Читать онлайн Шелковые нити, автора - Райан Патриция, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелковые нити - Райан Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелковые нити - Райан Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелковые нити - Райан Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Патриция

Шелковые нити

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Солнце низко стояло в небе, золотя лондонские крыши, когда Грэм вернулся в город верхом на гнедом жеребце, с седельными сумками, набитыми серебром, предназначавшимся для Рольфа Лефевра. Поразмыслив, он решил не брать с собой лошадь, приобретенную для мистрис Ады. Если она серьезно больна, для нее безопаснее ехать, сидя за его спиной. Либо так, либо на носилках, но где их можно найти за столь короткий срок – Грэм не представлял.
Он не мог не задаваться вопросом, как выглядит Ада Лефевр. Барон не стал описывать своих дочерей-близнецов, заметив лишь, что они обладают «ангельской красотой и кротким нравом». Конечно, длительная болезнь могла сказаться на ее внешности, и Грэм решил не подавать виду, если она покажется ему не слишком привлекательной. В конце концов, он помолвлен не с Адой, а с Филиппой.
Точнее, почти помолвлен. Официальное обручение должно состояться после того, как он благополучно доставит Аду в Париж. Такова была награда, обещанная ему лордом Ги, – рука леди Филиппы и щедрое приданое. И что самое замечательное, земельные угодья в Англии. Одно из лучших поместий барона – пять тысяч акров пахотной земли и пастбищ вблизи Оксфорда.
Грэм поразился, когда лорд Ги предложил ему эту поистине царскую награду, но счел за благо не задавать лишних вопросов. Не дай Бог, барон передумает! Для человека с сомнительным происхождением это был шанс, который выпадает раз в жизни. Тот факт, что Филиппа родилась вне брака, Грэма ничуть не смущал. Он сам жил с этим проклятием. Возможно клеймо незаконнорожденных, которое они оба носят, даже поспособствует их взаимопониманию.
Интересно, каково это, размышлял он, после стольких лет неприкаянного существования и одиночества обзавестись собственным домом и семьей? Каково это, после бездумных совокуплений со служанками и прачками проводить ночь за ночью в объятиях одной и той же женщины, видеть, как она носит твоего ребенка, как ее волосы седеют с годами?
Что ж, скоро ему представится возможность узнать все это. Единственное, что для этого требуется, – это доставить Аду Лефевр к ее отцу. Сам дьявол не сможет помешать ему, не говоря уже о ее муже. У Рольфа Лефевра нет шансов.
Грэм свернул на Милк-стрит, одну из немногих улиц, вымощенных камнем в незапамятные времена. Дорога давно пришла в упадок, и он придержал коня, объезжая рытвину, камни из которой пошли на постройку дома, соседствовавшего с владениями Лефевра.
За исключением церкви Святой Марии Магдалины и этого здания, все постройки на Милк-стрит были деревянными, но дом Рольфа Лефевра выделялся на общем фоне, что было вполне понятно. В этой части Лондона сосредоточилась торговля шелком, и Лефевр, возглавлявший гильдию, был самой важной персоной в близлежащих кварталах. Почему бы ему не иметь самый большой и нарядный дом? И все же… выкрашенный в кричащие цвета, с портиком, опиравшимся на резные столбы, с выступающими балками и карнизами, дом очень походил на своего хозяина, разбогатевшего слишком быстро.
Подняв глаза, Грэм заметил в одном из окон третьего этажа чей-то силуэт, освещенный желтоватым светом. Ада Лефевр?
Он надеялся, что она упаковала вещи и приготовилась в дорогу, как и было обещано, и они смогут без промедления отправиться в церковь Святого Варфоломея, где Грэм снял для нее комнату. С наступлением темноты, после вечернего звона церковных колоколов, городские ворота закрывались на ночь. Грэм порадовался, что последовал совету лорда Ги и остановился в церкви Святого Варфоломея. Мало того что там давали приют не только мужчинам, но и женщинам, при монастыре имелась отличная больница. Правда, он надеялся, что Аде она не понадобится. Чем скорее они доберутся до Парижа, тем лучше.
Подъехав к дому, Грэм увидел коренастого лысого мужчину в коричневой тунике из грубой ткани. Прислонившись к высокой каменной стене, окружавшей владения Лефевра, тот рассеянно строгал ножом палку. При виде Грэма он выпрямился и отбросил палку в сторону.
– Грэм Фокс?
– Да. – Грэм натянул поводья.
– Я вас ждал. Мастер Лефевр сказал, будто вы приехали, чтобы забрать его жену? Он не хочет, чтобы все соседи видели, как она уезжает неведомо с кем. – Он пожал плечами с извиняющимся видом.
– Ты Байрам?
Мужчина убрал нож в ножны.
– Он самый. Сюда, пожалуйста. – Оттолкнувшись от стены, мужчина жестом пригласил Грэма следовать за ним и направился к переулку, примыкавшему к дому Лефевра. – Вам лучше спешиться, для верхового здесь тесновато.
Грэм слез с лошади, чувствуя подвох. Полная опасностей жизнь сделала его подозрительным, а подручный Лефевра не внушал доверия.
Где-то на полпути на правой стороне переулка имелся выход на заросший травой пустырь, использовавшийся жителями для хозяйственных нужд. Отсюда через ворота в невысокой каменной стене можно было попасть на задний двор Рольфа Лефевра, где располагалась конюшня и другие постройки. В этот вечерний час здесь никого не было, если не считать кур и поросят, возившихся в огороженных загонах.
– Куда ты идешь? – поинтересовался Грэм, когда они миновали ворота на задний двор Лефевра.
Байрам обернулся, но его взгляд, скользнув по Грэму, остановился на чем-то за его спиной. Стремительно повернувшись, Грэм увидел двух мужчин, появившихся со стороны конюшни. Один из них схватил поводья его жеребца, а другой – настоящий гигант – метнул в голову Грэма кузнечный молот с длинной рукоятью. Увернувшись от смертоносного снаряда, Грэм бросился на землю, перекатился и вскочил на ноги. Выхватив кинжал, он сгреб спутанную бороду верзилы, притянул его к себе и вонзил лезвие в его живот. Но негодяй только хрюкнул и снова занес свой молот. На сей раз он не промахнулся, и Грэм, получив удар в грудь, отлетел на несколько шагов и распростерся на утрамбованной земле.
– Вот черт, Дугал, – выругался Байрам, обращаясь к своему сообщнику. – Ты в порядке?
Верзила опустил глаза на рукоятку кинжала, торчавшую из его живота, и пожал плечами.
Стиснув зубы от тупой боли в боку, Грэм попытался сесть и увидел, как его жеребца поспешно уводят в сторону Вуд-стрит.
– Нет! – выдохнул он, потянувшись к голенищу сапога, где был спрятан еще один клинок, острый как бритва, хоть и понимал, что его шансы выпутаться ничтожны.
Байрам склонился над ним с ножом в руке. Схватив Грэма за волосы, он запрокинул ему голову и прижал острие к горлу.
– Передай от меня привет дьяволу, Фокс.
– Сделаешь это сам. – Грэм сделал резкий выпад, целясь в горло противника, но тот успел отдернуть голову. Лезвие скользнуло по его щеке и подбородку, оставляя кровавый след. Байрам, отчаянно ругаясь, отпрянул и выронил нож.
Не выпуская свой клинок, Грэм потянулся к ножу, но Дугал наступил на его руку, чуть не раздавив пальцы. Грэм собрался с силами и ударил верзилу в пах. Тот взревел, как медведь, обрушив молот на левую лодыжку Грэма. От острой боли, пронзившей ногу, молодой человек громко вскрикнул. Его вопль эхом отозвался в переулке.
Где-то наверху открылось окно, и мужской голос гаркнул:
– Пошли прочь отсюда! Поужинать спокойно не дают! Грэм втянул в грудь воздух и снова попытался встать, но сломанная нога отказывалась подчиняться. Байрам вытер рукавом туники окровавленное лицо и пнул ногой в его сломанные ребра.
– Кончай его, – бросил он Дугалу, – пора сматываться. Дугал, из живота которого по-прежнему торчала рукоятка кинжала, подошел ближе и высоко поднял молот, метя в голову Грэма. Этой секунды хватило, чтобы кинжал, пущенный рукой Грэма, вонзился в его бычью шею и застрял в ней, подрагивая. Дугал моргнул и медленно опустил молот.
– Иисусе, – пробормотал Байрам, ошарашено глядя на приятеля. – Дай мне эту штуковину. – Выдернув молот у Дугала, он замахнулся, намереваясь раскроить череп Грэма, но тот откатился в сторону, и молот, описав дугу, зарылся в землю.
Почувствовав под рукой нож, оброненный Байрамом, Грэм схватил его и со стоном поднялся на ноги, прислонившись к стене. Байрам тем временем выдернул из земли молот и повернулся к нему.
– Добрый вечер, джентльмены. – Грэм и его противники обернулись, обнаружив высокого худощавого мужчину с вьющимися волосами, направлявшегося к ним со стороны Вуд-стрит. – Не возражаете, если я присоединюсь к вашим забавам? – осведомился он, вытаскивая из богато украшенных ножен, висевших у него на поясе, сверкающий меч.
Байрам и Дугал переглянулись.
– На мой взгляд, вам не хватает участников. – Правильная речь и великолепное оружие указывали на принадлежность вновь прибывшего к благородному сословию, несмотря на кожаную тунику и шерстяные чулки, изрядно поношенные и заляпанные грязью. – Два против одного – это против правил. Как насчет того, чтобы сравнять шансы?
– Мотай отсюда, – прорычал Дугал, однако отступил к стене, подальше от меча незнакомца.
– Возможно, я последую твоему совету. – Вновь прибывший указал подбородком на рукоятку кинжала, торчавшую из живота верзилы. – Чертовски больно, полагаю. Но мне приходилось видеть, как люди вытаскивали нож из такой вот раны и прекрасно жили после этого.
– Ха! – Дугал уставился на кинжал с очевидным облегчением.
Но вот от того, что в твоем горле, так просто не избавишься, Если его вытащить, кровь хлынет фонтаном и не остановится, пока ты не рухнешь замертво. Имей это в виду.
Дугал с ужасом воззрился на него.
– Правда, в этом есть свои плюсы. Тебе не придется долго мучиться.
– Он все врет, – буркнул Байрам.
Дугал перекрестился и побрел в сторону Милк-стрит, что-то бормоча себе под нос.
– Ты куда? – завопил Байрам. – Лопни твои глаза, Дугал, он все выдумал! Вернись! – Он угрожающе потряс молотом. – Убирайся отсюда, пока я не вышиб тебе мозги.
Проигнорировав угрозу, незнакомец приподнял подбородок Байрама кончиком меча, разглядывая порез на его лице.
– Надеюсь, ты уже женат. Ни одна девица не пожелает мужчину с таким шрамом. – Он повернулся к Грэму: – Твоя работа?
Грэм кивнул, с трудом удерживаясь на ногах:
– Я метил ему в горло.
– Неужели? Я пришел к выводу, что проще всего перерезать человеку горло, если поместить лезвие вот сюда, – он прижал кончик меча к горлу Байрама, – а затем резануть поперек, вот так. – Он сделал резкое движение.
Байрам завопил и уронил молот. Незнакомец подтолкнул его ногой к Грэму, но тот даже не пытался поднять его, подозревая, что лишится сознания, если нагнется.
– Ладно, – сказал незнакомец, обращаясь к Байраму. – Подними-ка руки.
Тот смачно выругался, но подчинился.
– Я намерен послать за шерифом, чтобы он препроводил твою жалкую задницу в кутузку.
– Отпустите его, – попросил Грэм.
– Что? Это еще почему?
Потому что Грэм поклялся лорду Ги, что будет действовать с предельной осторожностью, чтобы никто – за исключением самого Лефевра – не узнал истинной причины его приезда в Лондон и того, что Ада Лефевр – дочь барона. Обращение к властям открыло бы ящик Пандоры, и тайна, которую его покровитель столько лет хранил, выплыла бы наружу. К тому же Грэм не видел смысла в расследовании «ограбления», не сомневаясь, что за ним стоит Рольф Лефевр и что он мог лишиться не только серебра барона, но и собственной жизни. По всей видимости, торговец шелком, опасаясь за свою драгоценную репутацию, не имел ни малейшего намерения отпускать свою жену. Но был не прочь получить пятьдесят марок.
Все это, однако, не умалило решимости Грэма доставить Аду в Париж. И не только потому, что забрать ее у такого негодяя, как Рольф Лефевр, было благородным делом, но и потому, что его собственное будущее зависело от успеха этого предприятия. Каким-то образом, невзирая на свои раны и сопротивление Лефевра, он должен выполнить порученное ему дело. Но без сомнительной помощи лондонских шерифов.
– Хлопот не оберешься. Нам придется давать показания, свидетельствовать в суде – только для того, чтобы его выпороли и вышвырнули на улицу. Этот болван не стоит таких усилий.
Должно быть, его аргументы прозвучали убедительно. После секундного размышления незнакомец отступил в сторону.
– Почему бы тебе не поискать своего приятеля и не помочь ему вытащить нож из горла? – проговорил он, обращаясь к Байраму.
Тот помедлил, бросив обеспокоенный взгляд на Грэма – видимо, тревожась, что не удается закончить начатое, – затем повернулся и бросился в сторону Милк-стрит.
Грэм сунул нож за пояс и обессилено опустился на землю, обхватив ногу и ругаясь, как матрос. Лодыжка распухла, натянув ремни, повязанные крест-накрест вокруг кожаных штанин, и немилосердно болела.
Незнакомец убрал меч в ножны и присел на корточки рядом с Грэмом, глядя на его ногу. В его правом ухе поблескивало золотое колечко с экзотическим орнаментом. Такую серьгу Грэм видел у язычника в тюрбане, которого повстречал однажды на парижской улице.
– Перелом? – спросил незнакомец. Грэм кивнул:
– И, боюсь, довольно серьезный. Надо бы размотать ремни, чтобы определить точнее.
– Не стоит. Они послужат лубком, пока вы не доберетесь до врача. Это все ваши увечья?
– Нет. Олухи сломали мне несколько ребер. Такая же участь постигла бы и мою голову, если бы не ваше своевременное вмешательство. Кстати, меня зовут Грэм Фокс. Я задолжал вам благодарность.
– Хью из Уэксфорда. Скорее это мне следует вас благодарить. Давно я так не развлекался.
– Дугал действительно истечет кровью, если вытащить нож из его горла?
Хью ухмыльнулся, пожав плечами:
– Не представляю. Это был экспромт.
– Весьма удачный.
– Мне тоже так показалось. Пойдемте. – Хью выпрямился и помог Грэму встать на ноги. – Это послужит вам тростью, – сказал он, вложив в его трясущуюся руку четырехфутовую рукоятку молота. – Думаю, нам лучше зайти внутрь, чтобы вы могли прилечь.
– Внутрь? – Грэм оперся всей тяжестью на молот, а Хью обхватил его за талию, поддерживая с другой стороны.
– Это дом моей сестры, – сообщил Хью, стуча по глинобитной стене дома, к которой прислонялся Грэм. – Я собирался навестить ее, когда увидел грязного бродягу, ведущего в поводу великолепного гнедого.
– Великолепного гнедого с пятьюдесятью марками серебра в седельных сумках, – сказал Грэм, преодолев с помощью своего нового знакомого несколько ступенек. Дом сестры Хью представлял собой одно из двухэтажных зданий, выходивших на Вуд-стрит. К задней стене примыкали хозяйственные строения, а под деревом притулилась каменная постройка, очевидно, служившая кухней. Рядом тянулись грядки, пустынные по причине ранней весны, но никакого скота не наблюдалось.
– Пятьдесят марок! – присвистнул Хью. – И как вас угораздило попасть в лапы грабителей, имея при себе такую сумму? Чертовское невезение.
Невезение здесь ни при чем, подумал Грэм, особенно если учесть, что один из грабителей – доверенный слуга главы гильдии торговцев шелком.
Хью постучал кулаком в дубовую дверь.
– Джоанна! Джоанна, это я, Хью. – Он потянул за веревку, торчавшую из отверстия в двери. Послышался металлический скрежет поднимаемой щеколды. Распахнув дверь, за которой виднелся узкий коридор, Хью снова позвал: – Джоанна? – Изнутри не донеслось ни звука. – Должно быть, ее нет дома. Входите, только осторожно, здесь ступенька.
Они проследовали по коридору в скромно обставленную гостиную с винтовой лестницей в углу, ведущей наверх. Пол в комнате устилал свежий тростник. Посередине грубо сколоченного стола со скамьями стояла масляная лампа. На подоконнике одного из двух забранных решетками окошек сидела кошка, бесстрастно взиравшая на вошедших.
– Это надменное создание зовут Петрониллой, – сообщил Хью. – А вот ее братец, Манфрид, – трусишка. Шарахается от всех незнакомых людей, особенно от мужчин. Кроме того, в доме обычно живет пара собак, но сейчас, похоже, их нет. Где твоя мамочка, Петронилла?
Кошка зевнула и отвернулась, уставившись в окно.
– Раз Джоанна зажгла лампу, – сказал Хью, – можно предположить, что она ушла совсем недавно. Солнце только что село.
Через широкий арочный проход можно было видеть небольшую комнату в передней части дома. Судя по всему, это была лавка, прилавком в ней служил подоконник огромного окна рядом с дверью, выходившей на улицу. Сейчас ставни были закрыты, а поблизости от окна на высоких козлах стояли большие прямоугольные пяльцы с незаконченной вышивкой.
Перехватив взгляд Грэма, Хью счел нужным пояснить:
– Муж Джоанны – торговец. Завозит шелк из-за границы и продает его в лавке – точнее, продает она. Ему нравится закупать товар, но он терпеть не может стоять за прилавком.
Грэм вежливо кивнул, стараясь сохранить самообладание, несмотря на адскую боль в ноге.
– Вы говорили, что здесь найдется место, где я смогу прилечь…
– Сюда. – Хью отодвинул кожаную штору и помог Грэму проковылять в крохотную комнатушку. Здесь не было тростника, чтобы прикрыть пол, выложенный известняковыми плитами. В тусклом свете, проникавшем через окно, Грэм различил несколько сундуков и мешков, а также скамью, заваленную рулонами шелка. У задней стены стояла узкая кровать.
– Чья это постель? – Грэм со стоном опустился на застеленный простыней соломенный матрас и вытянулся, пытаясь устроиться поудобнее, чтобы облегчить мучительную боль в ноге.
– Прюита. – Хью взбил подушку и подсунул ее под голову Грэма.
– Кто это – подмастерье?
– Муж сестры – Прюит Чапмен. – Хью снял с плеча сумку, затем отвязал от пояса флягу и протянул ее Грэму. – Выпейте, это поможет снять боль и согреет вас. Вы дрожите.
Грэм с благодарностью принял флягу и, вытащив пробку, сделал несколько глотков. Казалось странным, что хозяин дома вынужден довольствоваться кроватью в кладовой, когда наверху наверняка имеется спальня. Однако Грэм подавил искушение спросить об этом своего нового знакомого, полагая, что чрезмерное любопытство к семейным делам не лучший способ отблагодарить за гостеприимство.
– А ваш шурин не станет возражать, обнаружив, что его постель занята кем-то посторонним?
– Прюит спит здесь, только когда бывает дома. Большую часть времени он проводит за границей, покупая шелк.
– И сейчас он там?
– Не могу сказать. В последний раз я навещал сестру почти год назад. – Хью развернул шерстяное одеяло, лежавшее в ногах кровати, и укрыл Грэма. – Отдохните, пока я схожу за врачом.
– Здесь есть врач?
– Кажется, я видел вывеску неподалеку от Криплгейт. Хью ушел, а Грэм принялся накачиваться вином в надежде довести себя до бессознательного состояния. Ему не раз приходилось держать вопящих от боли мужчин, когда им вправляли кости, и он предпочел бы не сознавать, что происходит во время подобных манипуляций.
На улице между тем стемнело. В тот самый момент, когда Грэм обнаружил, что фляга пуста, хлопнула дверь. Звук донесся не из задней части дома, где он находился, а со стороны улицы. Через открытую дверь кладовой он мог видеть освещенную лампой гостиную и затемненную лавку. Полагая, что это вернулся Хью, Грэм уже собирался окликнуть его по имени, когда сообразил, что темная фигура в женской юбке и плаще с накидкой, появившаяся в лавке, явно ниже ростом.
Женщина – очевидно, сестра Хью – вошла в гостиную, повесила плащ на крюк, торчавший в стене, и положила на стол, завернутый в пергамент сверток. Несмотря на замутненное алкоголем сознание, Грэм старался не выпускать ее из виду. Для женщины она была высокого роста, хотя и не слишком. На ней было простое синее платье без туники, которая обычно надевалась сверху. Волосы, не считая нескольких золотистых завитков на затылке, были убраны под белый шарф, повязанный вокруг головы. На вышитом поясе позвякивали ключи и прочие мелкие предметы, необходимые в хозяйстве.
Кошка спрыгнула с подоконника, присоединившись к черно-белому коту, который уже терся о ноги хозяйки. Одно из животных громко мяукнуло.
Женщина хмыкнула.
– Придется вам подождать, пока я перекушу сама. – У нее был молодой голос с низкими нотками, не лишенными приятности.
Грэм приподнялся на локте, собираясь обнаружить свое присутствие, и застонал, когда окружающий мир завертелся вокруг него.
Женщина ахнула и уставилась в темноту широко раскрытыми глазами.
– Кто здесь? – спросила она дрогнувшим голосом.
– Не бойтесь, – невнятно отозвался Грэм, снова рухнув на кровать и закрыв глаза от очередного приступа пьяного головокружения.
Судя по шороху тростника под ногами, женщина подошла ближе.
– Убирайтесь отсюда.
Открыв глаза, Грэм обнаружил, что она стоит над ним с топором в руках.
– Вы слышите меня? – спросила женщина дрожащим голосом. – Сейчас же убирайтесь из моего дома, или я раскрою вам череп.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелковые нити - Райан Патриция



Классный сюжет, интересно читать, не банально.
Шелковые нити - Райан ПатрицияИрина
20.12.2011, 11.49





Искренне говорит ГГ. в последней главе
Шелковые нити - Райан ПатрицияЛале
6.03.2013, 18.44





Миленький романчик не более. Два других ее романа более захватывающе. Но прочла все ее романы с удовольствием
Шелковые нити - Райан Патрициянека я
21.10.2013, 19.00





Миленький романчик не более. Два других ее романа более захватывающе. Но прочла все ее романы с удовольствием
Шелковые нити - Райан Патрициянека я
21.10.2013, 19.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100