку Грэма о готовящемся убийстве шерифу, который жил поблизости.
– Вряд ли я смогу рассказать вам что-нибудь о Рольфе, – сказала Ада. – Я не видела его с Великого поста.
– Знаю, но когда он навещал вас раньше, он… был такой как всегда? Вел себя как обычно?
Ада устало уставилась в пространство, затем покачала головой.
– По-моему, он всегда ведет себя необычно. Я никогда его не понимала. А в чем дело?
Джоанна пожала плечами и с преувеличенным вниманием занялась своей корзинкой, прикрыв ее содержимое салфеткой.
– Просто мне показалось странным, что вы четыре месяца не виделись со своим мужем. – Подумав о Грэме, она добавила: – Мне было бы тяжело так долго не видеть мужа.
Они не спали всю ночь, разговаривая и занимаясь любовью. Каждый раз, когда сон уже овладевал ими, один из них говорил что-нибудь, что давало толчок новому разговору и ласкам, которые заканчивались объятиями. Они так и не сомкну ли глаз, и утром Джоанна чувствовала себя усталой – и сонливой – как никогда в жизни.
– Я думала, вы давно привыкли к этому, – заметила Ада, – ведь мастер Прюит часто бывает за границей. Вы рассказывали мне на прошлой неделе, что ничуть не скучали по нему.
– Ах да!
– Ах да, – мягко повторила Ада с насмешкой. – Я чувствую то же самое по отношению к Рольфу.
Они понимающе рассмеялись, но это лишило Аду последних сил. Голова ее обессилено упала на подушки. Джоанне было больно видеть, что женщина, к которой она успела привязаться, тает буквально на глазах.
– Воды? – предложила она. Ада слабо покачала головой:
– Мне тяжело глотать. Вы не почитаете мне псалмы?
– С удовольствием.
Джоанна читала дольше, чем обычно, опасаясь оставить Аду одну, хотя было раннее утро, а отравленное питье, как она знала, должны были доставить в полдень. Тем не менее, Джоанна решила вернуться и посидеть с Адой после разговора с шерифом.
Пока она читала, глаза Ады закрылись. Джоанну тоже клонило в сон, но ей не давала заснуть тревога за Аду. Она нервно поглядывала на спящую женщину, чтобы убедиться, что ее грудь поднимается и опускается.
Когда она закончила чтение и вернула псалтырь на полку, Ада открыла глаза.
– Я вспомнила, – невнятно произнесла она, видимо, не до конца проснувшись.
Опустившись на стул, Джоанна взяла Аду за руку, казавшуюся ужасно маленькой и хрупкой.
– Спите.
– Я вспомнила один поступок Рольфа, – сказала Ада, медленно выговаривая слова, – показавшийся мне необычным. Это было весной – после Пасхи, но перед Троицей.
– То есть месяца полтора назад, – заметила Джоанна – Но я думала, что вы не видели мужа с Великого поста.
– Это действительно так. Но однажды в полдень Этель подалась ко мне. Она была взволнована и сказала, что Рольф велел мне собираться в дорогу и приказал ей упаковать мои вещи Будто бы кто-то приехал за мной.
Очевидно, это был тот день, когда Грэм приехал в Лондон чтобы увезти ее домой, и подвергся нападению в переулке, сообразила Джоанна.
– Этель помогла мне одеться, – продолжила Ада, – и сложила мои вещи в дорожные сумки. Вначале я была озадачена, а затем мне пришло в голову, что, возможно, отец прислал за мной. Мне так хотелось покинуть этот дом. Несмотря на недомогание и трудности путешествия, я была в восторге, что вернусь во Францию. Я сидела у окна, выходившего на улицу, и ждала. – Огонь в ее глазах погас. – Но никто так и не пришел.
Джоанна подавила соблазн рассказать Аде все. Еще не время.
– Я ждала до тех пор, пока не прозвонили вечерние колокола, а затем подождала еще немного, глядя на темную улицу, – печально сказала Ада. – Этель убедила меня лечь в постель. Я так и не узнала, что произошло в тот день. – Она вся дрожала, ее снова бил озноб.
Зевая, Джоанна укрыла ее одеялом и подоткнула его по краям.
– Я должна уйти сейчас, но я вернусь позже утром.
– Правда? – обрадовано спросила Ада. Бедняжка, должно быть, чувствовала себя ужасно одинокой.
– Да, чтобы составить вам компанию. Отдохните. И помните – ничего не ешьте из того, что вам принесут, и не пейте…
– Вы уже говорили мне это сегодня не меньше дюжины раз, – заметила Ада со снисходительной улыбкой.
– А если кто-нибудь принесет вам ваше снадобье – Олив, ваш муж или кто-нибудь другой, даже Этель…
– Знаю, я не должна его пить. – Брови Ады сошлись на переносице. – Что вас так беспокоит, Джоанна? Что случилось.
Джоанна убрала прядь волос с ее щеки.
– Я объясню вам позже, когда все разрешится. А пока вам необходимо отдохнуть. Вы слишком устали.
Ада кивнула и закрыла глаза.
– Спите, – сказала Джоанна, повернувшись к выходу вернусь, как только смогу.
Придя домой, она обнаружила, что Грэм беседует с грубоватым мужчиной, которого он представил ей как Найла Орледжа, помощника шерифа, присланного в ответ на его записку.
– Доброе утро, мистрис, – сказал тот, переходя сразу к делу. – Если я правильно понял сержанта, жизнь вашей соседки в опасности.
– Совершенно верно.
Помощник шерифа поскреб подбородок, заросший седеющей щетиной. С одной стороны на его поясе болтались металлические оковы и цепь, с другой – гигантский тесак в ножнах.
– И вы, значит, думаете, что ее муж со своей полюбовницей травит ее потихоньку.
– Мне не хочется думать, что в этом замешана Олив, – сказала Джоанна, – но, должна признать, ситуация выглядит достаточно зловещей. Она неплохая девушка, просто молода и попала под влияние Лефевра.
– Она полностью в его власти, – заметил Грэм, успокаивающе коснувшись руки Джоанны. – Это он все придумал.
– Вероятно, – сказала Джоанна.
Грэм устремил на нее озадаченный взгляд.
– Это как же? – Помощник шерифа повернулся к Грэму. – В своей записке вы выразились достаточно ясно, обвинив этого парня в попытке убийства.
– Может, я чего-то не знаю? – спросил Грэм, глядя на Джоанну.
– Возможно, это не важно, но мне показалось странным. – Она рассказала о таинственном путешествии, к котором приготовилась Ада и которое так и не состоялось. – Если Лефевр потихоньку травил свою жену, вряд ли он отпустил бы ее с Грэмом. Разумнее было бы довести дело до конца и покончить с ней навеки.
– Да, но если он и вправду хотел прикончить ее, – возразил Найл, – то как раз и нанял бы тех бродяг, что напали на Сержанта, чтобы он не мог помешать его плачам. Да еще и пятьдесят марок получил бы в придачу.
– Логично, – сказал Грэм, – но зачем тогда готовить жену к отъезду? Джоанна права. Тут что-то не сходится.
– Ну, это моя работа сделать так, чтобы все сошлось, – За явил помощник шерифа. – Но я должен действовать осторожно, как вы понимаете. Рольф Лефевр – важная персона в этом городе. Нельзя швыряться в него обвинениями, не имея убедительных доказательств.
Грэм взял со стола два пучка трав и вручил их Найлу.
– Наверняка любой аптекарь может определить, что это такое, и сказать нам, содержат ли они яд.
– Несомненно, – заверил его Найл, – и если да, это послужит уликой против девушки, но не докажет, что Лефевр подбил ее на это. В любом случае первое, что мне нужно сделать точнее, нам, поскольку вы должны присутствовать как обвинители, – это перейти через дорогу и допросить девицу. Признание значительно облегчит мою работу, а если удастся убедить ее прояснить роль Лефевра в этом деле, будет еще лучше. – Он открыл дверь и шагнул наружу. – Идемте.
– Как, по-твоему, ты сможешь перейти через дорогу? – спросила Джоанна Грэма, когда он двинулся к выходу, опираясь на костыль. Она заметила, что он надел сапоги – впервые за шесть недель, проведенных в ее доме.
– Я ведь забрался на лестницу, не так ли? – Он бросил взгляд на помощника шерифа и, убедившись, что тот стоит к ним спиной, нагнулся и поцеловал ее, быстро, но крепко. – Как утверждал брат Саймон, желание творит чудеса.
К тому времени, когда Грэм, поддерживаемый Джоанной, пересек наконец Вуд-стрит, Найл Орледжуже вошел в аптеку и приступил к допросу испуганной Олив.
– Мистрис Джоанна! – воскликнула она при виде Джоанны. – Этот человек говорит, что он помощник шерифа и может арестовать меня. Вы не знаете… – Ее взгляд упал на Грэма, и в глазах, еще опухших от вчерашних слез, вспыхнуло узнавание.
– Узнаешь меня? – спросил он.
– Я… кажется, да. Вы не так давно были у мастера Рольфа.
– Верно.
Вы собирались увезти мистрис Аду. – Олив обхватила себя руками, переводя испуганный взгляд с одного лица на другое. – Что все это значит? Я ничего не сделала.
– Мы знаем, что ты не хотела этого делать, Олив.
– Чего именно я не хотела делать? Найл показал ей два пучка сушеных трав:
– Узнаешь это?
Белокожее от природы лицо Олив стало бледнее мела.
– О Боже! – Она попятилась от них. – О Боже! – Она схватилась за живот. – Мне плохо. Меня сейчас стошнит.
Джоанна шагнула к девушке и помогла ей сесть на низкую скамейку.
– Опусти голову вниз, вот так и сделай несколько глубоких вдохов.
– Я не хотела, – простонала Олив, опустив голову на дрожащие руки. – Он сказал, что другого способа нет.
– Мы знаем, Олив. – Джоанна похлопала ее по спине. – Он втянул тебя в это дело. Это не освобождает тебя от ответственности, но поможет, когда тебя будут судить. Возможно, ты получишь несколько ударов плетью, но, уверена, тебя не повесят, учитывая, что…
– Повесят! – ахнула Олив, глядя на них полными слез глазами. – Я не знала, что за это могут повесить… О Боже, Боже! Я не хотела. Но он сказал, что, если у меня будет ребенок, он не сможет жениться на мне из-за позора.
Джоанна бросила взгляд на своих спутников, выглядевших такими же ошарашенными, как и она сама. Кто-то постучал в дверь и крикнул:
– Эй, вы не продадите мне эликсир…
– Нет! – гаркнул Найл.
Джоанна опустилась на колени рядом с девушкой, которая раскачивалась взад и вперед, заливаясь слезами.
– Ты ждешь ребенка?
Олив прижала ладонь к губам и зажмурилась. Ее восковое яйцо покрылось испариной.
– Ты беременна от Рольфа Лефевра? – спросил Найл.
– Это потому вы хотите арестовать меня? – хрипло спросила Олив. – Потому что я хотела… избавиться от ребенка?
Джоанна, Грэм и помощник шерифа переглянулись. Снова раздался стук в дверь.
– Могу я… – послышалось снаружи.
– Нет! – отозвались все трое хором.
– Олив, – сказала Джоанна, – расскажи нам, что случилось. С самого начала. Ты и Рольф Лефевр… – подсказала она.
– Да, – всхлипнула Олив, вытирая нос.
– И давно?
– С Рождества. Примерно с того времени, как его жена захворала. Он… заметил меня, когда я стала приносить ей лекарство.
– Он соблазнил тебя? – мягко спросила Джоанна. Олив закрыла глаза и кивнула.
– Вначале я… пыталась противиться ему, потому что он был женат… а еще потому, что я была влюблена в Деймиана. И я не могла представить себе, что человек, подобный ему, мог что-то найти в такой, как я. Он мастер гильдии, богатый, красивый и одевается так нарядно. Но Рольф не оставлял своих попыток. Он говорил, что любит меня, нуждается во мне. Его жене становилось все хуже из-за разлива желчи. Он сказал, что все идет к тому, что она умрет, и он женится на мне, когда все закончится. – Олив покачала головой. – Я позволила ему вольности с собой. А теперь я его люблю, у меня в животе растет его ребенок, и моя жизнь погублена.
– Я что-то не понял, – сказал Грэм. – Он говорил, что не сможет жениться на тебе, если ты родишь ребенка?
Олив кивнула, уставившись на влажный платок, который крутила в руках.
– Потому что я стану падшей женщиной. Мужчина с положением не может жениться на девушке, которая родила внебрачного ребенка, даже если это его ребенок. Он заставил меня пообещать, что я избавлюсь от него.
– С помощью этих трав? – спросила Джоанна, указав на два пучка, которые Найл по-прежнему держал в руках.
– Да.
– Так это об этом ты говорила с Лефевром прошлой ночью? – спросил Грэм. – О прерывании беременности?
– Вы слышали нас? – ужаснулась Олив.
– Да. Я подумал… в общем, я подумал, что вы говорите о чем-то другом.
– Ты хочешь иметь ребенка? – спросила ее Джоанна.
– О да! – Олив подняла заплаканные глаза на Джоанну. – Но если бы вы не появились здесь прошлой ночью, я бы избавилась от него. Я очень расстроилась, когда увидела, что вы забрали эти травы, хотя и не могла понять, как вы узнали, что я собираюсь с ними делать. Но, подумав, я поняла, что вы поступили правильно. Вы спасли меня от ужасного греха.
Джоанна молчала, не представляя, что сказать.
– А теперь меня арестуют за попытку вытравить ребенка из чрева, – скорбно закончила Олив.
– За это не арестовывают, – заверила ее Джоанна. Олив ткнула пальцем в Найла:
– Но он сказал, что пришел сюда, чтобы арестовать меня… и показал эти травы. Я подумала…
– Он ошибся, – сказала Джоанна. – Мы все ошиблись. Помощник шерифа шагнул вперед.
– Не уверен.
Грэм бросил быстрый взгляд на Джоанну, которая ответила ему раздосадованной гримасой.
– Вы удовлетворены объяснениями этой девицы, потому что знаете ее и склонны верить ее словам, – продолжил Найл. – Но моя профессия подразумевает определенную долю скептицизма.
– Девушка невиновна, – сказал Грэм. – Возможно, она чересчур внушаема и доверчива, но в ее возрасте это простительно.
Джоанна положила руку на плечо Олив.
– И она определенно не убийца.
– Убийца! – вскричала Олив.
– Когда Рольф Лефевр предложил тебе добавлять яд в лекарство для его жены? – требовательно спросил Найл, возвышаясь над испуганной девушкой. – До или после того, как ты стала его любовницей?
Олив закрыла глаза.
– Меня сейчас опять стошнит.
Джоанна протянула ей тазик и обтерла ее лицо влажной салфеткой.
– Оставьте ее в покое, – сказала она помощнику шерифа. – Она не травила Аду Лефевр.
– Возможно, – невозмутимо отозвался тот. – Теперь подумайте вот о чем! Молодая девушка, в чреве которой растет дитя, отчаянно желает выйти замуж за отца ребенка. Но беда в том, что у него уже есть жена. Добавим к этому, что девушка работает помощницей аптекаря. А жена лежит в постели с простудой. Проще простого подмешивать в ее лекарство какое-нибудь зелье, которое будет постепенно ухудшать ее состояние жена в конечном счете умрет, и никто ни о чем не догадается Лефевр может даже не знать, что она затеяла. Вполне возможно, что она придумала этот дьявольский план сама.
– Неужели, глядя на это дрожащее, плачущее создание, – сказала Джоанна, – вы можете серьезно думать, что она способна на подобное злодейство?
– Мистрис, – устало произнес Найл, – я служу помощником шерифа без малого двадцать лет. Я видел хладнокровные убийства, совершенные милыми старушками и розовощекими ребятишками, которые смеялись потом над своими поступками. Не раз я был свидетелем тому, как мужчин, поклявшихся в своей невиновности со слезами на глазах, сжимая в руках священные реликвии, отпускали на свободу только для того, чтобы они совершили новое убийство.
Олив вскочила на ноги.
– Я не делала этого! Я действительно хотела выйти замуж за Рольфа, но я никогда бы не замарала свою душу убийством. Никогда! Скажите, как доказать мою невиновность, и я сделаю это!
Найл указал на пучки трав, которые он все еще держал в руке.
– Я отдам их на анализ аптекарю. Если выяснится, что они неядовитые, это станет доказательством в твою пользу. А тем временем тебя заключат в лондонскую тюрьму.
– В тюрьму! – воскликнула Джоанна. – Зачем сажать ее в тюрьму…
– Она подозревается в убийстве, – заявил Найл, снимая с пояса оковы.
Олив заплакала.
– Это ни к чему, – сказал Грэм. – Она и так пойдет с вами, правда, Олив?
Девушка энергично закивала:
– Да, клянусь. Пожалуйста, не надевайте на меня цепи.
– Ладно. – Помощник шерифа неохотно убрал оковы. – Но если ты попытаешься бежать на пути в тюрьму, я не задумываясь пущу в ход силу.
– Я не убегу.
– А как же Рольф Лефевр? – поинтересовался Грэм – Вы не можете арестовать Олив, оставив его на свободе.
– Я имею твердое намерение допросить мастера Рольфа, – заявил Найл. – Он, кажется, живет в красно-синем доме на Милк-стрит?
– Да, – сказала Джоанна, – но вы найдете его в рядах торговцев шелком на крытом рынке. Он проводит там почти каждое утро.
– Я схожу туда после того, как доставлю эту девицу в тюрьму. Ты готова? – спросил он у Олив.
Девушка кивнула. Джоанна обняла ее.
– К вечеру ты будешь на свободе. Я позабочусь об этом.
После того как все ушли, Элсуит отодвинула занавеску из оленьей кожи, за которой она пряталась, подслушивая разговор, и вошла в лавку.
Там царил полумрак. В узких лучах солнца, проникавших сквозь щели в ставнях, поблескивали пылинки, похожие на крохотные сверкающие звездочки. Элсуит махнула рукой, заставив их кружиться в воздухе.
Одинокий солнечный луч падал на флаконы из синего стекла, стоявшие на рабочем столе, заставляя их сверкать подобно сапфирам. Элсуит постояла, любуясь их красотой. Флаконы привозили из Венеции, чем и объяснялась их немалая стоимость. Неудивительно, что вдова торговца шелком попыталась украсть один из них. Но она, Элсуит, застукала ее за этим занятием. «Это наше», – сказала она, и Джоанна Чапмен, поняв, что попалась, вернула флакон на место.
Когда та ушла, Элсуит дважды пересчитала флаконы, чтобы убедиться, что все на месте, а позже, после работы в саду. Пересчитала их снова для пущей уверенности. Нельзя допустить, чтобы такие ценные вещи попали в руки этой вороватой сучки.
Элсуит взяла один из флаконов и огляделась. Выложенный камнем очаг была вычищен даже от пепла, который утром вымела Олив. Метла все еще стояла посреди комнаты прислоненная к крюкам для чайников. Размахнувшись, Элсуит бросила флакон в очаг, где он разбился, разлетевшись на множество синих осколков.
Женщина улыбнулась и разбила еще один флакон, затем еще один и так далее, пока очаг не заполнился и разбитое стекло не посыпалось на земляной пол. Вот так. Мистрис Чапмен не получит ни одного из них, что бы ни случилось.
Ее дыхание участилось – битье тридцати четырех флаконов оказалось утомительным делом, – но не потому, что она была расстроена. Время для ярости прошло. На смену обжигающей ярости, кипевшей в ее мозгу весь прошлый год, пришла холодная решимость, казавшаяся жесткой, ясной и сверкающей, как осколки синего стекла в очаге.
Она знала, что должна сделать. Решение пришло ей в голову, когда ее дочь проливала слезы из-за этого лживого сукина сына, который посеял ублюдка в ее чрево. «Он мастер гильдии, богатый и красивый, и одевается так нарядно… Он сказал, что любит меня и нуждается во мне… Он собирается жениться на мне».
Элсуит взяла лист пергамента, перо и чернила и расположилась за рабочим столом. Открыв баночку с чернилами, она обмакнула в нее перо и написала сверху: «Для Олив».
«Ты удивишься, почему я сделала то, что сделала, – написала она изящным почерком, которым всегда гордилась. – Вот почему я пишу это письмо, прежде чем…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелковые нити - Райан Патриция



Классный сюжет, интересно читать, не банально.
Шелковые нити - Райан ПатрицияИрина
20.12.2011, 11.49





Искренне говорит ГГ. в последней главе
Шелковые нити - Райан ПатрицияЛале
6.03.2013, 18.44





Миленький романчик не более. Два других ее романа более захватывающе. Но прочла все ее романы с удовольствием
Шелковые нити - Райан Патрициянека я
21.10.2013, 19.00





Миленький романчик не более. Два других ее романа более захватывающе. Но прочла все ее романы с удовольствием
Шелковые нити - Райан Патрициянека я
21.10.2013, 19.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100