Читать онлайн Шелковые нити, автора - Райан Патриция, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелковые нити - Райан Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелковые нити - Райан Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелковые нити - Райан Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Патриция

Шелковые нити

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

На Ньюгейт-стрит толпилось столько народа, празднующего канун Иванова дня, что Джоанне с Хью понадобилось вдвое больше времени, чем обычно, чтобы добраться от Вуд-стрит до церкви Святого Михаила. Втиснутая в развилку дорог на вершине холма, эта изящная церквушка казалась еще меньше на фоне собора Святого Павла, высившегося чуть правее в своем гордом великолепии.
Заслонив глаза от полуденного солнца, Джоанна обвела взглядом толпы людей, слонявшихся вокруг, в поисках Роберта и его дочерей. Здесь была та же пестрая публика, что и на ярмарке, одетая по случаю праздника в свои лучшие одежды. Не желая снова надевать медово-коричневый наряд, Джоанна выбрала из своих скромных запасов наименее поношенное платье – из голубого льна, – украсив его своим лучшим поясом и кошельком. Заплетенные в косы волосы она прикрыла накрахмаленной вуалью, закрепив ее вышитой лентой.
– Вон они. – Хью указал на небольшую толпу, собравшуюся вокруг двух актеров, разыгрывавших комическую сценку про монаха, пытавшегося всучить индульгенцию толстому и Южному персонажу по имени «сэр Альфред». На краю толпы, наблюдая за действием, стоял Роберт с дочерьми… и Маргарет. Альфред, побуждаемый хитрым монахом расстаться с частью своего добра, дабы избегнуть адского пламени, начал извлекать из-под своей туники увесистые кошели с серебром, худея буквально на глазах. Роберт и его кузина смеялись вместе с остальной публикой, глядя друг другу в глаза, словно разделяли общую шутку. Кэтрин, по обыкновению, сосала свои любимые два пальца, а Беатрикс, как всегда, ерзала, сидя на руках у Маргарет.
Хью сложил ладони рупором и крикнул:
– Роберт!
Роберт обернулся и заулыбался, увидев их. Маргарет тоже обернулась, но ее улыбка померкла, когда ее взгляд остановился на Джоанне.
«Она знает, – догадалась Джоанна. – Она знает, что Роберт попросил меня выйти за него замуж». Что ей делать в подобной ситуации? Как себя вести?
Маргарет перехватила ее взгляд и улыбнулась, правда, несколько натянуто, но Джоанна не могла не восхититься выдержкой своей невольной соперницы. Было очевидно, что та собирается пройти через грядущее испытание с высоко поднятой головой. «Некоторые люди обладают даром сохранять достоинство перед лицом бедствий», – снова вспомнились ей слова Грэма.
Интересно, смогла бы она сама проявить такую силу характера, оказавшись на месте Маргарет? Если бы человек, которого она любит, намеревался жениться на другой? Джоанна живо представила себе Грэма Фокса, преклонившего колени перед алтарем рядом с какой-то безликой женщиной, и ее сердце болезненно сжалось.
А ведь она даже не влюблена в Грэма Фокса, а просто… увлечена им. Околдована. Возможно, даже одержима. Но не влюблена.
– Папа! Смотри! Смотри! – закричала маленькая Кэтрин, указывая на акробата, исполнявшего фигуры на длинном шесте, который держали двое его собратьев. Все трое были облачены в разноцветные туники и забавные шляпы. Девочка возбужденно подпрыгивала и вертела головой, пытаясь получше рассмотреть происходящее.
– Иди сюда. – Роберт поднял дочь и посадил ее себе на плечи, придерживая за ноги. – Так хорошо?
– О да! – Девочка захлопала в ладоши, визжа от восторга. – Беатрикс, смотри!
Но ее маленькая сестра дремала на плече Маргарет, свесив пухлые ручки и приоткрыв розовый ротик, равнодушная к окружающему хаосу. С утра на Ньюгейт-стрит стоял шум и толпилась куча народу. По случаю праздника святого Иоанна Крестителя комендантский час отменили, и веселье, судя по прошлогодним торжествам, должно было продолжаться всю ночь.
Каждый дом и лавка вокруг – как и большинство лондонских зданий – были украшены гирляндами из хмеля, белых лилий, березовых веток и фенхеля. На ветвях деревьев висели фонари, которые предполагалось зажечь после заката солнца вместе с кострами, сооруженными через равные промежутки вдоль основных городских улиц.
Днем состоятельные горожане выставляли перед своими домами столы со сластями, выпечкой и элем, где каждый мог угоститься бесплатно. Вечером наступало долгожданное бдение в Иванову ночь, когда наиболее влиятельные жители Лондона устраивали праздничное шествие.
Стоя рядом с Хью позади зрителей, окружавших акробатов, Джоанна заслонила глаза ладонью, пытаясь увидеть, какие развлечения ожидают их дальше по улице. На помосте, воздвигнутом на углу, выплясывали две танцовщицы в платьях из полупрозрачного шелка. Дальше, перед крохотной церковью Святой Марии, публику развлекал дюжий парень с ручным медведем.
Внимание Джоанны привлекло красное пятно, мелькнувшее в толпе, окружавшей медведя и его хозяина, напомнив об Элис и ее рваной красной шапке. Прошло пять дней, как девочка исчезла, и с тех пор о ней не было никаких известий. Ни городская стража, ни братья-августинцы из обители Святой Троицы не прислали сообщений, что видели ее. Девочка словно провалилась сквозь землю. Джоанна подозревала, что они не найдут Элис, пока та не захочет быть найденной, и молила Бога о безопасности малышки. Грэм все еще пребывал в мрачном настроении, обвиняя себя в ее бегстве.
Взгляд Джоанны не отрывался от зрителей, в основном детей, толпившихся вокруг медведя, но красное пятно, которое она заметила ранее, больше не появлялось.
– Что это ты высматриваешь? – поинтересовался Хью. Джоанна покачала головой:
– Так, ничего.
Позже, когда они смотрели выступление фокусника, демонстрировавшего ловкость рук, она снова увидела краснее пятно – как раз на нужной высоте, чтобы быть детской шапкой, – мелькнувшее на запруженной людьми улице примерно в двадцати ярдах от них. Джоанна привстала на цыпочки, пытаясь разглядеть его.
Хью снисходительно улыбнулся, наблюдая за сестрой.
– Опять ничего?
Подошел Роберт, ведя за руку Кэтрин.
– Миледи? Что-нибудь не так?
Джоанна покачала головой, продолжая вглядываться в толпу. Пятно появилось снова. Это действительно была шапка, теперь она это ясно видела. В следующее мгновение обладатель шапки обернулся – ровно на секунду, но этого хватило, чтобы Джоанна разглядела его лицо.
Точнее, ее лицо.
– Элис, – прошептала она. Хью и Роберт переглянулись.
– Это Элис, маленькая девочка, о которой я тебе рассказывала, Хью. Та, что сбежала на прошлой неделе.
– Где? – Хью завертел головой, оглядываясь по сторонам.
– Вон там – видишь? В красной шапке. – Джоанна подхватила юбки и устремилась вслед за красной шапкой, которая то появлялась, то исчезала из виду. Она не знала, что делать: окликнуть Элис или подкрасться незаметно? Но та удалялась слишком быстро. – О Боже, я ее больше не вижу, – в отчаянии сказала она.
– Я догоню ее, – бросил Хью и припустил бегом, исчезнув в праздничной толпе.
– Кто это? – спросил Роберт.
Джоанна рассказала Роберту и его кузине все, что она знала о девочке.
– Такая малышка и вынуждена жить на улице, – вздохнула Маргарет. Одной рукой она прижимала к себе спящую Беатрикс, другой обнимала за плечи Кэтрин. – Как это ужасно!
Появился Хью, неся под мышкой вопящую и брыкающуюся Элис.
– Отпусти меня… ты… чертов урод!
– Если тебе так нравится обзывать людей, – невозмутимо отметил Хью, – я мог бы научить тебя более действенным словам.
– Лучше не надо, – сказала Джоанна.
Девочка перестала вырываться и подняла на нее изумленный взгляд. Шапка ее сбилась набок, одна коса торчала наружу.
– Мистрис Джоанна.
– Привет, Элис. Я уже начала опасаться, что больше никогда не увижу тебя.
Элис дернулась, пытаясь вывернуться из хватки Хью.
– Не могли бы вы сказать этому… типу, чтобы он опустил меня на землю?
– Типу, – повторил Хью с глубокомысленным видом. – Это лучше, чем урод, но я уверен, что ты способна на большее.
– Этот джентльмен, – с нажимом произнесла Джоанна, – мой брат, Хью из Уэксфорда. Ты можешь называть его сэр Хью. А это леди Маргарет и лорд Роберт. И я не имею ни малейшего намерения просить моего брата поставить тебя на землю, пока ты не дашь мне слово, что не убежишь.
– Даю слово, – быстро отозвалась Элис.
– Поклянись на этом, – сказал Хью, заставляя Элис обхватить грязной ладошкой хрустальный набалдашник на рукоятке его меча. – В этом камне немного сена из Вифлеемских яслей.
Элис уставилась на набалдашник с разинутым ртом.
– Клятва, принесенная на этой священной реликвии, предназначена Богу, – изрек Хью с таким торжественным видом, что Джоанна с трудом удержалась от смеха. – Если ты нарушишь ее, Бог покарает тебя. А теперь отвечай – клянешься ли ты перед всемогущим Господом и всеми святыми, что не бежишь, если я отпущу тебя?
– А что вы со мной сделаете, если я не стану клясться?
– Найдем веревку и свяжем по рукам и ногам. Элис тяжко вздохнула:
– Клянусь.
Хью поставил ее на ноги и отряхнул. Элис шарахнулась от его прикосновений и поспешно спрятала косу под шапку. Однако ее мрачная гримаса исчезла при виде Беатрикс, которая, наконец, проснулась и сонно моргала, склонив головку на плечо Маргарет.
– Какая маленькая! Маргарет улыбнулась:
– Тебе нравятся маленькие дети?
Элис кивнула, не отрывая глаз от Беатрикс.
– Это моя сестра, – гордо объявила Кэтрин. Элис улыбнулась, глядя на девочку.
– Она очень красивая. И ты тоже. Сколько тебе лет? Кэтрин подняла пять пальцев.
– А тебе?
– Десять. Как тебя зовут?
– Кэтрин. А тебя?
– Элис.
Кэтрин озадаченно нахмурилась:
– Ты не похожа на девочку.
Элис помедлила в нерешительности, затем сдернула с головы шапку и сунула ее за пояс. Две растрепанные косицы упали вниз, вырвавшись на волю.
Кэтрин восхищенно хихикнула:
– А почему ты одеваешься как мальчик?
Элис нахмурилась, очевидно, не представляя, как объяснить свое поведение такой малышке.
– Спорим, я знаю. – Роберт присел на корточки рядом со своей дочерью. – Помнишь, как твоя сестра Джиллиан надевала штаны и рубаху, когда собиралась кататься на лошади?
Кэтрин кивнула.
– Мамочка бранила ее за это, а ты нет.
– Мы с мамой иногда расходились во мнениях, когда дело касалось Джиллиан, но мы оба очень любили ее. Джиллиан считала, что в штанах гораздо удобнее ездить верхом, чем в юбке – Бросив выразительный взгляд на Элис, он закончил: – Вот и Элис носит штаны, потому что они удобнее. Уловив намек, Элис закивала:
– Ага, штаны удобнее.
– А можно, я тоже буду ходить в штанах, папа? – попросила Кэтрин. – Ну пожалуйста.
Маргарет многозначительно выгнула бровь и посмотрела на своего кузена, как бы говоря: «Видишь, к чему это привело?»
– Может, со временем, – уклонился от ответа Роберт, выпрямившись. – Когда научишься ездить верхом.
– Ты ездишь верхом? – поинтересовалась Кэтрин у Элис. Та покачала головой.
– Ездила на нашем муле, когда жила в Лейстоуке. У меня была сестренка твоего возраста, она сидела у меня за спиной.
Кэтрин надулась.
– Папа говорит, что я слишком маленькая, чтобы ездить верхом.
– Я всего лишь беспокоюсь о тебе, – сказал Роберт. – Не хочу, чтобы ты упала и… поранилась. – По мрачному выражению его лица Джоанна догадалась, что он думает о жене и дочери, которых потерял.
– А что, если Элис будет ездить со мной? – спросила Кэтрин.
Роберт и Маргарет обменялись печальными взглядами.
– Я живу далеко от тебя, – сказала Элис, обращаясь к малышке.
– А где ты живешь? – поинтересовалась Кэтрин. Элис растерянно молчала, не зная, что ответить.
– Здесь, в Лондоне, – неуверенно сказала она.
– А где в Лондоне?
Элис пожевала нижнюю губу. Пока Джоанна пыталась придумать, как остановить поток вопросов Кэтрин, вмешался Роберт:
– Кто хочет сладких вафель?
– Я! – радостно взвизгнула Кэтрин, хлопая в ладоши.
Беатрикс свела вместе пухлые ручки и ликующе заверещала, подражая старшей сестре.
Элис оживилась и начала что-то говорить, но быстро одернула себя, словно не была уверена, что предложение относится и к ней тоже.
– Элис, – сказал Роберт, коснувшись ее плеча, – почему бы тебе не отвести Кэтрин туда, где торгуют вафлями, – он указал на лоток на противоположной стороне улицы, – и купить по одной для каждой из вас? Справишься?
– Да, милорд!
Когда две девочки, взявшись за руки, двинулись через дорогу, Маргарет повернулась к своему кузену:
– Она даже немного похожа на Джиллиан, правда, Роберт? Роберт медленно кивнул, глядя вслед грязной девчушке, одетой в мальчишескую одежду.
– Немного.
– Можно поговорить с вами наедине, миледи? – тихо спросил Роберт.
Этого момента Джоанна ждала с тревогой весь день. И теперь, когда заходящее солнце окрасило небо в оранжевый цвет, Роберт, очевидно, решил, что наступило время, когда она должна дать ответ.
– Да, милорд. Конечно.
Хью и Маргарет, стоявшие с тремя детьми в толпе, окружавшей пылающий костер, видели, как они с Робертом свернули на боковую улицу. Хью поймал взгляд сестры и подмигнул, явно довольный, что его план выдать ее за Роберта принес свои плоды. Маргарет отвернулась, ее лицо, лишенное всякого выражения, напоминало застывшую маску.
Дома, возвышавшиеся по обеим сторонам грязной улочки, так сильно выдавались вперед, что казалось, будто они поддерживают друг друга. Здесь было сумрачно и намного тише, чем на Олдгейт-стрит. Не считая двух мальчишек, которые промчались мимо них, спеша на праздник, на улице никого не было.
Они молча шагали, пока Роберт не коснулся ее руки, и они остановились, глядя друг на друга. Роберт тяжело вздохнул.
– Вы подумали, – спросил он, – о моем предложений, миледи?
Джоанна кивнула, глядя на свои руки, скрещенные на талии.
– Вы оказали мне честь, предложив стать вашей женой, Лорд Роберт. Вы мне очень нравитесь, а ваши дети восхитительны, но я не могу выйти за вас.
Последовала долгая пауза.
– Могу я узнать, – произнес он наконец, – почему?
Перед мысленным взором Джоанны предстал Грэм Фокс.
Впрочем, дело не в нем. Она не может этого допустить. Из-за Маргарет.
Джоанна подняла глаза и посмотрела на него в упор.
– Из-за вашей кузины.
Роберт на мгновение прикрыл глаза.
– Я говорил вам, что она покинет Рамсуик после того, как я…
– Знаю. – Джоанна положила руку ему на локоть. – И примет монашеские обеты, но вы не перестанете любить ее.
Роберт потрясенно уставился на нее.
– Я… – Он покачал головой. – Вы не понимаете. Между мной и Маргарет ничего не может быть. Она моя кузина.
– Троюродная. И мне известно, что было время, когда вы хотели жениться на ней.
– Римская курия отказалась санкционировать этот брак.
– Тем не менее, вам следовало на ней жениться. И еще не поздно.
На его лице отразились противоречивые чувства.
– Мои родители… Это убьет их.
Джоанна позволила себе ироническую улыбку.
– Сомневаюсь.
– Вы просто не знаете их, миледи. Они ужасно набожные и Даже подумывали о том, чтобы принять монашество. Оба. Если я переступлю через запрет церкви в этом деле, это может убить Их в буквальном смысле.
– Мне казалось, что мой брак с Прюитом Чапменом убьет моего отца. Он разозлился, пришел в бешенство, но до сих пор жив.
И до сих пор не желает вас видеть, – заметил Роберт и добавил с покаянным видом: – Простите меня, миледи, не мое дело.
Джоанна взяла его руки в свои.
– Тот факт, что мой отец отказался от меня, не означает, что ваши родители поступят так же. Уильям из Уэксфорда насквозь пропитан желчью. Он живет злобой. А ваши родители, судя по тому, что я слышала о них, производят впечатление хороших людей. Они простят вас.
– Но они будут обижены… рассержены.
– Вы опасаетесь, что отец лишит вас наследства?
Роберт покачал головой:
– Меня волнует только Рамсуик, а он перейдет ко мне в любом случае.
– Тогда пусть сердятся. Они любят вас, а потому преодолеют свою обиду.
– А если нет?
– Неужели вы никогда ничего не делали против их воли, даже в детстве?
– Никогда. Джоанна рассмеялась:
– В таком случае вы явно переусердствовали в своем послушании и просто должны совершить какой-нибудь значительный проступок, чтобы исправить это. Женитьба на леди Маргарет как раз то, что нужно.
– Если я женюсь на ней, – сказал Роберт, – это будет равносильно предательству по отношению к моему отцу и матери.
– И вы предпочли предать Маргарет. Роберт побледнел и убрал свои руки.
– Предать Маргарет!
– Вы предали ее любовь – любовь, которая никогда не умрет, как бы вам этого ни хотелось. Что, по-вашему, она чувствует сейчас, зная, что вы сделали мне предложение?
– Она смирилась с этим.
– Полагаю, точно так же, как смирились бы вы, если бы она собиралась выйти за другого мужчину.
– Она не намерена выходить замуж. Она собирается стать монахиней.
– И тем не менее. Что бы вы чувствовали, если бы она собиралась выйти замуж – связать себя с другим мужчиной, принести ему супружеские обеты, делить с ним ложе…
– Она не собирается этого делать!
– Бьюсь об заклад, вы бы не были столь благодушны.
– Ради Бога, я совсем не благодушен, – скрипнул он зубами.
– Значит, – сказала Джоанна, с интересом наблюдая, как лицо Роберта наливается краской, а на шее набухают жилы, – вам не понравится, если она согласится принять предложение, скажем… Хью?
– Хью! – воскликнул Роберт с таким потрясенным видом, что у Джоанны возник соблазн – правда, лишь на мгновение – заверить его, что Хью слишком свободолюбив, чтобы связать себя брачными узами с кем бы то ни было.
Вместо этого она продолжила:
– Мне не следовало упоминать об этом. Забудьте, что я…
– Хью? – Роберт схватил ее за локоть с такой силой, что ей стало больно. – Он просил руки Маргарет?
– Пока нет. Милорд, отпустите меня. Вы оставите синяки. Он резко отпустил ее руку и отступил назад с возмущенным видом.
– Но собирается? Джоанна отвела взгляд.
– Мне не следовало ничего говорить. Я поступила неосмотрительно.
– Так он собирается или нет? – Руки Роберта сжались в кулаки. Джоанне оставалось только надеяться, что игра, которую она затеяла, не закончится дракой между Робертом и Хью, но она не видела иного выхода, кроме как довести ее до конца.
– Милорд, прошу вас, успокойтесь, – сказала она, пятясь. – Я не могу вам сказать.
– Ответьте мне!
– Не могу. – Это была чистая правда, поскольку рассказывать было просто нечего.
– Проклятие!
Джоанна удивилась, услышав богохульство из уст Роберта, известного своими высокими принципами и добродушным нравом.
– Нам лучше вернуться, – сказала она.
Он стоял, уперев руки в бока, с закрытыми глазами и бурно вздымающейся грудью.
– Милорд?
– Идите, – сказал он. – Я вас догоню.
Джоанна повернулась и, подхватив юбки, кинулась назад на Олдгейт-стрит.
– Идут! Идут! – завизжали хором Элис и Кэтрин при отдаленных звуках барабанов, которые становились все громче, предупреждая о приближении праздничной процессии. Шествие началось у собора Святого Павла, на западной стороне города, и проследовало на восток по Ньюгейт-стрит. Теперь процессия двигалась по Олдгейт-стрит, чтобы закончиться перед обителью Святой Троицы на восточной стороне.
Ночь уже наступила, и костры не только разгоняли тьму, но и вносили свою лепту в языческую атмосферу празднества. Вино и эль текли рекой. В людских массах, толпившихся вдоль маршрута шествия, сновали проститутки и карманные воришки. Прямо на улицах танцевали парочки, не стесняясь прилюдно целоваться. Те, кому поцелуев было недостаточно, занимались любовью в темных переулках и аллеях. Это была ночь буйных торжеств и необузданных страстей.
Весь день и вечер Элис и Кэтрин были неразлучны. Видя, как Элис возится с малышкой – играет с ней, водит туда и сюда, вытирает лицо, – Джоанна поняла, как девочка тоскует по своим младшим братьям и сестрам и как радуется роли старшей сестры.
Роберт после разговора с Джоанной выглядел очень озабоченным. Выпив две кружки вина, он наградил Хью свирепым взглядом, когда тот пошутил о его невоздержанности. Он не отрывал взгляда от Маргарет и, казалось, потерял всякий интерес к празднествам.
– Роберт выглядит не слишком счастливым, – шепнул Хью на ухо сестре, когда бой барабанов, сопровождаемый звуками флейт, стал громче. Они стояли рядом с Маргарет и девочками в первых рядах, откуда хорошо было видно процессию. Роберт, не выказывавший и тени интереса к происходящему, сидел на ступеньках церкви Святого Андрея со спящей Беатрикс на руках. Ему следует радоваться.
– Чему? – поинтересовалась Джоанна с притворным простодушием.
– Тому, что ты приняла его предложение.
– Ах, это. Ну…
– Джоанна… – простонал Хью. – О, черт!
– Вон они! Смотрите! Гог и Магсг! – завопила Кэтрин, когда гротескные фигуры, изображавшие легендарных исполинов, появились на вершине холма и двинулись по направлению к ним, окруженные барабанщиками, флейтистами и юными факельщиками. Фигуры, вдвое выше людей, прятавшихся под их раскрашенными каркасами, рычали и раскачивались, продвигаясь по улице.
За ними следовали влиятельные горожане во главе с тремя самыми важными персонами, представлявшими интересы Лондона перед королем Генрихом – в лице судьи и двух баронов: Гилберта де Монтфиша и Уолтера фиц Роберта фиц Ричарда. Все они были облачены в роскошные одежды, украшенные драгоценностями и отделанные соболями.
Лорд Гилберт постарел. Он оставался таким же высоким и статным, как в то время, когда Джоанна служила у его жены, но его темная шевелюра стала белоснежной, а лицо избороздили морщины. Пронзительный взгляд его голубых глаз, скользивший по толпе, задержался на ней, и Джоанне показалось, что в них отразилось замешательство. Они не виделись с тех пор, как она сбежала, чтобы выйти замуж за Прюита, отказавшись от союза с его сыном, и она невольно задалась вопросом, знает ли он, как сложилась ее жизнь.
Она склонила голову, приветствуя его. После минутного колебания он ответил на ее приветствие и двинулся дальше.
За ним следовали два шерифа и две дюжины олдерменов, сопровождаемых стражниками. Процессию замыкали мастера гильдий и другие состоятельные горожане, в том числе Лайонел Оксуик, коренастый ростовщик, живший по соседству с Джоанной. Его одутловатая физиономия выражала еще большую непреклонность, чем обычно. Он узнал Джоанну и кивнул ей. Рольф Лефевр, следовавший непосредственно за ним, окинул ее плотоядным взглядом, словно она стояла перед ним голая ледяная прозрачность его глаз придавала этой наглой выходке зловещий оттенок. Джоанна выпрямилась и тверд0 встретила его взгляд. Он отвернулся.
Вслед за процессией двигались танцующие девушки и музыканты. Когда и они проследовали мимо, Джоанна заметила, что Маргарет больше нет с ними. Оглянувшись, она увидела, что та направляется к Роберту, по-прежнему сидевшему со спящей Беатрикс на ступеньках церкви. Когда она подошла вплотную, он поднял глаза и внезапно оживился впервые за весь вечер. Маргарет присела на ступеньку рядом с ним и заговорила. Он кивнул.
– Нехорошо подглядывать, – поддразнил ее Хью. Джоанна резко отвернулась и обратилась к девочкам:
– Элис, Кэтрин, не отходите от меня. Я не хочу, чтобы вы потерялась в толпе.
Спустя некоторое время Маргарет и Роберт – с Беатрикс, прижавшейся к его плечу, – присоединились к ним.
– Папа, ты все пропустил! – воскликнула Кэтрин. – Всю праздничную процессию!
– Я видел Гога и Магога, – возразил он. – Ты не испугалась?
– Нисколечко. Элис заранее предупредила меня, что они ненастоящие – вроде больших кукол.
Роберт и Маргарет переглянулись.
– Спасибо, Элис, – сказал он. – Это было очень предусмотрительно с твоей стороны.
Девочка улыбнулась, пожав плечами.
– Я не хотела, чтобы ей было страшно.
Маргарет присела, так что ее лицо оказалось вровень с лицом Элис.
– Элис, это правда, что у тебя нет ни родных, ни близких. Улыбка исчезла с лица девочки.
– Никого.
– И нет дома?
Элис окинула тревожным взглядом лица взрослых, окружавших ее.
– Я не хочу жить в приюте.
Опасаясь, как бы она не сбежала. Джоанна придержала девочку за локоть.
– Никто не собирается отправлять тебя в приют.
– Я подумала, может, тебе захочется жить с нами в Рамсуике? – предложила Маргарет.
Кэтрин восторженно взвизгнула и захлопала в ладоши.
– О да, пожалуйста! Пожалуйста!
Элис удивленно моргнула, уставившись на Маргарет.
– В Рамсуике?
– Это мое поместье, – пояснил Роберт, – что-то вроде большой фермы.
Глаза Элис загорелись.
– Вроде фермы?
– Да, и очень большой, – гордо сообщил Роберт. – Или нескольких маленьких ферм, объединенных в одну.
– Таких, как Лейстоук? – спросила Элис.
– Я бывал в Лейстоуке, – сказал Роберт. – Рамсуик побольше, но в остальном очень похоже.
– Ты будешь жить в одной спальне с девочками, – сказала Маргарет. Взглянув на Роберта, она добавила: – Там есть постель примерно твоего размера с симпатичными розовыми занавесками и мягкой периной.
– Скажи «да»! – умоляла Кэтрин, дергая Элис за рукав. – Скажи, что ты хочешь жить вместе с нами!
Явно озадаченная, Элис переводила взгляд с Маргарет на Роберта и обратно.
– Почему вы…
– Почему мы хотим, чтобы ты жила вместе с нами? – подсказал Роберт.
Элис кивнула.
– Ты нам понравилась, – сказала Маргарет – А Кэтрин просто обожает тебя.
– Значит, я буду кем-то вроде няньки? – спросила Элис.
– Ты будешь моей воспитанницей, – сказал Роберт. – Я воспитаю тебя, как воспитал бы… – Его голос прервался. Сделав глубокий вздох, он продолжил: – Как если бы ты была моим Родным ребенком.
– У тебя будет нарядная одежда, – добавила Маргарет, и ты получишь образование. Капеллан лорда Роберта научат тебя читать и считать…
– Читать? – воскликнула Элис. – Меня научат читать?
– Да, читать и складывать числа, – подтвердила Маргарет. – И управлять поместьем. А когда ты подрастешь, мы выдадим тебя замуж за мужчину благородного происхождения с собственным поместьем, и ты станешь его хозяйкой. Как тебе такое предложение?
Элис уставилась на Маргарет широко раскрытыми глазами.
– Это вы придумали, миледи?
– Да. – Маргарет взглянула на Джоанну, и на ее лице отразилось беспокойство. – Извините, нам следовало посоветоваться с вами, учитывая, что…
Выходит, Роберт не рассказал ей, что она отвергла его предложение.
– Нет никакой нужды советоваться со мной, – сказала Джоанна многозначительным тоном, надеясь, что ей не придется объясняться подробнее.
Маргарет медленно перевела взгляд с нее на Роберта. Он покачал головой. В течение долгого мгновения они молча смотрели друг на друга.
– Ну так как, Элис? – сказала Джоанна. – Как ты думаешь, тебе понравится жить в Рамсуике?
– А… вы не возражаете, милорд? – спросила Элис, обращаясь к Роберту.
– Я буду очень рад, если ты будешь жить с нами, Элис. Леди Маргарет это хорошо придумала. – Он бросил теплый взгляд на свою кузину. – Она очень умная женщина.
– Ну? – сказала Маргарет, глядя на девочку с выжидающей улыбкой.
Элис улыбнулась им всем, хотя ее подбородок чуточку дрогнул.
– Да. Кэтрин взвизгнула от восторга.
– О, спасибо, папа! Спасибо, тетя Маргарет! У меня снова будет старшая сестричка – сказала она, обхватив руками Элис. – Я так рада.
* * *
– Где Роберт? – спросил Хью, когда празднество пошло на убыль. – Дети устали. Им пора домой.
Джоанна, обняв Беатрикс, дремавшую на ее плече, прошлась взглядом по редеющей толпе. Большинство костров догорело до углей, но самый большой, у ворот обители Святой Троицы, еще полыхал.
Возле огня лицом друг к другу стояла пара.
– Вон они, – сказал Хью.
Роберт говорил, Маргарет слушала. Судя по резким жестам и выражению лица, Роберт был очень взволнован и едва сдерживался.
Маргарет протянула к нему руки. Он схватил их и придвинулся ближе.
– Опять подглядываешь, – заметил Хью.
– Ты тоже, – парировала Джоанна.
Роберт потянулся к Маргарет и осторожно погладил ее по лицу. Она закрыла глаза. Он что-то сказал с выражением необычайной серьезности. Она кивнула и открыла глаза, на ее щеках блестели слезы.
Роберт стер их большим пальцем правой руки и что-то заговорил, устремив на нее умоляющий взгляд.
Маргарет снова кивнула и сказала:
– Да. – Джоанна могла прочитать это по ее губам. – Да, Роберт, Ода!
Лицо Роберта просветлело, он рассмеялся и смахнул рукой собственные слезы. Маргарет тоже рассмеялась. Роберт обхватил ее лицо ладонями и, склонив голову, поцеловал ее в губы. На мгновение Маргарет потрясенно замерла, затем обвила его Шею руками и вернула поцелуй. У Джоанны, наблюдавшей за ними, перехватило горло и защипало в глазах.
Хью смущенно откашлялся.
– Как я понимаю, это твоих рук дело, – укоризненно заметил он – А ведь из него получился бы прекрасный муж для тебя, Джоанна. Надеюсь, ты понимаешь, какая ты дурочка.
Джоанна вздохнула, думая о Грэме Фоксе.
– Давно понимаю.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелковые нити - Райан Патриция



Классный сюжет, интересно читать, не банально.
Шелковые нити - Райан ПатрицияИрина
20.12.2011, 11.49





Искренне говорит ГГ. в последней главе
Шелковые нити - Райан ПатрицияЛале
6.03.2013, 18.44





Миленький романчик не более. Два других ее романа более захватывающе. Но прочла все ее романы с удовольствием
Шелковые нити - Райан Патрициянека я
21.10.2013, 19.00





Миленький романчик не более. Два других ее романа более захватывающе. Но прочла все ее романы с удовольствием
Шелковые нити - Райан Патрициянека я
21.10.2013, 19.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100