Читать онлайн На всю жизнь, автора - Райан Нэн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На всю жизнь - Райан Нэн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На всю жизнь - Райан Нэн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На всю жизнь - Райан Нэн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Нэн

На всю жизнь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Кей пришла в бешенство.
Ей захотелось изо всех сил ударить Ника Мак-Кейба прямо в наглый, ухмыляющийся рот. Опасаясь, что не справится с собой, она выхватила у него из рук свою шляпку, резко развернулась и, схватив Керли за ухо, потащила его из салуна. Ошарашенный Керли громко завопил от боли и возмущения. Она как будто не слышала его. В ее ушах звучал лишь низкий насмешливый смех Ника Мак-Кейба, который приводил ее в ярость.
— О-о-о! — выл Керли, когда они вышли на улицу. — Отпусти, Кей. Больно!
— Вот как? И хорошо! — Кей, прежде чем отпустить, пребольно скрутила его ухо.
— Боже всемогущий… у-у… а-а… вот так на, — бормотал Керли, потирая красное, горевшее ухо.
— Так что же? Поминать имя Господа всуе — еще один из твоих грехов? Какие еще есть, Керли? — Кей схватила его за рукав у локтя и грубо подтолкнула вдоль тротуара. — Пьянство! Азартные игры! Богохульство! Ты очень быстро усвоил это, маленький братец! Чему еще ты научился у этого порочного Ника Мак-Кейба?
— Кей, ради всего святого! Люди смотрят, — запротестовал Керли.
— Мать, отец, я, ты — на нас всегда смотрели! — горячо напомнила ему сестра. — Ты не был раньше таким чувствительным!
Кей притащила блудного брата прямо в свои меблированные комнаты на Керни-стрит. Она силком усадила его на единственный в комнате стул, а сама стала вышагивать взад-вперед по крошечному пространству перед ним, стараясь успокоиться. Керли притих, как мышка. Он сидел на стуле, сложив руки на коленях. Как он мог сказать Кей, что был еще один маленький грешок, о котором она не знала?
Еще была Роуз.
Наконец Кей остановилась.
Она встала перед Керли и неожиданно улыбнулась ему.
— Я так люблю тебя, ты ведь знаешь об этом, правда?
— Я знаю, — кивнул Керли. — Мне очень жаль, что так получилось.
— В этом не только твоя вина. Барбари-Коуст — без сомнения, самое порочное место из тех, в которых нам с тобой приходилось бывать. — Кей с легким вздохом честно призналась: — Его порочность как-то… притягивает и… очаровывает.
Голубые глаза Керли раскрылись от удивления и надежды.
— Ты тоже заметила это? Ты понимаешь, почему я…
— Я не чужда человеческих слабостей так же, как и ты, Керли. Надо быть совершенно слепой, чтобы не видеть, что места, подобные «Золотой карусели», не лишены притягательности, могут восхищать и очаровывать.
Кей подумала о смуглом опасном Нике Мак-Кейбе, и у нее по спине пробежал легкий холодок. Она пожала плечами и улыбнулась ободряющей и прощающей улыбкой. Она ласково дотронулась рукой до плеча брата.
— Если бы грех не был притягательным, — тихо произнесла она, — разве было бы так много грешников?
Керли покачал головой:
— Нет, конечно. Я не думал… Я боялся, что ты никогда не поймешь.
— Но я понимаю, как и Отец наш небесный. Он знает об опасностях. Ему ведома неслыханная сила дьявола. Вот почему Библия говорит нам: «Не дай злу победить себя, но победи зло добром».
Керли снова кивнул и улыбнулся в первый раз, как вышел из «Золотой карусели».
— Правильно. Меня только что одолело зло.
— Думаю, что да. — Она с любовью прикоснулась к его лицу. — Но теперь ты оставишь все это позади и…
— Кей, я не могу, — прервал ее Керли.
Кей отдернула руку, как если бы его кожа обожгла ее.
— Что? Не можешь? Ты что, совсем потерял веру?
— Нет, но я потерял свое сердце.
Кей начала говорить, но Керли остановил ее. Он вскочил, взял Кей за плечи и усадил на стул.
Торопясь и сбиваясь, Керли Монтгомери рассказал сестре, что он безнадежно влюблен. Он влюблен в самую милую, самую добрую и красивую девушку на свете. Он боготворит ее, обожает, не может жить без нее.
— А почему ты должен жить без нее? — быстро проговорила Кей.
Испытывая громадное облегчение, оттого что ее дорогой младший братец, несмотря на свой краткий опыт бурной жизни, встретил и полюбил чистую невинную девушку, Кей встала и от души крепко обняла его.
— Керли, я думаю, это замечательно. Когда я увижу ее? Где она живет? Как ее зовут?
— Роуз Рейли, — произнес Керли, уже готовый полностью облегчить свою душу, выложив все как есть. — Роуз… Кей, моя любимая Роуз — она гвоздь программы в варьете клуба «Золотая карусель».
Ноги Кей сделались ватными.
— Дикая Ирландская Роза?
— Ты знаешь ее?


Керли Монтгомери изо всех сил старался отказаться от своей глубокой всепоглощающей страсти к прекрасной Роуз Рейли. И Роуз предпринимала героические усилия, чтобы забыть своего большого рыжеволосого Керли.
Они оба пытались.
Однако ничего из этого не вышло.
Мучительная разлука продолжалась неделю.
Всю эту долгую, одинокую неделю искупающий свою вину майор Керли Монтгомери вышагивал с Армией спасения, проповедовал Евангелие, собирал пожертвования, заботился о бездомных, утешал болящих, постепенно обретая утраченную веру.
Но, Боже, как ему не хватало его дорогой, возлюбленной Роуз. Неотступное желание быть с ней — снова держать ее в своих объятиях — достигло остроты физической боли.
То же самое происходило и с Роуз.
В эти мучительные дни — и ночи, когда они были врозь, — бледная, изнуренная Роуз продолжала вызывать трепет толпы в салуне на Пасифик-стрит. Она прекрасно пела. Она дивно танцевала. Она соблазнительно раздевалась. Она смеялась над шутками клиентов с тугими кошельками. Она пила шампанское за столами богачей. Она очаровывала и завоевывала сердца своей теплотой и юной прелестью.
А сама страдала из-за единственного мужчины на свете — мужчины, в чьих объятиях хотела бы оказаться вновь.
В этот вечер Роуз закончила последнее представление. Ее яркая, но неискренняя улыбка исчезла с лица в ту же минуту, как опустился черный бархат тяжелого занавеса. Она вздохнула, повераулась и быстро ушла со сцены. Не позаботившись даже о том, чтобы переодеться, Роуз накинула на плечи желтый плащ, вынырнула из клуба и устало побрела домой.
Моросил легкий дождь, он шел не переставая весь долгий ненастный сентябрьский день. У Роуз не было зонтика. Капли дождя омывали ее печальное лицо, смешиваясь с горячими слезами, стекавшими по ее холодным щекам.
Замерзшая, несчастная, Роуз Рейли вошла в темный молчаливый дом, в котором она жила вместе с
Керли. В гостиной, когда-то такой уютной, она зажгла все лампы, чтобы в комнате и на душе у нее стало светлее.
Это не помогло.
В углах комнаты прятались тени. Тоска саваном окутывала сердце.
Роуз Рейли не могла больше этого выносить. И она сделала единственное, что могла. Снова надела свой желтый плащ, поспешила к двери и вышла из дома на Валехо-стрит, оказавшись опять в холодной дождливой ночи.
Быстро — насколько позволяли ее танцевальные туфли на высоких каблуках — окрыленная надеждой, Роуз Рейли в волнении шла обратно в сторону Пасифик-стрит. Там она свернула и поспешила вниз, к заливу, где на Драмм-стрит стоял давно заброшенный портовый склад.
В груди Роуз сильно колотилось сердце, у нее перехватило дух, когда она нырнула в полутемное, промозглое, ветхое здание. Она проскользнула в темноте незамеченной и села (на импровизированную скамью за столбом в задних рядах. На стоящем неподалеку деревянном столе был огромный котел с кофе, несколько буханок хлеба, горшочки с маслом и нарезанная ветчина.
Фонари бросали рассеянный свет на немногочисленных прихожан. С десяток мужчин и пара-другая женщин сидели там и сям на импровизированных сиденьях; некоторые из них крепко спали, громко храпя во сне. Другие смотрели не мигая и с открытым ртом слушали мужчину, тихо говорящего что-то с кафедры.
Широко открытые глаза Роуз были прикованы к высокому, внушительного вида проповеднику.
Там, на кафедре, стоял ее стройный, милый, рыжеволосый Керли. Он выглядел по-другому. Старше. Серьезнее. Но все такой же красивый, очень красивый.
Керли носил теперь отличительную синюю униформу армии. Его брюки и куртка хорошо сидели на высокой, худощавой фигуре. Стоячий воротничок его форменной куртки был украшен ярко-красной полоской. На широкой груди красовалась сверкающая серебром буква «S», в которой отражался свет фонарей. Он был без шляпы, и его огненно-рыжие спутанные кудри падали на лоб все так же по-мальчишески дерзко, как она помнила.


В поднятой правой руке Керли держал святую Библию. Как зачарованная, влюбленная в него девушка благоговейно слушала майора Керли Монтгомери, говорившего ровным, уверенным голосом. Со спокойной убежденностью он пытался донести до собравшихся послание надежды и утешения. Он внушал каждой одинокой душе, оказавшейся в этот прохладный дождливый вечер в сумрачном портовом пакгаузе, что всемогущий Господь желает и готов простить всякому его грехи.
Роуз дождалась, пока взволнованная проповедь окончилась, немногочисленная паства была накормлена и пакгауз почти опустел. Тогда она робкими, неуверенными шагами пошла по центральному проходу к кафедре.
Керли собрал свои записи, положил их во внутренний нагрудный карман. Он погасил лампу на кафедре и сошел вниз с возвышения.
Он поднял глаза и увидел ее. Восхитительное видение, приближающееся к нему из темноты. Он взглянул на нее украдкой. В груди бешено застучало сердце. Его юношеское лицо расплылось в широкой улыбке, и голубые глаза засверкали от радости. Он поспешил ей навстречу, взял обе ее руки в свои.
— Роуз, — произнес он голосом, прерывающимся от волнения, — ты пришла. Хвала Создателю.
Вся дрожа, Роуз спросила с ребяческой искренностью:
— Керли, майор Монтгомери, могут ли быть прощены мои прегрешения?
— Прощены и забыты, — мягко уверила ее капитан Кей, выходя из тени, чтобы присоединиться к паре. — Полностью смыты. Как будто их никогда и не было. Роуз, я капитан Кей Монтгомери, сестра Керли. — Кей улыбнулась хорошенькой женщине с каштановыми волосами, с чувством сжала ее руку и добавила: — Надеюсь, что скоро я стану и вашей сестрой.
— А почему бы и не сегодня? — спросил Керли, обхватив Роуз за талию длинными руками и прижимая ее спиной к своей широкой груди. Его губы оказались прямо у нее над ухом, и он произнес: — Выходи за меня замуж, Роуз Рейли. Прямо сейчас. Сегодня вечером.
Роуз радостно закивала головой, а капитан Кей засияла от счастья и гордости.
Еще один триумф армии Бога.
Но и у дьявола были свои преданные войска.
Ник Мак-Кейб был обнаженным, как Адам.
Ник лежал, небрежно растянувшись на мягкой постели с шелковыми простынями в большой, красиво обставленной спальне с высоким потолком.
Шикарный, прекрасной работы гарнитур состоял из мебели в стиле Чарльза X — стола, банкеток и кресел. Наискосок от кровати, на мраморной консоли эпохи Регентства, висело позолоченное венецианское зеркало. Свисающая с потолка люстра из ртутного стекла, как через призму, отбрасывала мягкий свет на элегантную комнату, сделанную на заказ кровать и обнаженного мужчину.
Великолепные занавеси, обрамляющие живописный вид на город и залив, слегка колыхались от прохладного осеннего бриза позднего сентябрьского вечера. Медового цвета стены, а также обилие золота и серебра в украшениях столов, кресел, канделябров и на картинных рамах придавали просторной спальне по-настоящему роскошный вид.
Гладкая смуглая кожа, хорошо развитые мускулы и великолепно очерченные линии обнаженного тела делали лежащего мужчину похожим на изваяние. Присутствие голого мужчины здесь, на сверкающей белизной постели, придавало этой изысканной комнате законченный вид.
На одном из позолоченных ночных столиков у кровати стояло серебряное ведерко с бутылкой охлажденного во льду французского шампанского. Стоявший на другом столике бюст Афины, богини мудрости, был повернут так, что она могла обозревать возлежащего на постели.
Или лежащих.
Мудрой Афине было хорошо видно, что смуглый, обнаженный Адонис, лежащий один на постели, был чем-то озабочен, рассеян, несмотря на то что к нему по пушистому исфаханскому ковру босиком шла его прелестная белокурая подруга.
Ник Мак-Кейб лежал обнаженным в большой белой кровати Адель Паккард в ее особняке на Сакраменто-стрит, что на вершине холма Ноб-Хилл. Адель не была совершенно обнаженной. Но пока она приближалась к Нику, ее невероятно соблазнительная ночная сорочка почти не оставляла простора для фантазий.
Сшитое из мерцающего китайского шелка, не уступающего в белизне ее распущенным волосам, легкое одеяние было распахнуто спереди и прихвачено поясом вокруг тонкой талии Адель. Прелестная сорочка доходила до пола, но имела длинные разрезы с каждой стороны, открывающие ее роскошное тело.
Когда она шла, дразняще-соблазнительная сорочка обнажала ее длинные стройные ноги, выпуклые бедра, часть груди. И даже больше.
Адель намеренно сделала круг по большой комнате, исполняя свой ночной ритуал. Она расчесала перед венецианским зеркалом длинные серебристо-белокурые волосы. Она медленно, осторожно втирала смягчающий крем в кожу стройных рук и ног, чувственно выгибаясь и потягиваясь.
И все это время она разговаривала с безмолвствующим мужчиной, находящимся в постели. Она упомянула открытие оперного сезона. Рассказала о новом ресторане. Пошутила по поводу своего старомодного, строгих правил, брата Патрика.
— Разве тебе не приятно, дорогой, — спросила Адель, наконец присоединившись к Нику, — что один из клана Паккардов переживает небольшое приключение?
Она взобралась на кровать, согнула колени и села на голые пятки. Передняя пола белой шелковой сорочки была крепко зажата между ее матовыми бедрами. Адель с улыбкой посмотрела сверху вниз на обнаженного Ника, встряхнула головой так, что длинные белокурые пряди упали на левое плечо. Она положила ладонь на его упругий плоский живот.
— Ник, — прошептала она томным голосом, — милый, я заставила тебя ждать? Прости меня.
Она опустила голову, наклонилась вперед и начала целовать его влажным открытым ртом в грудь и живот, лаская его языком, чтобы еще больше возбудить. Она подняла и опустила плечо. Белая сорочка соскользнула по обнаженной руке. Именно это ей и нужно было. Мягкая грудь с коралловым соском выскользнула из белого шелкового одеяния и прижалась к груди Ника.
Ник поднял загорелую руку и запустил ее в блестящие белокурые волосы Адель. Он приподнял ее голову, притянул Адель к себе и поцеловал.
После двух страстных поцелуев открытым ртом Ник приподнял Адель, и она оказалась верхом на нем.
Адель засмеялась и встала на колени, чтобы стыдливо убрать сорочку из-под разведенных бедер. Она осторожно раскинула мерцающую шелковую ткань на смуглой поросшей волосами груди Ника и на его животе, игриво пряча от него треугольник густых золотистых завитков и скрывающуюся под ними женскую плоть.
Темноволосая голова Ника оставалась на подушке. Он просунул одну руку под белую шелковую ткань, провел средним пальцем сверху вниз по упругому животу Адель. Она судорожно вздохнула. Ник одарил ее чувственной улыбкой. И стал ласкать то, что было скрыто от его взоров.
Адель прогнулась и громко застонала от удовольствия, В восторге от его умелого прикосновения, она захотела, чтобы именно сейчас он сделал все, чтобы овладеть ею, без ее помощи. И она высвободила руки из соскользнувшего лифа сорочки.
— Делай все, что хочешь, милый, — задыхаясь, прошептала она, — ты делаешь это так хорошо, так умело.
И она подняла обе руки, завела их за голову, сложив кисти замком.
— Да, о да, Ник, — выдохнула она, глядя ему прямо в отливающие серебром глаза, — м-м-м, а-а-х, люби меня.
И Ник стал любить ее.
То, как он занимался с ней любовью, доставляло пылкой Адель невообразимое удовольствие. Она наслаждалась каждым восхитительным ощущением, совершенно потеряв счет времени.
Она все еще держала руки сомкнутыми за головой, а глаза ее были широко раскрыты. Это было невероятно эротично — чувствовать, как руки Ника прикасаются к ней, управляют ею, и не видеть их под белой шелковой тканью сорочки.
Даже когда его твердая, пульсирующая плоть оказалась глубоко в ее теле и он обнял ее руками за талию, Адель все же настояла, чтобы ее сорочка прикрывала его живот.
С одной выставленной из сорочки грудью, раскачивающейся в такт неистовым движениям, Адель Паккард в экстазе двигала бедрами и стонала, объезжая твердую вздымающуюся плоть своего смуглого обнаженного любовника.
Ей нравилось и то, что место, где соединялись их трепещущие тела — где черные жесткие завитки Ника и его напряженное, но бархатистое на ощупь естество соприкасались с ее белокурыми завитками и влажной, мягкой и пылающей плотью, — оставалось стыдливо прикрытым до счастливого завершения акта.
И только после того, как оба они испытали полное удовлетворение, Адель скинула с себя сорочку, отбросила ее в сторону и устало повалилась на постель, счастливо растянувшись рядом с Ником.
Прошло совсем немного времени, когда Адель поняла, что в эту прохладную, дождливую сентябрьскую ночь мысли ее красивого любовника были где-то далеко.
Через несколько минут она уже снова хотела его. Она легла на бок, повернувшись к нему лицом и опираясь на локоть. Затем нарочно прижалась всеми изгибами своего мягкого обнаженного тела к его жесткому смуглому телу. Потом она медленно провела согнутой в колене ногой по его мускулистому бедру, и в то же самое время протянула руку к его паху, осторожно прикоснулась к мужской плоти, умело лаская ее. Безрезультатно. Нахмурившись при виде лежащей в ее ладони бессильной плоти, она испустила вздох разочарования.
— В чем дело, дорогой? — Адель сверху вниз смотрела на его лицо. — Это из-за другой женщины?
— Да, — сказал Ник, протягивая руку за сигарой. — Но не в том смысле, что ты думаешь. — Он прислонил подушку к высокому изголовью кровати и сел.
— В каком же это смысле? — Прижимаясь к нему стройным телом, Адель снова положила на него мягкую руку. Она принялась играть с завитками черных волос, спускающихся по обнаженному животу Ника. — И кто же она?
Ник зажег сигару и произнес, не вынимая ее изо рта:
— Рыжеволосая, надоедливая маленькая спасительница душ с бешеным темпераментом.
— О, капитан Армии спасения?
Ник рассказывал Адель о том, как капитан Кей Монтгомери переманила к себе его вышибалу-англичанина. Ник едва не перекусил острыми зубами сигару пополам.
— Она самая! — Его отливающие серебром глаза сузились. — Вчера вечером Роуз Рейли перешла к ней и вступила в эту чертовую Армию спасения.
Адель пожала обнаженными матовыми плечами.
— Ну и что, ты потерял одну из своих танцовщиц. У тебя много других.
Глаза Ника потемнели еще больше.
— Черт возьми, я не говорю о какой-то там девушке. Роуз Рейли — главная приманка всего Барбари-Коуст.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На всю жизнь - Райан Нэн



замечательная книжечка!!!! правильно говорят -----не суди, да не судим будешь ----
На всю жизнь - Райан Нэнастра
15.03.2012, 10.24





Прочитав этот роман, я ознакомилась с данными о Армии спасения США. До этого я знала только то, что они собирают пожертвования, звоня в колокольчик. Меня восхитила эта организация. Жаль, что такой нет в России. Капитан Кей превосходна. Но ничто человеческое ей ни чуждо. Трудно представить ее дальнейшую семейную жизнь с Ником: ее в роли домохозяйки и его в роли примерного мужа и отца. Но чем черт не шутит.
На всю жизнь - Райан НэнВ.З.,66л.
1.04.2014, 10.07





Честно,я пыталась осилить этот роман до конца из уважения к Райан Нэн,т.к очень симпатизирую этому автору.... Но не смогла,бросила на 35главе! Скучно,предсказуемо,не интересно,затянуто до ужаса!!! Удивляюсь, как может писатель писать столе "разные" романы. ОЧЕНЬ жаль потраченого времени! Моя оценка 5/10.
На всю жизнь - Райан НэнО.П.
4.05.2014, 9.14





Як на мене, нормально, дещо вже зовсім передбачувано. Наприклад, цуценя, якого звуть Мак...До того ж, інтимних сцен у Головн. Героя було більше з іншими, ніж з ГГ, якось не так.rnЗагалом, читається легко. На 9.
На всю жизнь - Райан НэнЛёля
29.05.2015, 22.40





А мне понравилось. Интересный социальный роман. Да хотелось бы мне узнать про их совместную жизнь. Но как говориться противоположности притягивают, поэтому все будет ок. Много интересных жизненных вопросов задето в книге. Поэтому кому то может показаться затянутым, мне так наоборот было приятно читать.
На всю жизнь - Райан НэнАленка
8.08.2016, 13.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100